Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

УГОЛОВНОЕ ПРАВО РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН Особенная часть

Бекмагамбетов А.Б. А. Б., Ревин В. П., Ревина В. В.,

§3. Злоупотребление должностными полномочиями лицами, осуществляющими правосудие или досудебное расследование

Если предыдущий параграф был посвящен «внешним» посягательствам на интересы правосудия или предварительного расследования со стороны лиц, заинтересованных в том, чтобы помешать законному и справедливому разрешению дела, то в данном параграфе предполагается рассмотреть ответственность за посягательства на эти интересы со стороны должностных лиц, которым доверена их реализация. Очевидно, что это обстоятельство еще более усиливает общественную опасность посягательств, что учтено в санкциях большинства составов (ст. 344-347, 347-1, ч.2 и 3 ст. 348, ст. 349 и 350 УК РК).

Верховный Суд РК отмечает: «О том, что должностные лица, по вине которых граждане незаконно задерживались, на длительное время лишались свободы, подвергались насилию, что зачастую приводило к самооговору, остаются по существу безнаказанными, свидетельствуют и статистические данные за изучаемый период.»3.

1Лицо осуждено за клевету в отношении судьи в связи с рассматриваемым делом, соединенную с обвинением судьи в совершении тяжкого преступления: постановление 1-31-2015//Бюллетень Верховного Суда РК. -2016. -№7. -С. 74.
2Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г. , N 22, ст. 328.

1См. : Рагулин А. В. , Петров Д. В. Механизм уголовно-правовой охраны прав российских адвокатов нуждается в совершенствовании//Современные проблемы и тенденции развития уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Республики Казахстан: Мат-лы международ. науч. -практ. конф. : в 2-х т-х/Отв. ред. С. Е. Еркенов, И. Ш. Борчашвили, Ю. М. Антонян, С. В. Гирько. -Караганда: КарЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2009. -Т. 1. – С. 396-399.
2См. : Уголовное право Республики Казахстан. Особенная часть. Курс лекций. Кн. 2/ Под общ. ред. И. Ш. Борчашвили. – Алматы: Жеті Жарғы 2006. -С. 499.
3См. : Обобщение судебной практики по вопросу «Применение некоторых норм уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан об обеспечении прав и свобод граждан в уголовном процессе» (неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений)//Бюллетень Верховного Суда. -2010. -№4. -С. 58.

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 412 УК РК).

Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения уголовных дел. Основанием считать указанные в статье действия уголовно-наказуемыми является заведомая невиновность лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Объективная сторона выражается в вынесении постановления о предъявлении обвинения (привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновного в качестве обвиняемого): а) предъявлении его лицу либо б) объявлении на основании этого постановления розыска или совершении иных действий, если лицу по неизвестности местонахождения или другим обстоятельствам постановление не может быть объявлено. Рассматриваемое деяние выражается в привлечении к уголовной ответственности при отсутствии доказательств виновности либо при наличии в деле доказательств невиновности привлекаемого лица. Привлечением к уголовной ответственности надо считать также соответствующие акты, выносимые судом по делам, расследуемым в протокольной форме, а равно – по делам частного обвинения. Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, даже с указанием фамилий лица, в отношении действий которого оно возбуждено, не является актом привлечения к уголовной ответственности. В то же время проблемная ситуация возникает при отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям или при прекращении его по этим основаниям без предъявления обвинения. Поскольку в этих случаях, по существу, хотя и с согласия лица, констатируется факт виновного совершения общественно опасного деяния, отвечающего всем признакам состава преступления, представляется, что и здесь речь идет о привлечении к уголовной ответственности, но с последующим освобождением от нее.

