Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

5.2. Эпидемия холеры 1848 г. Директор М. С. Шилов и обновление педагогического состава

Летом 1848 г. в Оренбурге опять вспыхнула эпидемия холеры, ставшая для жителей огромным бедствием [71]. Неплюевский кадетский корпус, как и войсковые части, был выведен за город и находился в лагере на горе Маяк. Поэтому среди воспитанников случаев заболевания удалось избежать. Но среди преподавателей потери были весьма значительны.

22 июня директор кадетского корпуса И. М. Марков сообщал военному губернатору «Учителя вверенного мне корпуса немецкого языка Иван Фенколь и коллежский секретарь Иоганн Блюменберг от появившейся в городе Оренбурге эпидемической болезни холеры 21 числа сего июня умерли»155.

А 26 июня жертвой болезни стал сам И. М. Марков, заразившийся от солдата, которого он посылал в город [71, с. 8]. Заболел и инспектор классов А. Н. Дьяконов, но, к счастью, он выздоровел. На некоторое время учебное заведение осталось без руководства.

Об этом говорилось в рапорте, который 2 июля представил В. А. Обручеву командир 1-го эскадрона капитан Энгельке. Он писал: «По случаю смерти директора Оренбургского Неплюевского корпуса полковника Маркова и за болезнью помощника его инспектора классов коллежского советника Дьяконова члены комитета оного корпуса находятся в крайнем затруднении насчет продовольствия воспитанников и прочих исполнений, требуемых по заведению»156. В. А. Обручев сразу же ответил, что «управлять хозяйственной частью и вообще текущими делами» он поручает самому П. Л. Энгельке, и сообщил об этом в Петербург.

Вскоре директором Неплюевского кадетского корпуса был назначен полковник Михаил Сергеевич Шилов, который прибыл в Оренбург только 3 октября 1848 г.157

В результате эпидемии в Неплюевском кадетском корпусе недосчитались законоучителя и священника Ивана Григорьевича Соколова, сменившего в 1846 г. в этой должности С. М. Содальского, который занимал ее с 1825 г.

В списке умерших158 значатся, кроме названных выше, также следующие учителя: математики в нижних классах – титулярный советник Кандалинский, истории во всех классах обоих эскадронов – действительный статский советник Коссович, географии во всех классах обоих эскадронов – титулярный советник Павловский, фехтования – титулярный советник Матони, рисования во всех классах обоих эскадронов – аудитор 13-го класса Сальников.

Пришлось срочно искать им замену, хотя бы временную159. Немецкий язык в верхних классах взялся преподавать прикомандированный к корпусу штабс-капитан Ромбах, а в нижних – учитель Рейхенбах. Учитель французского языка Курвоазье, преподававший этот предмет в старших классах, стал вести его и в нижних. Преподавание математики в нижних классах вместо Кандалинского было поручено прикомандированному к корпусу штабс-капитану Мертваго. Для преподавания истории во всех классах в 1-м эскадроне пригласили учителя Оренбургского уездного училища коллежского секретаря Классовского, а во 2-м эскадроне – окончившего Казанский университет со степенью кандидата Тукумбетева. Обучать воспитанников фехтованию стал помощник учителя гимнастики Иванов, а рисованию – архитектор кадетского корпуса свободный художник Цыков.

Чтобы заполнить имеющиеся учительские вакансии, В. А. Обручев обратился в штаб военно-учебных заведений, указав на опасность «остановки в преподавании». В своем ответе начальник штаба Я. И. Ростовцев, упомянув, что будут приняты «меры по отысканию в Петербурге преподавателей, согласных на отправление в Оренбург», указал, что «гораздо более можно надеяться найти желающих в ближайших к Оренбургу губернских городах, где есть гимназии или другие учебные учреждения, а также из числа окончивших курс в университетах Харьковском или Казанском»160.

Последовала оживленная переписка, и были рассмотрены заявления нескольких кандидатов. В результате учителем немецкого языка во всех классах был назначен учитель Белостокской гимназии Давыдов. Занять должности учителей математики и географии, как сообщал в сентябре попечитель Казанского университета, выразили желание «окончившие курс наук на казенном содержании со званием кандидата Василий Магницкий и действительный студент Николай Эпафродитов»161. На место учителя математики претендовал также еще один кандидат Казанского университета Егор Панов, но, узнав, какое жалованье он будет получать, счел его недостаточным и попросил вернуть ему документы162.

Между тем В. Магницкий и Н. Эпафродитов – «назначенные к определению на учительские должности в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус воспитанники Казанского университета» – не торопились с отъездом из Казани и задержались до лета 1849 г. Причиной, как объяснил попечитель университета, послужила у Магницкого «жестокая нервическая лихорадка, которой он одержим», а у Эпафродитова – необходимость «приготовления географии как предмета, изучение которого он, на основании правил, окончил в 4-м классе гимназии, и потому требовавшего некоторого времени для повторения»163. В июне 1849 г. оба получили распоряжение немедленно отправиться в Оренбург.

В должности преподавателя истории был утвержден уже работавший временно титулярный регистратор Классовский, но только после прочтения «пробной лекции на темы, присланные от штаба военно-учебных заведений»164.

Законоучителем и священником Неплюевского кадетского корпуса стал протоиерей Петр Алексеевич Сахаров, прибывший 23 декабря 1848 г. из г. Ардатова Симбирской губернии165.

Вопрос о подборе новых преподавателей для Неплюевского кадетского корпуса стоял очень остро. Об этом, например, заявил директор М. С. Шилов инспектировавшему корпус в 1850 г. генерал-лейтенанту Шлиппенбаху. Он сказал, что «по отдаленности края корпусное начальство не может избирать учителей по своему личному усмотрению и по необходимости должно прибегать к газетным объявлениям или обращаться к университетам о вызове желающих занять вакантные места, отчего и были случаи, что являлись преподаватели, более вредные, чем полезные для заведения». При этом он имел в виду «определенных на испытания в 1841 г. по предмету истории и географии губернского секретаря Дмитревского и в 1845 г. по тому же предмету не имеющего чина Коссовича, которые уже умерли, первый 10 августа 1842 г., а последний – 2 июля 1848 г.166 ».

В 1849 г. состоялся очередной выпуск Неплюевского кадетского корпуса. Всего было выпущено 16 воспитанников, завершивших курс обучения, из них 11 – из первого эскадрона и 5 – из второго. Как обычно, при назначении на военную и гражданскую службу учитывались успехи кадета в учебе и его сословное происхождение167.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074