Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

4.9. Политическое сознание и политическое самосознание

Если не можешь изменить ситуацию – измени свое отношение к ней.

Станислав Ежи Лец

Термин «политическое сознание» широко применяется не только в политической психологии, но и в философии, политологии, социологии, культурологи и в других науках и научных дисциплинах и поэтому рассматривается зачастую во взаимосвязи с такими феноменами как политическая культура, политическая идеология и пропаганда и т.д. Е.Б. Шестопал как синонимы рассматривает понятия «политическое сознание» и «политический менталитет», хотя ряд авторов, как правило, дифференцируют эти понятия.

В политической психологии политическое сознание – одна из центральных категорий, обозначающая результаты восприятия субъектом той части окружающей его действительности, которая связана с политикой и в которую включен он сам, а также его действия и состояния, связанные с политикой.

В содержательном отношении большинство исследователей рассматривает политическое сознание как многомерное, неоднородное, «пульсирующее», внутренне противоречивое, многоуровневое образование, в обобщенной форме отражающее степень знакомства субъекта с политикой и рационального к ней отношения (в противовес, скажем, коллективному бессознательному в политике).

В гносеологическом плане политическое сознание тесно связано с другими основополагающими политико-психологическими понятиями и категориями. В частности, как уже было сказано, оно тесно связано с политической культурой – генетически политическое сознание является ее производным, высшим уровнем и, одновременно, в развитых формах политической культуры, ее стержневым компонентом. Политическое сознание тесно связано с политическим поведением, выступая в качестве его рациональной основы. Оно связано с политической системой, представляя ее субъективный фундамент, так сказать, «человеческую основу».

В традиционном отечественном понимании политическое сознание трактовалось как вариант общественного сознания, возникающий как отражение, прежде всего, социально-экономических условий человеческого бытия. В общепринятой мировой традиции политическое сознание рассматривается в более широком контексте, как вся совокупность психического отражения политики, как ее субъективный компонент, проявляющий себя на разных уровнях, в различных ситуациях.

Понятие политического сознания особенно активно началось разрабатываться в рамках поведенческого направления в политологии, приобретя особую популярность к середине XX века. Однако вскоре, когда обнаружилась ограниченность ортодоксального бихевиористского течения, выяснилось, что понимание политического поведения требует внимания к таким «независимым переменным», как политическое сознание и, шире, вся психическая сфера субъекта поведения. Категория политического сознания оказалась удобной за счет широты вкладываемого в нее содержания, значительной объяснительной силы, а также благодаря тому, что стала своеобразным узловым понятием, аккумулировавшим разрозненные до того взгляды и данные разных научных дисциплин. Такое синтетическое свойство и позволило понятию политического сознания стать одним из основополагающих в новой, во многом синтетической по своему происхождению политико-психологической науке.

В отечественной психологии А.Н. Леонтьев рассматривал сознание как высший уровень развития психики человека, как результат общественного способа бытия человека, его длительной, совместной с другими деятельности. Такая трактовка дает основание для определения понятия «политическое сознание».

Политическое сознание – это опосредованное отражение политической жизни общества, сущностью и содержанием которого является проблема власти, формирование, развитие и удовлетворение интересов и потребностей политических субъектов, совокупность взглядов, оценок, установок, которые, отражая политико-властные отношения, обретают относительную самостоятельность.

Политическое сознание даже в рамках политической психологии относится к числу междисциплинарных, комплексных категорий, с различных точек зрения исследуемых разными течениями внутри различных направлений политической науки в целом. Так, в частности, как один из важнейших компонентов общественного сознания, политическое сознание рассматривается политической философией, в марксистском варианте соотносящей политическое сознание с материальными процессами бытия и трактующей его как теоретическое отражение политических отношений и политических реальностей, преломленных сквозь призму субъективной, прежде всего конкретно-исторической, «классовой» системы оценок, и обусловленных в конечном счете экономическим положением того или иного класса в классовом обществе. При такой трактовке внутри политического сознания выделяются два основных уровня: собственно «теоретический» и «государственно-бюрократический», то есть, уровень принятия политических решений [154].

