Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

1.3. Основные объекты политической психологии

Политика – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам.

Шарль де Голль

Выделение объектов политический психологии – задача непростая в силу обилия ее межмпредметных и междисциплинарных связей. По характеру изучаемых объектов и своему конкретному содержанию политическая психология на конкретно-практическом уровне тесно смыкается с рядом близких психологических дисциплин, прежде всего с социальной психологией, психологией личности, организационной психологией, психологией рекламы, психологией имиджа. Первое место в этом ряду социальная психология занимает не случайно, так как именно с политической психологией непосредственно взаимосвязаны ее разделы: социальная психология личности, психология малых групп, психология больших социальных групп и массовых явлений, психология общения, психология конфликта, экономическая психология, этническая психология (рис. 1.1).

Политическая психология достаточно тесно связана с социологией и политологией. Особенно тесно взаимодействуя с политической социологией, политическая психология использует ее методы (массовых социологических опросов, демоскопии и др.), обеспечивая их более развернутую интерпретацию, качественный анализ. Это взаимно обогащает обе научные дисциплины, хотя и не исключает извечно продолжающихся дискуссий социологов и психологов о роли и значении представляемых ими наук.

Не менее разнообразны междисциплинарные связи политической психологии с различными разделами политологии. Так или иначе, в целом они имеют общий объект исследования – политику, – а значит и общие корни. Несмотря на постоянно возрастающую самостоятельность политической психологии, политология во многих случаях выступает в качестве заказчика перед ней, выдвигая те или иные функциональные проблемы. Соответственно происходит и взаимообмен методами обеих наук. Задачи, выдвигаемые политологией и политической практикой, сказываются на динамике развития политической психологии, выдвигая на первое место то одну, то другую функциональную проблему, соответственно тот или иной объект изучения.

pic_1_1.wmf

Рис. 1.1. Взаимодействие политической психологии с другими науками и разделами психологии

Конкретные объекты политической психологии лежат в сфере внутренней политики, а также в сфере внешней политики и международных отношений.

Во внутренней политике объектами исследований выступают: личность «политического человека»; политические малые социальные группы; политическая элита общества; большие социальные группы и массы в политике; политические настроения в обществе; межгрупповые конфликты, вызванные борьбой за политическую власть и пр.

В центре исследований находится политическая психология личности и непосредственно связанные с ней проблемы политической социализации и социальных установок. Формы связи «интрапсихических детерминант с политическими процессами» прослеживаются путем анализа проблем лидерства, проявлений политического недовольства, антиправительственных выступлений, поведения на выборах и т.д.

Психология личности «политического человека» рассматривается в двух аспектах. Во-первых, личность лидера. В этом аспекте исследуются индивидуально-психологические особенности конкретных государственных и политических деятелей. Основоположником данной линии был, как известно, З. Фрейд, создавший в соавторстве с У. Буллитом первый в науке психобиографический портрет «28-го президента США» Т.В. Вильсона [234]. Трансформировавшись в психоисторию, эта линия обогатилась и иными, не только психоаналитическими подходами. В ее рамках активно исследуются механизмы мотивации политического поведения; способы принятия политических решений; особенности политического мышления; политико-психологические механизмы влияния на различные социальные группы и слои населения; особенности имиджа лидеров и т.д.

Во-вторых, личность рядового участника политических процессов или члена определенной социальной группы. Таким образом исследуется целый ряд проблем – степень вовлеченности «среднего человека» в политику; конкретные типы такой вовлеченности («лидер», «ведомый», «исполнитель», «сочувствующий» и др.); «качество» участия в политической деятельности (гибкость, ригидность позиции, творческий подход); механизмы «привязанности» к политической системе (так, например, западными политическими психологами выделяются «сентиментальный» и «инструментальный» виды лояльности) [154] и т.д.

