Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.2. Подготовка к открытию Неплюевского военного училища. Первый директор Г. Ф. Генс

Александр I утвердил «Постановление» 9 февраля 1824 г., а 6 апреля П. К. Эссен получил предписание «употребить деятельные меры к ускорению открытия сего училища и к приведению его в цветущее состояние»6.

С предстоящим событием связывались большие надежды. Их отразил посетивший Оренбург как раз в это время известный петербургский литератор, издатель журнала «Отечественные записки» П. П. Свиньин. Описывая свою поездку в статье «Картина Оренбурга» [68], он упомянул об ожидавшемся открытии училища названного по имени «покойного Ивана Ивановича Неплюева, основателя Оренбурга, который и по смерти своей не перестает благодетельствовать любезной ему стране». П. П. Свиньин писал: «Главная цель сего заведения есть воспитание детей иноверцев, населяющих Оренбургский пограничный край. Здесь дети киргизских султанов и башкирских чиновников, сверх Корана и арабского языка, обучаются языкам европейским, математике, физике, географии и истории. Отсюда, может быть, выйдут люди, которые на берегах Сыр-Дарьи или Эмбы, под войлочными палатками, будут читать Ломоносова и Расина и описывать своим соотечественникам строение мира. Отсюда – еще вероятнее – свет наук, может, прольется в Башкирию, и сыны лесов с благодарностью узнают доселе чуждые им приятности просвещенного общежития!» [68, с. 26–27].

Началась напряженная работа по комплектованию училища и организации первого набора воспитанников.

Прежде всего, предстояло подобрать кандидатуру на должность директора училища. Выбор П. К. Эссена пал на уважаемого в городе подполковника Г. Ф. Генса, начальника инженеров Отдельного Оренбургского корпуса.

Григорий Федорович Генс (1787–1845) [45, 47, 60, 72, 101], происходивший из небогатой дворянской немецкой семьи, окончил в 1807 г. петербургский Инженерный корпус и сразу был отправлен в Оренбург, где прослужил 38 лет до конца жизни. Ему довелось занимать различные ответственные должности, на которых проявился его талант администратора и дипломата. Превосходный военный инженер, Г. Ф. Генс обладал обширными познаниями в разных областях науки. Оставшиеся после него рукописи, содержавшие важные сведения о Средней Азии, вызвали большой интерес ученых и впоследствии многие из них были опубликованы [103].

В рапорте Совету о военных училищах от 14 мая 1824 г. П. К. Эссен сообщал: «Приступив к устроению здесь Неплюевского военного училища, я нашел необходимым … ныне же назначить директора и в звание сие избрать начальника инженеров Отдельного Оренбургского Корпуса инженер-подполковника Генса»7. Свой выбор он обосновал тем, что «в сем достойном штаб-офицере примерная нравственность соединяется с отличными сведениями в науках и в правилах образования юношества». Кандидатура была одобрена, и 4 августа 1824 г. Г. Ф. Генс был утвержден директором Неплюевского училища «с оставлением в прежней должности начальника инженеров Отдельного Оренбургского корпуса»8.

При подготовке к открытию училища возник вопрос о размещении воспитанников. В «Постановлении» значилось, что для него отводится «дом, принадлежащий Оренбургской Пограничной комиссии, с местом и казенным строением, при нем имеющемся», а также «незастроенное место, в смежности с оным находящееся, для училищного сада»9. Однако, как вскоре выяснил Г. Ф. Генс, «дом, назначенный для училища, находится в таком состоянии, что может быть употреблен по сему назначению не более трех лет и не иначе, как с нуждою и по исправлению в нем важнейших ветхостей»10. Возникла необходимость в новом помещении училища, но средств на строительство не было.

Выход нашелся благодаря тому, что в сентябре 1824 г. Оренбург посетил сам император Александр I, совершавший поездку по восточным губерниям европейской России. Обратившись к нему лично, П. К. Эссен доложил, что Неплюевское военное училище будет открыто в начале следующего года, но отведенный под него деревянный дом не только пришел в ветхость, но и слишком мал. Он просил разрешить постройку нового каменного здания и выделить для этой цели из казны 50 тысяч рублей – заимообразно сроком на 10 лет11. На эту просьбу последовало высочайшее соизволение.

