Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ЭКОНОМИКА ДЕЛОВОГО УСПЕХА

Виноградова Н. П., Попова А. А., Попов А. Н.,

1.3 Роль реформистской концепции социального прогресса в обогащении экономических знаний о формировании и достижении делового успеха

Предмет исследования (в соответствии с терминологией Дж. Милля) – оценка роли Правительства в формировании общих интересов человечества и грядущих поколений или для текущих интересов членов общества, которые нуждаются в помощи со стороны государственных институтов. При этом акцентируется внимание на рассмотрении технических аспектов экономической динамики в неразрывной связи с социальным развитием общества с использованием методов индуктивного анализа и обобщения многочисленных наблюдений за особенностями движения прибыли на свободно (в условиях конкуренции) производимые товары и услуги. Акцент также делается на исследовании эластичности (чтобы установить, как слагаются цены в международном обмене при изменении издержек производства и спроса).

Цель данного раздела нашей работы – с позиций эволюционной концепции дать комплексный анализ (усмотреть истоки) экономики делового успеха (его формирования и развития в рамках современных корпоративных образований).

Основоположником данной концепции признается Дж. Милль, написавший свои основные труды во второй половине XIX века. Как и все известные экономисты, предметом изучения «политической экономии» (а затем и экономической теории) он считал исследование богатства его книги, в свою очередь, до сих пор входят в круг чтения всех образованных экономистов, поскольку именно Дж. Милль оказал наибольшее влияние на социально-институциональное направление развития экономической теории [19].

Богатство он определял как понятие, охватывающее все полезные или приятные вещи, которые обладают меновой стоимостью или, иными словами, все полезные или приятные вещи, за исключением тех, которые в желательном количестве можно приобрести без затрат труда или принесения чего-либо в жертву. Особую значимость имеет, по справедливому мнению Дж. Милля, вопрос о причинах чрезвычайно больших различий в уровне богатства между отдельными странами и между разными эпохами в истории человечества. Причем различия эти определяются не только в его размерах, но и в составе богатства, и способе распределения его внутри страны [7].

В предисловии к фундаментальному труду Дж. Милля справедливо отмечалось, что в любой области человеческой деятельности практика намного опережает развитие науки: систематичное изучение законов проявления силы природы выступает как отстающий результат длинной цепи усилий по использованию этих сил в практических целях. Соответственно и в «концепции политической экономии» сам предмет ее исследований во все века неизбежно оказывался в центре практических интересов человечества, а иногда даже неоправданно поглощал все его внимание. Этим предметом является богатство [5]: исследование его сущности, законов его производства и распределения. «Прямо или косвенно сюда включается действие всех причин, обусловливающих процветание или прозябание человечества в целом и всякого сообщества людей в зависимости от степени достижения богатства – этого всеобщего предмета человеческих желаний».

Исследование богатства Дж. Миллем можно определенным образом классифицировать (таблица 2). Особую роль он отводил производству и распределению богатства в современных (ему) условиях. То же самое касается и исторического подхода к предмету исследования. На это указывают, в частности, те, кто готовил издание трудов Дж. Милля на русском языке.

Таблица 2

Исследование богатства Дж. Миллем

Раздел работы

Содержание раздела

1. Предварительные соображения о богатстве

В житейской речи богатство выражается в деньгах. Когда торговец отходит от дел, все свое состояние он обращает в деньги и полагает, что лишь в таком виде обрел свою прибыль.

Полезность подавляющей части богатства состоит не в возможности удовлетворять повседневные желания, а в находящейся в распоряжении его владельца скрытой в богатстве способности обеспечить достижение любых целей вообще. А такой способностью не обладают столь непосредственно никакие другие виды богатства, кроме денег.

2. Производство национального богатства

Законы и условия производства богатства имеют характер истин, свойственный естественным наукам. В них нет ничего, зависящего от воли, ничего такого, что можно было бы изменить.

