Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

5.2. Политико-психологическая структура личности

Самое важное и существенное – люди, живые души, клетки общественной ткани, а не внешние формы,  за которыми может быть скрыто любое содержание…

Н.А. Бердяев

Проблемой особого свойства является вопрос о политико-психологической структуре личности. Это сложное системное образование, включающее в себя биологический (природный), психологический и социально-психологический уровни, которые в единстве и во взаимосвязи образуют индивидуальность.

Биологический уровень

К биологическим свойствам относятся пол, возраст, темперамент.

Пол играет немаловажную роль в исполнении политических функций, в политическом участии личности. Кому предпочтительнее быть политиком – мужчине или женщине? Есть ли в политике место женщине? Если есть, то каково это место? Эти и им подобные вопросы уже давно занимают политических психологов.

Свою лепту в решение вопроса о роли мужчины или женщины в политике внес еще З. Фрейд. «Политик всегда мужчина. Два образа – образ отца и «отцеубийцы». Я. Дубейковская называет психоаналитическую модель: затянутая Эдиповым комплексом психологическая пружина увлекает в политику, в которой есть возможность ежедневно доказывать свое влияние и побеждать врагов – символических отцов – или, наоборот, бороться за признание отца (президента, губернатора) с другими братьями. Именно из этой эдипальной ситуации появляются два доминирующих типа кандидатов на выборах: образ отца, олицетворяющего силу, стабильность, ответственность и заботу, и образ отца-убийцы, несущий в себе критику власти, потрясение основ, запугивание избирателей [68].

Если говорить о женщинах, то они всегда имели в политике определенное значение, но, как правило, не на официальных постах разного уровня, а «за кулисами» [251]. Такое ограничение нередко приводило к прямой или скрытой дискриминации, вызывая волну феминистского движения.

Одним из важных показателей участия женщин в политике является представительство «слабого» пола в высших органах государственной власти.

Вот о чем говорят данные NEWSru.com от марта 2013 года «В процессе ротаций, осуществленных в последнее время в Совете Федерации, усугубился гендерный перекос, в результате чего представительство женщин в СФ сократилось практически до 5 %. Этот перекос не может компенсировать даже факт наличия женщины (Валентины Матвиенко) на посту спикера. Судя по исследованию Всемирного экономического форума (ВЭФ), который ежегодно рассчитывает так называемый индекс гендернего неравенства
(Global Gender Gap Index) для стран мира, Россия в 2012 году заняла в нем лишь 59-е место, опустившись на 16 позиций по сравнению с данными 2011 года (43-е место). В 2009 году РФ была на 51-й позиции, а в 2010-м – на 45-м месте.

Участие женщин в политическом процессе, их представительство в руководящих органах страны, как раз является одной из критических областей гендерного неравенства. И такое участие женщин в политике оценивается по трем показателям: соотношение полов в парламенте, на министерских должностях и число женщин на посту руководителя государства за последние 50 лет. Если по последнему пункту России вообще нечего предъявить, то по наличию «слабого» пола в кабинете министров и в парламенте есть некоторые подвижки. К примеру, в Государственной думе этот перекос пытаются исправить: из общих 450 мандатов женщинам принадлежит 68, то есть 15 %. Но в Совете Федерации, как уже отмечалось, может остаться около 5 %. Этот показатель очень незначителен не только на фоне парламентов развитых демократических стран, но и показателей советского времени, когда число женщин – депутатов Верховного Совета СССР достигало 33 %. Отметим, что в России женщины занимают 49 % всех рабочих мест в стране. И это один из лучших показателей в мире. Однако число женщин в России на крупных руководящих должностях, а тем более в политике, крайне мало (NEWSru.com, 25.03.3013).

Что касается участия женщин в политике на региональном уровне, то исследование заместителя губернатора Архангельской области Е.В. Кудряшовой показывает, что во всех законодательных собраниях в целом по стране женщины составляют только 9 %. В самой Архангельской губернии оказалось, что в ее самых депрессивных районах (например, на Соловецких островах) в органах местного самоуправления до 82 % женщин. На уровне региональной власти их оказалось вдвое меньше. Это исследование подтвердило, что так называемая «гендерная пирамида» с советских времен никуда не делась: «Где больше власти, там меньше женщин» [по: 78].

