Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

6.1. Психологическая природа политического лидерства

Повелевать труднее, чем повиноваться. …повелевающий несет тяжесть всех повинующихся, и … тяжесть эта может легко раздавить его

Ф. Ницше

По своей сущности и по форме политическое лидерство есть проявление власти и властных отношений. Властные функции и полномочия осуществляются конкретными лицами – политическими лидерами. Механизм реализации политической власти не может действовать без главного действующего лица – политического лидера, который занимает центральное место во властных отношениях. Политическое лидерство в развернутой форме раскрывает сущность реального механизма осуществления политики в обществе.

Политический лидер

Понятие «лидер происходит от английского «leader», что означает ведущий, управляющий другими людьми. Смысл данного слова достаточно точно отражает предназначение человека-лидера, его место и роль в обществе, процессы, к которым он причастен, его
функции. Если же говорить о данном понятии более конкретно, то следует отметить, что для лидера характерна способность воздействовать на других людей в направлении организации их совместной деятельности для достижения определенных целей. Лидеры возглавляют, ведут за собой различные человеческие общности – от небольших групп людей до сообществ государственного уровня.

По мнению А.В. Петровского, «лидер – это наиболее референтное для группы лицо в отношении совместной деятельности, некий общий для группы средний член межличностных отношений, оказывающий влияние на ее эффективность». Но вместе с тем лидер как личность «не оказывается предпочтительным и по критериям референтности», так как «референтна здесь не личность, а положение, статус, роль лидера, наделенного полномочиями безотносительно к личности, оказавшейся носителем данной роли». Сравнивая роли лидера и «социометрической звезды», А.В. Петровский, указывает, что лидер не всегда является «звездой» группы, поскольку не все лидеры способны быть «эмоционально-притягательными» так же как и «звезды» далеко не всегда готовы занять доминирующее положение в группе [171].

С понятием «лидер» тесно связано другое понятие – «лидерство», представляющее собой широкое комплексное понятие. С одной стороны, оно предполагает генерирование лидером новых идей, активное и действенное влияние на людей, управление ими; с другой стороны, – оно основывается, на вере в лидера, подчинении ему, на готовности людей следовать за ним, участвовать в выполнении поставленных им задач.

Политический лидер – это не просто человек, который руководит политическими процессами, осуществляет функции по управлению обществом, политической организацией или движением. Политический лидер – это тот, кто способен изменять ход событий и направленность политических процессов. Поэтому очевидно, что не каждый премьер-министр, монарх, руководитель политической партии, а тем более парламентарий становится политическим лидером. Политические лидеры активизируют политические процессы в обществе. Они выдвигают программы, определяющие ход исторического развития общества. Реальная политика никогда не вершилась без участия политических лидеров, выступающих главными действующими лицами в политических процессах, их основными стимуляторами.

Как показывает история, яркие политические лидеры крупного масштаба появляются в кризисные, переломные периоды общественного развития. Они становятся инициаторами и организаторами политических и экономических программ, которые помогают обществу преодолеть огромные трудности.

Политическим лидером такого масштаба, лидером «американской перестройки» был американский президент Ф. Рузвельт. Один из ведущих западных политологов Р. Такер характеризует его как политического лидера, обладавшего феноменальной проницательностью и умением прислушиваться к мнению других людей. Ф. Рузвельт организовал «команду» выдающихся специалистов, своеобразный «мозговой трест». Вместе с ними он создал и претворил в жизнь программу выхода страны из самого глубокого в истории капитализма экономического кризиса. Ф. Рузвельт относится к числу политических лидеров мирового уровня. В свое время он выступил с концепцией создания международной организации и много сделал для создания ООН.

Когда речь идет о политических лидерах, то имеются в виду деятели, которые трансформируют общественную жизнь, перестраивают политические условия. Таков главный критерий отличия политического лидера от просто должностных лиц, менеджеров, руководителей различного уровня. Канцлер ФРГ Г. Коль вошел в историю как политический лидер, усилия которого в немалой степени способствовали историческому событию – восстановлению национального единства немецкого народа, имеющего единую культуру, традиции, историю на протяжении многих веков.

Политический лидер – личность, основывающая свое влияние на общественные процессы на осознании исторической необходимости определенных изменений. Например, трудно представить Великобританию 1980-х годов без М. Тэтчер. Ее имя дало название политической доктрине и политическому стилю (тэтчеризм), которые изменили лицо национальной политики этой страны. Выступив с критикой государственного вмешательства в экономическую жизнь громоздких систем социального обеспечения, ограничения индивидуальных возможностей, М. Тэтчер выдвинула программу всемерного содействия развитию среднего класса, утверждения индивидуализма, и опоры, на собственные силы, приоритета конкуренции, свободы рынка. Ее программа предполагала сведение роли государства к обеспечению условий для свободной игры рыночных сил.

