Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

5.4. Психология политической активности и политического участия

Политика есть искусство удерживать людей от участия в делах, которые их прямо касаются

П. Устинов

Любая личность объективно включена в политическую деятельность. Степень же понимания ее механизма, желания и умения в нее включиться предопределяет место гражданина в сфере политики. Иногда это приобретается, порой достается по наследству в прямом или переносном смысле, даже в силу обычаев или традиции.

Под политической активностью понимается деятельность индивида или политических групп, связанная со стремлением изменить политический или социально-экономический порядок и соответствующие институты. В наиболее широком смысле политическая активность проявляется в революционных преобразованиях общества или его реформировании. На индивидуальном уровне – это совокупность проявлений тех форм жизнедеятельности индивида, в которых выражается его стремление активно участвовать в политике, отстаивая свои интересы и права. Этот вариант, по выражению Д.В. Ольшанского, – цель и идеал так называемой «активистской» политической культуры, распространенной в западных демократиях [154].

В отличие от политической активности, политическая пассивность – это безразличие к политике и нежелание принимать участие в политической жизни. Помимо внутренних чисто психологических проявлений, на поведенческом уровне политическая пассивность выражается в отказе от выполнения индивидом своего гражданского долга, например в отказе от участия в выборах, в голосовании. Обычно политическая пассивность – это начальная форма (или стадия) протеста против политики властей. «Хроническая» политическая пассивность свидетельствует о низком уровне развития политической культуры общества.

Активное участие личности в политической жизни общества имеет многоплановое значение.

Во-первых, через такое участие создаются условия для более полного раскрытия всех потенциальных возможностей человека, для его творческого самовыражения, что в свою очередь составляет необходимую предпосылку наиболее эффективного решения общественных, политических задач. Так, качественное преобразование всех сторон жизни предполагает всемерную интенсификацию человеческого фактора, активное и сознательное участие в этом процессе широких народных масс.

Во-вторых, развитие личности как субъекта политики является непременным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия бюрократическим извращениям в деятельности аппарата управления, отделения функций управления от общества. Известно, например, что авторитарный стиль руководства отчуждает людей от власти, порождает замкнутость, неискренность, отдаляет аппарат управления от народа. В то же время, в условиях демократического стиля управления складывается уважительное отношение к мнению и политической позиции человека.

В-третьих, через развитие демократии общество удовлетворяет потребность своих членов участвовать в политической жизни общества. Такое участие становится способом самоутверждения человека, формирования его политической культуры. Предоставление личности возможностей для осознанного, активного участия в общественно-политической жизни – это способ возвышения человеческого в человеке.

Каждая личность – хочет того или нет – является гражданином государства (это наиболее непосредственная, общая для всех личностей политическая роль и отправная социально-политическая установка); каждая личность является членом какой-либо социальной группы, представителем нации или народа и т.д. Уже сама объективная групповая принадлежность детерминирует в какой-то степени условия индивидуального существования личности. Следовательно, даже человек, считающий себя абсолютно свободным от политики, он все равно является «вплетенным» в нее, по крайней мере, таким образом, что является предметом политических воздействий.

Отсюда проистекает наличие, по крайней мере, трех резервов расширения и активизации в политике человеческого фактора.

Во-первых, за счет количественного увеличения числа людей (новых политических рекрутов), принимающих непосредственное или осознанное участие в политике. Например, расширение электората при решении особо важных или принципиальных вопросов развития общества.

Во-вторых, в силу развития, совершенствования и накопления политического опыта постоянными участниками и творцами политической деятельности.

В-третьих, развитием системы политической социализации.

Политическую активность можно понимать либо как проявление интереса к политической жизни общества, либо как участие в ней в тех или иных формах. Первым условием проявления активности и в том и в другом случае должно быть наличие соответствующей потребности индивида. Теория мотивации личности А. Маслоу послужила основой для некоторых психологических концепций политической активности. Как известно согласно этой теории, потребности высшего уровня (в самоактуализации) могут возникнуть лишь при условии удовлетворения низших потребностей, связанных с жизнеобеспечением человека. Согласно А. Маслоу, только самоактуализирующиеся личности способны проявлять интерес к проблемам общества и участвовать в их решении [132].

На основе этого положения возникли две исходных концепции, претендующих на раскрытие психологических оснований политической активности личности. Канадский психолог К. Бэй сделал акцент на том, что в демократическом обществе недостаточно обеспечивать лишь материальные потребности граждан, необходимо также создавать условия для вовлечения их в политическую жизнь.

