Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО В.И. ДАЛЯ В ОРЕНБУРГЕ

Матвиевская Г. П., Прокофьева А. Г., Зубова И. К., Прокофьева В. Ю.,

3. Жанрово-тематическое разнообразие произведений В.И. Даля, созданных в оренбургский период

По мнению теоретиков литературы, жанровая форма неразрывно связана с тематикой произведения и миросозерцанием писателя:
«В жанрах... накопляются формы видения и осмысления определенных сторон мира» [1, 232]. Для В.И. Даля одной из таких сторон была пространственная, нередко определявшая жанровую специфику его творений, что можно увидеть, рассмотрев его произведения, созданные в Оренбургском крае.
За восемь оренбургских лет Даль не только сделал очень многое для Оренбургского края как государственный чиновник. Его художественные произведения и научные статьи этих лет публиковались на страницах лучших периодических изданий России - «Отечественных записок», «Москвитянина», «Библиотеке для чтения» и др. Занятия естественными науками, хлопоты Даля-чиновника и одновременно ученого о создании в Оренбурге музея, участие в Хивинском походе и дела, связанные с башкирами и киргиз-кайсаками, казаками и сосланными поляками, хивинцами и их русскими пленниками давали богатейший фактический материал для его художественных произведений.
В оренбургский период Далем были созданы значительные художественные произведения разных жанров: повести («Бедовик», «Павел Алексеевич Игривый», «Вакх Сидоров Чайкин», «Мичман Поцелуев, или Живучи оглядывайся», «Бикей и Мауляна», «Майна», «Гофманская капля» и др.), рассказы и очерки («Уральский казак», «Европа и Азия», «Башкирская русалка», «Осколок льду», «Обмиранье», «Охота на волков», «Рассказ Грушина», «Рассказ Верхолонцева о Пугачеве» и др.), предания («Полунощник»), цикл «Серенькая», притчи.
Неприятности, связанные с выходом в свет первого сборника сказок, не отбили желания у писателя писать сказки сатирического характера: в Оренбурге им было написано еще 16 сказок.
В 1834-1839 гг. сказки Даля под заглавием «Были и небылицы» публиковались на страницах «Библиотеки для чтения» Сенковского.
Некоторые из рассказов и очерков, посвященных жизни российской провинции, Даль позднее объединял в циклы: «Картины русского быта», «Новые картины русского быта». Уже названия этих циклов говорят об основной тематике далевских произведений: русская глубинка, жизнь и быт русских людей разных сословий, разного достатка, разных взглядов. Обостренное внимание писателя к жизни и языку народа определило выбор героев этих произведений - крестьяне, городская беднота, переселенцы, казаки, киргизы, башкиры и т.д.
Его «физиологические» очерки и «восточные» повести этого периода отличаются достоверностью деталей и обостренным вниманием к географическим, историческим, этнографическим приметам Оренбургского края. Тема провинциального города становится одной из основных в его рассказах и повестях. Чаще всего Даль указывает конкретный город, уезд, губернию, где происходят события или где живет либо куда ездил герой, - Казань, Херсон, Чебоксары, Челябинск, Оренбург, Уральск, Гурьев и др. Лишь в отдельных случаях писатель называет город вымышленным именем - «старинный удельный, а ныне губернский город Тугарин» («Гофманская капля»).
Жизнь в далеком от столицы крае, впечатления, полученные Далем во время многочисленных служебных поездок, дали писателю большие возможности для размышлений о российских городах.
Среди этих городов Оренбург особенно интересен писателю географической особенностью - расположением на границе Европы и Азии. Различное понимание этой границы дает основание для ироничных размышлений повествователя в рассказе «Европа и Азия»: «Да где же, скажите, начинается Азия, то есть где, собственно, оканчивается Европа?..» [2, 17].
Описания Оренбурга даны Далем в соответствии с принятыми в «натуральной школе» правилами подхода к изображению действительности: исследованием внутренних процессов социальной жизни, вниманием к «нравоописательной» проблематике. Некоторые особенности городской жизни оренбуржцев писатель отмечает с известной долей юмора - например, любовь к транспорту, нежелание ходить пешком.
