Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Часть 12. О ПРОБЛЕМАХ И МЕРАХ УСТРАНЕНИЯ ПРИЧИН ОТРИЦАТЕЛЬНО ВЛИЯЮЩИХ НА УРОВЕНЬ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Как известно, геополитика предопределяет национальные интересы, которые, в свою очередь, обуславливают экономическую безопасность, и в-первую очередь они связаны с процессами глобализации, которые ускорили развитие новых технологий, организацию труда, увеличили масштабы перелива капитала. В этих явлениях немало позитивного, но одновременно усиливаются факторы риска, неопределенности в геополитических отношениях[52].

К сказанному можно прибавить сполохи войны цивилизаций в виде международного терроризма и мирового финансово-экономического кризиса, рецидивы холодной войны, всплеск локальных и региональных конфликтов, часто превращающиеся в братоубийственные войны, техногенные катастрофы и климатические катаклизмы, эпидемии и пандемии …[53]. Все это говорит о возросшей уязвимости всего международного общества перед лицом новых вызовов и угроз.

Одним словом, в 21 веке, центральное направление мирового развития будет связано, опять же с глобализацией, а развитие мира, как известно, всегда проходило под воздействием геополитики, геоэкономики и геостратегии. Сегодня все проблемы, в том числе экономические, нельзя решать с помощью военной силы. Поэтому на первый план должна выходить геоэкономика, присущей ей методами дающая возможность для мировой перестройки, лишенной конфронтации. Сегодня, как никогда возрастает роль транснациональных корпораций, которые ведут борьбу за мировые ресурсы. И в этих условиях российское государство должно выбрать геоэкономический вектор развития, или иными словами, ставить задачу развития экономики в целях ее экономической безопасности. Потому что возрастание конкурентоспособности одних стран другими должно рассматриваться как предмет реальной опасности,
угрожающей национальным интересам отечественной экономики, а также как фактор могущей отрицательно повлиять на социально-политическую стабильность общества.

Продолжая тему в том же русле, подчеркнем, что накал экономической конкуренции в мире не снижается, а только усиливается и этим еще раз подтверждается, что экономический фактор и в будущем останется ведущим в геополитическом балансе сил. И Россия в этом плане не стоит на месте. Мы все являемся участниками этих перемен. При этом необходимо признать, что Россия начала рыночные реформы с искаженной структурой, со сложившейся сырьевой экономикой, слабой банковской системой, огромным социальным расслоением и массовой бедностью, что сказалось на ходе реформ и возникновении новых трудностей и проблем. Также этот период можно охарактеризовать временем упущенных возможностей, который совпал с периодом глубоких структурных преобразований в экономиках развитых стран Запада.

От сюда исходит один из главных выводов о необходимости комплексного подхода к решению вопросов обеспечения экономической безопасности, дополнив ее таким признаком, как создание условий конкурентоспособности национальной экономики и ее ведущих отраслей на мировой арене. Потому что, именно конкурентоспособность является наиболее объективным и интегральным критерием жизнеспособности рыночной экономики в условиях мирного развития.

Сегодня очевидно, что в современном глобальном мире большое значение имеет место, которое та или иная страна занимает в мировой экономике. К сожалению, за последние десятилетия по объективным и субъективным причинам Россия не сумела добиться заметных успехов в конкурентной борьбе, а по мнению ряда авторов, в настоящее время в России сложилась такая ситуация, когда все основные факторы, влияющие на изменения конкурентоспособности отечественной экономики, носит негативный характер и в целом российская экономика не конкурентоспособна на мировом рынке.

