Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

§ 7. Бинарная множественность философских оценочных понятий

Важнейшей духовной основой человеческого существования считается триединство философских оценочных понятий истины, добра и красоты [23]. Но они являются только частью (позитивной) бинарного множества оценочных понятий, куда входят и негативные, и нейтральные понятия в бинарном множестве сочетаний [29]. Человек в соответствии с упрощенным мышлением пытается создать односторонний мир духовной культуры, полный истины, добра и красоты, и отрезать негативную часть – ложь, зло, безобразие, и пр. Известна постоянная борьба человека со злом и ложью, стремление к исключению безобразия и к созданию красоты во всем – начиная со своего тела и лица и кончая средой жизни. Но в соответствии с законом бинарной множественности и концепцией разветвляющегося развития [27], негативные предметы и явления не исчезают.

Истина – это одно из трех общих оценочных понятий, играющих основную роль в рамках морального освоения мира, «адекватное отражение действительности субъектом, воспроизведение ее такой, какова она есть вне и независимо от сознания» [23]. Ложь, в противоположность истине, – искаженное отражение действительности, не соответствующее объективной природе вещей (может быть и сознательная ложь – нарочитая дезинформация, и непреднамеренная ложь – заблуждение). Стремление к истине – это одно из давних направлений жизни и деятельности человека; предполагается, что истина, красота и добро взаимосвязаны [23]. Но истина – это процесс ее постижения, движения от одной относительной истины к другой, менее относительной. Естественно, и ложь в развитии – в направлении роста многообразия, привлекательности, мимикрии под истину.

Человеческих истин бесконечно много – столько же, сколько и людей. Человеческая (относительная) истина – это отражение накопленного каждым человеком опыта, его ошибок, заблуждений. Отношение человечества в истории к истине и лжи одинаково: истина поощряется, ложь подвергается критике. Хотя истинность той или иной теории, учения, много лет, десятилетий и столетий всячески закрепляется в человеческом мышлении, многообразие учений и теорий существует и множится. Человек изобрел много способов для утверждения и закрепления в человеческом сознании истинности какого-либо учения (от войн и изощренных пыток до пропаганды), но множественность не исчезла.

Множественность относительной, текущей истинности вещей и явлений – необходимое условие развития. Разнообразие мнений о красоте позволяет большинству мужчин и женщин соединяться в супружеские пары (этого бы не было, если бы людьми истинной красотой была признана рекламируемая красота «моделей»). Разнообразие «истинных» мнений о путях развития стран дает возможность проверять модели развития (этого не происходило бы, если бы люди признали истинность одного учения, и в результате построили бы одну, «истинную» модель государства). Разнообразие потребностей ведет к развитию человечества, и это – следствие того, что все люди различно относятся к «истинности» необходимости удовлетворения потребностей: одни считают истинным только физический труд на земле, другие – творческий труд, третьи – спорт, и т.д.

Индивидуальность мышления и богатство языка позволяют двойственно оценивать даже явно негативное или, напротив, исключительно позитивное событие, в зависимости от точки зрения, с которой оно оценивается. Нетрудно заметить, что привлекательные истории, книги, кинофильмы и сериалы далеки от истинности, и чем они ближе к ложности, – тем привлекательнее, и что человек стремится к получению информации не о какой-то истине, а, наоборот, о красивой лжи («Я сам обманываться рад» – А.С. Пушкин). Этот процесс напоминает дегенерацию, деволюцию в природе. В то же время человеческое восприятие склонно к предпочтениям, вызывающим «биологическое» вознаграждение, что связано с особенностями работы мозга, в том числе более древней лимбической системы [19]. Можно критиковать стремление к ярким сказкам, но оно закреплено в глубоких структурах мозга, и не подвержено изменениям при действии критики. Истина, добро и красота намного предпочтительней лжи, зла и безобразия, но критическое отношение к последним не приводит к их исчезновению, так как они, очевидно, – органичная часть бытия.