При исследовании политической психологии личности важнейшее место занимает социальная установка. Если процесс политической социализации объясняет, каким образом личность усваивает социальный, политический опыт и вместе с тем активно (организованно или стихийно) воспроизводит его, то формирование социальных установок личности отвечает на вопрос: как усвоенный социальный опыт преломлен личностью и конкретно проявляет себя в ее действиях и поступках? [8]. Политическая психология рассматривает социальные установки и стереотипы как предрасположенность личности к определенному восприятию ситуации, ее оценке и последующим действиям. Социальные установки в этом контексте изучаются в качестве ведущих механизмов политического поведения и деятельности. Только при изучении этого механизма можно понять, чем конкретно регулируется поведение и деятельность человека.

Для того чтобы понять, что предшествует развертыванию реального действия, необходимо прежде всего проанализировать потребности и мотивы, побуждающие личность к деятельности. В общей психологии и теории личности как раз и рассматривается соотношение потребностей и мотивов для уяснения внутреннего механизма, побуждающего к действию. Однако при этом остается не ясным, чем определяется выбор мотива. Этот вопрос имеет несколько сторон: почему в определенных ситуациях люди поступают так, а не иначе? Почему выбирают именно эту цель (как цель номер один)? Почему выбирают эту цель здесь-и-теперь [72]? Чем они руководствуются, когда выбирают именно данный мотив? Понятие, которое в определенной степени объясняет выбор мотива, есть понятие социальной установки [152]. Не случайно в теории А.Н. Леонтьева близким к социальной установке является понятие «личностный смысл», которое рассматривается как отношение мотива и цели предполагаемой деятельности.

Установка включает в себя когнитивный и эмоциональный компоненты наряду с психологической готовностью к некоему действию, то есть активно-действенное отношение субъекта к политическим объектам – партиям, движениям, политическим деятелям и пр. Отличительной особенностью изучения установок в рамках политической психологии является стремление не просто описать их, но раскрыть механизмы их формирования, спрогнозировать направленность их изменений и выработать методы целенаправленного воздействия на эти изменения.

Во внешней политике и международных отношениях политическая психология исходит из того, что психологическая наука имеет, хотя и ограниченное, но достаточно важное значение в теории и практике международных отношений. Сегодня, как и прежде, во внешней политике невозможно игнорировать роль лидеров государств, общественного мнения и политического настроения различных социальных слоев общества, оказывающих влияние на решение не только внутри-, но и внешнеполитических вопросов. В центре данной проблематики находится изучение политической элиты различных стран (личностей и групп, принимающих решения, имеющие международное значение). Детально исследуются проблемы конфликтов, как в теоретическом, так и в прикладном планах, психологические механизмы принятия внешнеполитических решений, влияние тех или иных акций элиты на общественное мнение, психологические механизмы ведения переговоров и урегулирования международных противоречий и конфликтов. В общем виде, предметом этого направления является «человеческий фактор международных отношений».

Исследования данного рода носят, прежде всего, прикладной характер. Они предполагают:

– изучение психических процессов, состояний и свойств индивидуальных и коллективных субъектов, которые находят свое выражение в сфере международных отношений;

– использование психологической теории для интерпретации политических событий, имеющих международное значение;

– психологический анализ политических решений во внешней политике и международных отношениях;

– изучение и учет психологических аспектов политического общения и политической международной коммуникации;

– применение психологических знаний в урегулировании международных конфликтов, поддержании стабильности в межгосударственных отношениях. И. др.

Ряд объектов политической психологии находятся в сфере решения военно-политических вопросов [154]. В рамках военно-политического использования политической психологии акценты делаются на вопросы борьбы с армиями реальных и потенциальных противников. Это включает в себя психологическое исследование:

– особенностей личности военачальников;

– проблем разработки психологических механизмов предательства;

– вопросов отработки подрывных психологических мероприятий, разработки специальных операций;

– вопросов совершенствования тактики ведения допросов;

– механизмов ведения психологической войны в разных формах.

Таким образом, предварительный обзор основных объектов политической психологии показывает, что современная политико-психологическая наука представляет собой не вполне еще систематизированное соединение теоретических подходов и прикладных исследований, обнаруживающих, тем не менее, достаточно закономерное психологическое объяснение политических процессов и явлений.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074