Проблема факторов конкурентоспособности российской экономики в частности, широко обсуждалась в Сочи на IХ Международном инвестиционном форуме в сентябре 2012 г. Об этом же говорилось в мартовском 2014 г. съезде РСПП, где в частности Владимир Путин подчеркнул: «Наше с вами общая задача – обеспечить новое качество экономики, развитие отечественной промышленности. Это мотор долгосрочного экономического роста научного прогресса, решения социальных проблем. Это новые рабочие места, а значит – возможность для самореализации и достойного заработка для миллионов наших граждан.
Это создание новых точек опережающего роста, комплексное развитие наших территорий на всем огромном пространстве нашей страны».

Какие же страны лидируют в мировом рейтинге по конкурентоспособности. Из сообщений информационных агентств известно, что в 2012 г. самой конкурентоспособной страной в мире определена Швейцария. Она обогнала по этому показателю США, Германию, Японию. На 2-м месте находится Сингапур, США замыкает первую пятерку, Китай находится на 26-м месте, а Россия заняла только 66-е место. Такое положение наряду со многими причинами связано как предполагают многие известные отечественные ученые с потерями, понесенными Россией в 90-х годах, которую можно справедливо сравнивать с самыми катастрофическими моментами в мировой и отечественной истории. На дне своего падения Россия потеряла в своем экономическом потенциале больше (55 %), чем США во времена Великой депрессии[54].

В целом, конечно, российская экономика развивается по законам рынка. Другое дело, что российская модель рыночной экономики развивается с большими трудностями из-за особенностей экономики и ее монополизма, несовершенства политических и правовых институтов, криминализации общественных отношений, медленного развития предпринимательства и конкуренции. Именно последняя выражает сущность рыночных отношений, является ключевым понятием и представляет собой рыночный способ хозяйствования.

Сегодня видные общественные и политические деятели, экономисты все чаще призывают к формированию «новой экономической модели». Все они сходятся в представлениях о ее будущих основных чертах: это должна быть конкурентоспособная экономика инновационного характера, с более высокими темпами экономического роста, способная значительно повысить качество жизни россиян. И как полагает С.П. Капица, что без инновационного развития Россия будет обречена на самое жалкое существование[55].

Такая постановка вопроса совершенно справедлива с учетом того, что в силу коренных изменений, произошедших за последние более двух десятилетий в экономике и предпринимательстве в современной России, конкурентоспособность, как социально-экономическая категория становится основным ее индикатором и является одним из главных
условий долгосрочного и устойчивого развития страны. Поэтому, сегодня для российской экономики нет более жизненно важной задачи, чем добиться высокого уровня конкурентоспособности на мировых рынках. Именно конкуренция в конечном итоге заставит бизнес сообщество искать инновационные пути совершенствования своей деятельности, внедрять модернизацию технологий, использовать инновационные методы в системе управления, создаст благоприятную основу для привлечения инвестиций в российскую экономику, а достигнутый высокий уровень конкурентоспособности на отдельном предприятии станет общественным достоянием и успехом экономического развития страны.

В этом аспекте, нам кажется недопустимыми попытки отдельных наших соотечественников представить Россию, как безнадежно отсталую, с архаичными экономическими укладами и консервативным менталитетом, потерявшую всякий шанс стать цивилизованной страной. Подобные пессимистические взгляды во многом противоречат международным рейтингам. Например, по рейтингу стран мира, Россия по уровню валового национального дохода составляющего около $ 10 тыс. в год на человека хотя и уступает значительно аналогичному показателю США (78,5 тыс. $), Германии (почти 44 тыс. $) и других стран, занимая по этому показателю всего лишь 68-е место в мире, все же опережает более 100 стран и в сравнении, например, с Китаем или Индией выглядит даже более весомо.