Таким образом, политический лидер – это ведущее лицо политического процесса, осуществляющее функции объединения и сплочения социальных сил, задающее направление деятельности большим социальным группам, государственным и общественным институтам, политическим движениям, во многом определяющее особенности курса на политические преобразования в обществе. Политический лидер – это, прежде всего, крупная личность, имеющая твердые принципы, убеждения, концепцию развития страны, способная отстаивать свои идеи в открытой полемике и борьбе, готовая в случае неудачи уйти в отставку, сохранив при этом свое «лицо» и общенациональную известность.

Политические лидеры общегосударственного, общенационального масштаба – это государственные деятели, руководители крупных партий, депутаты, лидеры общественно-политических движений, инициаторы различного рода общественных объединений. Их характеризует возможность реально влиять на политику: определять стратегию развития общества, формировать правительства, контролировать кабинеты министров.

Нередко можно встретить попытки отождествления понятий лидера и руководителя. Однако если руководитель является представителем государства и выполняет директивные функции, заданные им нормативно, то лидер влияет на людей независимо от своего официального статуса, а за счет завоеванного авторитета.

Авторитет – это форма отношений власти, которая необходима любому руководителю для того, чтобы он мог руководить другими людьми. Авторитет также можно определить как индивидуально-типические особенности устойчивой системы воздействия руководителя на подчиненных, на коллектив. Отсутствие авторитета равносильно утрате руководства и лидерства, исчезновению управления. У авторитета, как и у власти вообще выделяются две стороны: во-первых, влияние руководителя на подчиненных людей и, во-вторых, подчинение людей этому влиянию. Не случайно Ф. Энгельс подчеркивал, что «всякая сложная деятельность нуждается в организации. Последняя же невозможна без авторитета, то есть

1) без навязывания чужой воли;

2) без подчинения этой воле» [130].

По мнению Д.В. Ольшанского, следует различать истинный и ложный авторитет. Последний всегда основан на несовпадении интересов того, кто руководит людьми и самих этих людей. Преследуя свои личные цели, такой руководитель идет на обман, используя названные выше психологические приемы для насильственного (в буквальном или переносном, психологическом смысле) навязывания своей воли людям. Причем воли, противоречащей их подлинным интересам. Основными видами ложного авторитета являются:

– авторитет подавления подчиненных;

– авторитет специально создаваемого «расстояния», дистанции с подчиненными;

– авторитет высокомерия лидера;

– авторитет постоянных поучений и резонерства;

– авторитет подкупа;

– авторитет «своего парня» и панибратства;

– авторитет псевдодоброты и либерализма в отношениях с подчиненными.

Истинный авторитет – это такое влияние на людей, такая власть над ними, которые соответствуют подлинным интересам этих людей, и которые именно поэтому добровольно принимаются этими людьми. Истинный авторитет – это соединение влияния руководителя с собственными интересами людей. Влияние руководителя, обладающего таким авторитетом, обычно состоит из двух моментов:

1) формальное (официальное) влияние, связанное с авторитетом организации и поста, занимаемого руководителем в организации;

2) неформальное (неофициальное), человеческое влияние, связанное с личными качествами руководителя.

Только оптимальное соединение этих двух моментов является основой истинного авторитета. Упор лишь на один из этих двух взаимосвязанных моментов опасен, так как игнорирует другой аспект.

В связи с этим возникает вопрос о том, возможно ли одинаково успешно сочетать и то и другое? Насколько реально, чтобы один и тот же руководитель обладал одновременно достаточно высокими деловыми и человеческими качествами? Человек, желающий быть эффективным лидером, должен к этому стремиться. Если этого нет, то обычно возникают компромиссные варианты – например, так называемое «коллективное руководство», которое включает людей и с теми, и с другими качествами.

Что же для лидера является главным: первая или вторая группа качеств? Все зависит от конкретной сферы его деятельности. Естественно, что, например, в производственной сфере – первая.
В политике же – вторая, ведь это работа с людьми. Авторитет политика складывается в процессе общения и связан с формированием доверия людей к его носителю, признанием превосходства его психологических качеств, правильности и справедливости его действий. Это и обусловливает добровольное подчинение ему людей.

Для политической психологии важнейшее значение имеют черты политического лидера как личности. К таковым следует отнести нравственные и волевые черты характера, а также профессиональные качества.

