Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

6.3. Политико-психологические типологии лидерства

В чести и силе та держава, Где правит здравый ум и право, А где дурак стоит у власти, Там людям горе и несчастье.

Себастьян Брант

Сложность и многообразие проявлений феномена политического лидерства предполагает и многообразие его типов. Первые попытки создания таких типологий, свидетельствуют о том, что наиболее распространенными оказались основывающиеся на психоаналитическом подходе и, соответственно, на психопатологическом материале.

Психопатологическая типология Г. Лассуэлла

Г. Лассуэлл предложил психопатологическую типологию [107], согласно которой, в зависимости от выполняемых функций различаются такие типы как «агитатор», «администратор» и «теоретик», а также их различные комбинации. Г. Лассуэлл рассматривал направление движения бессознательных факторов в критических ситуациях развития карьеры каждого из этих типов, а также их роль в становлении определенных политических типов.

Основная функция «агитатора» – распространение своей агитации и общение с гражданами. Он ценит риторику, вербальные формулы и частое, ритуализированное повторение принципов. Лидеры этого типа живут ради того, чтобы быть замеченными, чтобы провоцировать и унижать оппонентов. Чисто администраторские функции вызывают у них фрустрацию, Это недисциплинированные и часто сварливые политики с ярко выраженным энтузиазмом, которые возбуждают публику призывами, многократными заклинаниями и, подчас, даже бранью. Главная для них ценность – эмоциональный отклик аудитории.

С психоаналитической точки зрения, «агитаторы» – выраженные нарциссы (хотя их нарциссизм примитивен), их либидо оборачивается на собственное Я и Я-подобные объекты, что ведет к появлению гомосексуальных наклонностей, которые проецируются на абстрактные объекты. В прошлом это образцовые дети, застенчиво подавлявшие негативные эмоции. Однако такой «репрессированный садизм», не находя выхода в близком окружении, переносился на общество. Жажда самовыражения в устной либо письменной форме (отсюда одна из классификаций «агитаторов»: «ораторы» – «плагиаторы») представляет собой способ удовлетворения внутренних эмоциональных потребностей.

«Администраторы», в отличие от «агитаторов», проектируют свои аффекты на менее отдаленные и абстрактные объекты и фокусируют внимание на манипуляции определенной группой, демонстрируя беспристрастный, безличностный интерес к задачам организации. Им чужды абстракции, так как они не нуждались в них ранее, для разрешения своих эмоциональных проблем. Их нельзя назвать безаффектными, они просто более хладнокровны и аффективно сбалансированы.

Г. Лассуэлл выделял два подтипа «администраторов». Первый подтип характеризуется выраженной энергией и воображением, что внешне приближает его к агитаторам. Однако в центре его внимания находятся определенные индивиды, они переносят свои аффекты на менее общие объекты и не стремятся «вывести из себя» большое количество граждан. Они привязаны к своему окружению и пытаются координировать его действия. Неспособность к достижению абстрактных объектов является следствием чрезмерной занятости конкретными индивидами в кругу семьи и трудностями в определении там роли своего «Я». Второй подтип – это чрезмерно щепетильный и «совестливый» лидер, отличающийся любовью к рутине и деталям, страстью к точности. «Администраторы» этого типа не имели серьезных потрясений в ходе развития личности, не имели сверх-репрессированных эмоций, так как либо сублимировали их, либо выражали их в кругу семьи. Их щепетильность – не что иное, как попытка продемонстрировать свою силу.

«Теоретики» – своеобразные эксперты и идеологи, ориентирующиеся на отдаленные и высоко рационализированные цели. В отличие от «агитатора», избирающего для атаки близкие цели, «теоретики» стремятся к абстракции и грандиозности. Рассмотрение различных идей часто является для «теоретиков» самоцелью, что несколько отдаляет их от ведомых. «Теоретику» абстракции необходимы для разрешения собственных эмоциональных проблем. В отличие от «администраторов», теоретики страдают при отсутствии аффектов, так как пережили много фрустраций в процессе своего развития. Интеллектуализация – ответ теоретиков на собственные когда-то нерешенные эмоциональные проблемы [по : 154].

По мнению Г. Лассуэлла, на политическое развитие личности политика оказывает влияние его характер. В связи с этим было выделено два основных типа характера – «принудительный» и «драматизирующий», а также подтип – «беспристрастный». Для индивида с «принудительным» характером свойственны жесткие отношения, однообразие, монотонность самопрезентации, десубъективизация ситуации, отрицание новизны и другие качества «бюрократа»-администратора. «Драматизирующий» характер, с его склонностями к самолюбованию, провокациям, флирту и т.п. (в ход идут любые средства для завоевания других) представляет собой полную противоположность «принудительному» характеру и является основой для развития «агитатора» как политического типа. Индивиды с «беспристрастным» характером, отличающиеся отсутствием ярких эмоциональных состояний, могут превратиться, по Г. Лассуэллу, как в прекрасных судей, дипломатов и т.д., так и в отъявленных негодяев.