В то же время неоспоримым фактом является то, что сегодняшняя российская экономика стала «непроизводительной», в основном живет за счет ренты от природных ресурсов, в ее экспорте нет промышленных конкурентоспособных товаров. В результате доходы от продажи сырья (нефти, газа, леса и др.) расходуются на оплату импорта промышленных товаров зарубежных предприятий, т.е. деньги уходят туда, откуда они пришли. Очевидно, одна из основных причин вынужденного импорта зарубежных товаров – производство промышленных товаров в России на душу населения, которое в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране – всего 504 доллара (в постоянных ценах 2000 года). Разрыв с США – в 11 раз, с лидирующими по этому показателю Сингапуром и Японией – в 16 раз[56]. Обходят Россию по душевой промышленной выработке не только Китай и Бразилия, но и, скажем, Греция, Таиланд и Уругвай, не славившиеся богатыми промышленными традициями.

Весьма отрицательно для экономики также то, что стоимость экспортируемого сырья несравнимо ниже, чем стоимость импортируемой продукции, как правило, являющейся продуктом переработки сырья. Но у нас в России так сложилось, что экспортируем нефть и газ, но импортируем продукты нефтехимической промышленности, отправляем за рубеж лес в виде кругляка, но покупаем мебель в Финляндии и Италии. Мы производим мебели на душу населения позорно мало – в 8 раз меньше, чем Япония; в 10 раз меньше, чем Южная Корея; в 26 раз меньше, чем США и в 16 раз меньше чем маленькая Финляндия. Тут хотелось бы особо сказать об экономической политике этого государства, которая базируется на кластеризации. Как известно, кластеры влияют на конкурентную борьбу тремя способами: посредством повышения производительности входящих в них фирм, повышением способности к инновациям, созданием новых бизнес образований, поддерживающих инновации и расширяющих границы кластеров. Именно опираясь на развитие кластеров за последние 10 лет эта страна заняла первое место из 102 рассматриваемых стран в рейтинге перспективной конкурентоспособности. Между тем, как известно Финляндия располагает всего 0,5 % мировых лесных ресурсов, тем не менее обеспечивает 10 % мирового экспорта продукции деревопереработки и 25 % бумаги. Наша же Россия в этом рейтинге занимает лишь 70-е место. В целом, по объему экспорта Россия занимает 35 место в мире. Основной причиной такого положения можно называть отсутствие достаточного количества перерабатывающих высокотехнологичных производств, неадекватно медленно в сравнении с развитием экономики модернизуются существующие заводы и фабрики, в том числе за последние десятки лет не построено ни одного нефтеперерабатывающего завода, использующего современные технологии. Не может похвастаться уровнем своей модернизации даже ОАО «Газпром», который за многие годы так и не решил проблему сопутствующего газа, хотя в той же Америке в 2010 году многие экономические и технические сложности извлечения газа из сланцев были решены. Сегодня они из одной тонны нефти при ее глубокой переработке получают продукцию, стоимость которой в 6–7 раз выше, чем в России. В этом аспекте должны заметить, что реализация геостратегических интересов России должны опираться на мощь российской экономики, а ее основой должна стать модернизация экономики и всех сфер жизни российского общества. При этом стрежнем национальной безопасности всегда останется экономика, поскольку экономические условия, как бы сильно на них не влияли политические и идеологические установки, являются решающими и образующими развитие общества.

Приведенные выше примеры свидетельствуют одно, что наши дела в промышленности обстоят не лучшим образом.

О сельском хозяйстве говорить еще труднее, что обусловлено прежде всего с его кризисным положением. Тезис: «фермер накормит Россию» оказался не состоятельным. Кстати, об ошибочности такого подхода к производству продуктов питания еще в начале ХХ в. писал крупнейший русский ученый (экономист, социолог, юрист) М.И. Туган-Барановский. Он точно предсказал, что для России фермерский путь – это путь в тупик. Сейчас фермеры в России имеют 6 % пахотных площадей, а производят 2 % сельскохозяйственной продукции[57]. Другой пример. Удой с одной фуражной коровы в год: – в Республике Саха (Якутия) – 1500 литров, в РФ – 5000–6000 л, в США – 8000 л, в Израиле – 10000 л; сбор зерна с одного гектара пашни: – в РС (Я) – 8,9 центнера, в России – 15,0 ц, а в США – 68,0 ц. При этом все мы понимаем, что сельское хозяйство, земля и ее недра являются основой развития любого государства. И в этом плане, нам, как ученым-экономистам хотелось бы выразить истину, что для успешного перехода на новую техноэкономическую парадигму необходимо иметь и использовать в полной мере имеющийся в России определенный научный и образовательный потенциал, способный конвертировать свои знания в инновации, а инновации в производство.