Деяние считается оконченным с момента вынесения постановления о привлечении заведомо невиновного в качестве обвиняемого и предъявления обвинения. Пример: оправданный приговором Атырауского областного суда от 1 августа 2008 года Т. , обвиняемый в изнасиловании потерпевшей С. и ее убийстве, был задержан сотрудниками Атырауского ГОВД под предлогом доставки в вытрезвитель, а фактически доставлен в РОВД. В нарушение ст. 134 УПК Т. не только не разъяснили его процессуальные права подозреваемого, предусмотренные ст. 68 УПК, а в течение суток подвергали психическому и физическому насилию, в результате чего добились от него признания вины в преступлениях, к которым он был не причастен. Протоколы задержания Т. , его допроса в качестве подозреваемого, проверки его показаний на месте были оформлены с грубейшими нарушениями.1.

Прекращение дела прокурором либо постановление судом оправдательного приговора не освобождает виновное должностное лицо от ответственности за деяние.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом, что вытекает из указания в законе на «заведомость». Это понятие является критерием для отграничения данного деяния от случаев незаконного привлечения к уголовной ответственности в силу халатности или необоснованного убеждения, возникшего из-за одностороннего собирания доказательств или подхода к их оценке в результате увлеченности одной из версий, неопытности, фальсификации доказательств заинтересованными лицами и т.д. Заведомость – означает не просто сомнение в виновности лица, а убеждение, знание, что оно не могло совершить преступление.

Рассматриваемое деяние имеет несколько специальных субъектов. Это следователь, лицо, производящее дознание, прокурор. По делам частного обвинения и с протокольной формой досудебной подготовки субъектом рассматриваемого деяния может быть и судья.

Квалифицирующим обстоятельством данного деяния (ч.2) является привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности с обвинением его в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 11 УК РК).

Заведомо незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 413 УК РК).

Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения уголовных дел.

Объективная сторона данного деяния заключается в действиях прокурора, следователя или лица, производящего дознание, выражающихся в незаконном освобождении от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Конкретные действия указанных должностных лиц состоят в вынесении процессуального решения (в данном случае о прекращении дела или отказе в возбуждении) с освобождением лица от уголовной ответственности.

Этот состав является своеобразным «антиподом» состава ст. 412 УК РК. В частности, предусмотрен тот же круг специальных субъектов; тот же характер субъективной стороны. Как и при привлечении к ответственности заведомо невиновного, цели и мотивы здесь определяются различными видами личной заинтересованности – корыстными, карьеристскими, клановыми, связанными с давлением и т.д.

Вместе с тем в отличие от предыдущей статьи УК РК рассматриваемый состав: а) не имеет квалифицирующего обстоятельства; б) упоминает не только обвиняемого, но и подозреваемого (задержанного или арестованного до предъявления обвинения); в) не содержит признака заведомости (умышленности) деяния, но подразумевает его.

Заведомо незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 414 УК РК).

Согласно ст. 16 и 17 Конституции РК каждый имеет право на личную свободу и личную неприкосновенность. Предусмотренное данной статьей преступление посягает на конституционные права граждан. В сфере защиты конституционных прав граждан, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства органы прокуратуры добились четырехкратного снижения числа лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности с 159 до 37, в пять раз сократились факты незаконного содержания под стражей с 50 до 10 и в пятнадцать раз – незаконного задержания с 79 до 51.

Законность названных процессуальных действий определяется наличием условий и содержанием процедур их осуществления, предусмотренных Конституцией РК (ст. 16) и иным законодательством (например, ст. 128, 131 Уголовно-процессуального кодекса РК).

Заключение под стражу требует санкции прокурора и решения суда, допускается только при наличии предусмотренных УПК РК оснований и на установленные законом сроки, продление которых в свою очередь имеет свои законные основания и процедуру. Задержание может быть уголовно-процессуальным и административным. В обоих случаях исчерпывающе определены основания, порядок и круг должностных лиц, имеющих право задержания. При оценке законности административного задержания надо иметь в виду, что специальные законодательные акты могут устанавливать продленные сроки задержания по сравнению с основным сроком, зафиксированным в Кодексе РК об административных правонарушениях (например, при задержании за нарушение пограничного или таможенного режима).

