Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.5. Диалог культур в контексте глобализации и изучение православия в современном Китае

Диалог как литературный жанр был известен с древних времен, а диалог культур раннее стал одним из важнейших в развитии человечества. На стыке ХХ–ХХI веков происходящие коренные изменения культурной и социальной действительности вызывают потребность в новых мировоззренческих ориентирах. Внимание ученых привлекают проблемы межцивилизационного и межконфессионального диалога, роли религии в процессе общественного развития.

Для установления межрелигиозного диалога в Китае также был организован ряд конференций, например, «Межконфессиональные диалоги: Китай и Запад» (в Шаньдунском университете в 2001 г.), «Диалог буддизма и христианства» (в Шэньсиском педагогическом университете в 2003 г.), «Диалог религии и построение гармоничного общества» (в Ланьчжоуском университете в 2007 г.). Их общий пафос заключался в стремлении к межконфессиональному диалогу на основе общих этических принципов, утверждении значимости традиционных философских концепций для дальнейшего развития исследований. В противном случае общество может погрузиться в состояние войны и открытого религиозного фанатизма[172].

В первом десятилетии нового века результат китайских исследований состоит в следующем:

– во-первых, были переведены в огромном масштабе западные классические работы, например, «Модели межрелигиозного диалога», «Разум и вера: некоторые вопросы о плюрализме религии», «В общей планете различные религии: межрелигиозные диалоги и глобальная ответственность»[173];

– во-вторых, на основе западных религиоведческих переводов китайские ученые стали анализировать механизм межконфессионального диалога в следующих работах: «Сравнение и диалог религий», «Диалог: конфуцианство, даосизм, буддизм и христианство»,
«Межконфессиональный диалог: Китай и Запад», «Желание мира: теории межконфессионального диалога в современное время» и других[174]. В работе «Сравнение религий и их диалог» даются программы межрелигиозного диалога, отношения между религией, философией, наукой и этикой, анализируются актуальные проблемы, связанные с укреплением межрелигиозного взаимопонимания, с расширением консенсуса. В сборнике «Диалог: конфуцианство, даосизм, буддизм и христианство» раскрываются взгляды на восточную и западную цивилизации с точки зрения гносеологии, онтологии, космологии так далее. В «Межконфессиональном диалоге: Китай и запад» обсуждаются философские основы межрелигиозного диалога и пути его достижения. Ван Чжичэн в своей работе «Желание мира: теории межконфессионального диалога в современное время» рассмотрел теорию Джона Хикса «философский плюрализм», теорию Паниккара «культурный диалог», модель диалога Павла Нита, теорию Дон Кьюпитт «религиозная философия», полагая, что по мере развития общества человек должен постепенно отказаться от позиции взаимного недоверия.

Таким образом, при изучении межконфессионального диалога китайские ученые отметили, что широкий контекст не требует жестких социокультурных рамок, ему противен этноцентризм, в процессе глобализации обнаружение общих этических основ благоприятно скажется на развитии цивилизации и поддержании безопасности в мире. Вместе с тем в изучении данной проблемы существуют некоторые недостатки. Например, китайские ученые, главным образом, изучали англо-американские исследования, не уделяя должного внимания исследованиям представителей других научных сообществ, что привело к отсутствию целостного представления, учета разнообразия позиций и представлений.

Отрадно, что эта ситуация начала меняться в 2015 году с проведением в рамках Суншань Форума международной конференции «Гармония через разнообразие: коллективные усилия по строительству мира, основанного на общей судьбе человечества» 10–14 сентября, поддержанной Китайским международным центром по культурному обмену, Китайским обществом по культурному наследию, Институтом высших гуманитарных исследований при Пекинском университете, Организацией по недвижимости Центрального Китая, Фондом по сохранению исторического наследия Китая и развитию китайской цивилизации провинции Хэнань. Это событие не обошли своим участием и зарубежные исследователи, и китайские ученые и политики[175].