Типология политических лидеров Д. Рисмана

Поскольку, по мнению Д. Рисмана, характер определяется обществом, автор различал три типа обществ и, соответственно, три типа социальных характеров – «безразличный тип», «морализатор» и «внутренний наблюдатель». Каждому из них соответствует определенный тип политической личности.

Традиционной направленности общества соответствует «безразличный тип» политика. Это человек, у которого либо нет никакого отношения к политике, либо его низкая мобильность, отсутствие ориентации, или что-то еще заставляет остерегаться политики как таковой. Типичный взгляд «безразличных»: политикой должен заниматься кто-то другой. Они не стремятся к власти, не чувствуют личной ответственности за политику и редко переживают ощущение вины или фрустрации из-за политики. Эти люди сохранили иммунитет, своего рода девственность в политике.

«Морализатор» – лидер, характеризующийся направленностью на себя, пренебрегающий общепринятыми правилами подавления эмоций. Его поведение характеризуется сильными аффектами и низкой компетенцией. Это или идеалист, склонный к самосовершенствованию, стремящийся также к совершенству и людей, и социальных институтов, или же пессимист, направленный не на достижение лучшего, но на предотвращение худшего. Д. Рисман различал два типа «морализаторов»: «негодующих» и «энтузиастов». В обоих случаях политические эмоции перевешивают политический ум, однако эмоции «негодующего» намного мрачнее «энтузиаста». Чрезмерный энтузиазм «морализатора» препятствует эффективной работе, а слишком сильные эмоции – правильному восприятию ситуации, что приводит к «зашоренному» восприятию мира [281].

Тип «внутренний наблюдатель» (finside-dopester, «направленный на других») – либо неэмоциональный, либо контролирующий свои эмоции человек, использующий политику для развлечения и выгоды. Его не интересуют конкретные политические вопросы. Он больше занят манипулированием других. Типичная для него точка зрения: «Если я ничего не могу сделать для изменения политики, мне остается только понимать ее». Это реалист, который стремится быть «внутри политики» и, раз он не может изменить политиков, он манипулирует ими. При этом он старается быть похожим на них, так как не хочет, чтобы его принимали за плохо информированного политического изгоя.

Описанные выше три социальных характера и соответствующие политические типы – это так называемые «приспособленные» типы. Это – «нормальные» типы, чей характер приспосабливается к социальным требованиям, исходит из необходимости гармонии характера и общества. Однако существуют и отклонения характера (но не поведения) от социальных требований. Во-первых, это «анемический» (плохо приспособленный) характер и, во-вторых, «автономный» характер. «Автономный человек» свободен сам выбирать свои политические предпочтения, так как его сознание не детерминировано ничьими взглядами и не определяется культурой. Такие люди могут подчиняться нормам поведения в обществе (как и «анемичные» типы), однако свободны в решении о необходимости такого подчинения. Согласно Д. Рисману, «автономный характер» – идеал, который, к сожалению, практически недостижим.

Теория «макиавеллистской личности»

По аналогии с F-шкалой авторитарной личности, созданной Т. Адорно, Р. Кристи и Ф. Гайс [267] построили М-шкалу Макиавеллистской личности (человека-манипулятора), модель которой была основана на идеях Н. Макиавелли. М-шкала включает в себя два уровня, или два типа личности: с низким Мак-коэффициентом и с высоким Мак-коэффициентом.

Политический лидер с высоким Мак-коэффициентом («высокий Мак») обозначается как «синдром хладнокровия». Для него характерно сопротивление социальному влиянию, ориентация на понимание, инициирование новых структур и контроль над ними. В ситуации непосредственного общения он сохраняет спокойствие и собранность. Для «высокого Мака» вообще характерны спокойствие, отсутствие эмоциональности, ориентация на цель, стремление достигать ее в конкурентной борьбе с другими, холодная расчетливость, рациональность и инициатива. Эмоции окружающих, собственные желания, давление со стороны оставляют «высокого Мака» невозмутимым. Черты личности «высокого Мака» определяются внутренним психологическим процессом; фокусированием на точных когнитивных оценках ситуации и концентрацией действий на победе.

Лидера с низким Мак-коэффициентом («низкий Мак») можно обозначить как «чрезмерная доверчивость». Ему свойственны: высокая эмоциональность; зависимость от давления со стороны, от социального влияния; ориентация на личность, а не на абстрактные цели; принятие и следование структуре, порядку, организации; они эффективнее в ситуациях с четко определенными правилами игры.