Другая проблема – это производительность труда. Она в России в 3–4 раза ниже, чем в странах, лидирующих в международной конкурентной борьбе. Вне всякого сомнения, существует тесная взаимосвязь между производительностью труда и заработной платой. Экономисты либерального толка считают, что российская заработная плата правомерно низка, потому что очень невысока производительность труда. А мы предлагаем обратную логику рассуждений: – во-первых, производительность труда низка потому, что наемный работник не мотивирован повышать производительность труда и конкурентоспособность ни материально, ни морально. Проблема трудовой мотивации существует не только в России, но и во всех странах мира. Но у нас сложилась совершенно нищенская, неадекватная оплата труда, которая обесценила действенный стимул к труду. Сами посудите, почасовая оплата труда во Франции – 35,8 евро в час, в Великобритании – 34,0, Испании – 16,6, Словакии – 13,0 евро в час, а у нас же в России – 27,1 рубля[58].

По этому поводу будет уместным привести высказывание классика буржуазной политэкономики Адама Смита, который считал, что в каждом обществе существует средняя норма заработной платы – естественная цена труда. Человек всегда должен иметь возможность существовать своим трудом и его заработная плата должна, по меньшей мере, быть достаточной для его существования[59].

Нужно заметить, что разрыв уровня российской заработной платы с другими странами не имеет объективной основы: профессионализм, квалификация наших соотечественников мало в чем уступают трудовым ресурсам стран-лидеров в области производительности труда. Россиян трудно обвинить и в лености. Интенсивность труда и психологические нагрузки российского врача, учителя, банковского работника значительно выше, чем у их коллег в большинстве зарубежных стран. Во-вторых, этот факт, можно связать с невысоким уровнем социальной ответственности крупного бизнеса, который предпочитает получить сиюминутную выгоду за счет дешевого и более интенсивного труда, физического увеличения продолжительности рабочего дня, а не за счет обновленной технологии, внедрения инновационных методов мотивации труда, которую обосновал основоположник теории инноваций в экономике Й. Шумпетер. В-третьих, такое положение нужно связывать с неэффективностью управления частными корпорациями и, особенно с государственным управлением национальной экономики. Это утверждение подтверждается данными Всемирного банка, который эффективность государственного управления в России 2010 году оценил в 41,6 балла. Для сравнения можно привести оценку качества госуправления некоторых других стран: Дания – 100 баллов; Норвегия – 98; США – 93; Франция – 89,5 балла[60].

Эффективность государственного управления, конечно, зависит в первую очередь от качества управленческого корпуса. В силу ряда причин объективного и субъективного характера, российские чиновники имеют ряд существенных недостатков. Прежде всего, подавляющая часть российской бюрократии ни профессионально, ни психологически в течении последних двух десятков лет так и не научилась работать в рыночных условиях, особенно с частным бизнесом. Наоборот, в органах государственной и муниципальной власти стала быстро расти когорта коррупционеров, налаживающих небескорыстные связи с частным бизнесом и разрушать среду добросовестной конкуренции. В этой связи, со стороны государства был принят известный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ. Но, правоприменение этого закона и связанный с ним комплекс решений, к сожалению, не сократили высокие издержки госконтроля и масштабные нарушения во взаимоотношениях власти и бизнеса. В результате, система властной вертикали не срабатывает во многих сферах хозяйственной деятельности, что отрицательно влияет на достижения конкурентоспособности.

