Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Предисловие

Современная ситуация характеризуется обострением потребности в результатах деятельности, направленной на обоснование и прогнозирование различного рода явлений и процессов. Идея обусловленности событий, являясь принципиальной, способна выступать концептуальной основой объяснения событий и процессов. Одна из важнейших черт такого рода прогнозирования - необходимость экстраполяции не только на основании ожиданий индивидуального, каузально обусловленного действия. Представления о корреляционных связях позволяют строить прогноз социальных и иных «массовых» динамик.

До XX в. все рациональные естественнонаучные, философские и даже гуманитарные теории были ориентированы, в первую очередь, на поиск каузальный цепей и их формализацию как универсальных закономерностей. Этот принцип классической рациональности не был окончательно отвергнут с развитием наук и общественной практики. Однако, теоретически сконструированная на основании представлений о непосредственной предсказуемости и управляемости действительность все дальше «отдалялась» от реалий эпохи. Неустойчивость и нестабильность стали весьма общеупотребительными характеристиками, используемыми для обозначения представлений исследователя об обществе и природе вплоть до мировоззренческого понимания места человека в Мире.

Постмодернистская дискредитация логоцентризма и все усилия, направленные на преодоление традиционных представлений о порядке, оказались на грани рациональности. Тот факт, что классический детерминизм в рамках представлений о четырех типах причинности оценивал нелинейные процессы несколько неполно, требовал не отказа от детерминистских представлений, а, скорее, - их переинтерпретации в вероятностном ключе. Причинность в саморегулирующихся системах оказалась несводима к лапласовскому детерминизму. Категориальный аппарат, развитый на базе классической механики, при переходе к научному осмыслению больших систем требовал модернизации, которая к настоящему моменту окончательно не завершена.

Модернизация, информатизация и общая тенденция эпохи, обозначаемая комплексным понятием «глобализация», существенно изменили статус «знания» как такового. На текущий момент принципиальная открытость и неограниченность человеческих возможностей, несмотря на все оптимистические заявления, экспериментально не подтверждены. И социальная практика, и, в целом, «эволюционная ситуация» требуют от субъекта именно знания специализированного. С другой стороны, знание интегрирующее становится для индивида все менее возможно, что позволяет говорить об актуализации прогнозов о грядущем рассмотрении человечества в целом как субъекта познания.

Эти факторы определяют особый статус ряда онтологических вопросов, в том числе - представлений о ноосфере и эволюционной проблематики. Не теряют свою актуальность на фоне современных процессов и дискуссии о рациональности как таковой. Конечно, холизм позволяет предположить формирование некой сферы рационального научно-философского знания даже при условии, что индивиды в отдельности носителями этого знания являться не будут. Но препятствием оформлению этой точки зрения в руководство к философскому творчеству станет как принципиальная диалектическая неоднозначность холических представлений, так и представлений о предопределенности, закрепляющих дуалистическую конструкцию объективного знания и субъективности обыденного. Кроме того, указанная гипотетическая надиндивидуальная схема рационального по-прежнему будет вынуждена соотноситься с эмпирической повседневностью. Извлечение же из повседневной практики разумного потенциала, как указывает Ю. Хабермас, включает процедуру доверия к детерминизму[1].

В нашей работе под «парадигмой» будем понимать определенную модель научного исследования, включающую «закон, теорию, их практическое применение,... из которых возникают конкретные традиции научного исследования»[2].

Что касается «глобального эволюционизма», то здесь будет использован подход, допускающий множество следствий и использование различной методологии. На основании наметившейся традиции разработки проблематики в широком смысле он будет представлен как парадигма, объединяющая «в единое целое идеи системного и эволюционного подходов. Глобальный эволюционизм характеризует взаимосвязь самоорганизующихся систем разной сложности и объясняет генезис новых структур».[3]

На текущий момент на роль фундаментальных общенаучных представлений претендуют идеи синергетики. В этом плане модификация философских оснований остро необходима и современной науке, так или иначе испытывающей влияние синергетики в процессе созидания естественнонаучной картины мира. И именно с экспликацией нового содержания категорий пространства и времени, части и целого, причинности, возможности, необходимости и случайности связаны возникающие здесь проблемы. Таким образом, представляется целесообразным использовать подход, методологически фундированный представлениями о философских категориях, а также апеллирование к достижениям синергетической парадигмы.