Поэтому естественно, что лидерами становятся именно «высокие Маки». Они в состоянии убедить последователей и направить их действия в русло, нужное для достижения поставленных ими целей.

Типология президентов Дж. Барбера

Для типологии политического лидерства определенный интерес представляет типология президентов Дж. Барбера. В своей книге «Президентский характер» [265] на основе исторических и биографических материалов Дж. Барбер рассмотрел психологическую структуру личности американских президентов. Получилось, что личность президента состоит из трех основных элементов:

1) стиль (привычный способ исполнения политических ролей);

2) взгляд на мир (первичные политически релевантные верования, концепция социальной причинности, человеческой природы и основного нравственного конфликта – призма, через которую президент видит мир);

3) характер (жизненная ориентация).

Однако на личность президента влияют как минимум два аспекта политической ситуации: властные отношения (система власти) и так называемый «климат ожиданий» (основные нужды и требования граждан, обращенные к президенту). Дж. Барбер выделял три типа ожиданий: во-первых, люди нуждаются в уверенности, что все будет хорошо, и президент обо всем позаботится; во-вторых, людям нужно ощущение прогресса и динамики и, в-третьих, им необходима президентская легитимность.

Взяв за основу своей теории понятия стиль, взгляд на мир, характер, властные отношения и климат ожиданий, Дж. Барбер различал два измерения:

а) активность-пассивность;

б) позитивность-негативность.

Что касается активности, то это ответ на вопрос, сколько энергии тратит президент на своем посту (например, Л. Джонсон был похож на человеческий циклон, который, казалось, никогда не отдыхал, а К. Кулидж, наоборот, спал по 11 часов в сутки). Второе измерение относится к отношению и чувствам президента по отношению к политической жизни, его личному удовлетворению. Соединение критериев по этим измерениям дает четыре типа президентского характера (см. табл. 6.1).

Таблица 6.1

Критерии оценки типов президентского характера, по Дж. Барберу

 

Активный

Пассивный

Позитивный

Цель: достижение результата (Т. Джефферсон,
Ф. Рузвельт, Г. Трумэн,
Дж. Кеннеди)

Цель: получение любви окружающих (Дж. Мэдисон, В. Тафт, У. Хардинг)

Негативный

Цель: получение и удержание власти (Дж. Адамс,

В. Вильсон, Г. Гувер,
Л. Джонсон, Р. Никсон)

Цель: подчеркивание своей гражданской доблести

(Дж. Вашингтон,
Дж. Кулидж,
Д. Эйзенхауэр).

Кратко характеристику этих типов можно описать следующим образом.

Активный-позитивный тип отличается не только большой активностью, но и личным удовлетворением, отражая относительно высокую самооценку и успех в отношениях с окружающей действительностью. Этот тип демонстрирует ориентацию на продуктивность как ценность и способность адаптировать свой стиль под «играющую музыку». Он видит себя в развитии для достижения определенных целей – то есть, тянется к своему имиджу. Он – рационалист, поэтому часто недооценивает иррациональное в политике.

Активный-негативный тип характеризуется противоречием между интенсивными попытками и относительно низким эмоциональным вознаграждением за них. Создается впечатление, что человек бежит от тревожности и пытается заменить ее тяжелой работой. Он кажется амбициозным и стремящимся к власти. Он агрессивен по отношению к окружающей действительности, и ему трудно подавлять свои агрессивные чувства. Его Я-имидж неопределенен и непоследователен.

Пассивный-позитивный тип – послушный, направленный вовне характер, всю жизнь занятый поиском любви в качестве награды за соглашательство и кооперацию. Присутствует противоречие между низкой самооценкой и кажущимся оптимизмом. Такой тип помогает смягчить остроту политики, но хрупкость его надежд и зависимость от поддержки окружающих нередко ведут его к разочарованию в политике.

Пассивный-негативный тип не отличается ни деятельностью, ни наслаждением ею. Чувство долга компенсирует низкую самооценку и ведет его в политику. Такой тип может быть хорошо адаптирован к различным неполитическим ролям, но у него нет ни гибкости, ни опыта для эффективного политического лидерства. Ему свойственна тенденция к уходу, бегству от конфликтов и неопределенностей.

Типология лидерства Д. Бернса

В качестве критерия своей типологии Д.М. Бернс [266] взял взаимоотношения лидеров и ведомых, то есть, людей с различным властным потенциалом и разной мотивацией. Он различал два типа такого взаимодействия и, соответственно, два типа лидерства: «трансформационное» и «трансдейственное».