Это событие во многом обязано своим существованием известному философу, современному представителю неоконфуцианской мысли Ту Веймину, профессору Пекинского университета, главе Оргкомитета Всемирного Философского Конгресса в Пекине (2018 г.), главе созданных им в рамках Пекинского университета Института высших гуманитарных исследований и Института мировой этики. Ему принадлежит развернутая концепция «диалогической цивилизации», предлагаемая взамен «осевой цивилизации». Участниками форума стали деятели культуры и науки из Италии, Турции, Австрии, Дании, Японии, Индии. Россию представлял С.С. Хоружий (с докладом «Пути и перспективы гуманизма») и А.Н. Чумаков (с докладом «Философия, духовный гуманизм и взаимопонимание в человеческом сообществе»)[176].

Именно для укрепления китайско-российских научно-исследовательских контактов в последние годы созданы центры по изучению русской культуры в Восточно-Китайском педагогическом университете, Пекинском университете, Университете Цинхуа, Китайском народном университете, Хэйлунцзянском университете и Пекинском педагогическом университете. В рамках междисциплинарных подходов эти научно-исследовательские центры играют важную роль в изучении русской культуры и способствуют пониманию русского национального характера.

В связи с этим следует отметить новую китайскую научную область – изучение православия, ведущее свое начало с 1980-х годов в качестве неотъемлемой части исследований христианства. Первой работой, посвященной этой теме, после провозглашения КНР был труд Чжан Суя (1943–2010) «Православие и Православная церковь в Китае». В этой работе исследуется развитие православия после разделения единой христианской церкви на восточную и западную ветви, специальная глава посвящена истории православия в Китае[177]. В тот же период были изданы справочники по мировым религиям, в которых содержалась информация и о православии, например, «Три основных мировых религии и их школы», «Десять мировых основных религий», «История мировой религии», «Словарь христианства» и «Тысяча вопросов о христианстве»[178]. Однако в тот период исследование православия в Китае все еще находилось в начальной стадии развития. Оно начинает активно развиваться с нормализацией китайско-российских отношений и возрождением РПЦ.

После распада СССР начинается новая эра китайско-российских отношений: добрососедское партнерство (1991–1996), стратегическое взаимодействие (1996–2001), плодотворное сотрудничество (по настоящее время). При этом важным является изучение духовного и культурного наследия каждого из партнеров. Православие представляет собой неотъемлемую часть русской традиционной культуры, поэтому изучение православия вызывает в Китае интерес, способствует пониманию русского национального характера. Китайские ученые изучают православие, прежде всего, не в западном смысле (как ветвь христианства), а рассматривают его как национальную религию России и часть русской культуры. В Китае есть выражение: «Нет мышления, оторванного от памяти о внутренней целостности ума»; оно очень подходит для понимания роли православного сознания в культуре России.

Своеобразие русской идеи проявляется в том, что она сформировалась под влиянием православия и русской религиозной философии. Вклад русской религиозной философии XIX–XX веков состоит в формировании полноты истины, то есть в познании и разработке вещей и явлений не только с помощью разума, но и воли и чувства. Русская религиозно-философская мысль до 1917 года достигла небывалого расцвета. В последние двадцать лет в Китае она вызвала очень большой интерес. Многократно переиздаются труды русских
мыслителей по религиозной философии, православной теологии, этике, эстетике и истории культуры, переведены работы таких русских религиозных мыслителей, как Н.А. Бердяев[179], В.С. Соловьев[180], Л.И. Шестов[181], Д.С. Мережковский[182], Н.О. Лосский[183], В.Н. Лосский[184], П.Я. Чаадаев[185], С.Н. Булгаков[186], В.В. Розанов[187]. Отдельные работы этих философов включены в сборники «Новой дух русской философии в ХХ веке», «Библиотека христианской мысли» и «Библиотека
исследований христианства», вызвавшие широкий отклик в континентальном регионе Китая, в Гонконге и на Тайване. Вышел в свет перевод книги советского историка Н.М. Никольского «История русской церкви»[188].

В настоящее время изучение православия ведется также в рамках исследования религиозно-духовной культуры и социокультурного пространства Китая. Серьезное изучение истории православия и его современной роли в Китае началось с 1990-х гг., когда начали публиковаться труды китайских ученых, в которых на основе исторических, историографических и этнографических исследований показаны различные этапы становления и развития православия в Китае. Среди этих работ следует отметить труд Юэ Фэна «История православия» как один из самых популярных не только в китайском, но и в российском научном сообществах. В нем представлено возникновение и развитие православного мира, уделяется особое внимание Русской Православной Церкви, ее истории, нынешнему состоянию, церковно-государственным отношениям. Кроме того, в этой книге кратко изложена история православной церкви в Китае, а в приложении перечислены китайские переводы изданных православных канонов и постановлений РПЦ[189].