Производство богатства, извлечение из недр земного шара средств человеческого существования и наслаждения не может происходить произвольно. Здесь действуют определенные условия, которая политическая экономия не изучает, а принимает как допущение, основываясь на данных естественных наук или житейском опыте.

Из числа тех стран, которые справедливо считаются самыми богатыми, некоторые более целесообразно применили свои производительные ресурсы и в результате достигли большего объема продукции пропорционально своей территории, нежели другие

3. Распределение произведенного богатства

В отличие от законов производства, законы распределения частично создаются самими людьми, поскольку способ распределения богатства в каждом данном обществе зависит от принятых в нем законов и обычаев. И хотя правительства и народы полномочны решать, какие должны существовать институты, они не могут произвольно определять, как этим институтам надлежит функционировать. Условия, от которых зависит их власть над распределением богатства, и способ воздействия на распределение с помощью различных кодексов поведения, какие общество может счесть целесообразным ввести, в такой же мере служат предметом научного исследования, как и любые естественные законы природы.

Сам по себе термин «богатство» требуется для обозначения совокупности желательных предметов, которыми люди обладают, не только не включая сюда их собственные личности, а, наоборот, противопоставляя их этим предметам. Люди не являются богатством для самих себя, хотя они и служат инструментом его приобретения

4. Причины различий в уровне богатства между странами

Различия эти заключаются как в размерах богатства, в его составе, так и в способе распределения имеющегося в данном обществе богатства между его членами.

Вот откуда возникло укоренившееся превратное представление о несметном богатстве восточных государств, от которого европейцы лишь недавно избавились. Совладельцами этого богатства, не считая большой доли его, перепадающей тем, кто его собирает, являются, конечно, и многие лица, не принадлежащие ко двору повелителя. Значительная часть богатства распределяется среди различных чиновников правительства, раздается фаворитам, а также случайным людям по капризу монарха. Некоторая его часть время от времени направляется на сооружение общественно полезных объектов

Концепцию социального прогресса Дж. Милля можно представить в виде определенной схемы эпистемологического анализа (рисунок 4). Ее жесткое ядро содержит в себе пять «книг», в совокупности определяющих «основы политической экономии». Название этих книг действительно является основой любого исследования, осуществляемого в рамках экономической науки [12].

_3.eps

Рисунок 4. Жесткое ядро (1) и защитная оболочка (2) реформистской концепции социального прогресса

Напротив, утверждения, определяющие «защитную оболочку», подвергаются настоящим корректировкам по мере развития политической экономии. Отмеченное, прежде всего, касается «справедливости» в отношении распределения богатства и собственности. По сути, именно это понятие является «сердцевиной» реформистской концепции социального прогресса. Заслугой Дж. Милля в первую очередь признается перевод этического аспекта справедливости и несправедливости в аспект объективных экономических отношений. Именно с этих позиций ученый, зрелый ум которого до сих пор поражает своей глубиной и широтой познаний, делает разъяснение в отношении различий действия законов производства и законов распределения [20]. «Это должно быть открыто, подобно любым другим физическим или отвлеченным истинам, посредством наблюдения и исследования. Но объективность в действиях этих двух видов законов как бы разного характера: в одном случае (производство) она создана действием физических причин (например, биологические свойства, определяющие плодородие почвы), а в другом (распределение) – действием психологических причин: мнениями и желаниями людей».

Дж. Милль неоднократно пишет о действительном и воображаемом принципе справедливости или общей целесообразности. Он отмечает также: «Не социальная несправедливость, а скупость природы является причиной бедствий, связанных с перенаселением. Несправедливость в распределении богатства даже не усугубляет этого зла, самое большее, она является причиной того, что зло это начинает ощущаться несколько ранее» [7].

