Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава 15. Динамичная множественность материальной культуры

«Эволюция, подстегиваемая химизацией и локальным повышением радиоактивного фона, грозит создать формы, c которыми будет трудно справиться даже современной технике» (С.С. Шварц)

«Нельзя не прийти к выводу, что в течение нашей жизни планета увидит торможение или даже прекращение многих экологических и эволюционных процессов, которые не прерывались c начала палеонтологической летописи… В течение грядущих веков наши потомки будут либо проклинать, либо восхвалять нас в зависимости от того, … насколько хорошо сумеем сохранить ту биосферу, которую они унаследуют вместе c нашей планетой» (М. Сулей, Б. Уилкокс)

«Как в смирительную рубашку,

Мы природу берем в бетон» (С.А. Есенин)

Историческое развитие человечества протекает в рамках культуры – бинарного множества предметов и явлений организации и развития жизнедеятельности, включающей материальную и духовную культуру. Материальная культура, к которой относится вся материальная деятельность человека, органически и очень сложно связана c духовной культурой, бинарная множественность развития которой описана ниже. Материальная культура создавалась для удовлетворения потребностей человека, и ее основой служила природа (природные материалы, энергия, ландшафты и все их компоненты). Материальная культура человечества, безусловно, эволюционирует: быстро растет бинарная множественность предметов и явлений, их сложность, количество и сложность удовлетворяемых потребностей. Но она растет за счет дезорганизации, деволюции природной среды.

Эволюция материальной культуры человечества такова: человек, как и любое животное, естественным образом использовал доступные природные материалы и самые привлекательные и подходящие ландшафты, вначале – для выживания и удовлетворения простейших биологических потребностей, затем – для создания первых объектов материальной
культуры и для удовлетворения растущих потребностей. Каждое животное потребляет ресурсы природы и выделяет в нее загрязнения, но при этом обычным для взаимодействия является поддержание некоего равновесия, гомеостазиса, когда потребление ресурсов соответствует потенциалу природной среды. Если равновесие нарушается (это наблюдается, например, при чрезмерном росте численности какого-то вида и отсутствии ресурсов в природе для поддержания этого состояния), – происходит элиминация, сокращение численности. Взаимодействие человека c природой постепенно стало неравновесным, природа превратилась в «страдающую» сторону взаимодействия, как объект потребления и вместе c тем территория выбросов загрязнений. Техногенные воздействия человека на природу и на себя как часть природы в течение очень короткого отрезка времени настолько резко возросли, что стали существенно изменять ход естественной эволюции. Поэтому весьма короткий период в развитии материальной культуры (последние 1–2 века) можно назвать техногенной эволюцией (рис. 15.1). Эта эволюция носит разветвляющийся характер, рост множественности технологических прорывов сопровождается разветвляющимися негативными последствиями. Ее отличают от естественной эволюции следующие изменения:

1. Быстрое изменение характера живого вещества, свойств биосферы.

2. Быстрые локальные и глобальные технические преобразования естественных ландшафтов.

3. Быстрое использование невозобновимых природных ресурсов.

4. Изменение материального состава окружающей среды, резкое ускорение потоков веществ.

5. Нарушения и помехи в круговороте веществ.

6. Введение в среду несвойственных ей продуктов – ксенобиотиков. Добавление тяжелых элементов, не свойственных среде.

7. Замена естественной среды и факторов жизни на искусственные. Вытеснение и гибель живой природы.

8. Быстрое сокращение природных территорий и замена их преобразованными антропогенными территориями.

9. Глобальные климатические изменения.

10. Сокращение биоразнообразия, безвозвратное уничтожение видов.

11. Нарушения в экологических факторах (факторах среды). Добавление неизвестных ранее воздействий.

12. Антропогенные помехи в каналах информации и обратной связи.

13. Новые технологии манипуляции жизнью. Воздействия на генетическом уровне. Воздействия на космическом уровне.

pic_15_1.jpg

Рис. 15.1. Древо материальной культуры

Темпы протекания естественной и техногенной эволюций совершенно несопоставимы [29]. Природная эволюция протекает очень медленно по человеческим понятиям (в сопоставлении c продолжительностью жизни человека). Ввиду стремления к удовлетворению потребностей и к получению положительных эмоций человека не удовлетворяли эти медленные изменения, и он постоянно стремился их ускорить, чтобы быстро получить результаты, чтобы они произошли на глазах одного поколения, чтобы человек смог увидеть дело своих рук. Поэтому человек никогда не считался c темпами природной эволюции, всячески ускоряя изменения: сжигал леса, распахивал земли, создавал гигантские искусственные водохранилища, срезал горы, менял течение рек, уничтожал одних животных и разводил других, разрабатывал наиболее богатые и невозобновимые месторождения полезных ископаемых, и т.д. Одновременно, решая практические задачи, удовлетворяя естественное любопытство
и познавая неведомое, человек стремился распространять свои исследования в ранее неизученные области. Человечество смело шло в неведомые области, заглядывало за грань. Эта смелость была основана на описанном выше упрощенном мышлении, не позволяющем предвидеть отдаленные последствия, и на стремлении к однополярным представлениям c обрезанием всего негативного, которое как бы не существовало. При этом каждое новое достижение ставило перед человечеством все новые проблемы, и чем более принципиальным оно было, тем большие тревоги затем вызывало. Развитие большей части человечества определялось и продолжает определяться постоянным расширением и практической безграничностью потребностей. Как уже отмечалось, достижение положительных эмоций, сопровождающее удовлетворение потребностей, – это одно из основных условий развития человечества. Вернее всего, такое развитие является следствием управления со стороны более древних структур мозга, ответственных за эмоциональную сферу. Таковы же истоки отсутствия склонности к предвидению результатов своей деятельности, – они носят явный этологический характер, так как животным и приматам не требовалось дальнее предвидение, и соответствующий механизм не был создан в мозгу.

Например, в соответствии c ростом удовлетворяемых потребностей эволюция индустрии, энергетики и транспорта – важнейших составляющих современной материальной культуры человечества – развивалась в направлении создания технически целесообразных объектов, полностью подчиняющих себе природу и решающих одну из полезных для человека задач. Технические, жесткие (с точки зрения природы) решения порождали новые проблемы, накопление которых привело к глобальному экологическому кризису. «Машина радикально меняет отношения между человеком и природой... Она не только покоряет природные стихии, но она покоряет и самого человека; она не только в чем-то освобождает, но и по-новому порабощает его» (Н. Бердяев). «Мы перестаем быть хозяевами техники и, напротив, становимся ее рабами, а техника – некогда жизненно важный элемент созидания – поворачивается к нам другим своим ликом – ликом богини разрушения…» (Э. Фромм). Как ответ на эти проблемы и негативное разветвление развития, появились предложения и разработки по «мягким» технологиям, более подходящим для природной среды.

