Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

4.1. В.А. Перовский и повседневная жизнь Неплюевского военного училища

К моменту своего назначения в Оренбург приближенный ко двору тридцативосьмилетний генерал-адъютант Василий Алексеевич Перовский (1795–1857) имел богатую событиями биографию [57]. Внебрачный сын знатного вельможи А. К. Разумовского, он получил прекрасное образование, окончил Московский университет, затем училище колонновожатых и вступил в военную службу накануне Отечественной войны 1812 г. Он участвовал во многих боях, отличился в Бородинском сражении, но, оказавшись в занятой французами Москве, попал в плен и был отправлен во Францию. Испытав немало лишений, совершил побег из плена и присоединился к наступавшим союзным войскам. После освобождения В. А. Перовский продолжал военную службу В 1818 г. он был назначен адъютантом к великому князю Николаю Павловичу, будущему императору Николаю I, с которым у него сложились достаточно близкие отношения. В 1823–1824 гг. он побывал в Италии и впечатления от путешествия он описал в позднее опубликованных письмах к своему ближайшему другу В. А. Жуковскому. В 1827–1828 гг. В. А. Перовский участвовал в русско-турецкой войне. Он отличился в бою за взятие Анапы, получил тяжелое ранение под Варной, был удостоен воинских наград.

В. А. Перовский принадлежал к числу наиболее просвещенных людей своего времени, был близок к писательскому кругу и находился в приятельских отношениях с А. С. Пушкиным.

Неожиданное назначение в Оренбург В. А. Перовский принял с готовностью: его огромная энергия требовала выхода в деятельности, не скованной условностями столичной службы. Должность военного губернатора и командира Отдельного Оренбургского корпуса давала ему не только свободу, но и возможность проявить себя в государственной деятельности. К новому месту службы В. А. Перовский отправился в сопровождении подобранных в столице сотрудников. К ним принадлежал В. И. Даль, который, отказавшись от военно-медицинской службы, перешел на гражданскую и занял должность чиновника особых поручений при оренбургском военном губернаторе.

pic_5.tif

Рис. 5. Василий Алексеевич Перовский

В Оренбурге, куда В. А. Перовский прибыл 8 июня 1833 г., его ждало множество обязанностей, в том числе непосредственные занятия делами Неплюевского военного училища. Как раз в это время военное министерство вернуло представленный П. П. Сухтеленом проект нового «Положения» об училище с многочисленными замечаниями. Предлагалось рассмотреть их «сообразно со всеми местными обстоятельствами и средствами», дополнить проект и представить его вновь в ведомство военно-учебных заведений.

Поэтому 25 июня 1833 г. В. А. Перовский обратился за помощью к попечителю Неплюевского училища Г. Ф. Генсу как к человеку, который долгое время непосредственно управлял учебным заведением и был поэтому «совершенно знаком с потребностями оного».
«Покорнейше прошу – писал военный губернатор, – предложить директору училища, дабы он, сообразив проект нового «Положения» с замечаниями, на оный сделанными, представил Вам по предмету сему заключение, которое не оставите доставить мне с изложением Вашего заключения»79.

Г. Ф. Генс ревностно занялся выполнением этого близкого ему задания, но работа над текстом «Положения» затруднялась постоянно возникавшими у столичного начальства вопросами и растянулась на несколько лет.

Еще одно дело, касающееся Неплюевского училища, с которым сразу пришлось столкнуться В. А. Перовскому, было связано с профилактикой заражения воспитанников «египетской» глазной болезнью. Это эпидемическое заболевание появилось в Европе после Египетской экспедиции Наполеона и распространилось в западных областях России во время европейских походов 1813–1815 гг. В июне 1833 г. военное министерство распорядилось, чтобы в военно-учебных заведениях были приняты меры, «противоборствующие сей болезни».

Направив это распоряжение в Неплюевское училище, В. А. Перовский получил от директора К. Д. Артюхова и заведующго лазаретом врача И. А. Соколова исчерпывающий отчет о санитарно-гигиеническом состоянии училища80.

Директор сообщал: «В доме, занимаемом сим училищем, построенном для свободного помещения 80 воспитанников, по штату положенных, живут только 57; сырости в нем никакой нет и воздух чист; в благоприятное время воспитанники пользуются прогулками и свободным движением на чистом воздухе; пища всегда свежая, хорошая; для учебных фронтовых занятий отведено особенное место, и тем самым спальные комнаты сохраняются от пыли; при училище имеется баня, в которую воспитанники постоянно ходят один раз в неделю».

Лекарь И. А. Соколов, подтверждая, что «просмотр помещения, строго соблюдаемая чистота и опрятность в содержании воспитанников, частое употребление бань (нередко два раза в неделю по требованию врача), постоянно здоровая пища с успехом противодействуют заражению и развитию болезней». Он сообщал также, что «египетская» болезнь в Оренбургский край «еще не проникла».

Летом 1833 г., по окончании учебного года в Неплюевском училище проводились испытания сначала частные, а затем публичные81. В экзаменационную комиссию под председательством директора входили инспектор классов А. Н. Дьяконов и учителя – русского языка Н. И. Ильин, математики Д. И. Сапожников, восточных языков П. И. Демезон.