Есть множество областей человеческой деятельности, где истина необходима, – например, наука и инженерное дело. Есть множество истинных (с определенными ограничениями) утверждений в точных науках, – например, в математике. В основных видах производственной и научной деятельности человек стремится к достижению истины, и противоположное стремление просто невозможно. Зачастую движение к истине протекает сложно: так, человек делает ложные оценки, когда считает, что определенный научно-технический прорыв приведет только к прогрессу. На самом деле каждый шаг по этому пути двойствен, он ведет и к появлению новых сложностей развития. Заблуждения, а не намеренная ложь, сопровождают движение человека к истине. Иногда, при создании особо мощных технологий, эти заблуждения могут носить исключительно опасный характер, они способны повлиять на судьбу человечества. Например, упрощенная и потому ложная оценка последствий изобретения ядерного оружия, «розовая» оценка создания двигателя внутреннего сгорания, «розовая» оценка всеобщей компьютеризации и создания виртуального мира, очень опасная и ложная оценка возможных последствий вмешательств в тонкие наследственные процессы на генетическом уровне, и т.д. Движение к истине в точных науках, видимо, закреплено биологически, как запуск предпочтения к упорядоченности и эстетической красоте теорий, и это поддерживается эмоциональным началом в науках, «поэзией» точного доказательства [32].

Между тем, в противовес точным наукам, одна из важнейших областей жизни и деятельности человека полностью связана с намеренным созданием ложных представлений и оценок – существенная часть искусства (это слово имеет один корень с понятием искусственности, неестественности). Мозг склонен к самовознаграждению за создание истинной красоты, цельности, гармоничности, и в то же время к созданию ложных приятных ощущений, например, при навязывании ему определенного ритма в музыке, танце, или при воздействии наркотиков [19]. Процесс изменения истинности – ложности суждений сложен. Люди издавна чувствовали эту сложность человеческого мышления и поведения. «Добрыми намерениями устлана дорога в ад» (поговорка). «Не ищите подлецов. Подлости совершают хорошие люди» (А. Вампилов).

Добро и зло – одни из наиболее важных (может быть, древнейших) человеческих качеств, общих оценочных понятий, определявших появление общечеловеческих ценностей. Альтруизм и эгоизм – также важнейшие качества, повлиявшие на ход истории человечества. Исходя из задачи самосохранения и обеспечения более устойчивого развития, человек поощрял общечеловеческие ценности, которые были духовной основой устойчивого существования – доброту, альтруизм, человечность, миролюбие и пр. Вместе с тем продолжалось устойчивое существование и развитие противоположных качеств – агрессивности, зла, эгоизма, не поддерживаемых ни конституциями государств, ни религиями. Парадокс: в течение тысячелетней истории человечество всеми возможными способами (от убеждения до насилия) утверждало в качестве духовных основ положительные, способствующие его сохранению и развитию качества – добро, истину, альтруизм, человечность, доверие и другие добродетели. Одновременно всеми доступными средствами (от заповедей до костров) человечество стремилось избавиться от негативных качеств – агрессивности, зла, лжи, разнообразных пороков. Казалось бы, должна была произойти заметная эволюция человека и его поведения. Возможно, она происходит в масштабах отдельных небольших государств: есть страны, отказавшиеся от участия в войнах, от армии, развивающиеся в течение длительного времени мирно, воспитавшие мирных и законопослушных граждан. Но это, скорее, исключение, «хвост» нормального распределения. В нем присутствует и противоположность – явно агрессивные страны. Органичной средней частью такого распределения являются многие крупные страны мира, имеющие большие армии, мощное вооружение, способное многократно уничтожить все живое на Земле, но стремящиеся к миру. Структура экономики многих стран всячески поощряет эгоизм как средство самоутверждения в жизни. Эти страны в своем развитии балансируют между готовностью к войне и стремлением к миру. Налицо нормальное распределение, к которому нужно относиться с осторожностью, пытаясь понять, почему так происходит, почему человечество не склонно к быстрому улучшению своих качеств.

Естественна привлекательность для людей мирного состояния и развития. Понятны также и жестокость, непривлекательность войны, агрессии. Гуманное состояние мира гораздо более приемлемо и экономично для человечества. Агрессия, ее последствия – войны, негуманны, неэтичны, негативны, требуют гигантских затрат средств, жизней, ведут к постоянной гонке вооружений, к их экологически необоснованному совершенствованию. И, тем не менее, агрессивное противостояние масс людей, небольших групп и отдельных личностей – это правило развития. Агрессивность – древнейшее качество человека (как, впрочем, и стремление к мирному взаимодействию). Добро привлекательней зла, но в то же время не исчезают, существуют и постоянно воспроизводятся и злые люди, зло.