С объективной стороны незаконное задержание есть краткосрочное лишение свободы подозреваемого (обвиняемого) по уголовному делу или лица, привлеченного к административной ответственности, иного лица в связи с уголовными или административными делами. Это касается свидетеля, потерпевшего, родственников подозреваемого и др. , при отсутствии оснований, исчерпывающе перечисленных законом, или (и) с нарушением установленной процедуры (например, без составления протокола), или (и) с нарушением предельных сроков. Незаконное заключение под стражу будет иметь место при отсутствии предусмотренных законом оснований или с нарушением процессуальной процедуры. Незаконное содержание под стражей есть продолжение лишения свободы лица вопреки истечению срока или предусмотренному законом порядку оформления помещения под стражу или содержание его в месте и условиях, противоречащих действующему уголовно-процессуальному закону.

В п.2 нормативного постановления №7 Верховного Суда РК от 28 декабря 2009 года «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания» указано: «Лицо, подозреваемое в совершении преступления, может быть задержано лишь при наличии условий, оснований и мотивов, предусмотренных статьями 132 и 134 УПК. Незамедлительно, но не позднее трех часов после фактического задержания, лицо должно быть передано следователю или дознавателю для решения вопроса о его процессуальном задержании. Задержанному лицу в соответствии со ст. 134 УПК сообщается, в чем он подозревается, и разъясняются предусмотренные статьей 68 УПК права подозреваемого, в том числе его право пригласить защитника с момента задержания, давать показания по поводу имеющегося подозрения, либо отказаться от дачи объяснений и показаний. Эти действия следователя (дознавателя) отражаются в протоколе задержания. Под фактическим задержанием следует понимать лишение лица возможности свободно передвигаться и совершать иные действия по своему усмотрению (захват, физическое удержание, закрытие в помещении, принуждение пройти куда-либо или остаться на месте и т.п.)»1.

Примеры: Только через 16 суток после фактического задержания следователем ОВД Р. был составлен протокол в отношении К. , задержанного с наркотиками. С нарушением срока на 5 суток после фактического задержания следователь Жуалынского РОВД А. оформил протокол в отношении Т. Обвиняемая в совершении преступлении, предусмотренных ч.3 ст. 259, ч.2 ст. 250 УК РК П.была задержана, а протокол об этом составлен лишь через 5 дней. Вследствие этого не соблюдалось требование ч.1 ст. 134 УПК о произведенном задержании письменно сообщать прокурору в течении двенадцати часов с момента составления протокола задержания1.

Часть 4 ст. 414 УК РК предусматривает ответственность за умышленное несообщение родственников подозреваемого о факте задержания и месте нахождения либо незаконный отказ в предоставлении информации о месте содержания лица под стражей гражданину, имеющему право на получение такой информации, а равно в фальсификацию времени составления протокола задержания или времени фактического задержания.

Субъект уголовного правонарушения – специальный – должностные лица (прокурор, следователь, лицо, производящее дознание), правомочные производить административное и уголовно-правовое задержание, принимать и утверждать (санкционировать) решения о заключении под стражу, принимать решения о содержании под стражей, несмотря на отсутствие законных оснований, сроков и процедур или их нарушение.

Субъективная сторона уголовного правонарушения характеризуется прямым умыслом. Целенаправленность и мотивация те же, что и указанные для деяний, предусмотренных предыдущими статьями.

Рассматриваемое уголовное правонарушение имеет квалифицирующее обстоятельство в виде наступления тяжких последствий. Речь идет о длительном лишении свободы невиновного человека, тяжком или средней тяжести вреде здоровью в результате незаконного лишения свободы, тяжком психотравмирующем воздействии на близкихлиц, самоубийстве или попытке к нему, крупном материальном ущербе и т.д.

Принуждение к даче показаний (ст. 415 УК РК).

Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения уголовных и административных дел.

Объективная сторона выражается в совершении запрещенных Конституцией РК (ст. 16, 78) действий, которые выражаются в принуждении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения.