Исследования истории и культуры русского православия развернуты в работах Ань Циняня, Дай Гуйцзюй, Лэй Липин, Ма Инъмао, Сюй Фэнлиня, Фу Шучжэна, Чжан Байчуня, Чжан Япин и других. Особенно стоит упомянуть, что в Китае вышла в свет первая монография по изучению православной идеи – это книга Чжан Байчуня «Современная православная богословская мысль: русское православное богословие». В ней не только подробно рассмотрено становление православного богословия и его последующее развитие, но и впервые использована российская методология исследования (например, сравнительно-комплексный метод, религиозная компаративистика) в китайском изучении религии[190] .Без преувеличения можно сказать, что в настоящее время в китайском научном сообществе российская религиоведческая методология представлена только в исследованиях Чжан Байчуня.

В новом веке исследователи религии в Китае, помимо широкого обзора мировых религий, стали обращаться к более углубленному изучению региональных и национальных особенностей той или иной религии. Это не могло не отразиться и на исследованиях православия, его стали изучать в контексте российской истории. Вышли в свет новаторские для Китая работы «Реформы Русской православной церкви (1861–1917)» и «Русская православная церковь и государство (1917–1945)». Первый труд исследует реформу РПЦ и ее социально-историческое значение, а второй уделяет основное внимание изменениям церковно-государственных отношений от Октябрьской революции до Великой Отечественной войны[191].

Вместе с тем китайские ученые осознали значимость православия в социально-культурном пространстве Китая, особенно в его северо-восточных провинциях. Развитие православия обеспечено условиями для равноправного развития различных религий, и поэтому оно вносит свой культурный вклад в становление и развитие социальной культуры Китая, обеспечивая общее стремление к социальной гармонии. Проблемы китайского социально-культурного пространства, китайско-российского приграничья исследованы Цзинь Цзэ, Чэнь Шулинем и другими. В работе Ван Чжицзюня проанализировано формирование духовной культуры православия на граничащих с Россией территориях (Харбин), раскрыты процессы адаптации православной культуры как инокультурного элемента при контакте с традиционной китайской культурой, их сложные взаимоотношения. Необходимо отметить, что интерпретация особенностей этнокультурной и этнорелигиозной идентичности в рамках одной культуры невозможна, для этого необходимо межэтническое взаимодействие. Данные проблемы освещаются в некоторых российских работах[192].

В последние 10 лет опубликованы статьи китайских ученых, посвященные истории и состоянию РПЦ, российским церковно-государственным отношениям, русской культуре, русской этике, русской философии и теологии, в авторитетных научно-теоретических журналах, таких как «Исследования мировых религий», «Культура мировых религий», «Религия», «Исследования современных религий», «Исследования России, Средней Азии и Восточной Европы», «Исследования России», а также в серии «Философия и социальные науки» вузовских Вестников, в вестнике «Тао Фэн» (Гонконг), «Философия религии» (Тайвань). Кроме того, некоторые статьи включены в сборники или монографии, посвященные русской литературе и культуре. Сочинения Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и В.С. Соловьева привлекают внимание китайских ученых разработанностью основных терминов религиозной философии («Соборность», «Всеединство», «София», «Спасение» и другие).

Таким образом, изучение православия китайскими исследователями постепенно становится углубленным и систематическим. В настоящее время на факультетах философии и истории ряда университетов открыты курсы, связанные с философией православия, теологией православия, историей Православной церкви и православной этикой. В некоторых вузах преподаются курсы: «История греческой религии», «История российской религии» и «История русской церкви». Тем не менее, по сравнению с изучением буддизма, даосизма, ислама, протестантизма изучение православия в Китае началось поздно и в силу этого еще не столь широко развито.

Знаменательно, что 26–28 июня 2015 года состоялась первая конференция «Исследования православия в Китае и китайские православные объединения» в Институте мировых религий Академии общественных наук КНР. Там присутствовало более 40 специалистов и ученых из Института мировых религий АОН КНР, Государственного управления по делам религий, Пекинского университета, Пекинского педагогического университета, Института современных международных отношений, Пекинского университета иностранных языков, Хэйлунцзянского университета, Цзилиньского университета, Гуйчжоуского университета, Хайнаньского университета, а также представитель административного комитета православной церкви из Синьцзяна, Внутренней Монголии и Харбина.