Оппозицией альтруизма является эгоизм, а оппозицией добра – зло. Вполне возможно, что альтруизм и стремление к добру взаимосвязаны, так же, как и эгоизм в какой-то степени может быть связан со злом. В поведении альтруиста проявляется бескорыстное служение другим людям, способность жертвовать для их блага личными интересами, милосердие, филантропия. Добро основано на альтруизме, оно предполагает наличие у человека тех же качеств – любви к человеку, способности помочь, милосердия. Исторически все позитивные качества человека, как и негативные свойства, сохраняются, но степень их распространения и уровень (большее – меньшее добро, и пр.) меняются. В отличие от альтруизма, эгоизм направлен на удовлетворение в первую очередь личных интересов, на самолюбие, корысть, забвение интересов и нужд других людей. Зло – это также одно из наиболее общих оценочных понятий, означающих отрицательный аспект человеческой деятельности, то, что подлежит ограничению и преодолению [23, 27]. Зло может быть физическим (болезни, эпидемии, стихийные бедствия и пр.), социальным (войны, кризисы и пр.), моральным (жестокость и многие пороки). К этому перечню нужно добавить экологическое зло – нанесение экологического ущерба, загрязнения, гибель природы и пр. Все качества эволюционируют, происходит небольшое смещение кривой нормального распределения в сторону позитивных качеств. Зло и эгоизм не настолько взаимосвязаны, как добро и альтруизм. К. Саган полагал, что зло необходимо для эволюции, его вообще нельзя полностью искоренять из жизни [20] (это и невозможно, учитывая бинарную множественность всех этих явлений).

Добрые люди, альтруисты обычно не преуспевают в жизни, они не склонны к включению в гонку за успехами, в которой нужно отталкивать соперников локтями и огрызаться. Больше всего добрых людей, возможно, должно быть среди священнослужителей, учителей, врачей. Добрые люди и альтруисты идут работать, как правило, туда, где их доброта и альтруизм будут востребованы. И напротив, будучи помещены на посты, требующие твердого эгоизма, они создадут массу нелепых ситуаций, которые хороши только для фильмов.

Интересно затронуть возможное историческое влияние полового отбора на формирование черт эгоизма или альтруизма, доброты или зла. Половой отбор через предпочтения, оказываемые самкой, поощряет эгоизм как свойство самца превзойти или устранить в схватке соперников. Самец – альтруист выглядел бы нелепо среди бравых и готовых к бою соперников. В животном мире зачастую поощряется и зло для выживания. Поэтому эти качества давно закреплены в мозге, и борьба с ними очень сложна. Она связана с необходимостью длительного культурного развития, образования и воспитания. Добро и зло, альтруизм и эгоизм – это бинарные оппозиции, распределяющиеся, видимо, по нормальному закону, но кривая распределения в истории может менять свое положение или становиться несимметричной, отклоняясь в сторону добра и альтруизма. Однако, действительное соотношение (равновесность или неравновесность этих качеств) не известно. Дело в том, что и добро, и зло, и альтруизм, и эгоизм – это «дистиллированные» качества, отрезанные от других человеческих качеств, тогда как в реальном (бинарно множественном) человеке не может быть представлено только одно из них. Реальный индивидуум вмещает в себя все качества, но в разных соотношениях, и это является следствием как его сложного мозга, так и образования, и воспитания. Форма кривой и ее положение могут медленно изменяться в процессе культурной эволюции, но ее двойственность неизменима.