В то же время 56 % опрошенных наших сограждан считают, что женщина должна идти в большую политику. «Это очень обнадеживающий показатель, – утверждает политолог С.Г. Айвазова, – особенно если учитывать, что между декларируемыми ценностями и реальным поведением людей всегда существует разрыв. А значит, женщины действительно смогут, рано или поздно, занять лидирующие позиции» [78]. Однако по опросу Левада-Центра (АиФ, № 24, 2009), видеть женщину на посту главы государства пока готов лишь 41 % сограждан, 44 % предпочли бы оставить высшую власть в мужских руках.

Многие эксперты полагают, что проблема здесь не только в мужчинах, которые держатся за свои министерские портфели, но и в самих женщинах, в их отношении к власти. «Женщины сами должны выйти из политического оцепенения, начать выдвигать и избирать своих лучших представительниц во властные структуры, – считает председатель общественной организации «Лига избирательниц Санкт-Петербурга» Т.С. Дорутина.

Известный (теперь уже в прошлом) политик Ирина Хакамада на своем официальном сервере пишет, что проблема участия женщин в политике – проблема ментальная. «Женщины изначально прощают любую глупость мужчинам, но не прощают малейших просчетов женщинам. Женщины гораздо хуже голосуют за женщин-политиков, и уж тем более не могут им простить, если женщины-политики начинают жить на более высоком уровне. Проблема усугубляется еще и тем, что подрастающее поколение еще более консервативно, чем даже ныне существующее». Объективно ситуация такова, что в политике женщина, по мнению И. Хакамады, «сильнее, умнее, кропотливее, толерантнее, выносливее. Именно поэтому мужики так и держатся за власть. Но еще буквально 15–20 лет, и женщина станет Президентом» [78]. Конечно, это мнение субъективное, но весьма характерное. Политический опыт И. Хакамады и других российских женщин-политиков выявил парадокс: «она – женщина в политике, но в политике она – не женщина». На традиционно мужском поле женщина играет по мужским правилам, не кокетничает, не флиртует. Чтобы добиться успехов на политическом поприще, женщина должна быть целеустремленной, прагматичной и рациональной, продумывать все действия на несколько шагов вперед.

Тем не менее, женщины, оставаясь в политике все-таки женщинами, проявляют в процессе межличностного взаимодействия такие отличные от мужчин особенности, как более точная дифференциация эмоционального состояния, межличностных отношений, достоинств и недостатков личности, более эмоционально предрасположены к проникновению во внутренний мир человека, у них выше показатели социально-психологической наблюдательности. Хотя мужчины точнее определяют уровень интеллекта собеседника.

Еще одна проблема – отсутствие на данный момент в «большой федеральной среде» ярких лидеров. Многие эксперты по гендерным вопросам справедливо замечают, что харизматичных лидеров женского пола на современной политической арене слишком мало. И что среди женщин-политиков необходима смена декораций и смена лиц, подчас уже сильно надоевших своей неоправданной амбициозностью.

Существенное значение для личности политика, особенно для его выдвижения имеет возраст. Известно, что в переломные эпохи, в периоды кризисов на руководящие посты нередко выдвигаются более молодые, а иногда и просто юные лидеры. Это связано с необходимостью полной или значительной смены всей прежней политической элиты и выдвижения поколения, не связанного с прежним правящим слоем в силу своего возраста.

Революционные события и гражданская война в России 1918–1921 годов выдвинули на крупные руководящие посты большевистской партии и молодого Советского государства относительно молодых политиков и военачальников, средний возраст которых составлял не многим более 40 лет. Среди известных и самых молодых военачальников Красной Армии того времени – В.И. Чапаев (в 32 года командир дивизии), Н.А. Щорс (в 24 года командир дивизии), А.П. Гайдар (в 17 лет командир полка) и др.

В постсоветский период в числе руководителей страной и регионами – С.В. Кириенко (в 32 года председатель Правительства РФ), позднее – А. Островский (в 36 лет губернатор Смоленской области), А. Турчак (в 33 года губернатор Псковской области), Н. Никифоров (в 29 лет министр связи и массовых коммуникаций в Правительстве РФ).