На этой конференции директор Института мировых религий АОН КНР Чжо Синьпин отметил, что в нашей стране, прежде всего, должны проводиться исследования по истории православной церкви, ее культуре, идеологии и церковно-государственным отношениям. Это означает, что китайским ученым не только следует обратить
внимание на православную церковь в нашей стране, но и сосредоточиться на изучении российского и греческого православия. Необходимы исследования отношений между Православной церковью и Китаем, а в будущем – анализ истории распространения православия в Китае и процесса его китаизации, а также нынешнего состояния православия в нашей стране. В заключении на отмечалось, что православие является естественной связью между Китаем и другими православными державами, поэтому должно быть уделено достаточно внимания изучению связи между современным православием и внешнеполитическими отношениями[193].

На конференции был рассмотрен следующий круг тем: 

1. Исследования православия в Китае;

2. Китайская православная церковь и общественная жизнь, международные отношения;

3. Православие и литература, философия;

4. Состояние исследований православия;

5. Положение православного церковно-административного округа (православный административный комитет Урумчи, Инин, Внутренней Монголии и Харбина).

В дискуссии о состоянии исследований православия профессор Пекинского педагогического университета Чжан Байчунь подчеркнул следующие проблемы, которые необходимо принять во внимание: во-первых, ортодоксия в изучении православия; во-вторых, объективность в изучении православия; в-третьих, развитие изучения теории православия. Рост числа связей православия с китайской культурой является одним из важных аспектов укрепления теоретических исследований. Ученый также отметил необходимость изучения православной традиции и придание исследованиям православия систематический характер[194].

Доклады участников конференции отражают нынешнее состояние изучения православия в Китае. Они сконцентрированы на вопросах философии, литературы, истории, международных отношениях и др. Но они не должны быть ограничены рамками китайской и российской православных церквей, также как изучение китайской православной церкви не должны быть сосредоточено только на регионах Урумчи, Инина, Внутренней Монголии, Харбина, а следует обратить внимание на Гонконг и Тайвань. Диапазон исследований должен включать православную мысль, искусство, музыку для стимулирования дальнейшей научной работы.

В течение последних лет в Китае непрерывно развивается изучение русской культуры и религии и отрадно, что российские религиоведческое сообщество стало обращать внимание на китайскую науку о религии. Работа А.П. Забияко и М.А. Хаймурзиной стала одним из важнейших исследований, посвященных китайскому религиоведению[195]. В данной работе проанализированы интерпретации религии, данные китайскими мыслителями, в контексте изменения социально-политической обстановки и трансформации научно-теоретических оснований (во второй половине ХХ – начале ХХI веков), тем самым раскрыт дисциплинарный характер современного китайского религиоведения, которое не только использует марксистские религиозные концепции, но и осваивает западную научную мысль. Следует отметить, что данные исследования значимы не только для понимания истории и развития китайских общественных наук российским научным сообществом, но и для собственного переосмысления исторических опытов и уроков отечественной науки о религии и выявления путей ее дальнейшего развития, перспективных отношений государства и религии в будущем. Более того, Центром научной информации и документации ИДВ РАН опубликован сборник «Новые научные подходы к изучению религий Китая (Современное зарубежное религиоведение)», посвященный проблемам китайского религиоведения (2013 г.).

Таким образом, в Китае исследование православия является новой научной областью. Оно актуально для развития научно-теоретического религиоведения и понимания проблем культурного национализма и модернизации в век глобализации. Несмотря на определённые результаты, китайскому изучению православия всё ещё далеко до зрелости. Следует отметить, что в настоящее время в Китае не хватает не только православного духовенства, но и научных кадров, до сих пор нет научно-исследовательских центров по изучению православия. Отдельные китайские учёные выполняют своего рода научно-исследовательскую миссию по популяризации изучения православия. Несомненно, что в рамках китайско-российского эффективного стратегического сотрудничества, исследования православия будут в дальнейшем устойчиво развиваться.