В истории человечества техника и технологии развивались по пути от биологических прототипов – «катализаторов» (природных
объектов или явлений, обусловивших появление технического решения) к усложненным решениям, зачастую не имеющим видимого общего c первоисточниками. По мере развития человечества эволюционировали и все объекты современной технической мощи – индустрия, энергетика, транспорт. Для хода техногенной эволюции материальной культуры характерны некоторые общие особенности: от первоначального «мягкого», небольшого по объему и в целом незаметного для природы использования возобновимых источников энергии и ресурсов (материалов и пр.) – к резко расширяющемуся потреблению невозобновимых ресурсов (в том числе источников энергии), к локальному и к глобальному загрязнению среды. В то же время внутри этого гигантского и негативного для природы техногенного комплекса медленно зреют принципиально новые, «мягкие», экологичные решения энергетики, транс-
порта, индустрии.

Интересны идеи о создании полностью природоподобных живых объектов материальной культуры, техники и технологий: «Между собой и природой, как между элементом и системой, образующими целостность высокого негэнтропийного характера, человек помещал бы не какую-то неорганическую прослойку c совершенно другими, сугубо энтропийными качествами, каковой является техника, а столь же высоко организованную подсистему, составленную из живых существ, которая бы не нарушала, а, наоборот, укрепляла, гармонизировала баланс между человеком и природой, способствуя слиянию его c последнею» [62]. Однако, эта живая техника пока неосуществима. Развитие биопозитивных промышленных технологий в будущем, может быть, позволит более экологично переориентировать направление техногенной эволюции, несколько экологизировать ряд современных технологий. В то же время уже сейчас в недрах старых загрязняющих среду технологий созревают новые природосберегающие и природовоспроизводящие решения. Замкнутые технологии, глубокая очистка и утилизация отходов, снижение энергопотребления и материалоемкости, сокращение потребления природных ресурсов постепенно должны стать обычными для всех технологий. Далее могут последовать природоподобные и «умные» технологии, которые рассчитаны на потребление только восполнимых ресурсов и одновременно позволяют накапливать новые антропогенные месторождения и запасать энергию. Негэнтропийные объекты не только могут быть созданы, но они уже существовали и существуют в истории (табл. 15.1).

Таблица 15.1

Негэнтропийные природные и искусственные объекты

Гомеостатическая негэнтропийная живая природа
(флора, фауна)

Искусственные объекты

Поддержание гомеостаза

Первые искусственные объекты (жилище из веток, лодка из коры или дерева, лошадь как средство транспорта, пчелы как «фабрика» меда, и пр.) – полностью негэнтропийны

Природные материалы

Потребление только возобновимых ресурсов

Потребление c учетом ресурсного потенциала территории

Существование в пределах «ниши»

Элементный состав («легкие» элементы»)

Невмешательство, не вытеснение природы

Предоставление «ниш» для флоры и фауны

Участие в различных формах симбиоза и антибиоза

Внесение только усваиваемых средой отходов

Сенсорная экологичность

Вместе c тем нельзя согласиться c утверждением о полной неэкологичности (энтропийности) техники, созданной человеком [62]. Для того чтобы быть негэнтропийными, технические объекты должны быть глубинно подобны объектам природы по взаимоотношениям c остальной природой, то есть подчиняться принципам гомеостаза. Они должны включаться в гомеостатические отношения, не добавлять в природу физические, химические, механические, эстетические и другие загрязнения, отличающиеся по объему и качеству от природных, не вытеснять природу и не занимать чужие экологические ниши, включаться в естественные цепи, предоставлять ниши флоре и фауне, и пр. Между тем пока развитие той части материальной культуры, которая в наибольшей степени влияет на состояние окружающей среды, – урбанизации, промышленности, сельского хозяйства, транспорта, энергетики, – протекает в направлении небольших улучшений и крупных научно-технических прорывов, принципиально не отличающихся от избранных ранее направлений, вызвавших кризисное состояние природы. Каждый раз, когда решалась какая-то большая проблема, человечество в соответствии со своей склонностью к дуальному и даже однополярному мышлению весьма воодушевлялось, полагая, что на этот раз оно получит только положительные результаты. И каждый раз оказывалось, что не были учтены отдаленные негативные последствия. Каждый прорыв в технологиях, каждое появление новейших технологий вначале приближали человека к манящей роли «создателя», но затем вызывали новую головную боль. Сложность новых проблем как результата крупных технологических прорывов резко возрастала. Например, создание двигателя внутреннего сгорания и появление автомобиля в итоге привело к глобальной проблеме загрязнения воздуха. Открытие ядерной энергии вызвало появление мощного оружия и загрязнение среды отходами ядерных электростанций. Создание персональных ЭВМ, виртуального компьютерного мира, заменяющего реальный мир, еще не оценено по возможным и, видимо, реальным негативным последствиям. То же самое можно сказать и о новых технологиях, позволяющих манипулировать c жизнью, в том числе и на чрезвычайно тонком генетическом уровне. В этом же ряду и расширяющаяся урбанизация, приведшая к неизвестным и невиданным ранее размерам урбоареалов, высоте и длине гигантских зданий и сооружений. Одним из реальных правил исторического развития человечества является его неспособность предвидеть будущее как результат своих действий. Отметим важное обстоятельство исторического развития: судя по всему, наряду c существенными изменениями во всех областях жизни и деятельности человека, постоянно охраняются и поддерживаются древние и старые способы взаимодействия.

С одной стороны, человечество постепенно привыкает к мысли о неизбежности определения самим человеком судьбы всего мира, об отсутствии другого выхода, кроме взятия судьбы мира в свои руки и принятия на себя роли Создателя, Бога. С другой стороны, человечество испытывает страх перед возможными новыми опасностями, перед выходом технологий из-под контроля (хотя и бессмысленно говорить обо всем человечестве, действительная оценка человечеством своих действий бинарно множественна). Эволюция человека протекает в поле ограничений и условий, накладываемых историей развития и естественными законами. Продолжаются c нарастающей интенсивностью два важнейших исторических процесса: рост негативных воздействий человека на природную среду, приведший к глобальным экологическим проблемам и к глобальному антропогенному экологическому кризису, первому в истории Земли, и уход человека из полезного для него поля естественного отбора, сопровождающийся ускоренным возрастанием искусственности жизни человека.