В периоды более или менее стабильного развития страны на верхние этажи политической власти поднимаются политики более позднего возраста – те, кто занимает свои позиции достаточно длительное время. В тех политических культурах, где почтенный возраст играет особую роль, символизируя житейскую мудрость, политическими лидерами становятся представители как раз такого возраста. В числе престарелых лидеров – Мао Цзэдун и Дэн Сяопин в Китае, Ким Ир Сэн в КНДР, Фидель Кастро на Кубе.

В то же время в российской политике возраст и связанная с этим болезненность были важным фактором, влияющим на негативное восприятие президента Б.Н. Ельцина в последние годы его пребывания на посту, как это было с Л.И. Брежневым, К.У. Черненко и другими лидерами СССР. Избрание в 2000 году 48-летнего В.В. Путина определялось во многом именно его моложавостью и здоровьем на фоне его предшественника.

Возраст, как уже говорилось, характеристика биологическая, не имеющая какого-либо политического значения. Однако под влиянием особенностей той или иной культуры, этнических и других традиций, общественных потребностей и сложившейся социально-политической ситуации, возрастные данные приобретают политическое значение. При этом биологические характеристики играют роль «ограничителя» в процессе рекрутирования на ту или иную политическую роль, а возраст имеет чисто психологические следствия, такие как ригидность мышления, приверженность привычкам, стереотипам и пр.

Что касается психологического развития в средней и поздней взрослости (возрасте наиболее характерном для занятий активной политической деятельностью), то исследования [173] обнаруживают существенные позитивные изменения личности людей, продвигающихся с возрастом к более высоким уровням компетентности. В условиях стресса люди зрелого возраста не теряют бодрого расположения духа, оказывают помощь другим, думают о будущем и не спешат реагировать на текущие неизбежные конфликты.

Для взрослого возраста характерно и социальное развитие. Несмотря на то, что у людей, достигших возраста средней взрослости, отмечается относительное снижение характеристик психофизических функций, это никак не отражается на функционировании когнитивной сферы человека, не снижает его работоспособность, позволяя ему сохранять трудовую и творческую активность. Поэтому, вопреки ожиданиям снижения интеллектуального развития после того, как оно достигает своего пика в период юности, развитие отдельных способностей человека продолжается в течение всего среднего возраста. Особенно это относится к тем, кто связан с трудовой деятельностью человека и его повседневной жизнью.

К биологическим свойствам, как уже было сказано, относятся и свойства темперамента, которые играют немаловажную роль в политическом участии личности.

Пожалуй, в наибольшей мере это относится к эмоциональной сфере, характеризующейся, по Б.М. Теплову, эмоциональной возбудимостью, силой эмоций, тревожностью, пластичностью-ригидностью, резистентностью, субъективацией и другими характеристиками [225]. Эмоции не просто присутствуют, но нередко становятся движущими силами в политике. Необычайно важна роль эмоциональной сферы человека в его стремлении сделать политическую карьеру, в принятии и реализации руководителем политических решений.

Темперамент придает форму поступкам политических деятелей, сказывается на их способности зажечь своих последователей эмоциональным восприятием политических событий, передать им свое видение этих событий.

Политические процессы в истории нашей страны изобилуют примерами влияния эмоций в принятии политических решений и реагировании на сложные, порой драматические ситуации в стране, в обществе. Достаточно вспомнить сильнейший эмоциональный накал в «схватке» В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого при обсуждении вопроса о подписании Брестского мира. Или эмоциональная подавленность И.В. Сталина в первые дни Великой Отечественной войны, его неспособность лично обратиться с воззванием к советскому народу по радио. Или эмоциональная несдержанность Н.С. Хрущева в малоприятном эпизоде в ООН, когда руководитель СССР стучал по трибуне ботинком, осуждая политических оппонентов и требуя внимания аудитории.

Можно привести аналогичные примеры проявления эмоций в политических процессах в России постсоветского периода. Это схватки союзного и российского руководства в 1990 году; поведение членов ГКЧП перед телекамерами в августе 1991 года; заседание парламента, амнистировавшего участников августовского путча; переговоры премьер-министра В.С. Черномырдина с чеченскими террористами, захватившими Буденновск и др.

Эмоции становятся особенно мощной движущей силой в политике, когда они принимают массовый характер (подробнее об этом в следующих главах).