О необходимости нравственных качеств для правителей говорили еще Платон, Аристотель и Конфуций. Они называли среди этих качеств благородство, честность, верность общественному долгу, заботу о людях, об общественном благе и справедливости.

К сожалению, не всегда политическим лидерам присущи высокие нравственные качества. Говоря о моральных качествах политического лидера, нельзя не упомянуть то обстоятельство, что XX век познакомил человечество с явлением отрицательного лидерства. Пример – А. Гитлер. Он появился на исторической арене в кризисное для Германии время. Лозунгами и программой выхода страны из кризисного состояния Гитлер склонил на свою сторону большую часть нации. Однако, победив на выборах, он установил в стране фашистскую диктатуру, развязал мировую войну, которая унесла миллионы человеческих жизней.

В современном мире значение морального фактора неизмеримо возросло. Это связано с появлением оружия массового уничтожения, опасностью возникновения даже локальных военных конфликтов, а также терроризма. Процессы демократизации современного общества, повышение общей политической культуры человечества сделали нетерпимыми бесчеловечные и жестокие методы и средства политического правления, неприемлемыми какие-либо нарушения прав и свобод граждан. Гуманизм и человеколюбие, высокое чувство ответственности за принимаемые политические решения, честность и неподкупность, забота о людях – вот те главные нравственные черты, которые должны быть присущи современному политическому лидеру.

Успешность, эффективность деятельности любого политика зависит и от его волевых качеств, составляющих основу сильного, целеустремленного характера. Это хорошо видно на примерах наиболее известных, наиболее значимых политических фигур, личностей, от воли (или безволия) которых зависело принятие судьбоносных для нашей страны решений. Приведем некоторые примеры, иллюстрирующие это положение.

В.И. Ленин отличался мощным волевым интеллектом, напористостью, огромной исторической решительностью, беспредельной заряженностью на достижение цели, энергичностью, Это был лидер государства, который видел не только свою цель, но и способы ее достижения.

И.В. Сталин – человек, который шел к своей цели терпеливо, с маниакальной последовательностью и целеустремленностью, с волей, перераставшей в фанатическое упрямство. Он подминал под себя людей и ломал их волю. Теоретически не развитый, но проницательный ум Сталина усиливался его волей, терпением и хитростью, сочетавшейся с вероломством.

Н.С. Хрущев принимал крупные решения по вопросам внутренней и внешней политики, ни с кем не советуясь, проявлял активность везде, где мог надеяться на упрочение позиций СССР и ослабление влияния тех, кого он обещал «закопать». Взяв на вооружение сталинские методы, действовал бесцеремонно, решительно, непреклонно, напористо, больше всего полагаясь на свою политическую волю (особенно наглядно это проявилось при принятии решения о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР).

Л.И. Брежнев, наоборот, по натуре был человеком мягким, нерешительным. Будучи первым человеком в государстве, вовсе не был инициатором имперских амбиций и милитаристских акций (ввод советских войск в Чехословакию, в Афганистан). Он с готовностью выполнял волю наиболее воинственной части руководства партии и силовых структур (армии и КГБ).

Пришедший ему на смену, хотя и на очень непродолжительное время, Ю.В. Андропов обладал большой выдержкой. О нем пишут как о человеке недюжинной воли, самообладания, сильного волевого интеллекта [44].

М.С. Горбачев мог проявить волю, быть твердым, когда хорошо знал, что его решительность получит всенародную поддержку. Вместе с тем, в других ситуациях, как например, после событий в Тбилиси в 1989 году, в Вильнюсе в 1991 году роль Горбачева оказалась для истории «невнятной», какой-то «закамуфлированной», двусмысленной. Да, он делал миротворческие заявления, обратившись к руководству Литовской ССР с требованием незамедлительно восстановить в республике в полном объеме действие Конституции СССР и Конституции Литовской ССР [44], но дальше призывов дело не пошло, не хватило настойчивости, решительности, политической воли. Да и время было уже упущено.

Вот как описывает М.С. Горбачева его друг со студенческих лет А.И. Лукьянов. «Феномен авторитета» Горбачева, считает Лукьянов, понятен. Политика уступок и компромиссов, приведшая к «разрушению содружества Варшавского Договора», очень устраивала Запад. Что касается личностных черт, то его бывший друг отметил: «Пагубное стремление решить все, даже принципиальные вопросы путем компромисса, импровизации, шараханья под воздействием обстановки и собственных советников стало каким-то проклятием, висевшим над этим человеком… Беспечная вера, что все «как-нибудь образуется», и постоянное отставание от событий» [44].