«Трансформационное» – это динамичное лидерство, в ходе которого лидер выполняет образовательную функцию, формирует мотивы, ценности и цели ведомых. В ходе такого взаимодействия индивиды как бы поднимают друг друга на более высокий мотивационный уровень, что отражается как в поведении, так и в этических ожиданиях и лидера, и ведомых. Они начинают действовать активнее и эффективнее. Процесс «трансформационного лидерства» предполагает, что, независимо от возможного первоначального различия интересов, индивиды реально или потенциально объединяются для достижения некоей высшей цели, реализация которой требует серьезного изменения и интересов, и поведения, как лидера, так и ведомых. При этом Д.М. Бернс различал несколько видов трансформационного лидерства:

а) интеллектуальное – своеобразный аналитико-нормативный ответ на насущные нужды общества. Это лидерство может генерироваться только внутри общества, катализатором же, который конвертирует обобщенные нужды в специфические интеллектуальные идеалы, является конфликт (примеры: Робеспьер, Дж. Мэдисон, В. Вильсон, Ф.Д. Рузвельт);

б) реформаторское – лидерство одновременно «трансдейственное» по процессу и результату (об этом ниже) и «трансформационное» по духу. Это достаточно неблагодарное лидерство, так как типичные реформаторы, в целом, обычно принимают существующие социально-политические структуры и отталкиваются от них, что ведет к компромиссному и инерционному реформированию уже существующих институтов. В конечном итоге, в принципе, «коренные изменения совершаются политиками, чьи политические амбиции преграждаются реформами»;

в) революционное лидерство – абсолютная преданность делу, сильное чувство призвания, обращение к нуждам и ожиданиям масс, драматичный конфликт, идеал переустройства общества в лидерском варианте, «черно-белое» видение мира («вера в ангелов, дьяволов и Спасение») и т.д. Для революции необходим «пророк» а также институциональная поддержка и коллективное лидерство;

г) героическое (или харизматическое, по М. Веберу) – это лидерство отличается верой в личность лидера независимо от его качеств, опыта и конкретных взглядов. Для него типичны уверенность в способности лидера преодолевать препятствия и разрешать кризисы, готовность делегировать ему власть в кризисное время; прямая массовая поддержка (аплодисменты, письма и т.п.) и отсутствие конфликта между лидером и ведомыми. Люди проектируют свои эмоции, агрессивность, страхи и надежды на социальный объект в поисках хотя бы символического разрешения своих проблем. Индивидам нужен лидер для идентификации с кем-либо более могущественным, чем они, а лидеру нужны ведомые для удовлетворения своих личных мотивов. Именно герои символизируют идеи и персонифицируют движения.

«Героическое лидерство» обычно возникает в кризисные времена, когда на фоне массового политико-психологического отчуждения и социальной атомизации распадаются и перестают функционировать институциональные механизмы разрешения конфликтов, власть теряет свою прежнюю легитимность, а прежние традиции резко ослабевают. Эта мысль Д.М. Бернса аналогична уравнению, приведенному Д. Растоу [282]:

Л (легитимность) = традиционная Л + рациональная Л + харизматическая Л

Чтобы сумма осталась неизменной, уменьшение одного слагаемого должно компенсироваться возрастанием других: в кризисное время лидеру необходима повышенная харизматическая легитимность.

«Трансдейственное» лидерство возникает в случае, когда один человек проявляет инициативу в контактах с другими с целью обмена ценностями (экономическими, политическими, психологическими и т.д.). Такие отношения напоминают сделку и прекращаются после достижения сторонами необходимых целей, так как лидера и ведомых в таких случаях не объединяют никакие более высокие идеалы.

Д.М. Бернс рассматривал несколько типов подобного лидерства:

а) лидерство мнений, целями которого являются мобилизация мнений через обращение к желаниям и потребностям граждан, агрегация этих мнений и их выражение на выборах;

б) групповое лидерство, осуществляющееся одновременно в интересах и лидера, и группы. В этих случаях лидер помогает группе так осознать свои потребности, формирует ожидания и формулирует требования, что становится лидером даже не конкретной малой группы, а целой группы интересов;

в) партийное лидерство, при котором лидер стремится мобилизовать определенные социальные, экономические и психологические ресурсы для удовлетворения требований своих ведомых. Такое лидерство является «трансдейственным», но в нем заложен и серьезный «трансформационный» потенциал;

г) законодательное лидерство, которое выполняет функции своеобразного мониторинга, «инициативы трансдействий», разрешения противоречий и как бы сортировки политического «дебета» и «кредита». Д.М. Бернс выделяет следующие роли «законодательного типа лидера» (естественно, что это – «чистые» роли, и каждый политик может исполнять несколько таких ролей одновременно):

– идеолог – выступает за доктрины, которые могут быть широко поддержаны в конкретном, определенном округе, или же каким-либо конкретным меньшинством электората;

