Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.2. Правовой статус врача в СССР

На страже здоровья граждан в Советском Союзе стояли медицинские работники: врачи, фельдшера, медицинские сёстры. Младший медицинский персонал (санитары) также являлся составной и неотделимой частью лечебного процесса. Именно им всем и ныне доверяется самое ценное, что у нас есть - жизнь и здоровье человека. Наиболее полно первые права и обязанности врачей были определены в Декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924г. «О профессиональной работе и правах медицинских работников».[1] Данный Декрет установил важные профессиональные права медицинских работников (врача, зубного врача, фельдшера, акушерки, фармацевта и медицинской сестры) закрепил их право на профессиональную деятельность (определил порядок проверочного испытания для лиц, не занимавшихся профессиональной деятельностью более пяти лет) в условиях существующей государственной системы охраны здоровья, отрегулировало вопросы допуска к занятию медицинской деятельностью (перечень документов, послужных и медицинских списков) установил общие начала ответственности работников здравоохранения. Этот Декрет с изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 июля 1970 г., когда его сменили принятые Верховным Советом СССР 19 декабря 1969 г. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении.[2] Принятие Основ в то время было, несомненно, прогрессивным шагом в деле кодификации законодательства о здравоохранении. Однако общедекларативные формулировки этого законодательного акта не позволяют считать его основным в определении правового положения и статуса врача. Так, например, в соответствии со статьёй 14 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении основные профессиональные права и обязанности медицинских и фармацевтических работников, а также предоставляемые указанным работникам льготы устанавливались законодательством Союза ССР и законодательством союзных республик, а по отдельным специальностям - Министерством здравоохранения СССР. Законы же о здравоохранении союзных республик, в свою очередь, дословно воспроизводили текст союзного закона. Т.е. существовал некий замкнутый круг и правовой вакуум, который заполнялся ведомственными Приказами, Инструкциями и Правилами. К примеру, в 1988 г. действовало около 5000 ведомственных актов, утвержденных Министерством здравоохранения СССР.[3] И не один из них не определял правового положения врача. Сложилась ситуация, исходя из которой деятельность медицинского персонала регулировалась ведомственными приказами, а не законами. Так номенклатура врачебных специальностей, утвержденная приказом Министра здравоохранения СССР от 4 мая 1970 г. (с последующими дополнениями и изменениями), включала в себя 96 врачебных специальностей, по которым были разработаны и утверждены соответствующие Положения. Они были обязательны для исполнения всеми врачами. Наряду с ними, Союзный Минздрав приказом №579 от 21 июля 1988 г. утвердил квалификационные характеристики по Врачебным специальностям. Ввиду отсутствия законодательных актов, ведомственные Приказы были определяющими в деятельности врача Советского Союза, что неизбежно приводило к злоупотреблениям со стороны администрации лечебных учреждений в отношении медицинского персонала ввиду их законодательной незащищённости.

Законодатель предъявлял особые требования к лицам, допущенным к медицинской деятельности. Так, в соответствии со ст. 12 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении к медицинской и фармацевтической деятельности допускались лица, получившие специальную подготовку и звания в соответствующих высших и средних специальных учебных заведениях СССР. Иностранные граждане и лица без гражданства, имевшие постоянное место жительства в СССР, получившие специальную подготовку и звания в соответствующих высших и средних специальных учебных заведениях СССР также могли заниматься медицинской и фармацевтической деятельностью на территории СССР в соответствии с полученной специальностью и званием. Новацией были требования, предъявляемые к лицам, не занимавшимися определённый период времени своей профессиональной деятельностью. При этом врач, не работавший по своей профессии более трех лет, должен был быть направлен на стажировку в институт усовершенствования или в другие соответствующие учреждения здравоохранения с последующим допуском к врачебной деятельности в порядке, определяемом Советом Министров СССР. Ранее же (п. 6 Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924г. «О профессиональной работе и правах медицинских работников») предусматривалось проверочное испытание или прохождение практического стажа для всех медицинских работников, не работавших по своей профессии пять лет и возбудивших ходатайство о выдаче им регистрационного удостоверения на право профессиональной работы.

Попытки правового регулирования деятельности врача осуществлялись также актами Правительства СССР. К ним относились, например, Постановление Совета Министров СССР от 28 сентября 1970 г. «О порядке бесплатного использования транспорта медицинскими работниками в случаях, угрожающих жизни больного», где регламентировалось право медицинских работников на беспрепятственное и бесплатное использование автотранспортных средств в случаях, не терпящих отлагательств и угрожающих жизни человека.[4]

В действовавшем правовом вакууме Присяга врача Советского Союза, принимаемая выпускниками высших учебных заведений служила определённым мерилом деятельности врача. Ввиду сложившегося общественного мнения, что врач, прежде всего, «должен», а лишь потом «имеет право», положение его было незавидным. Действовавшая правовая идеология требовала от врача жертвенности и самоотдачи, при этом никак самого его законодательно не защищая.

В соответствии со ст. 1 Основ задачами советского законодательства о здравоохранении были регуляция общественных отношений в области охраны здоровья населения в целях обеспечения гармонического развития физических и духовных сил, здоровья, высокого уровня трудоспособности и долголетней активной жизни граждан; предупреждение и снижение заболеваемости, дальнейшее сокращения инвалидности и снижение смертности; устранение факторов и условий, вредно влияющих на здоровье граждан. Однако установление статуса медицинских работников не входило в задачи советского законодательства и быть может потому и не находило отражения в нормативном закреплении.

Необходимо отметить, что предложения по установлению статуса советского врача и критическая оценка действовавшего законодательства предпринимались отечественными учёными. Одним из первых предложил закрепить положение врача и определить его статус как государственного служащего З.С. Гладун. Он отмечал, что успешному решению задач по охране здоровья людей должна способствовать точность и четкость законодательства о медицинских работниках. Правовой статус врача во многом определялся самим местом его работы. Очевидно, что у врача, работавшего в государственном учреждении здравоохранения, и его коллеги, осуществлявшие индивидуальную деятельность в той же сфере, права и обязанности совершенно различны. Определяя профессиональный и служебный статус врача, необходимо было исходить из того, что врач - государственный или общественный служащий, работник государственного или общественного учреждения здравоохранения. В них они занимают должности служащих - именно это и является главным в определении служебного положения врачей.[5] Один из первых юристов среди врачей нынешний заведующий кафедрой медицинского права Московской медицинской академии член-корр. РАМН, заслуженный юрист РФ, доктор медицинских наук профессор Ю.Д. Сергеев предлагал закрепить правовое положение врача в действовавших в тот период времени Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении.[6] Но однако эти предложения не нашли в то время законодательного отражения.

Таким образом, подводя итог, необходимо отметить, что осуществление врачебной деятельности в Советском Союзе регламентировалась больше ведомственными актами и этическими нормами, нежели законодательно закреплёнными нормативно правовыми актами. Вопрос об установлении статуса врача не стоял остро в то время в обществе и предложения по законодательному закреплению положения врача не нашли отображения в законодательных актах.


[1] СУ РСФСР. 1924. №88. Ст. 892.

[2] Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. №52. С. 466.; Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1971. №31. С. 656.

[3] Гладун З.С. Правовое положение советского врача // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - С-Петербург, 1991. - №5, стр. 83.

[4] СП СССР. Отдел первый. 1970. № 18. Ст. 142.

[5] Гладун З.С. Правовое положение советского врача // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - С-Петербург, 1991. - №5, стр. 83.

[6] Сергеев Ю.Д. Профессия врача. Юридические основы. - Москва, 2000 г. Стр. 10.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074