Этот процесс необычен для человека, так как он наблюдается впервые в истории и его последствия пока не ясны. Сложность эволюционного процесса подчеркивается его дуализмом, двойственностью [122]. С одной стороны, человек стремится к устойчивому существованию и развитию. С другой стороны, именно неустойчивость – условие динамичного
развития [91]. Результаты развития человечества также двойственны (точнее – множественны). Некоторые небольшие прогрессивно развивающиеся страны достигли достаточно хороших результатов в разумном управлении своей территорией и воспитали законопослушных граждан. Но научно-техническая революция совпала c наиболее значительными войнами в истории человечества; на Земле сохраняется неустойчивость развития, не прекращаются вооруженные конфликты, растут бедность и неравенство, голод и безработица, возникли признаки глобального экологического кризиса. Известно, что все кризисы – это, прежде всего, кризисы мышления. Видимо, причинами кризисного развития человечества и такого же взаимодействия c природой Земли являются особенности его мышления, сложный «триединый» мозг (наличие наряду c неокортексом также и древних систем, в том числе лимбической системы высших млекопитающих и, возможно, всех его предков – рептилий и др.), его двойственность как человека биологического и социального. Определяет ли действия человека абстрактное мышление, если оно окрашивается яркими эмоциями, если «животное» в человеке не отпускает «социальное» от себя? Анализ предыдущего опыта показывает, что есть определенные правила в истории материальной культуры, в разработке и применении новых технологий:

1. Каждое технологическое или научно-техническое достижение (научно-технический прорыв – НТП) человечества сопровождается комплексом негативных последствий.

2. Негативные последствия могут развиваться c запаздыванием.

3. Задачи ликвидации или снижения негативных последствий в итоге приходится решать.

4. Иногда затраты на ликвидацию негативных последствий выше эффекта от научно-технического достижения.

5. Как правило, не удается полностью решить все проблемы предыдущих НТП, поэтому негативные последствия накапливаются.

Развитие идет c разветвлениями (бифуркациями), когда каждый эволюционный, технологический или другой прорыв, порождают через небольшой промежуток времени уравновешивающее (позитивное или негативное) ответвление (рис. 15.2).

Чем значительнее уровень научно-технического достижения, – тем выше уровень негативных последствий. Но многослойный и эмоциональный мозг человека, в котором существенную роль играют древние структуры, поощряющие быстрое принятие простых решений и удовлетворение эмоций, не дает ему возможности предвидеть последствия своих шагов, совершать согласованные и дальновидные действия по управлению собой и природой. Следствием этого стала новая техногенная и зачастую негативная эволюция взаимодействия человека и природы [122]:

1. Растущая замена естественной окружающей среды на искусственную в современных жилищах и городах, разрыв естественных связей между воздействиями на человека природных факторов и реагированием на них.

pic_15_2.jpg

Рис. 15.2. Развитие c последующими разветвлениями

2. Резкое облегчение добывания необходимой пищи, одежды, тепла и удовлетворения растущих потребностей.

3. Растущее отдаление человека в городе от окружавшей его ранее естественной природной среды со всеми ее компонентами – растениями, животными, звуками, запахами, продуктами питания, и пр.

4. Замена естественных чувств на искусственные; вместо всеобщих занятий видами искусства – выделение людей, занимающихся искусством; индивидуальное и искусственное «улучшение» лица и тела.

5. Резкое снижение двигательной активности человека и передача многих функций различным механизмам.

6. Очень отдаленное, практически безграничное (без учета больших расстояний) скрещивание.

7. Растущая агрессивность для человека полей и воздействий загрязненной окружающей среды городов. Создание только энтропийной техники и технологий и жизнь в окружении этой абсолютно противоположной природным негэнтропийным объектам техники.

8. Постепенный выход человека из поля естественного отбора. Перенос сексуального отбора из естественной области физического
соревнования самцов в новую область – интеллектуального, экономического и иерархического соревнования.

9. Прекращение роста массы головного мозга и передача все возрастающего числа функций искусственному интеллекту. Внесоматическое накопление подавляющего объема информации человека.

10. Искусственная поддержка жизни людей c различными наследственными болезнями и возможность появления у них потомства.

11. Возникновение новых распространяющихся болезней, опасных и иногда неизлечимых.

12. Широкое распространение опасных пороков – наркомании, алкоголизма и пр. и возможность появления неполноценного потомства при этих заболеваниях.

13. Постоянно продолжающиеся войны, рост неравенства и несправедливости, нужда и голод, ведущие к вымиранию отдельных народностей, неполноценному питанию и появлению физически и умственно несовершенного потомства.

14. Начинающееся и пока неконтролируемое вмешательство в жизнь на генетическом уровне. Отсутствие реального прогноза этого вмешательства, эйфория от первых успехов.

15. Плохо прогнозируемое применение новых лекарств, пищи и пищевых добавок, не встречавшихся ранее в жизни человека.

16. Сужение области действия альтруизма и растущая замена этого фактора на другие, негативные для развития человечества: зло, агрессия, индивидуализм, эгоизм и пр.

17. Глобальное изменение биосферы и ее компонентов постоянно растущим человечеством на базе идей антропоцентризма. Возникновение глобальных экологических проблем, глобальный экологический кризис. Техногенная эволюция человечества в новой, непривычной среде.

Ярким примером развития c разветвлениями являются периоды мира и войны в истории человечества (рис. 15.3). Вряд ли можно со всей определенностью сказать о точном соотношении и чередовании этих периодов, так как наряду c крупными и длительными войнами («сорокалетняя война», и пр.) постоянно происходили и продолжаются мелкие, локальные военные конфликты, течение и продолжительность которых не замеряются. При этом даже в периоды мировых войн не все государства принимали непосредственное участие в этих конфликтах, всегда сохранялась часть государств и народов, которая не воевала, на территории которых не происходило сражений. После войн всегда следовали мирные периоды, когда страны залечивали нанесенные разрушения, восстанавливали свой потенциал и, как правило, готовились к новым войнам. Чувство агрессии, контролируемое древнейшими структурами мозга, как это очевидно, успешно эксплуатируется во всем мире, хотя страны несут совершенно недопустимые затраты, и мир не может себе позволить тратить существенную долю валового продукта на эту непродуктивную отрасль. Внешне странно, хотя и внутренне обусловлено, что создание такой мощной системы, как ООН, не привело к существенному ограничению вооружений и войн. Будучи погашен в одном месте Земли, военный конфликт неожиданно вспыхивает в другом.

missing image file

Рис. 15.3. Бифуркации развития

История Земли – это история войн, военных конфликтов, особенно в XXI веке, принесшем миру наибольшие научно-технические достижения. Эволюция в методах ведения войн и в вооружениях множественна, но постоянно нарастает степень ее опасности. Если показать на графике периоды войн, в которых участвовала Россия, то заметно разветвляющееся развитие, переход от военных к мирным периодам, и затем – снова к военным (включая и внутренние, феодальные войны, восстания внутри страны (рис. 15.4)).

missing image file

Рис. 15.4. Чередование мирных и военных периодов

Даже в сравнительно недавней истории были яркие примеры агрессивного поведения некоторых наций, считавшихся относительно цивилизованными. Испанские конквистадоры уничтожили древнейшие цивилизации майя и инков, американцы вытесняли и убивали коренное население Америки, многие нации агрессивно подчинили себе африканские народы и территории, и т.д.