– трибун – рассматривает себя в качестве представителя жителей своего округа, или же всего населения, и «связующего звена» между правительственными действиями и ожиданиями граждан. «Трибуны» считают себя знатоками и защитниками общественных интересов, нужд и требований;

– карьерист – рассматривает свою карьеру в законодательном органе как самоценность и как ступеньку к более высокому посту;

– парламентарий – выполняет одну или сразу обе следующие роли: а) специалист (эксперт в области парламентских процедур) и б) институционалист (стремящийся к сохранению парламентского института в целом);

– брокер – считает, что он играет «необходимую роль посредника» между антагонистическими законодателями, балансируя интересы всех сторон, усмиряя конфликт и создавая «законодательное единство»;

– верноподданный – доверенное лицо сильной партии;

– генерализаторы (стратеги) – работают над широкой программой, обычно партийной;

– специалисты по политике – концентрируют свое внимание обычно на одной проблеме;

д) исполнительное лидерство. Особенность этого типа определяется отсутствием надежной политической и институциональной поддержки, и зависимостью в основном от личности лидера (его таланта, характера, престижа) и бюрократических ресурсов (кадры и бюджет). Если партийные лидеры могут мобилизовать широкую политическую поддержку и активизировать политические настроения в пользу партии, то парламентские лидеры могут опираться на парламент и свои округа, а в арсенале инструментов исполнительных лидеров – обращение к общественному мнению при невозможности его формирования, активизации и направления в нужное русло. Исполнительное лидерство наиболее эффективно при достижении краткосрочных и конкретных целей, возникающих, как правило, в кризисных ситуациях.

Типология лидеров М.Дж. Херманн

Заслуживает внимания и типология лидеров, предложенная английским социологом Маргарет Дж. Херманн [272]. Она выделила четыре собирательных образа лидера: знаменосца, служителя, торговца и пожарного.

Лидер-знаменосец (В.И. Ленин) характеризуется привлекательностью, собственным видением действительности, способностью увлечь массы. Такой лидер ставит цели, определяет направление и, используя обещания, завораживает последователей. На нем лежит ответственность за то, что происходит и как происходит. Этот образ лидера предполагает изучение собственно лидера и его характеристики. Поняв характер лидера, можно предположить, какие цели и стратегии он изберет.

Лидер-служитель (Л.И. Брежнев) является выразителем интересов своих последователей. В своей деятельности он ориентируется преимущественно на их мнение. При таком варианте лидерства группа задает направление и придает силы политику. Лидер является как бы доверенным лицом группы и действует от ее имени.

Лидер-торговец (В.В. Жириновский, Г.А. Явлинский) характеризуется умением привлекательно преподнести свою программу избирателям, «продать» ее. Он в состоянии понять, что нужно людям и предложить помощь в достижении этого. Чуткость к нуждам и желаниям людей не менее важная черта, чем способность им помочь.

Лидер-пожарный (Б.Н. Ельцин, В.В. Путин) отличается способностью быстро решать возникающие перед обществом сложные проблемы. Лидерство в этом случае представляет собой ответную реакцию на происходящее.

В настоящее время в России все чаще встречаются лидеры преобразующие, а не компромиссные. Компромиссный лидер осуществляет действия без изменения основ общества. Преобразующий лидер всегда нацелен на некую перемену формы организации общества; он предвосхищает, посредничает и подчиняет опыт посредством воображения и рассудка, пытается утвердить «моральное лидерство», которое всегда исходит из фундаментальных желаний, стремлений и ценностей последователей.

Типы политических лидеров Р. Такера

Американский политолог и историк Р. Такер, исследователь деятельности советских лидеров, выделяет три типа политических лидеров: консерваторы, реформаторы и революционеры.

Консерваторы стремятся сохранить статус-кво общества. Соответственно вся активность политического лидера, его программа и все его действия направлены на обоснование необходимости сохранения общества в современном виде. Это не самый многочисленный тип политических лидеров.

Позиция реформаторов состоит в стремлении радикально преобразовать общественное устройство посредством проведения широкомасштабных реформ, прежде всего реформирования властных структур. К реформаторам, например, относится Мартин Лютер Кинг, известный организатор реформаторских движений.

Революционеры ставят целью переход к принципиально иной общественной системе. История показывает, что мирный путь в этом случае – большая редкость. «Архетипичным» революционным политическим лидером Р. Такер называет Карла Маркса.