Политическая социология выделяет в политическом сознании несколько иные, прежде всего, идеологический и массовый уровни, и сосредоточивает внимание на раскрытии содержательных характеристик консервативного, либерального, реформистского, революционного, тоталитарного, авторитарного, демократического и других конкретных типов политического сознания, трактуя его, прежде всего, как совокупность, с одной стороны, установок и стереотипов, сформировавшихся вне сферы политического сознания, и, с другой стороны, выводов, полученных в результате самостоятельного анализа индивидом или группой социально-политической действительности, выделяя в качестве особых факторов идеологические компоненты политического сознания, оказывающие на него значительное искажающее влияние.

Исследование политического сознания средствами политической психологии характеризуются стремлением соединить анализ его социально-политического содержания и индивидуальных механизмов его функционирования, используя общепсихологические и социально-психологические понятия (потребности, интересы, ориентации, установки и т.п.), оценивая политическое сознание на основе данных, касающихся информированности людей в отношении политики, характера их мировоззрения, системы ценностей и т.п.

Целостное, собственно политико-психологическое изучение политического сознания в первую очередь включает исследование его субъектов-«носителей», динамики развития политического сознания и основных его функциональных форм. С точки зрения субъекта политического сознания, в политической психологии подразделяются массовое, групповое и индивидуальное политическое сознание.

Массовое политическое сознание характеризуется отношением общества к вопросам, имеющим актуальное политическое содержание и чреватым определенными политическими последствиями. Массовое политическое сознание – особый, политизированный сегмент массового сознания. Структурно политическое сознание включает статичные (типа ценностей и «общих ориентаций») и динамичные (например, массовые настроения) компоненты.

В конкретном выражении это, во-первых, уровень ожиданий людей и оценка ими своих возможностей влиять на политическую систему в целях реализации имеющихся ожиданий. Во-вторых, это социально-политические ценности, лежащие в основе идеологического выбора (например, справедливость, демократия, равенство, стабильность, порядок и т.д.). В-третьих, это быстро меняющиеся мнения и настроения, связанные с оценками текущего положения, правительства, лидеров, конкретных политических акций и т.д.

Политическое сознание определяет тип и уровень политической культуры общества и обусловливает наиболее типичные, массовые варианты политического поведения. Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания – опросы общественного мнения по политическим вопросам.

Групповое политическое сознание – это обобщенное сознание тех или иных более определенных и организованных, конкретных больших (социальные классы, национально-этнические образования, группы и слои населения) и малых (например, политическая элита, политбюро правящей партии, разнообразные лоббистские образования типа «групп давления» и т.п.) групп, связанное с политикой. Исходя из объективного места группы в социально-политической системе и особенностей группового самосознания, такое политическое сознание трактуется как совокупность представлений, определяющих содержание, направленность и интенсивность политической активности группы. В структурном отношении особое внимание уделяется политическим позициям и идеологическим предпочтениям, доминирующим в групповом политическом сознании. Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания – анализ документов политического характера, исходящих от интересующих групп.

Индивидуальное политическое сознание – это свойство и качество личности, «политического человека», способного так или иначе воспринимать политику, более или менее точно ее оценивать и относительно целеустремленно действовать в политическом плане. Здесь наибольший интерес представляют индивидуально-психологические особенности, типовые характеристики и структурные компоненты сознания и поведения человека в политике как особой сфере человеческой деятельности. Важно также изучение процессов политической социализации личности, способов, используемых индивидом для овладения массовым и разными групповыми вариантами политического сознания, а также для выработки собственного политического сознания на индивидуальном уровне. Анализ механизмов, управляющих функционированием политического сознания на этом уровне, позволяет выделить в нем два блока компонентов. Это, во-первых, мотивационный компонент (политические потребности, ценности, установки, чувства и эмоции) и познавательный компонент (знания, информированность, интерес к политике, убеждения). Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания – индивидуально-психологическое исследование, а также выделение социально-политических типов личности в отношении политического сознания.

Помимо такого ракурса, центрирующегося прежде всего на субъекте политического сознания, Д.В. Ольшанский выделяет направления, связанные с исследованием динамических аспектов политического сознания. Эти направления, по мнению автора, развиваются в двух сферах. С одной стороны, это изучение последовательных этапов и трансформаций политического сознания в рамках одного общества (например, лонгитюдные исследования процессов перехода от тоталитаризма к авторитарному и, затем, к демократическому политическому сознанию в ряде развивающихся стран в рамках сравнительно-исторического политико-психологического направления). С другой стороны, это чисто сравнительные политико-психологические исследования, осуществляемые с помощью «метода срезов». Сюда относится анализ типов и видов политического сознания, существующих в разных обществах (например, кросс-культурные исследования).