Дж. Кнутсон, исследуя вопрос о политической активности рабочей молодежи, подошла к этой проблеме с другой стороны. В концепции политической депривации она утверждала, что рабочая молодежь просто неспособна интересоваться политикой, поскольку, находясь в начале жизненного пути, она полностью занята удовлетворением потребностей лишь низшего уровня. Обе концепции, как и многое другое, отражают давнее стремление психологов найти простое решение сложных проблем через построение упрощенных теорий с одним «суверенным» фактором. Сам А. Маслоу, не говоря уже о его критиках, испытывал большие сомнения относительно применимости его теории к проблемам общества и политики.

Проблема оказывается еще более сложной, когда речь идет о практических действиях граждан в контексте политической жизни общества. При анализе этой проблемы возникают следующие вопросы:

– степень осознанности индивидом политических реалий и целей собственных политических действий;

– личные мотивы индивида в его политической деятельности, в частности, просто ли это символическое проявление лояльности к системе (ярчайший пример – проявление «единодушия» и «единогласия» с решениями властей в тоталитарном государстве) или надежда на то, что действия личности могут оказать какое-то влияние на положение в обществе (установка, которая нужна для демократического общества);

– содержание личных мотив, стремление, например, получить какие-то выгоды для себя или озабоченность интересами общества;

– степень активности, которая может варьироваться просто от участия в выборах до интенсивной деятельности в поддержку той или иной политической программы, партии или кандидата в выборные органы власти;

– формы участия в политической деятельности по критерию их соответствия конституции государства, то есть от строгого соблюдения норм закона до уголовно наказуемых мятежных и даже террористических действий [по: 218].

Особое место занимает изучение поведения избирателей, которое ведется методами как социологии, так и психологии. Принципиальная разница между социологическими и психологическими исследованиями заключается в следующем: первые можно сравнивать с «моментальной фотографией», которая фиксирует состояние мнений и настроений общества или какой-то его части на данный момент. Эта «фотография» дает ответ на вопрос: что есть? Психологические же исследования нацелены, прежде всего, на вопрос: почему есть то, что есть? Ясно, что здесь нет места для сравнений типа что лучше, что хуже. Следует говорить лишь об интеграции социологических и психологических исследований, которая должна способствовать точности, как теоретических обобщений, так и прогнозов.

При психологическом изучении поведения избирателей основная проблема сводится к выявлению мотивов, которыми руководствуется избиратель, делая свой выбор. Долгое время господствовала упрощенная точка зрения, согласно которой избиратель «голосует кошельком», то есть исходит из оценки своего материального состояния ко дню выборов. Затем получило распространение мнение, что избиратель руководствуется прежде всего оценкой собственных перспектив на ближайшее будущее. Исследования, проведенные в Институте психологии РАН в середине 1990-х годов, показали, что оценки ближайшего прошлого и будущего, причем не только для себя, но и для страны в целом, одинаково важны и обычно коррелируют. На их основе можно построить шкалу оптимизма-пессимизма, позволяющую судить о настроениях избирателей и их вероятном выборе [по: 213].

В США, начиная с 1960-х годов в предвыборной борьбе стали превалировать методы так называемой «новой политики». Суть ее в том, что на избирателя стали воздействовать не столько содержанием социально-экономических программ тех или иных партий, сколько путем создания «образов» политических деятелей, привлекательных для избирателя. При этом характеристика образа и реальные черты личности политического деятеля чаще всего не совпадают. Это – пример манипулирования сознанием избирателя, который с 1990-х годов стали бездумно и примитивно копировать в России.

Как видим, политическая активность и политическое участие неразрывно связаны и взаимообусловливают друг друга.

Если политическая активность – это деятельность индивида, связанная со стремлением изменить существующий политический порядок, то политическое участие – неотъемлемое свойство политической деятельности людей, служащее одним из средств выражения и достижения их интересов. Политическим участие становится тогда, когда индивид или группа вовлекаются во властные политические отношения, в процесс принятия решений, носящих политический характер.

Свободное, добровольное участие граждан в политике является одним из важнейших индикаторов качественных особенностей политических систем, степени их демократизма. В демократическом обществе, теоретически, такое участие – всеобщее, равноправное, инициативное и действенное, особенно в решении вопросов, затрагивающих существенные интересы граждан. Оно выступает для них средством достижения своих целей и интересов, реализации потребностей в самовыражении и самоутверждении, чувства гражданственности. Такое участие обеспечивается соответствующими государственно-правовыми институтами, нормами и процедурами, в совокупности составляющими основы правового государства, демократического политического режима. Другим необходимым условием демократического участия является относительно равномерное распределение среди различных членов общества таких ресурсов реального политического участия, как деньги, образование, знание механизмов принятия решений и лиц, принимающих эти решения, свободное время, реальный доступ к средствам массовой информации и т.п.