Вместо того, чтобы улучшать качество системы государственного управления, реформировать и оптимизировать количество корпуса государственных и муниципальных служащих, их численность растет и по данным Росстата, превышает 1,6 миллиона человек. Расходы госбюджета на содержание органов государственной власти составляет около 30 млрд. долл. Подобные цифры сравнимы с расходами США на те же цели, однако при этом население у нас вдвое меньше, чем у Америки, а наш ВВП уступает американскому в 9 раз. Нельзя умолчать и то, что зарплата чиновников растет в России гораздо быстрее не только в сравнении с экономикой, но и значительно превышает рост доходов всех других видов наемного труда. Кроме того, со стороны государства не принимаются практические меры по ограничению разрешительных и распределительных функций чиновников, унаследованные еще от советской эпохи. Именно эти функции чиновников продолжают порождать процесс коррупции и снижать конкурентоспособность национальной экономики.

Очень острой проблемой остается борьба с коррупцией. Не случайно, сегодня в центре внимания государства и общества находится вопрос «Как обуздать разгул криминального бизнеса, коррупции и как нужно с ней бороться?»[61]. Тут должно со всей очевидностью сказать, что существует только один эффективный инструмент борьбы с названными в экономике преступными проявлениями – это государство. При всех его недостатках, человечество так и не нашло более другого механизма, чем государство, которое объединяет всех граждан и защищает их интересы.

В современной России, даже по официальным данным удельный вес теневой экономики в ВВП составляет 35–50 %. В Мировом банке также считают, что теневой сектор составляет примерно 40 % российской экономики. Очевидно, что гипертрофированные масштабы теневой экономики России резко снижают уровень ее конкурентоспособности.
По оценкам западных и отечественных экспертов, доля ВВП произведенного в теневой экономике, составляет 40–50 % от всего производства ВВП в стране, в сферу деятельности такого производства на постоянной основе вовлечено около 10 млн. человек, т.е. почти 7 % работоспособного населения страны. В США доля теневого сектора составляет около 10–15 % ВВП, в Италии – около 30 % ВВП. В дореформенный период теневая экономика в СССР составляло около 20 % от ВВП[62].

Криминальный сектор в мировой экономике удваивается каждые 10 лет. Его общий удельный вес составляет 15–16 трлн. долларов, т.е. сопоставим с размером ВВП США, самой богатой страны в мире. Такая цифра была оглашена на Конференции ООН против коррупции (UNCAC), прошедшей в Марокко в октябре 2011 г.[63].

По свидетельству исследований Всемирного банка, по масштабу коррупции Россия опережает Европу и США в 5–6 раз. Особый интерес вызывает то, что почти 300 млрд. долларов годовой коррупционной корзины, что сопоставима с доходами федерального бюджета, половина – это так называемые «откаты», то есть «мзда» именно высшим чиновникам, за принятие «нужных решений». Из чего можно сделать вывод, что коррупция пустила глубокие корни в чиновничьей среде и при этом охватила даже довольно высокие уровни государственного управления.

Результаты финансового контроля обоснованности, целесообразности и результативности государственных расходов приводят к выводу, что коррупция является одной из основных причин неэффективности государственного финансирования. Миллиарды из бюджета тратятся неразумно, например, на строительство автомобильных дорог: средняя цена 1 км2 автострады стоит в США – 4,7 млн. долл., в Европе – 6,9 млн. долл., то у нас в России – 17,6 млн. долл. Это при том, что согласно программе развития транспорта до 2022 г. ежегодно в стране должны вводиться в строй 780 км. федеральных дорог и 3000 км. региональных. И при таких расценках стоимости на 1 км2 дорог денег может не хватить не только на строительство, но и на содержание магистралей, общая протяженность которых 1,1 млн. км. Первопричина – воровство и откаты, потому что на первое место сегодня в России выходят коррупционные сделки, связанные с государственными заказами. В октябре 2012 г. Д. Медведев оценил объем воровства при государственных закупках в 1 трлн. рублей. Сегодня у всех на слуху известные скандалы, связанные с расхищением огромных бюджетных средств: «Росагролизинг» – 39,0 млрд. руб., «АТЕС» – 6,5 млрд. руб., «Глонасс» – 6,5 млрд. руб., «Ремонт теплотрасс СПб» – 3,0 млрд. руб., «Оборонсервис» – 2,6 млрд. руб., «РосРеестр» – 1,0 млрд. руб., «Минздравсоцразвитие» – 21,5 млрд. руб., экс-чиновники «Росимущества» подозреваются в хищении недвижимости на сумму 10,0 млрд. руб. И этот не большой перечень хищений выливается в 90,1 млрд. руб. ущерба. И не случайно Президент России В.В. Путин заявил, что коррупция – страшнее падения цен на нефть[64].