Динамика и характеристики разных этапов развития политического сознания обычно исследуются на всех доступных уровнях – массовом, групповом и индивидуальном, – что позволяет строить достаточно надежные прогнозы и оценивать вероятность конкретных вариантов модификации политических систем в исследуемых обществах. В целом, одним из ключевых в данном контексте является вопрос о связи политического сознания с функционированием политической системы.

Важным функциональным направлением изучения политического сознания является исследование его обыденных и теоретико-идеологизированных форм.

Обыденное политическое сознание отличается целым рядом специфических свойств: содержательной диффузностью, размытостью, спутанностью и противоречивостью, отрывочностью, несистематизированностью, повышенной эмоциональностью, во многом случайностью образующих его компонентов, стихийностью становления и развития под влиянием бытовых представлений и суждений о политике в рамках так называемого «житейского здравого смысла». Одновременно, оно характеризуется устойчивостью и особого рода инерционностью влияния на политическое поведение. Даже вступая в противоречие с параметрами теоретического, идеологизированного политического сознания, обыденное политическое сознание может продолжать определять такое поведение.

Теоретико-идеологизированное политическое сознание исходит из строгих и стройных представлений, представляющих собой целостную рациональную систему взглядов и суждений, определенное мировоззрение, объясняющее окружающую человека политическую действительность на основе той или иной идеологической концепции и сводящееся к расширенной экспликации идеологии на подлежащие осознанию сферы жизни.

Диалектика перехода тех или иных компонентов политического сознания из одной формы в другую представляет собой существенный показатель социально-политического развития.

Подавляющее большинство конкретных исследований политического сознания носит прикладной, практически ориентированный характер и, в основном, направлено на обслуживание целей и интересов организованных в политическом отношении групп и сил. В первую очередь, они нацелены на изучение внутренних, психологических причин и механизмов поведения электората. С другой стороны, они направлены на изучение и возможности увеличения политической поддержки и повышения уровня политического участия граждан. Ориентированы они и на анализ различных аспектов общественного мнения (важный эмпирический показатель политического сознания) по тем или иным актуальным вопросам в контексте взаимоотношений правящих сил и оппозиции, массового, а также групповых вариантов политического сознания – и организацией власти и управления в политической системе. Не менее важными являются исследования политического сознания в контексте его идеологической обработки с выходами на возможности управляющего воздействия на политическое сознание.

Наряду с сознанием, не менее важной категорией политической психологии является политическое самосознание. В психологии оно определяется как осознание человеком себя как индивидуальности, и направлено соответственно на самого субъекта [29].

Самосознание политическое понимается как процесс и результат выработки относительно устойчивой осознанной системы представлений субъекта политических отношений о самом себе в социально-политическом плане, на основе которой субъект целенаправленно строит свои взаимоотношения с другими субъектами и объектами политики как внутри социально-политической системы, так и за ее пределами, и относится к самому себе. Это осознание себя в политике как самостоятельного деятеля, целостная оценка своей роли, целей, интересов, идеалов и мотивов политического поведения.

Субъектом политического самосознания может выступать отдельная личность. В этом случае говорят об индивидуальном политическом самосознании, об осознании себя в качестве воспринимающей, мыслящей, чувствующей и сознательно действующей в политике личности.

Субъектом политического самосознания может выступать и социальная группа. В данном случае речь идет о групповом политическом самосознании, подразумевающем наличие в большей или меньшей степени идеологизированных концепций, касающихся коллективного осознания группой особенностей свойственного ей политического восприятия, мышления, характера и направления деятельности в соответствии со своими интересами, потребностями и мотивами. Причем размер группы не имеет практического значения. В реальности встречаются проявления политического самосознания как в отношении малой группы (например, политическое самосознание родового клана, небольшой парламентской фракции, или претендующей на власть политической клики), так и в отношении большой социальной группы, нации или народности, социального слоя или класса.