Или: «Капитал может и не быть результатом труда и бережливости его нынешнего владельца и в большинстве случаев не является таковым; но он создан трудом и бережливостью какого-то предшествующего лица, которое действительно могло быть лишено капитала несправедливым образом, но по нынешним временам, скорее всего, передало свои права на капитал его нынешнему владельцу посредством дара или добровольного договора; и каждый из последовательно сменявших друг друга владельцев капитала, вплоть до его нынешнего владельца, должен был обладать по крайней мере воздержанием. Если скажут (и вполне справедливо), что люди, унаследовавшие сбережения других, получили преимущество, которого они, возможно, никоим образом не заслуживают, перед теми трудолюбивыми людьми, предшественники которых ничего им не оставили, то я не только соглашусь с этим, но буду решительно утверждать, что это незаслуженное преимущество следовало бы ограничить настолько, насколько такое ограничение будет совместимо со справедливостью по отношению к людям, которые считают себя способными распорядиться своими сбережениями, передав их своим потомкам».

Более глубокое исследование проблемы экономической справедливости Дж. Милль связывает с теорией рабочего фонда, его денежной стороны, а также прожиточным минимумом и регулированием реальной заработной платы. Эти вопросы до сих пор имеют реальный экономический интерес [10].

В свою очередь, Д. Риккардо писал, что подлинным регулятором реальной заработной платы является прожиточный минимум, поддерживающий рождаемость среди рабочего класса на уровне «простого воспроизводства» [14]. По мнению Дж. Милля, не существует никакого фиксированного фонда заработной платы и что доля «богатства», достающаяся рабочему классу, определяется «ценой труда», которая в свою очередь есть результат социальных условий. Резюмируя теорию «рабочего фонда», Милль пишет: «Эта теория основана на том, что можно назвать доктриной фонда заработной платы. Предполагается, что в каждый данный момент имеется определенная часть богатства, безусловно предназначенная для выплаты заработной платы. Эта часть не рассматривается неизменной, ибо она увеличивается благодаря сбережениям и в силу роста самого богатства. Но в каждый данный момент она считается неизменной. Предполагается также, что получающие заработную плату не могут получить больше этой суммы. Они могут получить только эту сумму, но и не менее того. Поэтому, поскольку величина, подлежащая распределению, фиксирована, заработная плата каждого зависит только от делителя, т.е. от числа претендентов» [7].

Далее следует возражение Дж. Милля, сводящееся к тому, что конкретное распределение между социальными классами зависит от сложного социально-экономического процесса, определяемого соотношением справедливости и несправедливости в распределении национального богатства.

Как уже отмечалось, схема эпистемологического анализа концепции социального прогресса, определяется жестким ядром, защитной оболочкой (о которой только что говорилось) и применяемыми методами исследования. Именно о них и будет идти речь далее.

Прежде всего укажем на влияние И. Бентама на становление личности Дж. Милля – как экономиста, философа, социолога и специалиста в области логики. Он, как известно, был основателем утилитаризма и разработчиком принципа «наибольшего счастья для наибольшего числа людей». Человек, согласно суждениям И. Бентама, является своеобразной вычислительной машиной, строго рассчитывающей «издержки» и «удовольствие» от всякого своего поступка.

С течением времени Дж. Милль, который никогда не порывал с философией утилитаризма (разумная экономия), понял ее узость [19]: «Я был в подавленном душевном состоянии… состоянии, в котором, как мне кажется, обычно пребывают методисты, когда их впервые постигает «сознание греха». В этом душевном состоянии мне захотелось задать самому себе вопрос: «Предположим, что все цели твоей жизни осуществлены, что все изменения в учреждениях и воззрениях, которых ты добиваешься, могут быть реализованы в это самое мгновение: доставит ли это тебе полную радость и счастье?» И неумолимая совесть отчетливо сказала: «Нет!» Сердце во мне оборвалось, и основание, на котором покоилась моя жизнь, рухнуло».