Классификация С. Хука

Представляет интерес классификация, предложенная С. Хуком. Критерием в данном случае стала степень воздействия лидеров на события и способность ими управлять. На этом основании С. Хук поделил всех лидеров на две неравные группы. В первую вошли лидеры, способные прекрасно ориентироваться в ситуации и использовать ее. Это эвентуальные лидеры, или лидеры, использующие события. И вторая, небольшая группа лидеров, способных самостоятельно творить события, делать историю по-своему, то есть лидеры, делающие, создающие события, лидеры, круто меняющие исторический процесс. В первую очередь в этой второй группе С. Хук называет В.И. Ленина и Наполеона.

Типология политических лидеров в российской психологии

В российской политической психологии в 1990-х годах также стали возникать попытки (как умозрительные, так и эмпирические) классификации лидерства. Так, в начале 90-х годов прошлого века появились описания личности политических лидеров, основанные на анализе развития политической ситуации в России того времени. Это были умозрительные попытки с использованием клинико-психологической и психиатрической терминологии.

Авторы такого описания [89] обращают внимание на то, что речь идет не о «психологических отклонениях», а о своеобразных проявлениях индивидуального политического стиля в экстремальных ситуациях. При этом стиль политического лидера определяется рядом параметров. Во-первых, это поведенческие реакции, обусловленные темпераментом и характером политического деятеля. Во-вторых, когнитивные процессы (способы принятия информации и принятия решения). В-третьих, подход к управлению (оценка политического лидера как руководителя). В-четвертых, личная модель собственного политического лидерства. В-пятых, лидер как публичная персона (общение с избирателями и с публикой вообще). Таким образом, политический стиль рассматривается как совокупность проявления данных параметров. Соответственно выделяются стили:
параноидальный, демонстративный, компульсивный, депрессивный и шизоидный (см. табл. 6.2).

Таблица 6.2

Типология стилей политического лидера, основанная на оценке политической реальности в России в начале 1990-х годов

Политический стиль
(образное обозначение)

Параметры описания

Поведенческие реакции

Когнитивные процессы

Подход к управлению

Личная модель

Публичная персона

Параноидальный («Хозяин», «Властелин», «Сталин»)

Подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам, контроль над другими

Отрицание идей, не соответствующих собственным

Создание напряжения среди подчиненных, манипулирование ими

Искаженная картина мира

Охват значительных масс, заразительность

Демонстративный («Артист»)

Склонность к демонстративности, внушаемость, управляемость, уязвимость

Неспособность работать с информацией, заниматься конкретной законотворческой деятельностью

Неспособность фокусировать внимание на конкретных проблемах

Стремление привлекать к себе внимание, нравиться другим

Желание получить одобрение, признание «здесь и сейчас» любой ценой

Компульсивный («Отличник»)

Желание сделать все наилучшим образом. В экстремальной ситуации – паника, дискомфорт, депрессия

Чрезмерная озабоченность деталями, мелочами

Неспособность поступиться принципами, идти на компромисс

Строгая приверженность раз и навсегда сформулированным принципам

Надежда и опора ведущих лидеров в их борьбе за власть

Депрессивный («Сподвижник»)

Консервативность, неадекватность

Пессимистичность суждений и прогнозов

Неспособность управлять, восхищение другими лидерами

Стремление гарантировать себя от неудач

Получение помощи от других

Шизоидный («Одиночка»)

Самоустранение, уход от конкретных дел

Пессимистичность суждений и прогнозов

Неспособность и нежелание управлять другими

Позиция стороннего наблюдателя

Нежелание присоединяться к кому-либо

Более подробное описание этих стилей выглядит следующим образом.

Параноидальный стиль (образное обозначение – «Хозяин», «Властелин», «Сталин»). Личностный профиль такого лидера характеризуется подозрительностью, недоверием к другим, сверхчувствительностью к скрытым угрозам и мотивам, непредсказуемостью, стремлением к контролю над другими.

На когнитивном уровне это отрицание идей, не соответствующих собственным, изоляция от информации, не подтверждающей собственные установки и убеждения; политическое мышление, устроенное по принципу «или мы – или они».

Как управленец, такой лидер создает напряженность среди подчиненных. В общении с другими политиками – это манипулятор, «коварный Макиавелли». Подобный стиль часто сопровождается стремлением подавить или унизить других политиков. Это как бы самоцель, безотносительно к стратегии и тактике решения политических задач. Такой стиль не обязательно присущ только тем, кто находится на вершине власти. Это может быть и оппозиция – самая неуступчивая, не воспринимающая никаких аргументов, сколачивающая группы или сбивающаяся в группки, чтобы непременно «дружить против кого-то». Подобный стиль весьма заразителен, он может охватывать значительные массы людей. Существует реальная опасность, что в экстремальной ситуации такой лидер имеет искаженную картину мира, в том числе искаженное подозрениями видение политической ситуации.