Борьба с коррупцией была бы успешной, если на законодательном уровне возвращено уголовное наказание в виде конфискации имущества у коррупционеров и выполнялась ратифицированная Госдумой РФ 20-ая статья Конвенции ООН против коррупции (о незаконном обогащении).

В тоже время успешная борьба с коррупцией, как доказывают экономисты, дает немедленные выгоды, которые во много раз превышают связанные с ней расходы. Согласно некоторым оценкам, затрата одной денежной единицы (доллара, фунта стерлингов, рубля…) на противодействие коррупции на местном уровне приносит в среднем 23 единицы и около 250 при борьбе с нею на международном уровне.

Несколько слов об инвестиционной привлекательности нашей страны, так как она является одной из важнейших факторов конкурентоспособности и в основном определяется условиями ведения бизнеса. Именно по этому поводу Владимир Путин говорит о необходимости качественного рывка, а Правительство РФ предполагает, что в России можно улучшить деловой климат настолько, чтобы за 5 лет передвинуться в рейтинге легкости ведения бизнеса Всемирного Банка со 112-го места, присвоенного ей в 2012 г., на 20 место в 2018 году[65].

Действительно, вопрос о предпринимательстве, перспективах и условиях, обеспечивающих его развитие, сегодня стоит очень остро. Потому что это далеко не частный вопрос. Его решение является одним из судьбоносных для России, поскольку от него зависит ход и итоги экономических реформ, обеспечение социальной стабильности в стране. Несмотря на значительные усилия государства по решению проблем предпринимательства в России (ежегодное выделение бюджетных ассигнований на поддержку малого и среднего предпринимательства, создание технопарков, бизнес-инкубаторов, региональных гарантийных
фондов и пр.) инвестиционный климат в стране еще не вполне благоприятен для предпринимательской деятельности.

И еще об одном аспекте по обсуждаемой теме. В пору общественных перемен особенно остро возникает вопрос о социально-правовой культуре. Ее состояние оказывает огромное воздействие на всю атмосферу в стране, правосознание людей. К сожалению, в настоящее время постепенно наступает страшный для общества эффект привыкания к преступности в сфере экономики как населения, так и самих правоохранительных органов.

Тут хотелось бы подчеркнуть, что эффективность государственного воздействия на теневую экономику и борьбу с экономической преступностью осуществляется на основе существующего законодательства с помощью качественной системы государственного управления, т.е. ее организационной структурой и профессионализмом корпуса госслужащих. И в этом плане не случайно, за последние 20 лет правительством РФ около 500 функций различных министерств были признаны ненужными, а еще 55 – дублирующими друг друга и отменены. Видимо становится очевидным, что для борьбы с коррупцией и взяточничеством необходимы более глубокие преобразования. Но, к сожалению, мы имеем государство советского типа – исполнительная вертикаль власти, которая с одной стороны отсутствует в традиционно регулируемых секторах экономики, а с другой – чрезвычайно избыточна, громоздка и неповоротлива в тех областях и сферах, в которых государство вообще присутствовать не должно. Отсюда избыточная нагрузка на экономику в виде неэффективного администрирования, отсутствие качественных институтов для нормальной работы рыночной экономики, и в конечном итоге влияние институтов государства на снижение параметров теневой экономики и коррупции незначительны.

