Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

3.1. Первые распоряжения П.П. Сухтелена

Для оренбургского края 1829–1830 гг. были отмечены небывалым бедствием – эпидемией холеры, которая пришла из Средней Азии, а затем распространилась по России и далее в Европу [61]. Борьбе с холерой была подчинена деятельность оренбургского военного губернатора П. К. Эссена и сменившего его в этой должности П. П. Сухтелена, который прибыл в Оренбург 5 июня 1830 г.

pic_4.tif

Рис. 4. Павел Петрович Сухтелен

Герой наполеоновских войн и русско-турецкой войны 1828–1829 гг., генерал-лейтенант Павел Петрович Сухтелен (1788–1833), человек образованный и отличавшийся многими личными достоинствами, оставил яркий след в истории Оренбургского края [75]. В Неплюевском военном училище при его недолгом правлении (1830–1833 гг.) произошли важные преобразования.

Одно из первых распоряжений нового военного губернатора по училищу касалось организации лазарета для воспитанников на верхнем этаже только что построенного училищного дома. К лазарету были прикомандированы штаб-лекарь И. А. Соколов (1796–1845) с помощником А. Берсеневым31. Эта мера оказалась очень своевременной, так как весной 1831 г. появилась корь, а летом при новой вспышке холеры «из восьми воспитанников, пораженных сею гибельной эпидемией, один умер»32. Медики приложили много усилий для борьбы с болезнями33.

Несмотря на эпидемию, жизнь в Неплюевском военном училище шла своим чередом. В январе 1831 г. состоялся первый выпуск: девять воспитанников были определены на военную и гражданскую службу – офицерами иррегулярных войск и переводчиками. Для среднего и нижнего классов были проведены испытания, но только частные, а от публичных пришлось отказаться «по причине расстройства от существовавшей в том году холеры»34. Затем воспитанники получили отпуск (вакации), продолжавшийся с 1 июля по 1 августа35.

Среди выпускников нужно отметить Мартиниана Иванова и Салихзяна Кукляшева, которые через некоторое время стали преподавателями восточных языков в Неплюевском военном училище, а также Льва Плотникова, впоследствии успешного оренбургского чиновника.

Между тем П. П. Сухтелен, ознакомившись с положением дел в Неплюевском училище, обратил внимание на качество преподавания восточных языков и позаботился о подыскании учителей высокой квалификации. Особую тревогу вызывало изучение арабского и персидского языков. Поэтому уже 25 августа 1830 г. П. П. Сухтелен направил письмо попечителю Казанского учебного округа М. Н. Мусину-Пушкину, в котором сообщил о своем желании «приобрести для Оренбургского края отличного ориенталиста». Он просил помочь перевести на службу в Оренбург преподававшего в университете «кандидата восточной словесности Де Мезона, обучавшегося оной с отличным успехом»36.

Речь шла о Петре Ивановиче Демезоне (1807–1873), впоследствии крупном отечественном востоковеде. Уроженец г. Шамбери в Пьемонте, он в молодости переехал в Россию, был принят на казенный счет студентом Казанского университета, но обучение проходил
в Петербурге. В 1829 г. он вернулся в Казань, где должен был прослужить шесть лет. Приглашение П. П. Сухтелена Демезон принял с готовностью. Ему была предложена, помимо должности старшего преподавателя в Неплюевском военном училище, также должность «драгомана», т.е. переводчика при канцелярии оренбургского военного губернатора. После длительной ведомственной переписки37 П. И. Демезон получил новое назначение и в конце 1831 г. прибыл в Оренбург. Здесь он прослужил пять лет, в 1833–1834 гг. совершил важную дипломатическую поездку в Бухару, а в 1836 г. был переведен в министерство иностранных дел в Петербурге [43].

Таким образом, вопрос о преподавании арабского и персидского языков в Неплюевском училище получил наилучшее решение. Учитель А. Сардаков в апреле 1831 г. подал прошение об увольнении с должности38, а его место занял П. И. Демезон.

В это время возникли сложности и с преподаванием татарского языка, так как после смерти преподавателя Абдусалямова (10 декабря 1828 г.) занятия проводил А. Сардаков39. В связи с этим комитет училища рекомендовал назначить на должность учителя татарского языка выпускника 1831 г. Мартиниана Иванова, который в годы учебы значился во всех ведомостях как лучший ученик40. В июне 1831 г. он был отправлен в Казань41, где после испытания в университете получил свидетельство о хороших познаниях в татарском языке и был признан способным занять учительскую должность42. В дальнейшем М. И. Иванов, успешно сочетавший преподавательскую деятельность с работой переводчика при канцелярии военного губернатора, стал известным востоковедом, автором учебника татарского языка и татарской хрестоматии [42].

В 1831 г. из училища уволился С. И. де ла Серре, и преподавание немецкого языка было возложено на гувернера К. К. Комияти43.

Тогда же встал вопрос о замене инспектора классов Неплюевского военного училища А. Н. Попова, который, по-видимому, не удовлетворял требованиям Г. Ф. Генса. Комитет училища 26 ноября 1831 г. просил отправлявшегося в Петербург П. П. Сухтелена «пригласить кого-либо из желающих вступить в сию должность»44. Подходящей кандидатурой оказался преподаватель Вольского уездного училища Александр Никифорович Дьяконов.

Как следует из его формулярного списка45, он родился в 1797 г. в купеческой семье и, получив хорошее образование, начал в 1820 г. службу канцеляристом в Илецком соляном правлении, но в 1825 г. уволился. В 1828 г. – «по учиненном испытании» – Московская губернская гимназия выдала ему свидетельство о достаточных познаниях в русской словесности, истории, географии, французском языке, и в январе 1829 г. он был определен старшим преподавателем в подведомственное Казанскому учебному округу Вольское уездное училище.

В поданном П. П. Сухтелену прошении46 А. Н. Дьяконов, ссылаясь на «чрезвычайно недостаточное жалование» на прежнем месте службы, выразил желание перейти в Неплюевское военное училище на должность инспектора классов. В его прошении сказано, что он «знает в совершенстве русский язык, историю и географию, как русскую, так и всеобщую, древнюю и новую, арифметику, алгебру, геометрию, французский язык и много других предметов»; кроме того, он занимается литературным творчеством и печатает статьи и переводы «в лучших русских журналах».

На перевод А. Н. Дьяконова в Оренбург военный губернатор получил согласие министерства народного просвещения47, и после увольнения А. Н. Попова48 новый инспектор классов 4 июня 1832 г. приступил к исполнению своих обязанностей.

Появление этого образованного преподавателя не только имело большое значение для Неплюевского военного училища, но и оказало влияние на всю культурную жизнь города. Позднее он тесно сотрудничал с приехавшим в Оренбург в 1833 г. В. И. Далем и оказал ему «умное и дельное содействие» в работе над «Толковым словарем живого великого русского языка» [39].


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074