Под принуждением имеется в виду физическое или психическое воздействие в указанных в норме способах (путем угроз, шантажа, иных незаконных действий, насилия).

Сразу же возникает вопрос, имеет ли в виду рассматриваемая статья только воздействие на лиц, имеющих по закону право отказаться от дачи показаний (обвиняемый, подозреваемый, лица, обладающие конституционным правом не давать показаний против себя или близких, а равно показаний с нарушением адвокатской или конфессиональной тайны). Или имеется в виду и принуждение к даче определенных показаний? То обстоятельство, что законодатель упоминает о потерпевшем и свидетеле вообще, а не о случаях, когда они по закону могут отказаться от дачи показаний, как и упоминание о принуждении эксперта к даче заключения говорят в пользу второго более широкого толкования объективной стороны рассматриваемого состава.

Понятия угрозы, шантажа, физического насилия, издевательств или пытки рассматривались ранее.

Субъект рассматриваемого деяния является специальным: лицо, производящее дознание, следователь, прокурор. Поэтому принуждение к даче показаний со стороны судей влечет ответственность по общим статьям об уголовных правонарушениях против интересов государственной службы, а лица, оказавшие им содействие в принуждении к даче показаний, привлекаются к ответственности как соучастники этого преступления.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Целенаправленность и мотивация здесь связаны преимущественно с карьеризмом или ложно понятыми интересами службы.

Применяя ст. 415 УК РК, следует жестко отграничивать ее от законных действий должностных лиц, собирающих доказательства. Они вправе, в частности, разъяснять значение показаний для установления истины, моральные и правовые последствия лжи; вправе использовать для установления доверительных отношений с допрашиваемыми лицами, рекомендации криминалистики и юридической психологии. Незаконно именно физическое или психическое насилие. Но к числу его видов относятся и такие формально не противоречащие закону действия, как перевод в камеру с заведомо агрессивными заключенными, угроза задержания близких, временное прекращение приема передач и т.д.

Поскольку состав ст. 415 УК РК исчерпывается совершением предусмотренных в нем действий, последствия в виде причинения психического, физического, имущественного вреда требуют квалификации содеянного по совокупности при условии доказанности умышленной вины либо двух форм вины в отношении последствий.

1Бюллетень Верховного Суда РК. -2010. -№4. -С. 53.

1Даулбаев А. Роль и задачи прокуратуры в реализации инициированных Главой государства пяти институциональных реформ//Заң және заман. -2016. -№1. -С. 4.

1Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Казахской ССР, Пленума Верховного Суда Республики Казахстан, нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан (1968-2014 годы). – Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2015. -С. 547.

1Бюллетень Верховного Суда РК. -2010. -№4. -С. 53.

Фальсификация доказательств и оперативно – розыскных, контразведывательных материалов (ст. 416 УК РК)1.

Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения гражданских, уголовных и оперативно-розыскных, контрразведывательных материалов сотрудником органа, осуществляющего такую деятельность. Как отмечает Верховный Суд РК на практике сотрудники органов уголовного преследования, уличенные в фальсификации доказательств, привлекаются к уголовной ответственности крайне редко, о чем свидетельствуют статистические данные. По вступившим в законную силу приговорам осуждено лиц по ст. 348 УК: в 2007 г. – 6 (из них по ч.1 – 2); в 2008 г. – 7 (из них по ч.1 -1, по ч.2-2, по ч.3-4); за 6 месяцев 2009 г. – 1 (по ч.1)2.

Специфика объективной стороны данного деяния связана, прежде всего, с самим понятием «фальсификация», которое предполагает действия по сознательному искажению доказательственного материала, направленные на то, чтобы обеспечить принятие неправильного решения по делу или затруднить достижение истины. Речь идет о представлении доказательств с ложным содержанием, внесении изменений или уничтожении имеющейся доказательственной информации, прежде всего содержащейся в вещественных доказательствах, протоколах, иных документах, возможна фальсификация показаний (путем побуждения соответствующего лица к их изменению).