У Б.Н. Ельцина политической воли хватило бы на десятерых. Правда, не всегда сила воли этого политика оказывалась оправданной. Осенью 1993 года, когда произошли события, ставшие поворотными в истории современной России, Ельцин сделал то, что приветствовали одни и прокляли другие. Он решил тяжелый политический кризис силовыми средствами, нарушил Конституцию страны и устроил пальбу из танков в центре Москвы. То же самое относится к его волевому решению о проведении бездарной военной операции в 1996 году в Чечне. Принятие волевых, но не всегда взвешенных политических решений было характерным для первого президента России.

Когда президентом России стал В.В. Путин, в нем увидели молодого и уверенного в себе человека, который не только еще ни чем не опорочен, но и не боится взять на себя ответственность. Он продемонстрировал те качества, которые люди хотели видеть в руководителе страны, – решительность и твердость. Вторая война в Чечне была воспринята как свидетельство восстановления былой мощи государства и единения общества хотя бы на почве противостояния общему врагу. Это привело к неожиданному эффекту: социологи зафиксировали ожидание позитивных перемен в стране. Хотя реальные сдвиги в экономике не происходили, люди стали более оптимистично смотреть на происходящее. Путин предстал как сильная фигура, которую надо поддержать.

Волевые качества Д.А. Медведева в бытность его президентом, оцениваются неоднозначно. Политологи, журналисты иногда характеризуют его как человека настойчивого в достижении поставленной цели. Если я решение принимаю, – заметил однажды Медведев, – я его моментально выполняю и практически никогда не мучаюсь по поводу того, что сделал. Всеми была отмечена решительность Медведева в августовской войне 2008 года и в принятии решения о признании государственной независимости Южной Осетии и Абхазии. В тоже время, Медведева нередко упрекают в робости, недостатке лидерских качеств.

Профессиональные качества политических лидеров очень разнообразны: аналитические способности, умение быстро и точно ориентироваться в обстановке, аргументированно противостоять чужому мнению, политическая мудрость, компетентность, профессионализм в принятии политических решений. Сюда же следует отнести талант привлекать к себе людей, ораторское искусство, чувство юмора, способность убеждать, вызывать энтузиазм, умение повести людей за собой. В совокупности данные качества дают ярко выраженную способность к общественной и государственной деятельности. Крупный политический лидер – это всегда смелая, яркая личность. Это человек, умеющий завоевывать популярность благодаря не только коммуникабельным и ораторским способностям, но и умению выражать запросы и интересы людей. Ведь без широкой поддержки и постоянного контакта с народом политический лидер мало чего добьется.

Среди профессиональных качеств политического лидера очень важными являются готовность к компромиссам, такт, дипломатичность. Поскольку политический лидер в решении тех или иных проблем всегда испытывает определенное давление различных политических сил, заинтересованных сторон, он должен проявлять большую гибкость, умение маневрировать между полярными силами, быть готовым к восприятию различных точек зрения, предложений и требований.

Следует отметить, что совсем необязательно, чтобы каждый лидер был носителем всего набора перечисленных качеств. Модель нравственных, волевых и профессиональных характеристик может рассматриваться как идеал. Ясно, что в практической политической деятельности невозможно встретить политического лидера, обладающего всем идеальным набором необходимых качеств. Вообще невозможно назвать двух политических лидеров, абсолютно похожих друг на друга.

Отметим и точку зрения Д.В. Ольшанского, по мнению которого стержнем политической психологии лидера является политический «образ» («схема», «модель») мира, который присутствует, в принципе, у любого человека, начиная с определенного возраста, однако выражен по-разному. Для политического лидера характерно наличие необычно яркого и детализированного образа мира наряду с сильным стремлением осуществить, утвердить этот образ в реальности. Такое стремление оказывается необычайно сильным мотивом участия человека с лидерскими качествами в политике. Включаясь в нее, он неизбежно стремится к властным рычагам, как раз дающим возможность в наибольшей степени осуществить свой образ-схему мира, реализовать его.

Центральное место в структуре этого образа-схемы занимает образ своего «Я» (вообще и в политике в частности). Поскольку данное психологическое образование изучено пока еще очень мало, можно лишь допустить, что этот образ самого себя центрирован на собственном имени человека. Определенным подтверждением этому может служить то подчас навязчивое стремление к увековечиванию своего имени, которое свойственно большинству политиков во всем мире, а также то внимание к имени-псевдониму, «кличке», которое отличает особый, наиболее экзальтированный и потому демонстративный тип политических лидеров-революционеров.