Оренбург изображен Далем европейским городом как антитеза жизни кайсаков, которые настолько заинтересовали писателя, что он написал о них две повести - «Бикей и Мауляна», «Майна», посвященные жизни, быту и нравам киргиз-кайсаков. К этим «восточным» повестям примыкает и рассказ о башкирах - «Башкирская русалка».
Повести «Бикей и Мауляна» и «Майна» - первые художественные произведения, в которых описана жизнь казахов; они созданы не только на основе оренбургских впечатлений, что неоднократно подчеркивается Далем в своеобразных авторских замечаниях. Автор указывает и на другую особенность этих произведений - опору на официальные документы, которые дали так много материала, что писателю не понадобилось прибегать к вымыслу.
«Восточные» повести В.И. Даля отличает внимание писателя не к сюжетам и событиям, и даже не к характерам героев, а к быту и нравам проживающих на Южном Урале народов.
Эта особенность «восточных» повестей Даля и свидетельствует о принадлежности их к произведениям «натуральной школы».
Повести построены на контрастном сопоставлении жизни, быта, нравов жителей востока и запада. Сравниваются как внешние данные - жилища, одежда, прическа, украшения, так и «внутренние» основы жизни - социальные и нравственные устои, обычаи и понятия.
«Физиологический» подход к изображаемому проявляется в исследовании писателем «внутренних» процессов жизни кочевников: рассмотрение баранты как способа добиться социальной справедливости; специфики правосудия «степных дикарей» («кайсаки ...жалуются тогда только, если уже корысть судьи превосходит силы и состояние просителя, умеренные взятки считаются делом позволительным, даже необходимым...» [2, 236]; состояния образования; анализ семейной жизни («многоженство мусульман всегда бывает поводом к раздорам семейным, которые может переносить равнодушно только закоснелая в исламизме душа» [2, 226], досуга (описание состязаний, игр и т.п.).
Внимателен Даль и к поэтическому и музыкальному творчеству восточных народов, видя в нем проявление духовной жизни изображаемых людей. При этом писатель делится таким своим наблюдением: «Женщины, и в особенности девки, в степи во всех случаях, где дело касается их близко, бывают красноречивее мужчин: девки привыкли там импровизировать, распевать стихи свои наобум, при каждом удобном случае, на всех игрищах, пирах и сборищах; привыкли изливать радость, и в особенности печаль свою, в поэтических порывах» [2, 335].
В своей прозе В.И. Даль не всегда строго придерживался законов жанра. В его «восточных повестях» есть сюжеты, конфликты, и в то же время много описаний документального плана, публицистического характера. В определении жанра «Башкирской русалки» можно затрудниться, ибо в первой части автор предлагает нам научно-художественный очерк о башкирском народе и Башкирии как местности, и лишь во второй части писатель приступает к «дивному рассказу», героем которого является Зая-Туляк, и опирается в своем повествовании на башкирский фольклор.
Живя в Оренбурге, В.И. Даль не мог пройти мимо такой темы, как уральское казачество. Известно, что Даль хотел написать роман о жизни уральских казаков, но создал только очерк «Уральский казак», и надо отметить, что именно это произведение стало образцовым для жанра «физиологического очерка». «Уральский казак» - это своеобразное литературно-этнографическое исследование жизни и быта уральских казаков с поэтическими зарисовками различных видов рыболовства на реке Урал.
В казачьем мире Даля поражало многое: одежда («казачки... одеваются одинаково - по-русски, богато и даже роскошно», «уралец ходит в бухарском халате, в стёганке», высокая черная шапка уральца напоминает остаток стрелецкой одежды); промыслы - скотоводство и рыболовство с осенней и весенней плавней и багреньем, в которых участвует все казачье войско; процесс «наёмки на службу», быт и нравы. Писатель сумел создать в очерке обобщенный образ уральского казака.
