Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

6.5. Преподаватели

В Неплюевском кадетском корпусе очень внимательно велось наблюдение за пропуском уроков учителями. Указывалось количество пропущенных часов и причина отсутствия. При этом отмечалось, что «Воспитанники сих классов занимались повторением пройденного материала и приготовлением следующих уроков под надзором и руководством инспектора классов и его помощника»200. Причиной отсутствия учителей обычно была болезнь, иногда служебные поручения или семейные обстоятельства. В редких случаях, когда причина оказывалась неуважительной, следовало взыскание. Так, 14 ноября 1851 г. «учителю математики кандидату Казанского университета Магницкому за непосещение 10 ноября лекций и неуведомление о сем инспектора классов директором корпуса сделано замечание». Эта запись была внесена в «Дневник Неплюевского корпуса»201.

Состав учителей в это время в основном оставался прежним. Русскую словесность преподавал Грязнов, математику – Федоров и Магницкий, географию – Эпифродитов, историю – Классовский, естественную историю – Рейхенбах, танцы – Дотти. Учителем татарского языка был Костромитинов, учителями арабского и персидского – Кукляшев и Бекчурин, немецкого – Давыдов, французского – Курвоазье.

В октябре 1853 г. умер учитель Классовский, после чего к преподаванию истории был допущен Эпифродитов, а географии – помощник инспектора Митурич. В 1854 г. историю и географию в 1-м эскадроне преподавал также эскадронный офицер Аничков202.

Значительные изменения произошли в 1854 г. В августе в недельном отчете директора сообщалось о серьезной болезни инспектора классов А. Н. Дьяконова, жаловавшегося, как сказано в документе, «на грудную жабу и боли в левом боку»203. Вскоре, 26 сентября последовал приказ о том, что он «согласно просьбе его уволен от службы по болезни с мундиром». Инспектором классов был назначен его помощник капитан Митурич, а на его место – эскадронный офицер Аничков204.

Следует заметить, что А. М. Аничков продолжал производить систематические метеорологические наблюдения205, и их результаты получили высокую оценку Главной физической обсерватории. По ее ходатайству 10 октября 1855 г. он получил награду от императора – бриллиантовый перстень в 140 рублей серебром206.

Между тем в составе преподавателей Неплюевского корпуса происходили дальнейшие перемены, и вопрос о замещении вакантных должностей вызывал беспокойство. Это видно из переписки 1857 г. с управлением военно-учебных заведений. Она началась письмом Я. И. Ростовцева от 27 марта, в котором он сообщал В. А. Перовскому о командировании в Оренбург статского советника В. Н. Семенова, чтобы выяснить, «в какой степени метода преподавания в Неплюевском кадетском корпусе применена к преподаванию, принятому во всех других военно-учебных заведениях»207. Обнаружив недостаток квалифицированных учителей, В. Н. Семенов вызвался по возвращении в Петербург оказать помощь.

В конце декабря он оповестил, «что приискал для Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса учителя французского языка – иностранца Жанколя и архитектора – неклассного художника Мацулевича», которые сразу же отправились в Оренбург. В письме к новому Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору А. А. Катенину, сменившему к этому времени В. А. Перовского, он охарактеризовал обоих: «Г. Жанколя – молодой человек, хотя несколько неуклюжий, но получивший, сколько я мог заметить, солидное образование и одаренный сверх того крепкой грудью (что для учителя общественного заведения – вовсе не лишнее), архитектор Мацулевич – вполне порядочный молодой человек, достаточно знающий свое дело»208.

Здесь же, имея в виду предстоящий уход на пенсию учителя русского языка «старика» Грязнова, он писал: «Для русского языка я также приискал вам отличного преподавателя – г. Лебедева, которому Вы можете смело поручить обучение Ваших детей. Он не схоластик-рутинист, но настоящий филолог, вполне знакомый с новейшими исследованиями о нашем языке и с требованиями современной педагогики. В этом я имел случай лично удостовериться, ибо не раз присутствовал на его лекциях». Вскоре, действительно, как записано в «Дневнике Неплюевского корпуса», старший учитель коллежский советник Грязнов был уволен от службы по прошению с мундиром, а на его место учителем русского языка «переведен столоначальник комиссариата департамента военного министерства коллежский советник Лебедев»209. Он преподавал в Неплюевском кадетском корпусе до ухода на пенсию в 1873 г.

По-видимому, неважно обстояло дело и с преподаванием математики. В 1855 г. из корпуса ушел старший учитель Федоров210, а в мае 1857 г. – Магницкий, который был, как следует из записи в «Дневнике Неплюевского корпуса», переведен на службу в полевую провиантскую комиссию Отдельного Оренбургского корпуса211.

Любопытно, что в 1854 г. Магницкий подавал В. А. Перовскому прошение о разрешении ему открыть школу для образования девиц212. Представив план этого учебного заведения, он просил генерал-губернатора «сообщить о том г. попечителю Казанского учебного округа для дальнейшего зависящего от него распоряжения». «Не лишним считаю также доложить, – писал он, – что я имею в виду со временем из этой школы учредить пансион, в котором девицы, кроме приобретения знаний в предметах, будут приучаться и к хозяйству». Однако попечитель ответил В. А. Перовскому, что «министерство народного просвещения признает неудобным поручать лицу мужского пола содержание женского учебного заведения». При этом он добавил: «Но если б представилась возможность предоставить содержание означенной школы жене г. Магницкого, то я готов содействовать этому». Продолжения это дело не имело.

Говоря об участии В. А. Перовского в делах Неплюевского кадетского корпуса, следует добавить, что на его иждивении находилось несколько кадетов-пансионеров, а также пансионерок Николаевского девичьего института. Об этой стороне его деятельности свидетельствует архивное дело213 объемом в 335 листов, в котором собраны такие же документы о пансионерах и пансионерках, содержавшихся на средства А. А. Катенина, сменившего В. А. Перовского в должности Оренбургского и Самарского военного губернатора летом 1857 г.

Тяжело в это время болевший и просивший об отставке В. А. Перовский приветствовал назначение генерал-адъютанта Катенина, так как считал, что его преемник сумеет принести пользу Оренбургскому краю, с которым, по его словам, он сам «душевно сроднился».


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074