Важнейшим оценочным понятием является красота; бинарная множественность представлений о красоте и безобразии бесконечна, но часто она сводится к более простой биполярности, к двум противоположностям. По мере развития человека граница между прекрасным и безобразным смещается, переосмысливается их значение в жизни человека. Красота и безобразие, как представляется, подчиняются идее бинарной множественности. Этимологические исследования показывают, что слова «красота», «прекрасное» генетически связаны с очень важными понятиями, отражающими отношение человека к действительности: с практическим отношением (здоровый, неиспорченный, хороший, добрый, подходящий, избранный и т.д.), либо с эмоциональной оценкой (приятный, радостный и пр.). Прекрасное не может существовать само по себе, без своей противоположности – безобразного. Наряду с «безобразным» антиподами «прекрасного» являются «низменное» (крайняя степень безобразного) и «ужасное» (безысходные явления, которыми человек не владеет и которые несут ему несчастья). Не странно ли, что эти эстетические свойства иногда очень близки к прекрасному, вызывают сходные переживания? Не свидетельствует ли это об органической связи всех эстетических категорий, имеющих отношение к единому целому – природе? В природе красота – это органичная часть множественности, она неотрывна от целесообразности, от круговорота веществ, от самосохранения и саморазвития, от роста и гибели организмов, от борьбы за существование, от безобразности. Отделять внешнюю красоту объектов природы от их целесообразности, от выполнения предусмотренных функций, – значит, обеднять понятие прекрасного в природе, нарушать диалектическую цельность объектов природы. В ходе истории человечество медленно и постепенно переосмысливает свои понятия красоты, прекрасного, безобразного. Переход от идеализированного восприятия находящихся в состоянии противоречия противоположностей – красоты и безобразия, к осмыслению их связи, объективного единства, очень сложен.

В мире очень много безобразных, вызывающих страх, низменных и ужасных явлений и предметов. Все они являются органической частью мира; их органичность подчеркивается тем, что одни и те же явления и предметы могут вызывать чувство прекрасного, или же, напротив, страх и ужас. По мере познавания мира, глубинного проникновения в функции предметов и явлений, происходит эволюция понимания и восприятия прекрасного и безобразного. Человек старался искусственно устранить бинарную множественность красоты и безобразия путем быстрого внешнего улучшения своего тела и лица. Антропогенная эволюция красоты человека – это один из первых этапов антропогенной эволюции вообще, заключающийся в воздействиях с целью изменения собственной естественной красоты. Собственное тело человек избрал первым объектом ускоренной эволюции, внесения изменений, искусственного украшения и/или улучшения (как самый близкий и доступный предмет). Стремление к искусственному улучшению и украшению своего тела находит воплощение и в наше время (речь идет только о деформировании тела, без участия в этом процессе элементов одежды, которые в свою очередь существенно меняют восприятие тела – создают искусственно узкую талию, искусственно увеличенные плечи, искусственно расширенные бедра, увеличенную грудь, дополнительный рост, и пр.).

Красота человека – это ценность особого рода, она двойственна, дуальна. С одной стороны, красивым человеком восхищались почти во все времена. «Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив!» (В. Шекспир); «Обнаженное тело кажется мне прекрасным. Для меня оно – чудо, сама жизнь, где не может быть ничего безобразного» (О. Роден). Это восхищение физической красотой, благоговение перед ней неизбежно приводило к мысли об экстраполяции ее на общую эстетическую красоту и к необходимости духовной красоты в красивом человеке. С другой стороны, попытки найти человека, соединяющего в себе физическую и духовную красоту, как правило, были неудачны. Приходилось создавать идеал, к которому необходимо было стремиться [29]. И хотя «в человеке все должно быть прекрасно», хотя философы создают идеал «прекрасного человека», «эстетического человека» и полагают, что он должен существовать, в действительности дело обстоит значительно сложнее. Физическая красота, как считается, относительно автономна, и поэтому ее отношения к духовной красоте бесконечно разнообразны. Проницательны слова, приписываемые Гомеру: «Боги не даровали всего каждому, но одному – ум, другому – красу, многим – силу, немногим – grazia, добродетели же – редким людям». Великие мыслители не были физическими красавцами: А. Эйнштейн, Л.Н. Толстой и др.

В истории не до конца понятна роль естественного и в первую очередь полового отбора в закреплении таких, казалось бы, важных признаков мужчины, привлекательных для женщин, как высокое стройное, сильное и гибкое тело, густые волосы на голове, длительная и устойчивая половая потенция, и др. Напротив, по мере эволюции и совершенствования человека растет число облысевших мужчин (это – плата за высокий интеллектуальный потенциал?). Отсутствие физических нагрузок и передача «силовых» функций машинам также ведут к физической деградации, дряблости мышц и отсутствию крепкого мышечного корсета. Точно так же не закрепляются очень важные признаки для женщин: физическая красота тела и лица, густота волос на голове, стройность и гибкость, и пр. Почему половой отбор закрепляет явно негативный признак – облысение? Может быть, негативное влияние оказывает рост искусственности среды и жизни, вводящий в заблуждение естественный отбор и ведущий к постепенному выходу человека из его поля. Всего вероятнее, что «приятный» рост искусственности среды вызывает очередное негативное разветвление развития.