Деяние считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств и оперативно-розыскных, контрразведывательных материалов к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Специфика ст. 416 УК РК состоит и в том, что разграничена фальсификация доказательств по гражданскому и по уголовному делу, причем первая оценивается как менее общественно опасная. Эта позиция представляется спорной. Ведь вред, причиненный фальсификацией доказательств по арбитражному делу или, например, по делу о жилищных правах несовершеннолетнего, может быть отнюдь не меньшим, чем по многим уголовным делам. При этом явным пробелом рассматриваемой статьи является то, что отсутствует упоминание о фальсификации доказательств по административным делам (материалам). Непонятно и то, почему субъектами фальсификации по гражданским делам могут быть только лица, участвующие в деле, или их представители, и не предусмотрена возможность фальсификации доказательств судьями, секретарями судебного заседания, работниками канцелярии суда, органа прокуратуры или расследования. Ответственность по ст. 416 УК РК зависит от того, допущена ли фальсификация доказательств по гражданскому делу (ч.1), по делам об административных правонарушениях (ч.2), оперативно-розыскных материалов или протоколов негласных следственных действий (ч.3), по уголовному (ч.4), по вышеуказанным категориям дел, повлекших в результате вынесение неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ч.5), либо по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно повлекшем тяжкие последствия (ч.6).

Примеры: сотрудники ОБН УВД г. Кокшетау, собрав в складчину 5000 тенге, передали их страдающему наркоманией Ж. , принудили его приобрести на эти деньги героин у знакомого Р. , с которым тот лечился от наркотической зависимости в наркологическом диспансере. Приобретенный героин Ж. употребил совместно с Р. путем внутривенной инъекции. Рассматривая уголовное дело в отношении Р. , суд пришел к выводу, что оперативные сотрудники УВД г. Кокшетау, используя наркотическую зависимость так называемого «условного закупщика», спровоцировали его на совершение преступления.

В судебном заседании свидетели М. и П., состоящие на учете в полиции как лица, занимающиеся проституцией, заявили, что их задержали на улице, привезли в УВД г. Усть-Каменогорск, где применяя насилии, потребовали передать героин малознакомому Г. Опасаясь за свою жизнь и здоровье, они вынуждены были согласиться. Сотрудники полиции подвезли их к дому Г. , заставили по сотовому телефону вызвать его на улицу. Кода Г. вышел, то сотрудник полиции вручил П.пакетик с героином, который та без всяких объяснений передала Г. , после чего последний был задержан. По ходатайству государственного обвинителя суд г. Усть-Каменогорска направил дело в отношении Г. на дополнительное расследование, а в адрес прокурора и начальника УВД города вынес частное постановление. Повторно данное дело в суд не поступало1.

Субъектами уголовного правонарушения могут быть истец, ответчик, их представители, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, защитник.

Субъективная сторона фальсификации доказательств всегда характеризуется прямым умыслом. Мотивы преступления могут быть различными: корысть, месть, карьеризм и т.д.

К тяжким последствиям, наступившим в результате фальсификации доказательств, можно отнести: привлечение заведомо невиновного; осуждение невиновного; причинение потерпевшему значительного вреда; освобождение заведомо виновного лица от уголовной ответственности или наказания; вынесение решения, явно не соответствующего обстоятельствам дела и личности виновного. К сожалению, судебной практике известны и случаи, когда в результате фальсификации доказательств наступают необратимые последствия для невиновного лица (смерть или тяжкая болезнь в месте лишения свободы и т.д. ). Но независимо от наступления именно тяжких последствий объект рассматриваемого деяния всегда включает не только законную деятельность суда или (и) органов досудебного расследования, но и личность тех участников процессуальной деятельности, вопреки законным интересам которых фальсифицируются доказательства.

Провокация коммерческого подкупа либо взяточничества
(ст. 417 УК РК).