С научно-философским развитием, в целом, и формированием представлений о сложных саморазвивающихся системах, в частности, связано появление новых мировоззренческих ориентаций и ценностей. Именно от науки и философии, в конечном счете, зависят перспективы диалога культур, который необходим для выхода из глобальных социально-политических кризисов и выработки новых стратегий устойчивого развития глобализующейся цивилизации. Этот аспект определяет необходимость гуманистического рассмотрения этического содержания и следствий представленных в работе концепций.

Принцип детерминизма, как и принцип развития, является в истории становления философских представлений одним из базовых. Именно попытки обоснования существующего миропорядка и принято считать началом собственно философии.

Если учение Платона об идеях вместе с допущением мира отдельных вещей предполагало индивидуальный «произвол» причинности, то Аристотель указывает системность и упорядоченность как условие философствования. По сути, вопросы о детерминизме и телеологизме были предметом рассуждений А. Августина, Ф. Аквинского и Э. Роттердамского о «предопределенности» и «свободе воли».

Находясь на позициях дуалистической корреляции природы и души, Б. Спиноза, Г. В. Лейбниц, И. Кант, Р. Декарт полагали тождественность причин и следствий. Механистическая каузальность выводила мышление за телеологические рамки и стала своеобразным критерием рациональности. Так, в физике И. Ньютона, детерминизм законов природы и выступает критерием научности.

Представления о каузальности в отношении социума использовались О. Контом, К. Марксом, Э. Дюркгеймом, Г. Спенсером. Их социальный детерминизм в общем плане механистичен - приоритетность представлений о структурности закономерно приводит к рассмотрению общества как механизма.

Работы Ф. Ницше, Э. Фромма образовали в части понимания «общественного» период «упразднения» субстанционализма, акцентировав внимание на субъективном начале и неиерархичности бытия. Однако, философский «индивидуализм» зачастую приводил к узко-гуманитарным трактовкам детерминизма как направления, нивелирующего индивидуальное в человеке.

Отдельные моменты философских представлений об эволюции разрабатывались в работах Платона, в пантеистических системах Дж. Бруно, Я. Бёме, Б. Спинозы. Они включены в онтологические конструкции Н. Кузанского, Ф. В. Шеллинга, Г. В. Ф. Гегеля, А. Бергсона, П. Дюгема, А. Пуанкаре, Э. Маха, Э. Леруа, Тейяра де Шардена, представителей русского космизма, в глобальные историософские системы Дж. Вико, И. Канта, И. Г. Гердера, Г. В. Ф. Гегеля, К. Маркса, О. Конта, О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, Л. Н. Гумилева, в труды о «русской идее» философов П. Я. Чаадаева, А. С. Хомякова, Н. Данилевского, представления о Всеединстве С. Л. Франка, Л. П. Карсавина, А. Ф. Лосева.

К данной проблематике имеют непосредственное отношение и «антропный принцип», а также вопросы необратимости времени, исследованные, в частности, Р. Пенроузом, И. Д. Новиковым, Н. А. Козыревым. В рамках холических представлений находятся гипотеза о взаимодействиях в веществе И. Л. Герловина, идеи синергетики, как направления философского восприятия природы.

Фундаментальный онтологический подход М. Хайдеггера обогатил эволюционные представления описанием «забегающего вперед» способа бытия. В части понимания истоков детерминистских представлений, а также соотнесенности человеческого существования с бытием существенно важны философские представления о жизни и смерти как приведенные в религиозных текстах (Евангелие, Веды), так и рассмотренные в работах Р. Мэя, А. Кемпински, Ф. Энгельса, С. Кьеркегора, А. Камю, К. Ясперса, И. Ялома и др. Особые подходы к данному вопросу разработаны М. Ньютоном, Р. Моуди, а также в холотропной модели сознания человека С. Гроффа.