Дж. Милль приходит к обоснованию моральной стороны всякой практической деятельности. «Этическая проблема, таким образом, состоит в нахождении критериев общественного блага. Вся деятельность Милля в конечном счете направлялась поисками этического идеала, критерия различения добра и зла в конкретно-историческом социальном аспекте. Его первоначальное разочарование в утилитаризме отнюдь не прекратило эти поиски, а, наоборот, придало им новую энергию» [3]. И она – эта энергия – была направлена на создание реформистской концепции социального прогресса. В одной из своих работ он пишет: «Лучше быть неудовлетворенным человеком, чем удовлетворенной свиньей» [11]. Он все больший аспект делает на категорию «общественное благо», как отражающую социальную действительность, как имеющую реальное значение в качестве руководства к социальному действию. «Однако эта категория перестает у него быть результатом наивного арифметического подсчета, а предстает в виде сложного, исторически подвижного идеала, постижение которого требует методов как искусства, так и науки» [7].

В таблице 3 названы все методы исследования, которые использованы Дж. Миллем при создании реформистской концепции социального прогресса. Некоторые из них были разработаны лично им в процессе анализа «улучшений». Под этим термином им понимаются не только новые изобретения в сфере производства или расширение использования уже известных изобретений, но и улучшения государственно-политических учреждений, образования, воззрений и человеческих дел вообще – при условии, что эти улучшения имеют тенденцию, как это бывает почти со всеми улучшениями, придавать производству новые стимулы или возможности. Если производительные силы страны возрастают настольно стремительно, насколько это необходимо для такого увеличения продукта, какого требует растущее население, то нет нужды получать дополнительный продукт за счет возделывания земель еще более бесплодных, чем самые худшие из возделываемых в настоящее время, или за счет приложения дополнительного труда к уже освоенным землям при уменьшающейся отдаче от этого труда. И во всех случаях эту потерю сил компенсирует возросшая эффективность, с которой в процессе совершенствования используют труд в промышленных отраслях [7].

Таблица 3

Методы исследования, применяемые Дж. Миллем при создании реформистской концепции социального прогресса

Методы

исследования

Сущность метода

1. Этическая концепция утилитаризма

Лучше быть неудовлетворенным человеком, чем удовлетворенной свиньей. Общественное благо – социальная действительность, как имеющая реальное значение в качестве руководства к социальному действию. Это сложный, исторически подвижный идеал, постижение которого требует методов как искусства, так и науки

2. Метод соотношения статики и динамики политической экономии

Теория равновесия и теория движения. Природные, технические и социальные аспекты экономической динамики

3. Метод логического анализа

Эмпирическая школа дедуктивная и интуитивная логика. Истины, которые в конечном счете принимаются в качестве первых принципов любой науки, в действительности являются последними результатами философского анализа, основанного на элементарных понятиях, с которыми данная наука хорошо знакома; их отношение к науке можно сравнить не с отношением фундамента к зданию, но с отношением корней к своему дереву: они служат одинаково хорошо, если даже мы их не раскопали и не рассмотрели. В ходе развития научного знания необходимо сознавать условность общих положений, их гипотетический характер и возвращаться к ним по мере накопления экспериментального материала. Развитие всякой науки не зависит от выбора общих предпосылок и может плодотворно идти по пути эксперимента и накопления частных обобщений

4. Метод сопутствующих изменений (способ регрессивного анализа)

Всякое явление, изменяющееся определенным образом всякий раз, когда некоторым особым образом изменяется другое явление, есть либо причина, либо следствие этого явления, либо соединено с ним какою-либо причинною связью

5. Позитивный метод научного познания

Суть этого метода заключается в том, чтобы идти от фактов к обобщению и рассматривать эти обобщения не в качестве объективных закономерностей, а лишь как относительные вехи на пути познания.