Как к красоте человека вообще, к красоте женщины отношение было бинарно множественным: видимо, исторический опыт, закрепленный в преданиях, свидетельствовал о несовершенности духовной красоты красавиц, о негармоничности их развития. Красота женского тела всегда была высочайшей эстетической ценностью, но не поощрялась в народе: «не родись красивой, а родись счастливой» (слова из песни). К сожалению, у красавиц, как, впрочем, и у многих выдающихся произведений природы и искусства (самых красивых алмазов, скульптур, и пр.) – зачастую трагические судьбы. Поэтому и отношение к женской красоте было настороженным. Были периоды в жизни человечества, когда, например, красота и здоровое тело смущали христиан: считалось, что истинный христианин должен всячески сопротивляться соблазнам, обольщениям зрения, вкуса, запаха, не слушать гармоничную красивую музыку. Все прекрасное (скульптуры, картины, здания и пр.), будучи делом рук человеческих, якобы достойно порицания как грех гордыни и чувственности. Как и вообще в истории и в эволюции, в историческом формировании красоты заметны стабилизирующее и движущее развитие. Но быстрая эволюция красоты возможна только при ее искусственной замене суррогатами, не передающимися потомкам.

Ввиду редкого проявления, красота человеческого тела – это эстетическое богатство, величайшая и бесконечно разнообразная эстетическая ценность. Телесная красота разнообразна во множестве расовых, этнических типов и индивидуальностей, и, тем не менее, имеются и общие критерии красоты, одинаковые для всех рас и народностей. Но тела и лица основной массы людей далеки от идеала: наблюдаются повышенная упитанность или худоба, облысение головы и волосатость тела, кривизна ног, непропорциональность сложения и др.; особенно заметно отклонение от идеала черт лица. Но если человечество в своей массе так далеко от физического совершенства, не рано ли говорить о выходе человека из поля естественного отбора и о его замене на искусственное улучшение тела?

Естественное развитие позволяет сохранять естественную красоту. До сих пор говорилось о внешней, физической красоте, но она, безусловно, является внешним отражением глубинного внутреннего состояния тела человека – его здоровья и идеального функционирования всех внутренних органов, хорошей и рационально подобранной пищи, своевременного и правильного санирования тела, здоровой окружающей среды, в общем, хорошего психофизиологического состояния человека. И даже от состояния любви – в этом состоянии благоприятно изменяются некоторые внешние признаки красоты: блестят глаза, розовеет кожа лица, разглаживаются морщины и пр. Интересно, что искусственные улучшения тела и лица не связаны с состоянием всей системы – тела человека, поэтому они не играют значительной информационной роли, а, напротив, вводят в заблуждение. Естественное развитие красоты носит медленный характер, его можно признать почти стабилизирующим, – в течение нескольких веков красота не изменилась. Прекрасный человек – это редко встречающееся явление (как, впрочем, и безобразный индивид). Если говорить о статистической закономерности, то ей, безусловно, в полной мере подчиняется эстетическая оценка человека: здесь наиболее часто встречающееся («нормальное») явление, то есть человек в целом или его лицо, – «обычное», нормальное, среднее. Прекрасное же, как и безобразное – это «хвосты» распределения, уходящие в бесконечность и отражающие все меньшую вероятность существования исключительно прекрасных, «прекраснейших», и, для равновесия, «безобразнейших» людей и лиц.

Сложны, неоднозначны, многослойны, полиморфны, неустойчивы важнейшие для человека философские оценочные понятия. Пожалуй, здесь необходимо приятие всего позитивного, нейтрального и негативного в бинарном множестве сочетаний. Все эволюционирующее позитивное и негативное, вся бинарная множественность этих понятий – это реальная и органичная часть бытия. Недопустимы быстрые вмешательства в эти тончайшие механизмы природы. «Триединые» важнейшие философские оценочные понятия истины, добра и красоты являются позитивной частью огромного числа взаимодействующих между собой, эволюционирующих и не исчезающих негативных (лжи, зла, безобразия) и нейтральных понятий, в целом составляющих объективную оценку реальности.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074