Современные изменения социально-практического характера в целом оказались скорее вне сферы гносеологической рефлексии. Безусловно, стремительно происходящие изменения в Мире и, прежде всего, социумах препятствуют акцентированию внимания на всеобщем. Велика здесь и роль общих требований практической целесообразности, и «эффективности» наряду с подорванной постклассической философией убежденностью в возможности рационального суждения о социальном макрообъекте. С этой точки зрения углубление исследователей в «частные детерминизмы» (социальный, экономический, информационный и т. д.), равно как и сознательное ограничение толкования процесса глобализации (например, социокультурной, геополитической и т. д.), представляются закономерными. Так, по сути, различные аспекты процесса глобализации рассматривали в своих исследованиях К. Маркс, X. Ортега-и-Гассет, О. Шпенглер, К. Ясперс, Э. Фромм, М. Маклюэн, А. Кларк, А. Токвиль, Р. Бёкк, П. Сорокин. Современные комплексные исследования по данному вопросу провели Ю. В. Яковец, Р. Ф. Абдеев, Н. Г. Бондаренко, А. В. Иванов, С. Г. Волков, Н. В. Исакова, И. В. Крайнюченко, В. А. Кутырев.

Описанная исследовательская ситуация в целом характеризуется достаточно глубокой проработанностью парадигмы глобального эволюционизма и, в особенности, феномена глобализации. Однако, отсутствие интегрального гносеологического осмысления истоков сложившихся теоретических представлений по данному вопросу в категориях современной рациональности позволяет говорить о необходимости рассмотрения парадигмы глобального эволюционизма через призму философских категорий и принципов, в первую очередь - через принцип детерминизма. Целесообразен анализ эвристического потенциала детерминизма через рассмотрение представлений о глобальной эволюции, который, как представляется, позволит обоснованно утвердить принцип детерминизма основанием данной парадигмы.

В качестве теоретико-методологической основы исследования будет использована диалектическая трактовка философских категорий и, прежде всего, категорий необходимости и случайности. Предполагается задействовать результаты гносеологических, онтологических, а также антропологических исследований, теории социокультурного и исторического развития, методологию синергетической парадигмы, апеллирование к практическим и теоретическим результатам естественнонаучных исследований.

Намеченные в данном исследовании методологические подходы и систематизированный материал могут являться основаниями для критического анализа частных и фундаментальных проблем, в первую очередь - теории познания, а также - философской онтологии, отдельных моментов социальной философии и антропологии. Рассмотрение представлений об эволюции Вселенной, как конкретизации детерминистских представлений, позволит переосмыслить ранее сформулированные модели и может служить основанием дальнейшего философского творчества в данной области.

Практическое воплощение полученных результатов заключается, в первую очередь, в обоснованном уточнении круга проблем, требующих, помимо философской рефлексии, подтверждения естественнонаучными исследованиями. Концентрация на предельно актуальных направлениях позволит повысить их «научную продуктивность», по сути - эффективность ресурсную, способствуя оптимизации временных, интеллектуальных и экономических затрат.

Из структуры рассуждений возможно вычленение и популяризация основанных на базовых позициях работы гуманистических и этических представлений. В частности, основные утверждения активно-эволюционных парадигм, получивших в данной работе эпистемологическое подтверждение своей актуальности, способны стать основанием программ социального и индивидуального действия. Материалы могут быть задействованы при подготовке учебных курсов и спецкурсов по теории познания, онтологии, концепциям современного естествознания, антропологии, истории философии и социологии.

Работа предполагает движение от общего к частному: от предельных постановок вопроса к определенным частным случаям, перечень и общий принцип рассмотрения которых сформирован по принципу максимальной актуальности и логически укладывается в структуру исследования.


[1] Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас - М.: Весь мир, 2003. - 416 с.

[2] Кун, Т. Структура научных революций / Т. Кун - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. - с. 21.

[3] Крайнюченко, И. В. Глобальный эволюционизм и синергетика ноосферы: Дис. д-ра филос. наук: 09.00.01 / И. В. Крайнюченко - М.: РГБ, 2005. - с. 4.

 


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074