Особое место в психологии политического лидера занимают индивидуальные нормы и ценности, которые, как правило, не до конца соответствуют общепринятым и потому выделяют лидера. Лидер обязан внутренне быть инноватором, в определенном смысле – «преступником», то есть человеком, преступившим старые, привычные нормы, ценности, традиции. Хотя внешне лидер обычно должен быть традиционалистом. Это явление представляет собой одну из разновидностей так называемого «парадокса лидера», состоящего в том, что настоящий лидер обязан совмещать несовместимое. С одной стороны он должен быть охранителем традиций, устоявшихся норм, правил, не ломать того привычного, что стало ценным для значительного числа граждан, к эмоциональному одобрению которых он стремится. В этом смысле лидер должен быть консерватором, приверженцем сложившихся социально-политических норм и ценностей. С другой стороны, для развития того же общества, для достижения нового уровня жизни он обязан быть инноватором, должен уметь ставить и достигать необычные, новые цели. А это значит, неизбежно разрушать что-то привычное. Чтобы стать лидером, надо быть идеальным детищем политической социализации. Но чтобы оставаться им, надо уметь вступить в своеобразный конфликт «отцов и детей» и победить в нем [154].

Сходную точку зрения высказывает Е. Холландер, который анализируя поведение лидера, описывает феномен «идиосинкразического кредита» [273]. Данный феномен рассматривается в контексте соотношения уровня нормативного поведения (в более узком смысле – конформности) и величины статуса индивида в группе (то есть фактически – лидерства). Предполагается, что, высокостатусный субъект (лидер) привносит в жизнь группы некоторые новшества, хотя бы и ценою отхода от ряда прежних норм, способствуя тем самым более эффективному достижению групповой цели и переводя группу на иной, более высокий уровень функционирования. Таким образом, феномен «идиосинкразического кредита», как он описывается Е. Холландером, выступает в качестве одного из условий внедрения в жизнь группы элементов инновационности.

Парадокс еще и в том, что право на конформизм вырастает из всего предыдущего конформистского поведения лидера. Согласно Дж. Картрайту, члены группы приобретают статус конформностью, а статус позволяет быть нонконформистом [по: 100].

Проблема в том, что это трудно совместить. Поэтому и не бывает «вечных» лидеров: рано или поздно любой из них нарушает баланс между эмоциональной привязанностью людей к старому и рациональным пониманием неизбежности нового, склоняется в какую-то одну сторону и, в результате, неизбежно умножает число своих недоброжелателей. Наиболее типичные примеры – политическая деятельность Н.С. Хрущева, М.С. Горбачева, Б.Н. Ельцина.

Психологическое лидерство всегда существует в системе тех или иных субъект-субъектных отношений (взаимодействий). В качестве субъектов таких отношений могут выступать как отдельные индивиды, так и группы или даже все общество, а взаимодействия могут разворачиваться как между индивидами, группами, обществами, так и между индивидами и группами, индивидами и обществами, группами и обществами. Таким образом, получается, что лидерство – это процесс неравного взаимодействия между субъектами (индивидами, группами, обществами, индивидами и группами, индивидами и обществами, группами и обществами), характеризующийся отношениями доминирования и подчинения.

Д.В. Ольшанский, определяя понятие «лидер» с политико-психологической точки зрения, исходит из двух посылок. Во-первых, лидер – субъект процесса лидерства (неравного взаимодействия). Во-вторых, лидер в силу своего положения выполняет определенные функции. Лидерская функция регуляции взаимодействия через различные формы доминирования-подчинения является наиболее существенной характеристикой лидера. Отсюда, по психологическому определению, лидер – это «субъект процесса взаимодействия, выполняющий функцию регуляции взаимоотношений через различные формы доминирования-подчинения, ради достижения тех или иных целей личности, группы или общества».

Так же, как, по выражению В.А. Иванникова, личность не бывает в одиночку, так же и лидер может быть только там, где есть реальное взаимодействие, по крайней мере, двух индивидов, где есть субъект-субъектные отношения. Что касается элемента этой диады, субъекта, относящегося не к лидеру, то здесь, как правило, встречаются такие определения: лидер и остальные члены группы, лидер и последователи, лидер и ведомые. Ведомый, являясь участником субъект-субъектного взаимодействия, от лидера отличается тем, что это тот, кого ведут или «такой, которого ведут под чьей-нибудь командой» [153]. Иначе говоря, ведомый делегирует лидеру права и обязанности регуляции их взаимоотношений. Таким образом, ведомый – это индивид, включенный в процесс субъект-субъектного взаимодействия, делегирующий при этом лидеру права и обязанности регуляции взаимоотношений.