В то же самое время комплектовался штат служащих и преподавателей училища. На должность эконома Г. Ф. Генс предложил назначить чиновника Оренбургской пограничной таможни Семена Ивановича Владимирова, заслуженного ветерана наполеоновских войн 1807–1812 гг.12

Должность гувернера по рекомендации Г. Ф. Генса занял Карл Карлович Комияти – «иностранец венгерской нации, уволенный от службы подпоручик»13. Он представил свидетельство от Оренбургского главного народного училища в том, что «достаточно сведущ» в латинском, немецком и французском языках, способен их преподавать и «по-русски изъясняться может».

Инспектором классов был определен имевший университетский диплом Александр Николаевич Попов, который одновременно должен был преподавать историю и географию14.

Учителем русского языка стал окончивший духовную семинарию Николай Ильич Ильин15, а православным законоучителем – священник полковой Петропавловской церкви Стефан Михайлович Содальский (1783–1863), который оставался в училище до 1846 г.

Учителем татарского языка был назначен сотник 9-го Башкирского кантона Хусейн Абдусалямов. Как сообщил Г. Ф. Генс в рапорте военному губернатору, на предварительном испытании он «оказал порядочные познания и способен к сей должности, в которой находился и прежде»
[29, с. 179]. Абдусалямов преподавал в училище до своей смерти в 1828 г.

Преподавать арабский и персидский языки вызвался «находящийся при мечети Менового двора» имам Абд-ул-Гасан Сардаков. Для проверки его знаний, по решению Эссена, ему было предложено сделать перевод на арабский и персидский языки первого параграфа «Положения о Неплюевском военном училище». Этот перевод отправили на отзыв в Казанский университет ординарному профессору восточной словесности Ф. Эрдману, который, хотя и обнаружил некоторые ошибки, нашел познания переводчика достаточными. Было решено утвердить Сардакова в должности учителя арабского и персидского языков, тем более что других кандидатур не было [там же].

Чтобы открыть Неплюевское училище, как предполагалось, в начале 1825 г., необходимо было срочно произвести набор воспитанников. С такой целью 27 октября 1824 г. П. К. Эссен предписал Оренбургскому губернскому правлению немедленно объявить об этом в уездах, башкирских кантонах, Оренбургском, Уральском казачьих и мещеряцком войсках16. Предлагалось «тем, кто пожелает своих детей или родственников не моложе восьми и не старше двенадцати лет отдать в сие Училище для образования в науках и нравственности» сообщить об этом военному губернатору не позднее 20 ноября.

В объявлении разъяснялись условия приема и права воспитанников. Дети дворян, чиновников, купцов и «других людей свободного состояния», окончившие училище, будут определены на военную службу с преимуществами перед остальными и с повышением в чинах и званиях «по мере заслуги и способности каждого». Дети казаков, башкир и мещеряков возвращаются «в их жительство» с чином урядника. Особо отмечалось, что «оказавшие отличные успехи в восточной словесности» будут определены в «переводчики, конфиденты и толмачи» для оренбургских пограничных учреждений.

Объявлялось также, что 40 воспитанников («преимущественно бедного состояния») будут содержаться за счет училища и 40 пансионеров – за счет родителей или родственников («по 300 руб. в год, и сумма сия взимается или сполна в начале каждого года, или, смотря по достатку платящего, за полгода вперед по 150 руб.»). Кроме того, могли приниматься и «полупансионеры» с платой по 150 руб. в год.

Обращает на себя внимание следующий пункт объявления: «Казаки, башкирцы, мещеряки, разного звания татарин и азиатец, представивший в Училище сына с обязательством не брать оного до окончания курса наук, продолжающегося не менее шести лет, получат похвальный лист от Оренбургского военного губернатора».

Хотя в большинстве поступивших ответов сообщалось, что желающих отдать детей в обучение не оказалось17, в ноябре в списке воспитанников, принятых на казенное содержание, насчитывалось 14 человек18.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074