Немного на Земле государств, которые не наносили бы агрессивных воздействий своим соседям. Но, как известно, история ничему не учит (налицо одна из особенностей упрощенного мышления). Несмотря на гибель огромного числа людей во второй мировой войне, на огромные людские и материальные потери многих стран, мир после этого уже приближался к третьей мировой войне. Эволюция агрессии, войн, вооружений – это постепенный, а затем – резкий рост агрессивности, мощности вооружений и разрушительности войн (рис. 15.5).

missing image file

Рис. 15.5. Множественная эволюция войн и вооружений

Как и все остальное в эволюции человечества, эта эволюция двойственна. С одной стороны, война – это исключительно негуманное состояние человечества. С другой стороны, агрессия и войны сопровождали человечество в течение всей его истории, многие «лучшие умы» человечества разрабатывали новые вооружения. С одной стороны, подготовка к войне и война требуют вложения колоссальных средств и жизней; c другой стороны, многие новые технологии и материалы были созданы первоначально именно для войны, и только затем стали использоваться в обычной жизни. Наиболее известные завоеватели, агрессоры вошли в историю человечества, многим из них поставлены памятники, их именами названы города и территории, им посвящены тысячи книг и фильмов, за счет их жизнеописаний живут тысячи людей. Самые выдающиеся агрессоры и создатели мощных вооружений заслуживают поклонения масс. Такова во многом нелепая техногенная эволюция войн и вооружений.

Эволюция агрессии и войн, вооружений и средств уничтожения – это один из наиболее негативных аспектов эволюции материальной культуры человечества. Развиваясь быстро и оказывая самое непосредственное влияние на человечество, эта эволюция особенно наглядна, так как именно в последние десятилетия, в XX веке, были применены или испытаны самые мощные вооружения, произошли самые разрушительные мировые войны. Как обычно, отношение к агрессии и войнам, к создателям вооружений и к завоевателям двойственно: c одной стороны, народный эпос часто воспевает завоевателей, придает им яркие черты талантов. С другой стороны, страдания народов неимоверны. С одной стороны, новые и новейшие вооружения исключительно негативны, неприемлемы c точки зрения возможности быстрого и массового уничтожения людей. С другой стороны, в обществе поддерживаются легенды о гениальности ученых и конструкторов – создателей оружия. Их награждают высшими наградами государств, им ставят памятники. Сейчас продолжается разветвляющаяся эволюция войн и агрессии как части материальной культуры, так как:

1. Технологические прорывы позволяют создавать все более эффективные вооружения, вызывающие эйфорию вседозволенности.

2. Правители частично или полностью «опирались на штыки», зависели от уровня военного превосходства над соседями.

3. Начиная со времен формирования орд и племен, военное превосходство над противником позволяло выживать и расширять жизненное пространство, поэтому человек всячески поощрял воинов и превозносил оружие и его создателей.

4. Агрессивность поощряется масс – культурой, вследствие чего человек постепенно становится мало чувствителен к проявлениям агрессии, преподносимой ему ежедневно и в яркой упаковке.

5. Упрощенное мышление и стремление к быстрому удовлетворению растущих потребностей, отсутствие предвидения последствий, поощряют захватнические войны – средство присвоения.

Техногенная эволюция транспорта, направляемая человеком и его потребностями, во многом не соответствовала природным принципам, техногенный этап эволюции привел к появлению разнообразных экологически негативных средств транспорта (рис. 15.6). Негативная техногенная эволюция транспорта может быть переориентирована c учетом природных технологий и принципов. Новые решения должны быть негэнтропийными подобно природным объектам.

missing image file

Рис. 15.6. Множественная эволюция транспорта

Техногенная эволюция индустрии также протекает в направлении роста техноразнообразия, энтропийности, негативного влияния на природу и человека (рис. 15.7).

missing image file

Рис. 15.7. Эволюция индустрии

В соответствии c концепцией разветвляющегося развития, в недрах старых загрязняющих среду технологий созревают новые природосберегающие и природовоспроизводящие решения. Замкнутые технологии, глубокая очистка и утилизация отходов, снижение энергопотребления и материалоемкости, сокращение потребления природных ресурсов постепенно должны стать обычными для всех технологий. Далее должны последовать природоподобные и «умные» технологии, которые потребляют только восполнимые ресурсы и одновременно позволяют накапливать новые антропогенные месторождения и запасать энергию. Разветвляющееся развитие материальной культуры особенно ярко проявляется при крупных технологических прорывах в индустрии, транспорте, энергетике, сельском хозяйстве и других аспектах материальной культуры человечества. Например, изобретение двигателя внутреннего сгорания и автомобилей, автомобилизация мира привели не только к существенным достижениям в ускорении передвижения, но и к загрязнению среды, и, что не менее существенно, – к массовой гибели людей в авариях. Это – не единственный пример противоречивого разветвляющегося уравновешивающего развития материальной культуры (гибель людей, по численности сопоставимая c численностью убитых во многих локальных войнах). Таково же количество ежегодно гибнущих людей в результате технологических аварий и нарушения правил работы.

Так же множественно протекает эволюция энергетики (рис. 15.8). От полностью экологичных методов в начале развития человечества к чрезвычайно «грязным» технологиям и затем – к началу использования экологичных методов – таков разветвляющийся путь развития энергетики.

Развитие энергетики протекает во множестве направлений. Ее. проблемы состоят не только в исчерпаемости большинства современных ресурсов, но и в ограниченности получаемой энергии по тепловому лимиту биосферы. Этот лимит близок к 140–150×1012 Вт, причем нужно учитывать также разницу между охлаждающим и отепляющим антропогенными воздействиями, составляющую около 40...50×1012 Вт. Поэтому будущая энергетика должна быть недобавляющей (то есть не добавлять тепла в атмосферу сверх установленного предела), а также – биопозитивной (использовать для производства энергии только возобновимые ресурсы, применять для производства энергии близкие к природным технологии, выбрасывать в окружающую среду перерабатываемые ею загрязнения в объеме, близком к природному, и др.). В то же время и при использовании возобновимых источников энергии нужно учитывать, что нет абсолютно безопасных и экологически чистых источников.

missing image file

Рис. 15.8. Эволюция энергетики

Во множестве направлений протекает эволюция сельского хозяйства, в том числе агросферы, этой исключительно важной для человека отрасли его деятельности. С одной стороны, сельское хозяйство и рост его производительности оказались мощными факторами постоянного обеспечения человека продуктами питания и создания возможности для его более устойчивого развития (рис. 15.9). С другой стороны, комплекс техногенных воздействий сельского хозяйства на природу Земли оказался исключительно опасным для нее.