Частные испытания прошли с 16 июня по 1 июля и закончились успешно: знания воспитанников по основам религии, языкам (русскому, французскому, немецкому, татарскому, персидскому, арабскому), наукам (истории, географии, арифметике, алгебре, геометрии, физике, фортификации, артиллерии) и искусствам (рисованию, фехтованию) были оценены отметками: «отлично хорошо», «очень хорошо» и «хорошо». Искусство верховой езды не оценивалось, так как занятиям по этому предмету было только «сделано начало».

Публичные испытания проводились 12, 13 и 17 августа в присутствии В. А. Перовского. Как сказано в отчете, «испытаемы были воспитанники посредством билетов, изготовленных по программам преподаваемых предметов».

Затем состоялся перевод воспитанников из класса в класс. Из нижнего в средний класс европейского отделения было переведено 6 человек, в азиатском – 4. В верхние классы не был переведен никто – «по недавности нахождения воспитанников в среднем». Из европейского отделения в азиатское «по желанию» было переведено 4 человека. Из отчета видно, что в этом году «выпуска из верхних классов не сделано по той причине, что весьма недавно введены военные науки, для слушания коих Комитет определил еще оставить на один год».

Новый учебный год начался 1 сентября. А в октябре В. А. Перовский нарушил привычный ход жизни в Неплюевском училище, так как отправил преподавателя восточных языков П. И. Демезона в важную дипломатическую поездку в далекую Бухару.

Ознакомившись с состоянием отношений со среднеазиатскими ханствами, В. А. Перовский счел необходимым оживить торговые связи с Бухарой, заметно ослабевшие за время холерной эпидемии. Это было тем более важно, что в это время в Средней Азии усилилась недружественная активность Англии, стремившейся вытеснить Россию с восточных рынков. Было решено отправить в Бухару посланца, который должен был выяснить положение дел.

Наиболее подходящей кандидатурой оказался П. И. Демезон, который был не только преподавателем Неплюевского училища, но и переводчиком при канцелярии военного губернатора. Обращаясь к нему с разъяснением поставленной перед ним нелегкой и опасной задачи, В. А. Перовский писал: «Благоразумие Ваше должно послужить руководством в тех случаях, которые не могут быть предусмотрены, и, помня при том всегда долг службы и присяги, Вы, без сомнения, не уклонитесь никогда от обязанности Вашей»82. В своих надеждах военный губернатор не обманулся.

Из Оренбурга П. И. Демезон 29 октября 1833 г. выехал в Орск, а оттуда 11 ноября под именем татарского муллы Мирзы Джафара отправился с бухарским караваном в путь. Через сорок пять дней он добрался до Бухары, оставался там до 25 мая следующего года и возвратился в Орск 8 июня 1834 г. Путешествие в Бухару, тогда запретную для европейцев, было сопряжено с немалыми опасностями. Оно потребовало от П. И. Демезона безупречного владения восточными языками, знания местных обычаев и большого личного мужества. Но все дипломатические поручения он выполнил [43].

В Неплюевском училище отъезд на значительное время преподавателя восточных языков вызвал большие затруднения. Пришлось искать ему замену. Комитет училища 10 ноября 1833 г. направил В. А. Перовскому просьбу: «дабы за отсутствием его не оставались занимаемые им классы праздными, прикомандировать к сему училищу муллу Нижних Чебеньков здешнего уезда Абдуллу Давлетшина, отрекомендованного директору с весьма хорошей стороны»83. Военному губернатору пришлось обратиться по этому поводу к Оренбургскому Духовному магометанского закона Собранию, которое повелело Абдулле Давлетшину сдать дела и «немедленно явиться для вышеизъясненной надобности в Неплюевское училище»84.

Давлетшин приступил к работе и успешно с ней справлялся. Но, как видно из донесения Г. Ф. Генса от 28 мая 1834 г., он выполнял эти обязанности «без всякого награждения за труды его». Попечитель сообщал, что новый преподаватель «будучи бедного состояния, терпит с семейством своим крайнюю нужду» и просил исходатайствовать ему жалованье и выдать 600 рублей без промедления. Просьба была удовлетворена. В это же время А. Давлетшин стал давать уроки татарского языка В. И. Далю, который, хорошо освоив этот язык, в дальнейшем всегда называл «муллу Абдуллу» своим учителем и другом.

Занимаясь делами Неплюевского училища, В. А. Перовский должен был обратить внимание на оплату труда преподавателей. К этому времени в связи с появлением в училище двух отделений увеличилось число классов. Количество воспитанников также увеличилось и почти достигло предусмотренных уставом 80 человек. Между тем число преподавателей оставалось прежним. Как сообщал в конце 1833 г. в докладной записке военному губернатору К. Д. Артюхов, «учитель, преподававший прежде в неделю10 часов, преподает теперь 20 и 30 при том же небольшом окладе жалованья»85. «Покойный граф Сухтелен, – писал далее директор училища, – имея в виду увеличение трудов господ учителей, предварительно истребовал от них согласия на удвоившийся труд, без возмездия оного, в той уверенности, что в скором времени получит для училища новый устав, в коем жалование учителям увеличится соразмерно прибавке часов преподавания». Заметив, что с тех пор прошло уже больше года и «училище терпит недостаток как в учителях, так и в надзирателях», он просил В. А. Перовского ходатайствовать о скорейшем утверждении нового «Положения» дополнения к которому уже разработал Г. Ф. Генс. Из документов архивного дела видно, что военный губернатор распорядился выдать преподавателям денежное поощрение.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074