Даля, собирателя фольклора, конечно, интересовали легенды и предания о казаках. Одно из «оренбургских» произведений писателя «Полунощник» имеет подзаголовок «уральское предание». Сюжет его прост. Главный герой - казак Кизылбашев, выходец из Хивы персидского происхождения, - будучи зол на своих сослуживцев из-за своего неудачного сватовства, решил бежать из своего отряда и навести на него неприятеля. Попытка киргиз-кайсаков, приведенных изменником, захватить отряд врасплох окончилась неудачей (писателем подробно описаны набег кочевников и сражение казаков с ними). Казаки за пленённых киргизов потребовали вернуть лошадей и выдать Кизылбашева, но он пропал без вести. С тех пор «уральским отрядам частенько случается видеть в степи полунощника; и полунощник этот не кто иной, как Кизылбашев». Предание насыщено зарисовками быта, походной жизни казаков, что сближает произведение с «физиологическими» очерками.
Когда В.И. Далю заказали книги для солдат и матросов, он подготовил сборники «Солдатские досуги», «Матросские досуги», выбрав для них жанры небольших зарисовок, миниатюр, рассказывающих о мужестве, храбрости, смекалке уральских казаков, защищавших русские границы в «киргизских» степях, на Урале и на Каспийском море от набегов кочевников, киргиз-кайсаков: «Гол, да исправен», «Покажи ему лоб», «Сметливость», «На своих не пойду!» и др.
Эти зарисовки, носящие нравоучительный характер, привлекательны достоверностью, ибо явно основаны на действительных рассказах уральских казаков, что подтверждается точным указанием года, места события, фамилии персонажа (например: «Летом 1835 г. Уральского войска казак Затворников был на Каспийском море захвачен в плен тамошними морскими разбойниками...» - «На своих не пойду!»). Обычно основой сюжета миниатюры служит один какой-то эпизод, демонстрирующий трудности казачьей службы. Рассказ довольно часто, как и в произведениях В. Даля других жанров, ведётся от лица бывалого человека.
В сборнике «Солдатские досуги» писатель прибегает ещё к жанру притчи, заинтересовавшему его в оренбургский период творчества настолько, что он написал статью «Басни, притчи и сказки».
У В.И. Даля есть произведение «Об очках», жанр которого определить сложно: это не рассказ, не очерк, а вольный пересказ сохранившихся в памяти людей притч об очках с оценкой автора, какая из притч хороша, а какая - нет. Сам Даль в «Солдатские досуги» включает несколько своих оригинальных притч, в которых в аллегорической форме даны советы нравоучительного плана: человеку - не зарекайся, держи данное слово («Притча о дятле»), чиновнику - не злоупотребляй служебным положением - не заменяй в пении соловья воронёнком («Притча о вороне»), людям - живите дружно в семье, в обществе, в вере, иначе всё рассыплется, как рассохшаяся бочка («Притча о дубовой бочке»).
Следует отметить экспериментаторство писателя в области жанров. Известно, что первые свои сказки Даль объединяет в «пяток первый». В Оренбурге он пишет цикл рассказов «Серенькая», объединенных не героем, а темой, предметом художественного исследования: «серенькая» - фальшивая ассигнация. В каждом рассказе - части цикла - сюжет связан с темой фальшивых ассигнаций и тех бед, которые они приносят бедным людям.
Таким образом, в оренбургский период Даль обращается к различным темам и жанрам, но преобладают в его творчестве «физиологические» очерки, рассказы и повести, в которых ведущим является этнологический подход к осмыслению действительности, исследование жизни, быта, нравов, обычаев, занятий (рассказ «Охота на волков») разных народов, сословий, групп (например, казаков), проживающих в губернских, уездных городах или ведущих кочевой образ жизни.
Примечания
1. См., напр.: Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.
2. Даль, В.И. Оренбургский край в художественных произведениях писателя / Сост. А.Г. Прокофьева, Г.П. Матвиевская, В.Ю. Прокофьева, И.К. Зубова. Оренбург, 2001.
А.Г. Прокофьева, В.Ю. Прокофьева


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074