Наиболее негативны расширение сельскохозяйственных площадей за счет вытеснения естественной природы, потери свойств почв и загрязнений. При таком быстром росте вскоре может быть преобразована в техногенный ландшафт вся территория суши. И жизнь в этом техногенном, искусственном ландшафте также становится все более искусственной. Расширение вмешательства человека в природную среду, особенно интенсивно происходящее в последние десятилетия, начало существенно изменять сложившиеся тысячелетиями условия естественного отбора и эволюции в целом. Данные о росте воздействий человека на природу и о скорости формирования антропогенно измененных ландшафтов свидетельствуют о том, что при сохранении этих тенденций на Земле в XXI веке суша будет преобразована, не останется территорий «дикой природы». При этом изменятся условия отбора для живых организмов, и для человека.

missing image file

Рис. 15.9 Множественная эволюция сельского хозяйства

Развитие материальной культуры множественно – сохраняются самые простые жилища, самые упрощенные способы производства (например, «домашней» металлургии), наряду c ростом «высоких» технологий. Развитие материальной культуры ведет к изменению природной и социальной сред, что вызывает целый ряд негативных последствий: приближение человека к пределам социальной адаптации, изменение «химизма» внутренней среды организма и рост неврозов, неразрывно связанный c биохимическими процессами в организме [47]. Человек в большом городе устает от скученности, загрязнений, стресса, спешки, что ведет к росту агрессивности, неврозов, заболеваний, потребления лекарств, алкоголя, психотропных веществ, наркотиков. Одновременно человек активно воздействует и на процесс собственной эволюции, собственного естественного отбора. Этот процесс воздействий чрезвычайно многообразен и сложен. Его последствия трудно оценить в связи c тем, что они проявляются очень медленно, веками. Вторгаясь в естественную среду и искусственно изменяя ее, человек быстро (непривычно для обычной скорости эволюции и естественного отбора) меняет условия жизни и взаимодействия живых организмов c окружающей средой; в итоге он существенно меняет протекание эволюции и деятельность естественного отбора, частично принимая его функции на себя и частично вводя его в заблуждение вследствие большой скорости изменений.

«Диалектическое снятие» биологического и усиление «социального» в человеке проявляется в том, что в человеческом обществе прекратилось решающее действие эволюции и естественного отбора в том виде, в каком они действуют в животном мире. Физическая приспособленность уже не играет важной роли, человеческий разум должен компенсировать физическую слабость и неприспособленность. Это – в определенной степени движение к меньшей устойчивости человеческого организма, к его зависимости от средств
цивилизации.

Не рассматривая исторически сложившиеся пути развития, можно попытаться хотя бы кратко проанализировать роль научно-технического прогресса, сопоставить развитие материальной и духовной культуры в наиболее развитых странах c ее состоянием в странах c низким уровнем научно-технологического прогресса или вообще в племенах, оставшихся пока почти без влияния этого прогресса, старающихся противопоставить навязываемому извне образу жизни свой традиционный уклад, свои древние представления (табл. 15.2). Сопоставление показывает, что научно-технологический прогресс не приводит автоматически к полностью прогрессивному развитию; главное здесь то, что «примитивные» племена при их низком уровне жизни не создавали и никогда не создадут опасности для жизни всей природы, они никогда не уничтожат природу и не приведут к вероятности исчезновения невозобновимых ресурсов. Вместе c тем качество их жизни низкое. Налицо некоторое уравновешивание качества жизни и ее последствий для природы, благоприятное для со-
хранения природы.

Вся живая природа находится в гомеостатическом равновесии c окружающей средой, все живые организмы и экосистемы как высокоорганизованные системы обладают значительной негэнтропией. Самоорганизация и саморегуляция природных систем направлены на достижение равенства нулю их энтропии, человеческая же техника полностью энтропийна. Создание совместимой c природой негэнтропийной техники – это, возможно, задача отдаленного будущего (можно ли полагать, что эту задачу удастся решить в «розовом» будущем, не является ли надежда на это будущее обычным уходом от реальной множественности? Разумеется, лучше не надеяться на будущие решения, а стараться сейчас вводить «мягкие» технологии взаимодействия c природой).

Таблица 15.2

Сопоставление развития материальной культуры

Показатель

Цивилизованные страны

Неразвитые
«примитивные» племена

Гомеостаз

Исключается

Поддерживается

Качество жизни в поселениях

Высокое – только в развитых странах

Низкое, но привычное, традиционное

Взаимоотношения c остальной природой

Загрязнение и вытеснение

Уважение остальной природы

Самореализация, смысл жизни и его реализация

Достигаются не часто, на них влияет искусственность жизни

Понятие смысла жизни зачастую отсутствует

Счастье жизни

Достигается не часто, заменяется выполнением привычных обязанностей

Понятие счастья заменяется выполнением обязанностей

Справедливость, равноправие

Стремление к ним и реальная несправедливость

То же

Человеческое общение

Замена естественного общения техническим

Естественное общение

Войны, конфликты

Постоянны

Почти постоянны

Религия, философия, этика

Бинарное множество

Одно учение

Болезни и уровень лечения

Множество болезней и высокий уровень лечения

Преобладание естественного лечения

Продолжительность жизни

В массе высокая

В массе низкая

Глобальное разрушительное влияние на жизнь и природу (элиминация)

Возможно при атомной войне или научно-техническом прорыве

Невозможно

Культура

Разнообразная, сложная, удаленная от масс

Простая, но массовая

Обучение и воспитание

Сложное, требующее больших затрат времени

Простое, в процессе обычной жизни

Техника, орудия труда

Энтропийная и расточительная техника

Простая, негэнтропийная техника

Пища

Разнообразная, иногда чрезмерная (ожирение)

Недостаточно разнообразная, простая

Одежда

Разнообразная, c расточительной модой

Не разнообразная, не расточительная

Красота тела, лица, санация

Искусственная красота, подверженность моде; хорошая санация

Украшение лиц и тел. Низкий уровень санации

Преступность, пороки

Широко представлены в современных обществах

Низкий уровень преступности и пороков

Если разветвляющееся развитие материальной культуры реально, то становится чрезвычайно важным определение возможных негативных последствий разнообразных новых технологических достижений, особенно тех, которые имеют глобальный характер. Однако для этого необходимо корректировать систему мышления человека, стремление к удовлетворению потребностей, что очень сложно и практически мало реально. В то же время следует учитывать незыблемые условия выживания человечества – сохранение большей части природы Земли, ресурсов, естественной эволюции. Если развитие человечества протекает c разветвлениями, то необходимо «мягкое» управление природой, способствующее ее собственным органичным тенденциям развития. «Сложноорганизованным социоприродным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям развития, как выводить системы на эти пути» (И.Р. Пригожин, [91]).

Прекрасно и целесообразно устроенные природные объекты издавна копируются человеком при создании различной техники. Как бы ни развивались взаимоотношения технической и природной сред, как бы ни были губительны для природной среды многочисленные «жесткие» технологии и виды технических устройств – в итоге, как следует из истории, стратегическое направление развития техники – в создании «мягких», биопозитивных природоподобных технологий и видов техники. Биопозитивная техника в идеале должна соответствовать всем принципам биопозитивности, так как именно техника создала многие противоречия между человеком и природой. Биопозитивными должны быть материалы, технологии, объекты техники, способы их утилизации (рециклирования). Только в этом случае, учитывая невероятное множество материалов, технологий, объектов техники, можно рассчитывать на постепенное восстановление
природной среды. В связи c этим интересен анализ техники и технологий в природе, не наносящих ей вреда. Человечество постоянно обращало взгляд на устройство объектов в природе, но вначале следование принципам природы было весьма упрощенным (машущие крылья, одетые на руки человека, и пр.).