***

Таким образом, в конце ХХ – начале XXI веков динамика общественного развития открывает широчайший простор для изучения религии двух стран. В российской религиоведческой сфере помимо вышеуказанных дискуссий поднималось много других полемических тем, но, бесспорно, представленные выше отражают приверженность российских религиоведов к академическим традициям и стремление к непрерывному обнаружению скрытых потенциалов, благодаря чему раскрывается путь развития российской науки о религии. Дискуссионная сфера отражает как особенности исторического развития гуманитарных дисциплин в целом и науки о религии в частности, так и современное состояние российских общественных институтов. В настоящее время в российском религиоведческом сообществе исследователи обращают больше внимания на конструирование диалога между верующими и неверующими, различными религиозными объединениями, для формирования толерантности и взаимного уважения в российской общественной жизни.

В последние два десятилетия российские исследователи религии активно используют современную методологию, ведут разработку теоретических основ религиоведения. Систематическая работа по изучению религии проводится в институтах Российской Академии наук, на кафедрах ведущих вузов, расширяются и совершенствуются разноплановые научно-исследовательские центры и организации. Приоритетным направлением исследований стала систематическая работа по изучению мировых, традиционных и национальных религий,
а также исследования в области антропологии и социологии религии. Таким образом, в настоящее время в России идет процесс институционализации религиоведения как комплексной междисциплинарной науки и интеграции российского религиоведения в мировую науку о религии.

В Китае же после политики реформ и открытости гуманитарные исследования стали более свободными и активными, открывая для полемики ранее закрытые научные области. Обращение к западным источникам и методологии вызвало необходимость нового взгляда на привычные традиционные религиозные формы, а также переосмысления марксистского научного наследия для прояснения социальных функций религии и ее роли в культуре. С конца ХХ века в Китае исследования религии в целом быстро развиваются и специализируются, появляются научно-исследовательские центры, расширяется и углубляется диапазон исследований. Исследователи обращают больше внимания на результаты современного религиоведения, переводя труды по изучению религии с английского языка на китайский. Кроме того, китайское религиоведение появилось позднее, чем российская и европейская наука. Имея сложные и разнообразные религиозные феномены в качестве объекта, оно не смогло получить внутреннего равномерного развития. Антропология религии и философия религии развиваются относительно быстро, психология и феноменология религии – относительно медленно, на другие религиоведческие дисциплины не обращалось достойного внимания, что для китайского религиоведения было необходимо.

Публицистическая активность также отражает состояние научных исследований в рассматриваемой сфере. Создание журналов стимулирует развитие изучения религии в России и Китае. Появление журнала «Религиоведение» отражает процесс институализации науки о религии. В комплексе российских периодических изданий затрагивается широкий круг тем, как исторического, так и теоретического характера. В последние годы в Китае, благодаря интеграции академических центров и университетов и их научно-исследовательских ресурсов, стали выходить в свет периодические сборники статей, вестники и альманахи по религиоведению. Эти научно-теоретические периодические издания отражают современное развитие религиоведения в Китае и не только способствуют формированию дисциплинарных стандартов, но и определяют новые направления научных исследований.

Новой тенденцией изучения религии двух стран стало внимание к проблемам межрелигиозного и межкультурного диалога для воспитания толерантности и взаимного доверия между людьми различных мировоззрений. Российское и китайское научное сообщество обладает большими международными связями, кадровым и образовательным потенциалом. Для Китая исследование православия является новой научной областью. Оно актуально для развития научно-теоретического религиоведения и понимания проблем культурного национализма и модернизации в век глобализации. Несмотря на определённые результаты, китайскому изучению православия все еще далеко до полной зрелости. Мы убеждены, что в рамках китайско-российского эффективного стратегического сотрудничества эти направления исследования будут в дальнейшем устойчиво развиваться.

Итак, благодаря отмеченным тенденциям, можно отметить, что в последние три десятилетия в России и Китае исследования религии избавились от идеологических оков, используя в полной мере собственную традицию изучения религии, осваивая современные теоретико-методологические позиции в религиоведческих исследованиях, став более свободными и активными. Значимость религиоведения как науки, исследующей основные теоретические и исторические вопросы духовного развития человечества, способствующей углублению взаимопонимания между различными конфессиями, устойчивому развитию общества, межконфессиональному взаимодействию, неоспорима.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074