Данные взаимоотношения, как уже отмечалось, реализуются посредством различных форм доминирования-подчинения. Доминирование – это главенствующее (господствующее, преобладающее) положение одного субъекта в сравнении с другими субъектами; это отношения неравенства, навязываемые лидером. Доминирование может проявляться в различных вариантах:

– психологическое доминирование (авторитет, влияние, давление);

– силовое доминирование (различные формы насилия);

– экономическое доминирование (подкуп, финансовая власть);

– политическое доминирование (политическая власть).

Подчинение – действие (или бездействие) в угоду лидеру, в соответствии с его требованиями, установками, приказами, нахождение под руководством и контролем лидера.

В отношениях доминирования-подчинения проявляются определенные усилия лидера, направленные на достижение целей личности, группы, общества и реализующиеся в воздействии на субъекта или группу субъектов. Совокупность особых способов воздействия составляет суть психологических механизмов лидерства. Эти способы воздействия реализуются в формах заражения, внушения, убеждения и подражания [154].

Заражение – процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта – помимо собственно смыслового воздействия или дополнительно к нему. Заражение может быть различной степени произвольности. При наличии обратной связи заражение способно нарастать в силу взаимной индукции, приобретая вид циркулярной реакции (например, толпа, массовая паника). Такая реакция сопутствует эффективным массовым акциям, массовому восприятию ораторских выступлений и служит дополнительным сплачивающим фактором.

Внушение – вид целенаправленного коммуникативного влияния на поведение и сознание человека (или группы людей), в результате которого человек (группа людей) вопреки имеющейся фактической информации… признает существование того, что в действительности не существует, либо что-то делает вопреки своим намерениям… [29]. В то же время, В.М. Бехтерев считал, что внушение – это такой способ влияния одних лиц на другие, которое «может происходить как намеренно, так и ненамеренно со стороны влияющего лица и которое может осуществляться иногда совершенно незаметно для человека, воспринимающего внушение, иногда же оно происходит с ведома и при более или менее ясном его сознании». Исходя из этого определения, внушение, по словам В.М. Бехтерева, отличается от убеждения, «производимого всегда не иначе как при посредстве логического мышления и с участием личного сознания» [25].

Убеждение – сознательное аргументированное воздействие одного или нескольких человек на критическое мышление другого или группы людей с целью принятия собеседником наших взглядов, нашей точки зрения. Это процесс побуждения человека принять определенный набор ценностей, верований или отношений. И здесь вновь следует привести точку зрения В.М. Бехтерева, по мнению которого у убеждения гораздо меньше возможностей, чем у внушения. У последнего такие возможности более многочисленны и более
разнообразны. Внушение поэтому «гораздо более распространенный и нередко более могущественный фактор, нежели убеждение» [25].

Подражание – воздействие, осуществляемое через демонстрацию конкретных, наглядных образцов поведения и подразумевающее их принятие и воспроизведение.

Очевидно, что в политике от лидера требуются умения и навыки применения в зависимости от ситуации самых различных форм психологического воздействия на ведомых, психологического влияния на иных представителей публики, с целью вовлечения их в процесс достижения определенных политических целей.

Следует отметить и точку зрения Н.Ф. Головатого, называющего наиболее типичные черты политического лидера, которые собственно и делают его лидером [56].

Аккумулятивность. Эта черта – решающая, особенно для лидеров высокого общенационального и общегосударственного уровня. Она состоит в способности аккумулировать и адекватно выражать в своей деятельности интересы определенных, достаточно больших масс. Такая черта была присуща политикам, которые хорошо понимали интересы определенных классов и больших социальных групп и хорошо использовали это в своих властных целях. Отсюда вытекает, что политическим лидером можно стать случайно – стоит угадать интересы широких масс и попытаться их удовлетворить.

Компетентность. Это всесторонняя подготовленность политического лидера к деятельности в сфере политики, общественных отношений. Это качество приобретается в результате постоянного и основательного обучения, самообразования, самоусовершенствования. В значительной мере компетентность обусловливается продолжительностью и опытом политической деятельности лидера.

Наличие четкой политической программы. У действительно авторитетных, популярных политических лидеров программы в большей мере отвечают интересам их электората, интересам больших социальных групп или классов.

Инновационность. Это способность постоянно генерировать, продуцировать новые идеи, по-новаторски осмысливать старые, известные сентенции, уметь их корригировать и совершенствовать. Еще лучше, если политический лидер умеет не только конструировать новые идеи, но и предлагает механизм их практической реализации. Такая способность всегда импонирует его последователям, электорату.