Были момента и странных эмоций. Многие психологи и политологи не могли объяснить странное поведение толпы перед зданием Белого дома в Москве в тот момент, когда по нему начали стрелять танки: люди не расходились, как будто не понимали серьезности и опасности происходящего и присутствовали на спектакле. Такая утрата чувства риска свидетельствует об эмоциональной патологии, ставшей результатом воздействия сильных политических стимулов [251].

Психологический уровень

Психологический уровень структуры личности определяется характером, мотивационной, ценностно-смысловой сферой.

Характер личности в контексте политико-психологического анализа – это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающихся и проявляющихся в социально-политических отношениях, обусловливая типичные для индивида способы политического поведения. Содержанием характера является практическое отношение человека к другим субъектам политики и через них к самому себе, к своему политическому поведению, к результатам своей политической деятельности, к политическим событиям, ситуациям. В этих отношениях характер человека проявляется и в них же он формируется.

Во взаимоотношениях человека с другими субъектами политики складываются и проявляются такие черты характера как благожелательность, гибкость (недогматичность), гуманность, здравомыслие, интуиция, лаконичность, находчивость, общительность, остроумие, проницательность, рассудительность, социальный интеллект, справедливость, тактичность, толерантность, уважительность, честность и другие и противоположные им черты.

В отношении человека к своей политической деятельности и ее результатам складываются и проявляются такие черты характера как гибкость и открытость изменениям, деловитость, дипломатичность, добросовестность, инициативность, компетентность, новаторство, обязательность, организованность, поведенческая мобильность, предусмотрительность, пунктуальность, и другие и противоположные им черты.

Отношение человека как субъекта политики к самому себе определяется такими чертами характера как гордость, готовность к самопожертвованию во имя высокой цели, обидчивость, самолюбие, самомнение, самообладание, самоорганизованность, самоотвеженность, самооценка (завышенная или заниженная), чувство собственного достоинства, тщеславие, уверенность в себе или мнительность и т.д.

Характер человека как субъекта политики проявляется и в отношении к политическим событиям, политическим ситуациям. Здесь важными чертами характера являются гуманность, дипломатичность, отзывчивость, совестливость, сострадательность, толерантность, проницательность и др.

Характер связан со всеми сторонами политической психики, но особенно тесна его связь с политической волей, которая является как бы хребтом характера. Особенности волевой сферы (о которой говорилось выше), переходя в свойства личности, образуют существеннейшие черты характера.

Характер личности как субъекта политики проявляется в многообразных связях и отношениях, в которые оказывается включенным индивид, реализуя цели и задачи своей политической деятельности. Это публичные выступления, политические дискуссии, переговоры и т.п. Во всем этом проявляется и такое важное качество как политическая культура, точнее ее уровень.

Особую проблему составляет нравственная сторона характера личности, участвующей в политике. Часто можно встретить утверждение, что политика – дело грязное: она находится по ту сторону добра и зла и с моралью несовместима. Тот, кто вступает на стезю политической деятельности, должен к этому служению подготовиться не только интеллектуально, но и нравственно, поскольку политика – одна из самых тонких, сложных и ответственных видов деятельности. Стоит привести слова И. Канта о том, что «истинная политика не может сделать шага, не присягнув заранее морали,… так как мораль разрубает узел, который политика не могла развязать, пока они были в споре». Правда бывает лучшей политикой! Не может пользоваться уважением и доверием народа политик, равнодушный к моральным соображениям [83].

Мотивационная сфера личности в политико-психологическом анализе определяется динамическими тенденциями личности – потребностями и мотивами политического участия, политическими интересами, идеалами, политическими ценностями и ценностно-смысловыми ориентациями.

Мотив в данном случае понимается как побуждение и как причина выбранного человеком политического поведения, политического участия, то есть как то, ради чего человек осуществляет это поведение, что послужило, в том числе, и осознанным основанием для выбора политического действия, обусловленного волей. Политическое поведение может начинаться при соблюдении двух условий: во-первых, должна быть психологическая готовность субъекта к постановке и достижению политических целей и решения политических задач и, во-вторых, должна сложиться политическая ситуация, дающая субъекту возможность успешного осуществления желаемого политического поведения (наличие предмета потребности и возможность получить его).