Политическое самосознание независимо от специфических особенностей субъекта включает три основных аспекта: когнитивный, эмоциональный и оценочно-волевой.

Когнитивный аспект (политическое самосознание в самом узком, буквальном смысле, как набор осознанных объективных знаний о своем месте в политике) подразумевает наличие определенного информационного уровня, позволяющего сопоставить имеющуюся информацию об устройстве окружающей социально-политической среды с представлениями субъекта о собственной роли и возможностях в этой среде. Так, в ходе политической социализации формируется политическое самосознание отдельной личности: усваивая социально-политические знания нормативного характера, индивид сопоставляет их с собственными возможностями влиять на политическую жизнь и уясняет, в частности, что эти возможности связаны с обретением права голоса и рядом иных атрибутов «политического гражданина». Соответственно, для него когнитивный аспект политического самосознания включает знания относительно как минимум двух больших этапов собственного развития: до и после обретения соответствующего статуса.

Эмоциональный аспект политического самосознания выражается в определенном эмоционально окрашенном субъективном отношении к знанию своего объективного политического статуса. Последний может устраивать или не устраивать, восприниматься как высокий или низкий, благоприятный или неблагоприятный и т.п. С эмоциональным аспектом политического самосознания связаны такие явления, как политическое самоуважение (свойственное, например, представителям сил, господствующих в политической системе) или, напротив, политическое самоуничижение (отличающее обычно представителей смирившихся со своим угнетением групп и слоев), политическое себялюбие (особенно проявляющееся на уровне индивидуальных амбиций политических деятелей, стремящихся к личной власти), и т.п.

Оценочно-волевой аспект политического самосознания тесно связан с эмоциональным и проявляется, прежде всего, в стремлении повысить политическую самооценку, завоевать политическое уважение, обрести или укрепить политическое влияние, авторитет, а в конечном счете – политическую власть. Это может проявляться в разных формах. На уровне индивидуального субъекта политического самосознания – как борьба, например, за массовую поддержку того или иного кандидата на выборный пост. На групповом уровне – как те или иные лоббистские тенденции, связанные с продвижением к власти своих представителей. На социальном макроуровне это может выражаться в массовом стремлении, например, угнетенного социального слоя к социальной революции, радикальным преобразованиям в социально-политической системе общества.

В своей совокупности, три названных аспекта политического самосознания образуют целостный политический образ самого себя, хотя и существующий на разных уровнях развития практически у всех реальных или виртуальных, созданных идеологической пропагандой, субъектов социально-политической жизни. Такой образ представляет собой интегрированное сочетание нескольких компонентов, включая реальное политическое представление о себе в настоящее время; идеальное представление о том, каким субъект, по ого мнению, должен был бы стать и о том, какую роль он должен был бы играть в обществе в соответствии со своими способностями и возможностями; динамическое представление о том, каким субъект намерен стать в относительно ближайшее время и др. Названные компоненты отражают степень развитости и детализированности политического самосознания, его развернутости в социально-политическом времени (включая исторические проекции в прошлое и будущее, представления об «исторической миссии» и т.п.) и пространстве (например, представления о масштабах возможной и желательной социально-политической экспансии влияния данного субъекта).

Политическое самосознание выступает одновременно и как предпосылка и как результат социально-политического взаимодействия. Это деятельностное, а не умозрительное политико-психологическое образование.

В политической практике политическое самосознание проявляется, во-первых, как осознанное политическое самоопределение или как выраженное стремление к нему, и, во-вторых, как стремление к реальной социально-политической независимости и автономности для реализации определившего себя политического самосознания – в виде стремления к политической суверенизации субъекта политического самосознания. Примером такого рода стал известный «парад суверенитетов», деклараций о политической независимости бывших республик Союза ССР. Политико-психологической основой данного феномена стало бурное развитие политического самосознания и преодоление доминировавшего прежде политического отчуждения. Последнее всегда оказывается наиболее сильным препятствием на пути развития политического самосознания. Именно это обычно используется в практике тоталитарных систем, когда монопольным правом в решении политических вопросов обладают лишь высшие эшелоны власти, а иногда и отдельный лидер (монарх, диктатор, вождь и т.п.), персонифицирующий все политическое самосознание данного общества.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074