Непосредственный основной объект деяния – общественные отношения, обеспечивающие законную деятельность по осуществлению уголовного судопроизводства. Дополнительный объект – общественные отношения, обеспечивающие нормальную работу должностных лиц государственных и муниципальных органов и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Содержание данного деяния, казалось бы, примыкает к составам, связанным с взяточничеством. Но помещение ст. 417 УК РК в главу об уголовных правонарушениях против правосудия оправданно, хотя цели и мотивация данного деяния выходят за пределы стремления помешать законной деятельности органов уголовного судопроизводства и могут быть направлены на шантаж. По основному содержанию эта норма устанавливает ответственность за специальный вид фальсификации доказательств.

По объективной стороне провокация взятки либо коммерческого подкупа состоит в создании виновным видимости того, что определенное должностное лицо (коммерческой или иной организации) принял взятку. Для достижения преступного результата виновный может использовать различные способы – передача денег, ценных бумаг, иного имущества либо оставление без ведома лица, в отношении которого осуществляется провокация предмета провокации в помещении, занимаемом должностным лицом. Характерным обстоятельством этого деяния является то, что провоцируемый не знает о совершаемых в отношении него противоправных действиях. Провокация взятки или коммерческого подкупа – это всегда создание несуществующего уголовного правонарушения, а не слежение за развитием реального криминального деяния и выбор тактически оптимального момента для получения доказательств. Уголовное правонарушение считается оконченным при наличии самого факта провокации; при наступивших последствиях в результате провокации требуется квалификация по совокупности.

Субъект данного уголовного правонарушения специальный. Им может быть любое физическое лицо, достигшее шестнадцати лет, являющийся оперативный работником или следователем.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что идет на провокацию, и стремится создать заведомо ложные доказательства вины во взяточничестве или коммерческом подкупе. Цель преступления указана в самой норме – искусственное создание доказательств совершения преступления (предварительное сообщение о якобы вымогаемой взятке и т.д. ) либо шантажа (см. : ст. 415 УК РК). Мотив, как и факт исполнения указания вышестоящего должностного лица, не влияет на ответственность, но может иметь значение для наказания. Но при всех условиях речь идет об умысле, а не о халатности, когда, например, оперативный работник не распознал провокационных намерений обратившегося к нему заявителя. Необходимо различать провокацию как фальсификацию доказательств и ситуацию, когда получены достаточные данные о готовящейся передаче взятки (подкупа) и принято решение пресечь преступление, захватив участников с поличным.

Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 418 УК РК).

Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения гражданских, административных, арбитражных и уголовных дел. О правовом значении последствий, случаях квалификации по совокупности, особенностях объекта деяния отмечалось выше применительно к другим составам, рассмотренным в настоящем параграфе.

Объективная сторона выражается в вынесении незаконного или необоснованного приговора, решения или иного судебного акта. Имеются в виду акты, как по уголовным, так и по гражданским, административным и арбитражным делам; акты, выносимые единолично судьей, судом присяжных; судом или судьей в первой и вышестоящих инстанциях. Основной признак объективной стороны – вынесение судебного акта вопреки известным судье или судьям требованиям закона (материального или процессуального) или (и) фактическим обстоятельствам дела.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что выносит заведомо неправосудный судебный акт, предвидит и желает наступления такого результата. Целенаправленность и мотивация могут иметь различные варианты, включая неправильно понятые интересы борьбы с преступностью, карьеризм, корысть (при получении за неправосудный судебный акт вознаграждения, деяние должно квалифицироваться по совокупности и как взяточничество), личная неприязнь, клановые интересы, наконец, давление со стороны преступников или иных заинтересованных лиц. Достоверное знание цели и мотива требуется для индивидуализации наказания; вместе с тем в ситуациях, предусмотренных ст. 36 УК РК, может возникнуть вопрос об освобождении от уголовной ответственности. Вынесение незаконного или необоснованного судебного акта по неосторожности (халатности), неопытности и т.п., т.е. при отсутствии заведомой неправосудности, влечет соответствующую ответственность, не связанную с применением ст. 418 УК РК.