В зависимости от характера политического режима, традиций, размеров территории и численности населения, развитости коммуникаций и ряда других факторов, возможно разное сочетание прямого (непосредственного) и опосредованного (представительного) политического участия граждан. Важнейшими агентами и, одновременно, посредниками политического участия в современном обществе выступают политические партии, общественно-политические организации и движения. Основная форма политического участия – выборы и, шире, избирательные кампании. Если целью демократического общества является максимизация политического участия граждан, то другие типы политических режимов имеют свои особенности.

В авторитарном обществе часть населения полностью или частично отстраняется от участия в политике. Там торжествует «власть немногих», которые совершенно не заинтересованы в том, чтобы делиться этой властью. Тоталитарное же общество парадоксальным образом стремится к мобилизационному вовлечению населения в своеобразные формы квазиучастия. Прежде всего, это массовые ритуальные действия поддержки правящего режима. Именно поэтому при реально минимальной или просто номинальной возможности политического участия, при тоталитаризме создается иллюзия всеобщей политизации общества. В этом случае, политическое участие играет преимущественную роль инструмента индоктринации и контроля над политическим сознанием и поведением населения со стороны тоталитарного режима. В демократическом обществе политическое участие выполняет функции политической социализации и воспитания. Если в тоталитарном обществе запрещены все формы политического протеста, несогласия, и даже несанкционированного согласия с политикой властей, то демократическое общество допускает определенные формы протеста. Они служат инструментами политического обучения граждан. Политическое участие, – с одной стороны, индикатор развития демократических процессов, с другой – показатель развитости уровня политической самоорганизации личности.

Так же как и в отношении политической активности, анализ политического участия невозможен без учета его мотивов. Само по себе проявление политического участия граждан еще не говорит о том, что побудителем к такому участию является наличие внутренних мотивов, о том, что это участие целиком и полностью добровольное.

Анализ многочисленных исследований мотивационной сферы рядовых участников политического процесса позволил Д.В. Ольшанскому выделить следующие наиболее распространенные виды мотивов политического участия.

1. Мотив интереса и привлекательности политики как сферы деятельности. Для определенного типа людей политика просто интересна как сфера занятий, Соответственно, они и избирают ее в качестве сферы приложения сил.

2. Познавательные мотивы. Политическая система дает человеку устойчивую картину мира. Это удобная объяснительная схема, к тому же доступная далеко не всем. Соответственно, она и привлекает любознательные умы, особенно в детском и подростковом возрасте. Политические знания дают им преимущество над сверстниками, хуже ориентированными в политике.

3. Мотив власти над людьми. Один из наиболее древних, глубинных, и потому, не требующих подробных комментариев.

4. Идеологические мотивы. Это устойчивые мотивы, основанные на совпадении собственных ценностей человека, его идейных позиций с идеологическими ценностями политической системы.

5. Мотивы преобразования мира. Это очень сильные мотивы, связанные с пониманием несовершенства существующего мира и настойчивым стремлением улучшить, преобразовать его. Как правило, мотивы этого рода свойственны людям, настраивающимся на профессиональные занятия политикой. Для них политика и есть инструмент преобразования мира.

6. Традиционные мотивы. Очень часто люди участвуют в политике потому, что так просто принято в их местности, среди родственников, друзей и знакомых.

7. Меркантильные мотивы. Политика, как и иная сфера деятельности, представляет собой, на определенном уровне, оплачиваемый труд. Соответственно, для определенных людей занятия политикой – просто способ заработать, начиная от расклейки предвыборных листовок, кончая постом партийного функционера [154].

Разные мотивы побуждают к разным вариантам политического участия. Обычно принято выделять «мобильные» (активные) и «иммобильные» (пассивные) формы политического участия.

Среди активных форм выделяется, как минимум, шесть основных вариантов. Во-первых, это простейшие реакции (позитивные или негативные) на импульсы, исходящие от политической системы, ее институтов и их представителей, не связанные с необходимостью высокой личной активности человека. Грубо говоря, это реакция зрителя в театре или перед телевизором, воспринимающим некоторые новости.