Популярность. Она достигается благодаря соединению имиджа, умения завоевывать симпатии людей, эффективности политической деятельности и обычного популизма.

Политическая гибкость, динамизм. Лидер высокого уровня, как правило, успешно выбирает альтернативные решения, завоевывает симпатии и приверженность электората в результате неординарных действий и поступков.

Политическая воля, умение и способность брать на себя ответственность. Эта важная черта присуща смелым, решительным политикам, которые быстро находят выход из критической социальной ситуации и берут на себя ответственность за принятые решения.

Острый ум, политическая интуиция. В определенной мере это качества врожденные и со временем развивающиеся. Речь идет об умении мыслить аналитически, неординарно, предвидеть возможное развитие событий. Такие качества присущи немногим политическим лидерам.

Организаторские способности. Они необходимы политическому лидеру любого масштаба, но особенно важны для лидеров, являющихся национальной элитой. Прежде всего президентов, руководителей парламентов, правительств, министров, лидеров наиболее влиятельных политических партий, объединений, сил.

Язык. Речь идет о языке, на котором общается политический лидер, политической терминологии, понятиях, характерных для лидера с высоким уровнем общей и политической культуры.

Владение политическими технологиями. Настоящий политический лидер должен профессионально владеть комплексом (системой) специальных, целенаправленных, последовательных и эффективных действий и приемов, которые обеспечивают ожидаемые им политические результаты деятельности. К тому же политик обязан досконально владеть политическим маркетингом – системой пропаганды, подчеркивания и демонстрации лучших качеств, присущих собственно ему или тем, кого он поддерживает в политике.

Привлекательность (имидж). Политик должен уметь нравиться, или иметь «шарм». В свое время такими политиками были Р. Кеннеди, М. Тэтчер, М. Горбачев, Б. Ельцин и др. Кроме соответствующих качеств и умения решать сугубо политические вопросы они умело завоевывали симпатии граждан.

Популизм. Это качество выделяется в его позитивном понимании, поскольку «работа на публику» присуща практически всем политическим лидерам. Удачно использованный популизм – постоянное появление перед людьми, непредусмотренное общение с ними, умение стать «своим парнем» – только на пользу политику. Нужно только, чтобы такой популизм подкреплялся конкретикой, соответствующей общественно полезной деятельностью.

Как видим, существует огромное разнообразие подходов к описанию черт, присущих политическому лидеру. Представленные выше попытки не исчерпывают всех точек зрения на данную проблему. В какой-то мере они дополняются в теориях политического лидерства, рассматриваемых ниже.

Политическое лидерство

Как уже было сказано, с понятием «политический лидер» связано понятие «политическое лидерство» – сложный механизм взаимодействия лидеров и ведомых. Политическое лидерство представляет собой высший уровень лидерства, поскольку оно отражает политические процессы и отношения в высших структурах власти, фиксирует властные отношения между субъектом и объектом политики на вершине политической пирамиды. Для политического лидерства характерно личностное влияние лидера на умы, волю, энергию, политическую активность граждан.

Главными компонентами политического лидерства являются:

– во-первых, способность лидера точно оценивать ситуацию, найти правильное решение стоящих задач, воздействовать на умы и энергию людей в целях мобилизации их на выполнение какого-либо решения;

– во-вторых, лидерство, как особый механизм взаимодействия лидера и членов той или иной общности, предполагает, что последние принимают и активно поддерживают его решения и действия, сознательно и добровольно подчиняются ему.

Понятие политического лидерства имеет два аспекта: формально-должностной статус, связанный с обладанием властью, и субъективную деятельность по выполнению возложенной социальной роли. Причем первый аспект имеет ключевое значение для оценки личности как политического лидера. Второй аспект, являющий собой личностные качества и реальное поведение на занимаемом посту, определяет главным образом лишь получение и сохранение властной должности, а также служит для оценки лидера как результативного или нерезультативного, «хорошего» или «плохого» руководителя.

Политическое лидерство существует на трех социальных уровнях: малой группы; политических движений; государства [145].

Если говорить о лидерстве на уровне малой политической группы, то здесь происходит интеграция групповой деятельности, в которой лидер направляет и организует действия группы, предъявляющей к личности лидера ряд требований: способность принимать решения, брать на себя ответственность, находить оптимальный способ удовлетворения группового интереса.