Субъект специальный – судью или судьи (при коллегиальном разрешении дел). Поскольку речь идет о судьях, ответственность наступает не с шестнадцати лет, а с возрастного порога, предусмотренного для профессиональных судей, а также присяжных заседателей. В соответствии с п.11 нормативного постановления Верховного Суда РК №4 от 25 июня 2010 г. «О судебной защите прав, свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности лица, обладающего привилегиями, за совершение преступлений небольшой или средней тяжести, если это лицо не было задержано на месте совершения преступления, необходимо получить согласие для привлечения его к уголовной ответственности1.

Укрытие уголовного правонарушения (ст. 433 УК РК).

Непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия. В этой связи, справедливо отмечается, что «на сегодняшний день. . . функционируют информационные системы, призванные вывести на новый уровень процесс взаимодействия гражданского общества с правоохранительными органами, создание эффективной системы исполнения судебных и иных актов, повышения доверия населения к правоохранительным органам, а значит и повышению их имиджа»2.

Объективная сторона выражается в деянии (чаще всего), заключающемся в нарушении учетно-регистрационной дисциплины, выраженном в неправомерном отклонении, уклонении от приема заявления или обращения граждан о достоверно готовящемся или совершенном уголовном правонарушении, искажении реальной статистической картины путем обмана, уговора, угрозы, уничтожения, сокрытия соответствующих юридических фактов и документов заявителей1.

В данном случае нарушаются требования нового УПК в части работы с Единым реестром досудебных расследований – электронной системой, «в которую вносятся сведения о сообщениях, об уголовных правонарушениях, принятых по ним процессуальных решениях, произведенных действиях, движении уголовного производства, заявителях и участниках уголовного процесса. Одним из главных требований, предъявляемым к Единому реестру является достоверность и полнота собираемой статистической информации»2.

С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность совершенного деяния и желает его совершения.

Субъект уголовного правонарушения специальный – то есть уполномоченное должностное лицо органов уголовного преследования.

В данной статье закреплен ряд квалифицирующих обстоятельств, связанных с укрытием тяжких (ч.2) или особо тяжких преступлений либо тяжких последствий, совершения группой лиц по предварительному сговору (ч.3), должностным лицом, занимающим ответственную государственную должность либо руководителем уполномоченного государственного органа (ч.4).

1Уголовно-правовая норма модернизирована в соответствии с Законом РК №36-VI от 28. 12. 2016 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам контрразведывательной деятельности»// «Казахстанская правда»-31 декабря 2016 (№253). -С. 6-7.
2См. : Обобщение судебной практики по вопросу «Применение некоторых норм уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан об обеспечении прав и свобод граждан в уголовном процессе» (неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений)//Бюллетень Верховного Суда. -2010. -№4. -С. 58.

1Бюллетень Верховного Суда. -2010. -№4. -С. 75.

1Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Казахской ССР, Пленума Верховного Суда Республики Казахстан, нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан (1968-2014 годы). – Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2015-С. 565
2Мабиев Е. Информационные системы, направленные на обеспечение конституционных прав граждан//Закон и время. -2016. -№1. -С. 26.

1В этой связи см. : По смыслу статьи 363-1 УК под укрывательством преступления понимаются действия в виде полного отказа в регистрации заявления (сообщения), совершенные путем обмана, уговора, угрозы или иных неправомерных действий в отношении заявителя, либо путем уничтожения или сокрытия любым иным способом обращения заявителя: постановление надзорной судебной коллегии по уголовным делам//Бюллетень Верховного Суда РК. -2015. -№8. -С. 37-38.
2Кусаинов М. К. Формирование уголовно-правовой статистики в свете нового уголовно-процессуального законодательства//Закон и время. -2014. -№11-12. -С. 46


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074