Этот метод особенно важен для экономических исследований, поскольку обычная причинно-следственная связь явлений не может иметь место в человеческом обществе. Люди обладают свободной волей, и поэтому их действия не носят столь детерминированного характера, как это имеет место вне человеческого общества, в области живой и неживой природы

6. Метод оценки социального поведения

При такой оценке решается проблема «выбора». Если всякий социальный поступок человека, рассуждает он, мы можем оценить с точки зрения породившей его социальной причины, то такая ретроспективная оценка не означает возможности определенного (детерминированного) определения или предсказания поступка на основе той же самой причины. Всякая причины, проходя через волю и сознание человека, определяет лишь спектр выбора

7. Исторический метод (метод обратной дедукции)

Из истории можно извлечь эмпирические законы. Соединение этих законов с законами человеческого поведения по методу дедукции может служить целям создания науки о социальной динамике, т.е. о развитии общества

В настоящее время можно говорить об эволюции реформистской концепции социального прогресса. Перед российскими реформистами, пишут современные авторы, «всегда стояли громадные трудности и сложные задачи: огромную многонациональную и многоукладную во всех отношениях (от экономики до культуры и быта) страну далеко не просто реформировать и модернизировать по единой схеме, сочиненной в американских и германских университетах. Не приходится поэтому удивляться, что реформы в России всегда шли медленно, с постоянными откатами назад, перемежаясь контрреформами. Тем не менее, реформы в России имели свою логику и философию, она напоминали не столь движение маятника, сколько своеобразную спираль, восходящую к техническому прогрессу, просвещению и постепенной демократизации общественных отношений» [15]. И с этих позиций следует говорить о позитивной роли концепции Дж. Милля и предлагаемых им методах исследования (анализа) российских реформ и контрреформ. Причем это важно не только в условиях современного экономического (и политического) кризиса, но и когда все большую роль играет дискурс и эклектизм в экономических исследованиях макро- и микроуровня.

В качестве заключения отметим также словами современных авторов то, что теоретические основы выделения социальных приоритетов в развитии отдельных стран «возникли еще в конце XIX – начале XX вв. как результат объективных социально-экономических процессов и признания приоритетных позиций высоких норм социального регулирования [2]. Такого рода приоритеты актуальны и сейчас (с позиций концепции социального прогресса, играющей важную роль в обогащении экономических знаний о формировании и достижении делового успеха на уровне корпоративных образований не только макро-, но и мегауровня).

Работа построена на анализе (с позиций современного институционализма) работ Дж. Милля. Как и многие его современники (и последователи) предметом изучения экономической науки он считал изучение богатства (его производства), особую роль отводя вопросам справедливости при его распределении и принципам различий в уровне богатства между странами.

С позиций институциональной методологии – нами в процессе исследования его трудов – выделено «жесткое ядро» реформистской концепции социального прогресса и ее «защитная оболочка». Особое внимание уделено методам исследования социального прогресса, которых придерживаемся и мы в процессе обогащения экономических знаний о формировании и достижении делового успеха.

С позиций целей исследования наша работа рассчитана на системных аналитиков, желающих глубже всмотреться в суть причинно-следственных связей общественной жизни и практической деятельности по формированию национального богатства, что особенно важно в современных условиях развития российской экономики по пути социального прогресса. Подчеркнем также, что ее содержание органически связано с эволюцией самоорганизующихся систем типа «корпорация». Национальная культура при этом представлена в виде «гена» саморазвития, а богатство – в качестве предмета экономического исследования.

Определяя парадигму политической экономики (и предмет ее научного исследования), А. Смит подчеркнул наличие проблемы методологической двойственности экономики как общественной науки и хозяйственной этики или, иначе, нравственной философии [16]. Эту же проблему в своих трудах затрагивали в свое время П.А. Сорокин [17] и Д. Норт [9].

Институциональный взгляд на вопросы нравственности и общественного богатства встречается в работах отечественных ученых [1, 3, 4, 8]. Следует указать и на работы, в которых аспект делается (в рамках формирования новой экономической парадигмы) на все возрастающую роль корпоративных менеджеров в формировании и распределении национального богатства [10, 11, 12].

Все это не только подчеркивает актуальность нашего исследования, но и необходимость обратиться к истокам реформистской концепции социального прогресса с позиций обогащения экономических знаний о формировании и достижении делового успеха.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074