Устойчивый рост экономики достигается лишь в том случае, если экономика будет основываться на высокотехнологических производствах; если в ней будут работать образованные на современном уровне специалисты; если сложится культурная среда, благоприятная для развития нации и образования. При этом речь должна идти не о поддержке предпринимательства, а о его развитии, для чего необходимо, прежде всего, радикально сократить и оптимизировать бюрократические структуры, руководящие этой сферой.

Кризис показал, что родовые пороки российского бизнеса никуда не делись. Они продолжают развращать экономику, политику, мораль. До сих пор не обозначены четкие правила взаимодействия государства, бизнеса и общества, они носят открыто коррупционный характер.

Мировой опыт дает один рецепт выхода из ловушки коррупционного капитализма – это развитие гражданского контроля за деятельностью власти. Невозможно бороться с коррупцией, опираясь на механизмы, которые ее породили. Нельзя бороться со взятками в проверяющих органах, создавая новые проверяющие органы. Проблему можно решить только на основе демократизации политической системы; радикального повышения участия граждан в управлении на всех уровнях; налаживания диалога власти, бизнеса и населения, обеспечения независимости судов, СМИ и т.д.

Только в этом случае мы сможем исправить сложившиеся положение. Не может считаться правильным, когда порядка 56 % компаний занимающихся разработкой природных ресурсов, зарегистрированы в оффшорах и по этой причине не платят налоги на родине. Считаем не допустимым, когда 7 % богатого населения получают такие же доходы, как 30 % бедных граждан. Не может быть справедливым, когда наши чиновники стремятся к повышению тарифов до такого же уровня, как и в странах, где нет газа, нефти и других природных богатств.

Одним словом, экономическая преступность и коррупция тормозят развитие производства, лишают бюджет значительной части доходов, не позволяют реально обеспечить налоговое бремя, обостряют как экономические, так и социальные проблемы, и таким образом, становятся фактором мощного противодействия происходящих в России социально-экономических преобразований.

Если мы, в ближайшие годы устраним те основные проблемы, которые затронули в этой не большой статье, то по нашему глубокому убеждению, возможно обеспечить выход России в группу лидирующих стран по конкурентоспособности, при этом существенно увеличив ВВП на душу населения, создав и модернизировав 25 млн. новых высокопроизводительных рабочих мест, значительно сократив масштабы коррупции и теневой экономики и развивая инновационную экономику на основе формирования хозяйственных кластеров. Еще раз подчеркнем, что будущее России во многом будет зависеть от уровня ее конкурентоспособности.

Все это позволяет данную статью завершить на оптимистической ноте, учитывая, что в ближайшем будущем на первое место в развитии российского общества и, прежде всего в развитии государства и права, выдвинутся такие коренные проблемы:

первое, действительно демократическое преобразование власти, ее укрепление на основе новейшей демократической Конституции, передовых достижений мировой конституционной культуры;

второе, решительное преобразование собственности, обретение гражданами, их коллективами положения реальных собственников, что только и может устранить саму основу тоталитарного строя и одновременно создать простор для демократии, для свободных, цивилизованных рыночных отношений, правовой базой которых призвано стать новое гражданское законодательство;

третье, продолжение усилий, направленных на возвышение права, действительное придание ему верховенства в обществе и с этой целью создание той правовой инфраструктуры, включая формирование полноправной и независимой системы правосудия, которая является обязательным условием такого возвышения права, его верховенства в обществе.

В целом и возвышения права, и другие только что отмеченные процессы должны стать органической частью духовного и национального возрождения России, ее включения в единую систему современной мировой цивилизации. И это обязательно произойдет.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074