Демонстративный стиль (образное обозначение – «Артист»). Склонен к самодраматизации (демонстративности), постоянно охвачен страстным желанием привлекать к себе внимание. Самооценка «артиста» зависит от того, насколько он нравится другим, желанен, любим, принимаем другими. Свойственная ему внушаемость делает его достаточно управляемым: он может оказаться в плену «случайных» обстоятельств. Вовремя подброшенная похвала или, наоборот, неодобрение делают «артиста» уязвимым: он часто теряет бдительность в первом случае или самообладание – во втором. В результате, становится практически невозможным последовательное проведение с его помощью сколько-нибудь определенной политической (в частности, партийной) линии.

Сиюминутность мотивации поступков (желание получить одобрение, признание, уважение «здесь и сейчас», любой ценой)
подчас вынуждает его приносить в жертву не только общественные, но и свои собственные, не только абстрактно-политические, но и даже откровенно личные карьеристские интересы. Когнитивные особенности «артиста» не подходят для конструктивной законотворческой деятельности. Депутаты такого типа, например, с большим трудом концентрируются на деталях и фактах, им сложно фокусировать внимание на конкретных проблемах. В общении с другими политическими деятелями, они проявляют себя как «политиканы» и «торговцы», готовы в любой нужный для себя момент развернуться на 180 политических градусов.

Компульсивный стиль (образное обозначение – «Отличник» или «Синдром отличника»). Для него характерно почти навязчивое (компульсивное) стремление все сделать наилучшим образом, независимо от наличия времени и поставленных задач. Отсюда – недостаток легкости, гибкости в поведении, способности к спонтанным действиям. При знакомстве с когнитивными характеристиками этого стиля становятся более узнаваемы и понятны многие конфликтные ситуации, возникающие в коридорах нынешней власти.

«Отличник» чрезмерно озабочен деталями, он мелочен, скрупулезен, догматически подходит к инструкциям и параграфам. Но это вовсе не обязательно зарвавшийся, косный бюрократ. Это может быть честный человек, например, принципиальный политик, трудолюбивый чиновник. Опасности такого политического стиля, изъяны, не столь заметные в повседневной (даже политической) деятельности, особенно ярко проявляются в экстремальных ситуациях с постоянно меняющимися условиями деятельности. «Отличник» в таких ситуациях испытывает дискомфорт: любые отклонения от тщательно спланированной деятельности для него болезненны, совершение ошибки или страх не справиться с чем-то наилучшим образом могут вызвать сомнения, панику, депрессию. Он неспособен пойти на компромисс с политическим оппонентом, твердо придерживается однажды сформулированных принципов. Такие политики – надежда и опора ведущих лидеров в жестокой политической борьбе за власть.

Депрессивный стиль («Сподвижник»). Такой политик чаще ищет, к кому бы присоединиться, чтобы быть гарантированным от неудач и получить помощь. Он восхищается другими лидерами, часто идеализирует отдельных людей и политические движения. Сподвижники могут быть крайне консервативны и неактивны. Как правило, они плетутся в хвосте событий. Их суждения и прогнозы крайне пессимистичны: сегодня «развалится команда», завтра «рухнет экономика», а послезавтра «начнется гражданская война».

Шизоидный стиль («Одиночка) в чем-то сходен с предыдущим, но здесь самоустранение, уход от участия в конкретных событиях носят более отчетливый характер. У политиков такого стиля нет желания присоединяться к кому-либо. Такие политики предпочитают позицию сторонних наблюдателей.

В середине 1990-х годов А.И. Пригожин, основываясь на реалиях политической жизни того времени, предложил свою типологию лидерских патологий [190].

Россию А.И. Пригожин относит к лидерскому типу обществ. Это значит, что у нас не развит социальный порядок, недостаток которого компенсируется лидерством (монарха, диктатора, харизматика). Поэтому лидерское общество чрезвычайно зависимо от личных особенностей главы страны.

Российское общество относится также и к типу синкретических, где ценность человека определяется не столько его индивидуально-психологическими особенностями, сколько принадлежностью к конкретному социальному целому: профессии, нации, классу, организации.

Со временем как лидерский, так и синкретический характер нынешнего российского общества будет преодолен с переходом к гражданскому обществу. Пока же, считает А.И. Пригожин, поскольку процветание экономики и демократии возможно только на основе высвобождения индивида из общины, решение многих проблем страны будет заторможено этой особенностью.