Лидерство на уровне политических движений, связанных общностью политических интересов, основанной на одинаковом социальном статусе, а не на узко групповых интересах, как в первом случае. В этом отношении лидерство представляет собой способ адекватного выражения интересов части общества, поддерживающего данного политика. Фигура лидера служит символом социальной позиции, с ней связывают свои интересы носители обыденного политического сознания.

Лидерство на государственном уровне, которое можно определить как способ организации и осуществления власти в условиях демократического развития общества, дифференциации социальных слоев на основе экономического положения и соответствующего политического сознания. Политическое лидерство на этом уровне предполагает взаимное удовлетворение интересов как лидера, так и общества, поэтому ориентация на социальное партнерство входит в систему политических ценностей общества.

В экстремальных условиях функционирования общества возникает необходимость в появлении политического лидера национального масштаба, обладающего качествами, которые помогут ему возглавить национальное движение. Такими качествами могут быть:

– умение формулировать цели, программы, идеологию в условиях, когда утеряны старые ориентиры, общество расколото, в нем царят апатия и анархия;

– способность персонифицировать фундаментальные национальные ценности для конкретного исторического периода;

– готовность выходить за рамки бюрократических процедур при принятии решений в экстремальной ситуации;

– способность связать базисные национальные интересы с историей страны, традициями современного и предшествующего поколений;

– искусство создавать принципиально новую модель поведения и мышления, которая будет распространяться от элиты на все общество.

Для политической психологии лидерство – это особая деятельность, требующая наличия определенных, психологических свойств, характеризующих человека как лидера. Потенциал лидерства, с психологической точки зрения, представляет собой совокупность качеств, которые указывают на способность личности (или, реже группы) побуждать других людей действовать, воодушевляя и уверяя людей в том, что избранный курс действительно является правильным.

Политическое лидерство, таким образом, – это процесс взаимодействия между людьми, в ходе которого одни люди выражают и знают потребности, интересы своих последователей и в силу этого обладают престижем и влиянием, а другие – отдают им добровольно часть своих политических, властных полномочий и прав для осуществления их целенаправленного представительства и реализации.

В результате слияния в политическом лидерстве этих двух взаимонаправленных потоков наступает состояние взаимной мобилизации всех участников политического процесса: и лидеров, так как они знают, что их действия опираются на поддержку и одобрение массы и уверены в своих силах, и рядовых участников политического процесса или движения, ибо они чувствуют, что их интересы понятны, а цели сформулированы. В силу этого наступает значительная интенсификация политической жизни, основанная на доверии. Утрата доверия ведет к возникновению явления, противоположного лидерству – противодействия или политического вызова. Оно выражается в различных проявлениях скрытой или явной враждебности по отношению как к самому лидеру, так и к тем ценностям, которые он представляет.

В зависимости от преобладающего типа культуры общества, политического режима, зрелости гражданского общества, выделяют следующие функции политического лидерства:

– интегративную – согласование и объединение интересов различных слоев населения на основе общей идеи, общих ценностей и идеалов;

– ориентационную – достижение целостности и гармонии социальных интересов через выработку политического курса, учитывающего тенденции мирового развития и потребности различных социальных групп;

– инструменталистскую – лидер не только провозглашает программу, но и предлагает механизм ее реализации посредством принятия политических решений и обеспечения их ресурсами;

– мобилизационную – обеспечение лидером поддержки своего курса широкими слоями населения и их привлечение к осуществлению этого курса;

– функцию социального арбитража и патронажа – лидер призван выступать гарантом справедливости, законности и порядка, защиты гражданских свобод и т.д.;

– функция легитимизации политического режима характерна для тоталитарных и авторитарных политических систем, в которых обоснование правомерности политического режима связано с личностью лидера. В этих случаях режим пытается найти свое оправдание в особых качествах харизматических лидеров.

В социальной и, в частности, в политической психологии сложилось несколько подходов к феномену лидерства.

Во-первых, подход с позиции личных качеств (личностная теория лидерства, известная также под названием «теории великих людей»). Лидерство в этом случае – суть функция личности, наделенной определенными чертами.

Во-вторых, поведенческий подход, согласно которому эффективность лидерства определятся манерой поведения лидера по отношению к «ведомым». На основе этого подхода разработана классификация стилей лидерства: авторитарный, демократический и либерально-попустительский.

В-третьих, ситуационный подход, в рамках которого лидерство рассматривается исключительно как функция ситуации. Лидер должен чувствовать ситуацию и знать, когда и как ее можно использовать, обратить в свою пользу.

Таким образом, политическое лидерство – понятие многомерное. Оно характеризуется, прежде всего, психологическими особенностями политического лидера, а также социально-психологическими особенностями процесса взаимодействия лидера и ведомых.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074