Во-вторых, участие в действиях, связанных с делегированием собственных полномочий. Наиболее яркий пример – электоральное поведение.

В-третьих, личное участие в деятельности политических организаций, посещение собраний и других мероприятий.

В-четвертых, выполнение не разовых поручений, а уже постоянных конкретных политических функций в рамках институтов политической системы или оппозиционных ей.

В-пятых, прямое действие – выход с товарищами на митинг, помощь в строительстве баррикады, участие в политических столкновениях и т.п.

В-шестых, активная, в том числе руководящая деятельность во внеинституциональных политических движениях, направленных против существующей политической системы, добивающихся ее смены или конечной перестройки. Часто это участие (лидерство) в толпе, идущей на слом политической системы.

Среди «иммобильных» (пассивных) форм политического участия выделяются четыре основные формы.

Во-первых, это полная выключенность из политических отношений, обусловленная низким уровнем общественного развития.

Во-вторых, политическая выключенность как результат излишней бюрократизированности самой господствующей политической системы, низкой эффективности обратной связи между этой политической системой и гражданским обществом в целом, разочарование людей в политических институтах.

В-третьих, политическая апатия как форма неприятия политической системы, навязанной людям извне, например, в результате проигрыша войны и завоевания страны неприятелем.

В-четвертых, политический бойкот как выражение активной враждебности к политической системе и ее институтам (по [193]).

Участвуя в политической жизни общества, в наибольшей мере личность проявляет себя как сторонник той или иной политической организации – партии, движения и др. Эмпирические исследования [57] позволили выделить собирательный психологический портрет активного сторонника политической организации.

1. Политическое участие представляет собой психологический механизм, в структуру которого входят: политические мотивы, жизненные ценности политического участия, цели участия в политике, характерологические особенности субъектов политической деятельности.

2. В оценке значимости мотивов и ценностей политического выбора у активных представителей политических организаций присутствуют два доминирующих вектора политического выбора: ориентация на личные мотивы и ценности и ориентация на социальные мотивы и ценности.

3. Общими для всех представителей политических партий мотивами участия в политической деятельности стали: возможность идентифицироваться со значимой личностью, общественно полезная деятельность, достижение личной значимости и возможность доминировать.

4. У представителей партий центристской и либеральной политической ориентации, в первую очередь доминируют личные политические ценности и мотивы. У активных сторонников партий демократической, анархистской, коммунистической и националистической ориентации доминируют социальные ценности и мотивы, а у представителей партии религиозной и патриотической направленности доминируют духовные ценности и мотивы.

Мотив самореализации, как ведущий ориентир в политической деятельности, характерен для политически активных сторонников партий патриотической, анархистской, коммунистической, демократической и националистической политической ориентации.

5. Общественно-значимые и нравственные ценности, такие как достижение общественного блага, честность, независимость и свобода в меньшей степени определяет политическую активность участников политических движений. Независимость как основную ценность для достижения политических и личностных перспектив не выделили ни в одной политической организации, кроме партии религиозной направленности. Ценность свободы является более приоритетной только для представителей либеральной партии.

6. Исследование субъективного целеполагания в политике у активных сторонников политических партий позволило выделить базовые ценностно-смысловые основания политического участия: личная политическая активность, ориентация на достижение гармонии в межличностных отношениях, идеологические и социально-политические перспективы.

7. Выраженная личная политическая активность в большей степени характерна для представителей центристской, либеральной, и частично националистической ориентации.

8. Ориентация на достижение гармонии в межличностных отношениях представляет собой личную политическую активность, связанную с общегрупповыми нормами взаимодействия, принятыми в общественной организации; данный вид субъективного целеполагания в большей степени характерен для представителей партий религиозной и патриотической ориентации.

9. Идеологические социально-политические перспективы представляют собой ориентацию на достижение политической власти и политическую активность, которая характерна для представителей демократической, коммунистической и частично националистической ориентации.

10. Представители сходных личностных типов предпочитают определенные политические организации: активные сторонники всех исследуемых политических партий имеют сходный личностный профиль, специфичный для каждой политической организации.

Таким образом, политическое участие становится реальным поведенческим следствием, отражающим степень политической активности личности и результатом ее политической социализации. Если в процессе политической социализации происходит в основном когнитивное и, отчасти, эмоциональное взаимодействие личности с политической системой, то процессы политического участия показывают эффективность политической социализации – удалось ли политической системе «овладеть» индивидом и удалось ли индивиду освоить опыт данной системы, стать полноправным участником политической жизни общества.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074