Биоморфизм техники базировался на представлении о высокой степени целесообразности структуры и функций живых организмов как следствия длительного процесса эволюции и отбора наиболее жизнеспособных форм, наиболее приспособленных к условиям существования. Техника и технологии развивались по пути от биологических прототипов (или «катализаторов» – природных объектов или явлений, обусловивших появление технического решения) к усложненным решениям, зачастую не имеющим видимого общего c первоисточниками. Развитие биопозитивных промышленных технологий в будущем, видимо, позволит несколько экологизировать ряд современных технологий, и в то же время уже сейчас в недрах старых загрязняющих среду технологий созревают новые природосберегающие и природовоспроизводящие решения. Замкнутые технологии, глубокая очистка и утилизация отходов, снижение энергопотребления и материалоемкости, сокращение потребления природных ресурсов постепенно станут обычными для всех технологий. Далее последуют природоподобные и «умные» технологии, которые потребляют возобновимые ресурсы и одновременно позволяют накапливать новые антропогенные месторождения и запасать энергию.

В настоящее время уже созданы сотни тысяч видов разнообразной техники, во многом копирующей функции живых организмов, но часто по основному параметру (для которого эта техника и создается) превосходящей возможности животных. Широко известные пары «животное – технический объект» чаще всего плохо сопоставимы по выполняемым задачам.

Например, пара «самолет – птица» (рис. 15.10): самолет имеет гораздо более высокую скорость, грузоподъемность, возможность перевозки разнообразных грузов.

В то же время самолет не выдерживает сопоставления c птицей по степени экологичности: при полете современный реактивный самолет сжигает очень много кислорода, выбрасывает в воздух загрязнения (в том числе и звуковые), требует для посадки и взлета существенной площади твердого покрытия на земле, для его создания используются многочисленные невозобновимые ресурсы, он плохо вписывается в естественный круговорот веществ.

missing image file

Рис. 15.10. Сопоставление красоты и целесообразности пары «птица – самолет»

Птица же в этом отношении полностью противоположна технике: она не влияет негативно на состояние природной среды, для ее создания используются только полностью рециклируемые возобновимые ресурсы, она полностью вписывается в круговорот веществ. Еще одно немаловажное обстоятельство в пользу птицы: в связи c очень большой скоростью, нехарактерной для живого мира, самолет в полете убивает некоторых летающих животных при столкновении. Таким образом, технический объект имеет как преимущества, так и недостатки по сравнению c животным. Сопоставим целесообразность самолета и птицы и их красоту. Вспомним, что целесообразность вообще – это соответствие явления или процесса определенному состоянию, определенным требованиям. В природе целесообразность – приспособленность организмов к условиям существования и к выполнению определенных функций их органами. По степени целесообразности, понимаемой как соответствие летающего объекта определенным требованиям, самолет целесообразен. Однако степень его целесообразности становится невелика, если вспомнить, что более полно он соответствует в основном только функции перемещения грузов (да и здесь недостаточная надежность техники приводит к авариям со значительными человеческими жертвами). Если считать, что жизнь человека не может быть оценена материально, если она бесценна, то самолет становится абсолютно нецелесообразным. Впрочем, это замечание относится к почти любой технике, вызывающей гибель индивидуумов, не выполняющих требований техники безопасности или просто вверяющих свою единственную и неповторимую жизнь технике и попадающих в аварии. Можно, таким образом, полагать, что самолет
условно целесообразен, если считать, что жизнь человека может быть оценена (а стоимость жизни человека уже давно является предметом дискуссий и, надо сказать, во многих развитых странах определена).

Степень же целесообразности птицы исключительно велика по сравнению c самолетом: ее организм хорошо приспособлен к условиям существования и к выполнению всех необходимых функций. Количество же функций птицы как животного неизмеримо выше, чем у узко профилированного объекта техники – самолета. Птица – относительно независимое от внешних источников животное (как и большинство животных), она в большой степени самодостаточна. Она сама ищет себе пищу, сама устраивает гнездо, не требует никаких специальных устройств для своего функционирования, размножается, обеспечивает птенцов защитой и пищей до их взросления, и, что особенно важно, полностью вписывается в естественный ландшафт, поддерживая его хорошее, устойчивое экологическое состояние. Как подчеркивает Н.И. Крюковский [62], «сверхзвуковой самолет оплачивает свои скоростные и прочие возможности ценой чудовищной дезорганизации окружающей среды».

Для нормального же функционирования самолета необходимы не только устройство взлетно-посадочных полос и аэропортов, но и добыча полезных ископаемых, большая часть которых – не возобновимые (металлы, нефть), возведение больших заводов по строительству самолетов и их обслуживанию, ремонту. После завершения срока эксплуатации необходима утилизация частей на специальных предприятиях. Самолет требует огромного числа техники, служащей для обеспечения его полетов. Таким образом, целесообразность самолета условна, недостаточна. Для того чтобы быть целесообразным, самолет должен быть сконструирован таким образом, чтобы полностью соответствовать принципам биопозитивности, природным принципам. Красота этой пары в принципе может быть сопоставима, обтекаемые динамичные формы современного самолета напоминают обводы стремительно летящей хищной птицы. Заметим, однако, что остается важной проблемой большой размер некоторых типов самолетов. Это – общая проблема гигантизма современной техники.

В завершение анализа сопоставим показатели экономичности, безопасности и маневренности полета крупных птиц и реактивных пассажирских лайнеров. На одну лошадиную силу двигателей больших пассажирских самолетов приходится более 15 кг массы самолета, тогда как у аиста – 135 кг, у орла – 70 кг. При дальних миграциях птиц они пролетают безостановочно огромные расстояния: бекасы, например, при перелете из Японии в Австралию – около 5000 км, а кроншнепы, гнездящиеся на Аляске и зимующие на Таити – около 9500 км.

Машущий полет птиц, отобранный природой как целесообразный, отличается высокой надежностью. Птицы планируют, используют потоки воздуха. Они могут взлетать практически c места, даже c дополнительным грузом (это объясняется образованием вихрей на нижней поверхности широкого вогнутого крыла, сообщающих крылу скорость, направленную противоположно движению крыла). Они могут пикировать на добычу со скоростью (сапсан) до 360 км/ч, после чего мгновенно менять направление полета. Некоторые птицы могут кувыркаться и вращаться в воздухе, летать боком и назад, висеть в воздухе. При этом мозг птиц постоянно обрабатывает поступающую информацию о характеристиках полета, движении воздуха и пр. По этим характеристикам птицы целесообразнее, чем самолет.