Политический интерес позволяет определить направленность индивида на политическое участие, на завоевание подобающих позиций в системе политической власти. Роль политических интересов заключается, во-первых, в том, что в них происходит осознание и выражение политических потребностей общества; во-вторых, именно политические интересы определяют конкретную направленность политической активности индивида; в-третьих, осознание политических интересов вызывает к жизни многочисленные политические ценности, идеологии, теории, обыденные взгляды, настроения, ожидания.

В зависимости от основания политические интересы подразделяются на различные типы. Так, если выделить субъектов, носителей интересов, то различают личностные, групповые, корпоративные, классовые и национальные политические интересы. Если иметь в виду степень их проявленности, то выделяются стихийные и осознанные интересы. В зависимости от сферы действия выделяются внутриполитические, внешнеполитические и глобальные, или геополитические, интересы. Мир политических интересов многообразен. По сути своей политика – это и есть способ согласования интересов различных социальных групп и индивидов разными средствами.

Политические ценности – выраженные в мнениях, суждениях позитивные ориентации индивида на различные объекты и состояния политического бытия; представления о наиболее важном и значимом в политике. В ценностях могут быть выражены предпочтения той или иной форме государственного устройства, тому или иному типу отношений между государством и индивидом, отражены желаемые представления о степени свободы личности, о справедливости и порядке.

Появлению ценностных суждений в политической культуре общества предшествует позитивный опыт отдельных индивидов. Например, в рамках конкретной исторической ситуации власть начинает рассматриваться как ценность при условии, если она обеспечила решение каких-либо значимых для группы или для социума в целом задач. Со временем связь представлений с конкретной ситуацией утрачивается, но в массовом сознании сохраняется суждение о необходимости и целесообразности именно таким образом организованных властных отношений. Происходит это благодаря трансляции конкретного опыта в виде сказаний, суждений, которые становятся
не просто пересказом исторического факта, а своеобразным толкованием складывающихся ценностных представлений.

Политические ценности укоренены в культуре общества наряду с нравственными, эстетическими, экономическими, социальными. В политических ценностях человек выражает свое стремление к более справедливому обществу, к эффективно организованному государству, прогрессу. В современном обществе представлено множество политических ценностей, нередко противоположных и взаимоисключающих друг друга, но они существуют, находят себе сторонников, развиваются и совершенствуются [179].

К политическим ценностям можно отнести: достижение общественного блага, идеологические и социально-политические перспективы, личная политическая активность, независимость, ориентация на достижение гармонии в межличностных отношениях, самореализация, свобода, честность и др. [57].

Социально-психологический уровень

Описанные выше свойства, качества человека необходимы, но не достаточны для правильного понимания личности с политико-психологической точки зрения. Поэтому возникает необходимость выделить социально-психологический уровень структуры личности. Необходим анализ ее статуса в обществе, в том числе политического статуса, и социально-политической позиции, которую она занимает. Действительно, если признать, что личность формируется в деятельности, то деятельность эта осуществляется в конкретной социальной ситуации. Действуя в конкретной социально-политической ситуации, любой человек обладает определенным статусом, который задается сложившейся системой общественно-политических отношений. Политический статус личности объективен и может осознаваться личностью адекватно или неадекватно, активно или пассивно. Главное состоит в том, что он определяет место личности в политической системе общества, в малой или большой группе, включен в систему политических отношений.

В этой системе наряду со статусом личности каждый человек занимает и определенную политическую позицию. Эта позиция характеризует субъективную, деятельную сторону положения личности в той или иной группе или в целом в системе политических отношений. Уровень и содержание позиции обусловлены содержанием политического участия личности.

Все перечисленные психологические качества личности характеризуют нам ее, какой она представляется для окружающих ее людей. Однако человек живет не только для других. Он живет и для себя, он осознает себя, он пытается ответить на вопросы: кто Я, какой Я? Он отдает себе отчет, что он субъект, носитель многочисленных психологических свойств и качеств. Свойство человека осознавать самого себя как субъекта со свойственными ему психологическими и социально-психологическими характеристиками называют самосознанием [6]. Свойство человека осознавать самого себя как субъекта политических отношений, политической деятельности и поведения называется политическим самосознанием.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074