Преобразования в обществе лидерско-синкретического типа прямо связаны со сменой лидера, точнее, со сменой типа политического лидерства. Если за основу типологии принять способ получения лидирующей позиции в обществе, то, как показывает история России (и Советского Союза), обнаруживаются следующие типы политического лидерства:

– наследование, то есть принятие власти по родству через смену поколений или другими близкими родственниками монарха;

– самозванство, то есть захват власти насильно, нелегитимно без принятия обществом, без выбора;

– уступающий тип лидерства М. Горбачева, связанный с тем, что спасение системы стало возможным через ее преобразование под напором новых реалий;

– инверсионный тип лидерства, который проявляется в признании лидера не столько в соответствии с его собственными идеями и заслугами, сколько благодаря его преследованиям от предыдущей власти (именно таков «ельцинизм»);

– конструктивный тип лидерства, то есть сформировавшийся и признанный легально на основе своей позитивной программы. Только этот тип наиболее характерен для развитой демократии.

Особую роль в формировании политического лидерства и определении его типов играют переходные периоды в жизни общества, государства. Особенность таких периодов заключается, прежде всего, в том, что «переходность отягощается господством прошлого труда над трудом живым». В советское время было, например, понастроено много гигантских предприятий, оказавшихся неэффективными в условиях рынка. Но они существуют, и их хозяевам приходится приспосабливаться к наличным мощностям и помещениям, от которых совсем мало пользы.

В историческом промежутке перехода от тоталитаризма к стабильной демократии патологии политического лидерства возникают большей частью вследствие соблазнов. Политический соблазн есть нерациональное стремление найти простые решения сложных проблем, обойти неизбежные трудности, сократить время на достижение желаемого состояния. На таких соблазнах и выделяются некоторые типы политического лидерства, которые можно сгруппировать в две разновидности: идеалистические и прагматические типы патологии.

Идеалистические типы патологии политического лидерства возникают и выражаются в виде иллюзорных идеалов, в извращенных ценностях (светские культы, лесть массе, обманные символы), в чрезмерных преувеличениях, привлекательных, но недостижимых целях. Обычно это позиция учительства, духовного отцовства по отношению к стране. Примеры идеалистических типов:

– тип «я – идеал» выражается во внушении лидером массе своего превосходства над другими, эксплуатацией массовой склонности к олицетворению в ком-то своих надежд и ценностей;

– тип «вы – идеал» можно представить как возвеличивание народа в целом или какой-то его части (классовой, национальной, религиозной), придание им черт избранности, приписывание им свойств, выгодно выделяющих их как в человеческом, так и в политическом, государственном отношениях. Возникает преимущество одних перед другими не столько в силу каких-то их собственных заслуг, сколько благодаря самому факту их рождения, принадлежности к определенной макрогруппе. Таковы нацисты и крайние левые;

– тип «за идеалом» строится на абсолютизации доктрины, выдвигающей образ, систему «великого будущего» без нынешних проблем и даже без проблем вообще. Призыв «следовать за носителями доктрины» приобретает иногда квазирелигиозный характер, с делением на приверженцев и врагов;

– тип «норма – идеал», в рамках которого чаще других в качестве поруганных норм объявляются справедливость, равенство и т.п. Буквальное понимание идеалов приводит к чисто управленческому, практическому их воплощению в жизнь, к колоссальным усилиям и жертвам без ожидаемого результата;

– тип «от имени идеала» выражается в том, что право на трактовку соблазнительного учения и на его реализацию принимают на себя группы или отдельные лица. Когда они оказываются у власти, то на невозможность осуществить идеал они реагируют требованиями жертв для преодоления трудностей, которые всегда объявляются «временными», и проникающим контролем за массовым сознанием и поведением.

Итак, идеалистические типы патологии политического лидерства возникают на разрыве «идеал – повседневность». Известный идеализм нашего народа дает много возможностей для производства или привития идеологических соблазнов.

Прагматические типы патологии политического лидерства вырастают из самой повседневности и, скорее, «подбирают» образующиеся там образцы решений, чем вносят их туда. Можно также выделить несколько типов патологии политического лидерства в соответствии с разными типами прагматического поведения:

– тип прямого действия предполагает установку лидера на решительное и скорейшее снятие наиболее болезненных проблем жизни большинства. При этом предполагается, например, преступников расстреливать на месте, рост цен запретить и т.п.;

– тип предельных обещаний предполагает немедленное обещание всего всем;

– тип следования личному примеру опирается на лозунг: «Я преуспел и вы со мной». Например, разбогатевший предприниматель предлагает свой вариант успеха не столько для каждого в отдельности, сколько для страны в целом;

– тип «другие хуже» предполагает достижение цели не благодаря собственным эффективным действиям, а через критику других;

– тип насильственных действий также нередко считают весьма практичным с управленческой точки зрения (даже по отношению к самим себе, а тем более по отношению к другим).

Переходный период, по мнению А.И. Пригожина, характеризуется значительным снижением опасности идеалистических вариантов и повышением вероятности патологии прагматического толка, хотя и в разной степени.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074