Сопоставим другую пару «животное – технический объект»: лошадь и автомобиль (рис. 15.11). Здесь заметны те же отличия, которые рассмотрены выше: лошадь имеет менее значительные по сравнению c автомобилем показатели грузоподъемности и скорости, а также дальности перевозки. Лошадь (имеется в виду домашнее животное, используемое как средство транспорта) требует для обеспечения своей нормальной эксплуатации гораздо меньше специальных устройств и техники, обеспечивающей эту эксплуатацию. Дешевые сооружения для ночевки, подножный или другой сравнительно доступный корм, недорогие устройства для перевозки людей или грузов – это практически все, что требуется для лошади. Дороги при этом могут быть и грунтовые.

missing image file

Рис. 15.11. Сопоставление пары «лошадь – автомобиль»

Все остальные проблемы лошадь как целесообразное создание природы решает сама: от размножения до ухода за новорожденным детенышем, от поисков пищи (при надобности) до коллективной защиты от хищников, от необходимой гигиены до поддержания своего тела в работоспособном состоянии.

Для лошади характерны гомеостатическое равновесие со средой и высокая негэнтропия. Для автомобиля – сжигание кислорода из атмосферы, выброс загрязнений, дезорганизация среды, низкая негэнтропия. Обычный автомобиль не поедет в любом направлении. Для эксплуатации автомобиля нужны хорошие дороги, герметично опоясывающие землю и исключающие всякую жизнь в почвенно-растительном слое. Огромен объем работ по добыче ископаемых, нужных как для изготовления автомобиля, так и для его эксплуатации, по строительству гигантских автомобилестроительных заводов, по созданию сети заправочных станций и ремонтных мастерских, по поиску возможности рециклинга или по простому созданию свалок использованных автомобилей и их резиновых колес. Но этого мало: одна из основных городских проблем сейчас – это создание мест стоянки автомобилей. Автомобиль в буквальном смысле слова «съедает» площадь города и его воздух. Как и в первом случае (птица – самолет), существенно отличаются движители: у лошади – передвижение бегом (шагом), у автомобиля – при помощи колеса. В природе нет колесного способа передвижения. Передвижение при помощи ног (шаг, бег, прыжки) – довольно быстрый способ (гепард развивает скорость до 110 км/ч, правда, на коротких отрезках). Это – и достаточно надежный способ, которому не нужны специально устроенные дороги. Оценивая целесообразность пары «лошадь – автомобиль», отметим, что лошадь целесообразна настолько же, насколько высоко целесообразны высшие животные. Она экологически целесообразна, потому что вписывается в естественный кругооборот веществ, органично существует в природной среде без негативного воздействия на нее.

В отличие от нее автомобиль служит основным источником загрязнения воздушной среды в современном городе. Он не только сжигает необходимый городу кислород, но и выбрасывает массу загрязнений в воздух, в почву. При быстром передвижении в летнее время автомобиль убивает множество насекомых и мелких животных. К сожалению, для автомобиля характерен и очень крупный недостаток – уничтожение людей в авариях. Автомобиль вносит крупный негативный вклад в хорошее состояние природной среды. Автомобиль гораздо в меньшей степени автономен, чем лошадь, и только начинает снабжаться «умными» устройствами типа искусственного мозга. Поэтому целесообразность автомобиля может быть оценена только как условная, очень далекая от природной целесообразности. В то же время красота современного автомобиля сопоставима c красотой лошади, его динамичные формы несколько напоминают природные формы жуков, цвета также близки к оригинальной окраске насекомых (металлические оттенки разного цвета).

Таких пар «животное – технический объект» достаточно много, и иногда объекты техники даже получают имена тех животных, на которые они похожи: например, подводная лодка – акула, вертолет – стрекоза, землеройный агрегат – крот, дом – улей, тяжелый самосвал – бизон (или другой мощный зверь), танки – тигры, пантеры и другие хищники, боевой вертолет – черная акула, и т.д. При этом объект техники зачастую использует принцип действия животного: например, принцип движения земляного червя (животного, отмеченного как образец безобразного известным философом Вл. Соловьевым) для создания механизма, образующего скважину под землей для прокладки коммуникаций.

Рассмотрим пару «мощное животное – тяжелый механизм для перевозки грузов». В качестве примера мощного животного можно взять слона, а роль тяжелого механизма может исполнять тяжелый самосвал. Слоны, кстати, издавна используются человеком для переноски тяжелых грузов. Как и в предыдущих примерах, слон как животное, находящееся в равновесии c природной средой, не вносит в нее никаких неперерабатываемых загрязнений, не требует для своего воспроизводства никаких дополнительных заводов, не нуждается в добыче невозобновимых ресурсов для поддержания жизнедеятельности, и, что очень важно, он повышает степень организованности природной среды, противостоит энтропии, он негэнтропиен.

Тяжелый самосвал, напротив, черпает силы у природы за счет дезорганизации природной среды, он не противостоит энтропии, а, напротив, плывет по ее течению. Для его хорошего функционирования необходимо обеспечение огромного круга материалов, изделий, зданий и сооружений: заводы по производству грузовиков и комплектующих, гаражи c техническим обслуживанием, горючее, станции для его заправки, огромный комплекс по добыче, доставке и перегонке нефти, разнообразные специальные предприятия и заводы (стекло, шины, пластмасса и пр.). К этому нужно добавить необходимость строительства специальных дорог. Таким образом, по основным характеристикам взаимодействия c природной средой животное рационально, а машина – полностью иррациональна. В то же время она может считаться условно рациональной, так как выполняет возложенные на нее функции перевозки грузов. По красоте современный самосвал может считаться достойным соперником животного, если его формы достаточно аэродинамичны, наблюдается некоторое природоподобие общего облика самосвала мощному животному (носорогу, быку, слону), и в то же время форма его корпуса подобна жуку c соответствующей раскраской, фарами (глазами) и пр.

Последняя рассматриваемая пара – это предметы природы и техники для передвижения в воде: «дельфин, рыба – подводная лодка (или корабль)» (рис. 15.12). Животные прекрасно приспособлены к жизни и к передвижению в водной среде: у них обтекаемые водой формы, движутся и маневрируют они при помощи хвоста, плавников и тела; скорость и маневренность достигаются, как и многое в природе, не за счет мощности «двигателей», а путем рациональной борьбы c сопротивлением воды. Очень интересно устроена кожа у многих водных животных: она «антитурбулентна», так как имеет эластичный внешний слой и более плотный внутренний. Была даже разработана специальная природоподобная обшивка «ламинфло», снижавшая сопротивление воды. Но еще при большой скорости, например, дельфина, на его теле наблюдается волновое движение кожного покрова, гасящее вихри, возникающие при высоких скоростях.

Особое строение тканей плавников, комплексные кровеносные сосуды в плавниках также позволяют мгновенно менять их упругость. Некоторые рыбы (тунцы, например) выделяют специальную слизь для снижения сопротивления воды. В итоге скорость отдельных рыб поистине фантастична: меч – рыба достигает скорости до 140 км/ч! В действительности за миллионы лет путем естественного отбора накоплено значительно больше целесообразных особенностей строения водных животных, позволяющих им весьма экономичными способами достигать существенных скоростей передвижения. При этом, как и любые животные, они не наносят ущерба окружающей среде, находятся в равновесии c природой, автономны (всем необходимым обеспечивают себя сами), отходы их жизнедеятельности и они сами после выполнения функций полностью перерабатываются без какого – либо загрязнения среды. При передвижении они не действуют губительно на других водных животных, за исключением необходимой им пищи. Они не давят и не режут попавшихся случайно на пути их следования животных. Они таким образом повышают степень организованности среды. В противоположность им корабль (надводный или подводный), хотя и создается c обтекаемыми формами, похожими на формы рыб, абсолютно отличается по способу достижения цели и по влиянию на природную среду (кроме, пожалуй, парусника или весельного судна).

Как и любому техническому объекту, кораблю (подводной лодке) свойственны основные крупнейшие недостатки: мощная дезорганизация природной среды, выброс загрязнений (в воздух и в воду), затраты больших мощностей двигателей для достижения достаточно высоких скоростей (низкая экономичность движения в сопоставлении c животными).

missing image file

Рис. 15.12. Сопоставление красоты и целесообразности пары
«касатка, рыба – судно»

Для создания и ремонтов корабля, для его снабжения топливом требуется организация большого числа предприятий – от судостроительных и судоремонтных верфей и до нефтедобывающего и перерабатывающего комплекса. К этому необходимо добавить строительство разного рода предприятий по обеспечению различными материалами и деталями, свойственными только водному транспорту.

Коснемся еще одной важной проблемы, негативной именно для водного транспорта. Речь идет об авариях, достаточно частых и в прежние века (когда транспорт был парусным), и сейчас, в век металла и автоматики. Недостаточная надежность очень сложных технических систем и неожиданные природные воздействия (штормы, ураганы) приводят к авариям, причем иногда эти аварии усугубляются наличием на борту судна опасного содержимого – от нефти и опасных загрязнений – отходов деятельности химических и других предприятий, и до ядерных реакторов, используемых как силовые установки. Военные суда столь же регулярно тонут c взрывоопасным или химически опасным содержимым на борту. После этого, если опасное содержимое ушло на дно, в течение многих лет сохраняется вероятность его попадания в воду, затем – в водные организмы, и далее – по пищевой цепи. Оно много лет может разноситься подводными течениями и загрязнять морскую (речную) воду. Гораздо неприятней разлив содержимого по поверхности воды после аварии: так как в строительстве судов процветает «гигантизм», то и выливается сразу очень много нефти, мазута и пр. Опыт уже происшедших аварий c нефтеналивными танкерами показал, что при этом наносится исключительный по своим размерам и последствиям ущерб природе моря: страдают и водные животные, и птицы, и донные животные. Экосистема прилегающего к месту аварии моря в течение длительного времени восстанавливается, но последствия могут сказываться десятки и сотни лет.

Последняя достаточно острая проблема c оценкой целесообразности водного транспорта в рассматриваемой паре «животное – объект техники» в том, что моторное судно губительно для многих водных животных, не успевающих ускользнуть от разящих лопастей бешено вращающихся винтов. Губительно оно, к сожалению, иногда и для тех людей, которых оно перевозит. Причем чем более гигантским сделано судно, – тем опаснее по последствиям авария. Парусные суда не имеют многих недостатков моторных судов. Они гораздо более экологичны.

Большие надежды в конструировании биопозитивной техники возлагаются в настоящее время на «умную» (интеллектуальную) технику, или, точнее, «мягкую» и целесообразную технику, о которой уже упоминалось в гл. 14. В настоящее время «умные» объекты техники и технологии достаточно широко разрабатываются и частично применяются в различных отраслях: на одном из первых мест идет военная промышленность. В состав всех «умных» объектов техники входят датчики, микропроцессор c экспертными системами в его памяти и исполнительные механизмы – эффекторы. Существеннейшими частями «умной» техники являются датчики-рецепторы и экспертные системы. По мере разработки принципиально новых типов датчиков – рецепторов появляются новые, все более широкие и необычные возможности создания «умной» техники.

В экологичных объектах «умной» техники, целью создания которых должна быть экологизация техносферы и повышение надежности техники,
снижение вероятности отказов и аварий, рецепторы должны давать соответствующую экологическую информацию о состоянии окружающей среды, ее загрязнениях. Поэтому все без исключения типы датчиков и контрольно-измерительных систем могут быть использованы при создании «умной» техники: системы и приборы контроля загрязнения воздуха, воды, почв, животных и растительных организмов; контроля выбросов и отходов, шумовых и электромагнитных загрязнений и др.

Можно подвести такой итог сопоставления красоты и целесообразности объектов живой природы и техники: пока техника никак не может конкурировать по степени целесообразности c природой. В большинстве случаев природные объекты устроены значительно более целесообразно, чем технические. Самое главное их отличие в том, что они повышают степень организованности среды, органично вписаны в природную среду, являются органичной частью природных экосистем и не вносят никаких опасных загрязнений. Внешняя красота технических объектов иногда вполне сопоставима c красотой животных или других объектов природы, но это бывает только тогда, когда технический объект в той или иной степени природоподобен, причем это природоподобие носит глубокий характер (не просто подражание форме, а изучение и использование зависимости формы от функции природного объекта) (рис. 15.13). У человечества впереди этап огромной сложности: создание глубинно природоподобных технических объектов, которые не нарушают природную среду. Техногенная эволюция материальной культуры привела планету к экологическому кризису, опасность которого велика, несмотря на то, что состояние неустойчивости может быть условием развития. Человек не относится c уважением («мягко») к природе, находящейся в состоянии неустойчивости, хотя ее поведе-
ние непредсказуемо.

«Возникновение разума породило для человека дихотомию, принуждающую его вечно стремиться к новым решениям.… Каждая достигнутая им стадия оставляет его неудовлетворенным и озадаченным, и сама эта озадаченность вынуждает его к новым решениям» (Э. Фромм). В соответствии c концепцией разветвления наступило время перехода к «мягким» новым решениям – условию исключения кризиса и сохранения природы Земли, жизни на ней. Техногенная эволюция материальной культуры поставила важнейшие вопросы жизни и деятельности человека, на которые пока нет точного ответа.

missing image file

Рис. 15.13. Экологичные природоподобные объекты – дирижабль, парусное судно

Развитие материальной культуры множественно, оно протекает c разветвлениями, в ходе которых происходит уравновешивание ветвей. Должно быть вызвано к жизни разветвление материальной культуры в направлении ее экологизации. Для этого необходима экологизация мышления, что наиболее сложно для человека, так как мозг – самый консервативный орган, а развитие человека определяется в первую очередь стремлением к удовлетворению потребностей. Деволюцией материальной культуры можно считать, энтропийность всей современной техники и технологий, существующих за счет дезорганизации природной среды. Эволюция материальной культуры протекает параллельно c ее постоянной деволюцией.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074