Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

9.2. Национальное сознание

Национальное сознание есть сознание единства исторической судьбы

Николай Бердяев

Национальное сознание – сложная совокупность социальных, политических, экономических, нравственных, эстетических, философских, религиозных и других взглядов и убеждений, характеризующих определенный уровень духовного развития нации.

Национальное сознание является продуктом длительного культурно-исторического развития этнической общности. Оно включает в себя отношение группы к различным ценностям общества, отражает процесс ее исторического развития, былые достижения и ставит задачи перед будущим. Ядром национального сознания является национальное самосознание. Кроме него в число основных компонентов национального сознания входят осознанное отношение нации к ее материальным и духовным ценностям; способности к творчеству ради их умножения; осознание необходимости своего сплочения ради осуществления национальных интересов и успешных взаимоотношений с другими национально-этническими группами.

Как и любая друга форма общественного сознания, национальное сознание представляет собой сложное единство двух тесно взаимосвязанных составляющих: теоретического сознания и обыденного.

Обыденное национальное сознание – это эмпирический уровень национального сознания как результат стихийного, эмпирического отражения действительности в повседневном сознании широких национальных масс; в более привычном понимании – это бытовая повседневная национально-этническая психология. Это достаточно сложное динамичное, постоянно видоизменяющееся образование. Обыденное национальное сознание – особого рода синтез природно-биологического и социального опыта многих поколений. И в то же время оно отражает насущное конкретное социально-политическое бытие большинства представителей нации.

Структурно обыденное национальное сознание включает в себя три основных компонента.

Во-первых, это повседневные потребности, интересы, ценности и ценностные ориентации, установки, отражающие определенный этап развития данной национально-этнической общности, и имеющие в основе своего происхождения не столько исторические, сколько конкретные современные истоки.

Во-вторых, это построенные на определенной системе ценностей и ценностных ориентаций стереотипные представления, простейшие нормы и элементарные образцы поведения, а также традиции и обычаи, имеющие как исторические, так и социальные корни.

В-третьих, это эмоции и чувства и обусловленные ими формы выражения в образах, звуках, красках, совокупность которых составляет то национально-особенное в повседневной жизни, что обычно связывается с национальным характером, и исходит из него, хотя проявляется уже в национальном сознании.

Важнейшей характеристикой национального самосознания является то, что, будучи наиболее элементарным, «первичным», оно проявляется в виде осознания людьми своей принадлежности к определенной национально-этнической общности. Национально этнические эмоции и чувства, взгляды и настроения, привычки и нормы поведения отражают приверженность национальным ценностям на бытовом уровне. Они порождены прежде всего общностью территории, языка, культуры, обычаев, традиций народа – в целом, общностью условий повседневной жизни.

Как уже отмечалось, национальное сознание весьма динамично, изменчиво. Этот фактор представляет собой довольно непростую проблему как для политико-психологического анализа, так и для оценки, прогнозирования поведения, жизнедеятельности той или иной национально-этнической общности. Наиболее динамичными компонентами национального сознания являются потребности и мотивы. Практически любые изменения в системе социально-политических отношений ведут к изменениям в потребностно-мотивационной системе, порождают новые потребности, соответствующие изменившимся условиям, а также видоизменяют способы реализации старых потребностей.

Новые или изменившиеся потребности могут вступать в противоречие с иными, менее подвижными компонентами обыденного национального сознания – с изжившими себя традициями и обычаями, со старыми стереотипными представлениями. В результате могут возникнуть внутренние противоречия, психологические конфликты, проявляющиеся в изменениях эмоциональной сферы. Наиболее заметно эти изменения выражаются в динамике массовых настроений. Настроения как демонстрация удовлетворенности потребностей, являются самым динамичным компонентом обыденного национального сознания. Этот динамизм усиливается недостаточной осознанностью настроений, что ослабляет (или делает невозможным) сознательный контроль над ними.

Менее динамичными элементами, обеспечивающими стабильность обыденного национального сознания, являются первичные, наиболее глубинные эмоционально окрашенные установки и стереотипы. Например, закрепившиеся в поколениях и воспринятые человеком с детства враждебное отношение к той или иной «чужой» этнической группе и соответствующее представление о ее представителях, могут сохраняться в латентной форме достаточно долго. Причем нередко это происходит даже вопреки очевидным фактам жизни и сознательно принятой человеком идеологической конструкции. И тогда возникает парадоксальная ситуация – установки и стереотипы национально-этнической враждебности не всегда проявляются в реальном поведении человека или даже целой национально-этнической группы.

В известных экспериментах Ж. Лапьера по изучению социальных установок владельцев гостиниц опрашивали, как они отнесутся к появлению представителей ряда национальностей (например, китайцам). Большинство отвечало резко отрицательно. Спустя время, в эти гостиницы приезжали сами исследователи, среди которых были и китайцы. Оказалось, что они не испытывали ни малейшей дискриминации при проживании и обслуживании в этих гостиницах. Так был сделан вывод о том, что «знаемые», как бы «выученные» установки и стереотипы не всегда совпадают с реальным поведением, мотивированным, скажем, прибылью от дополнительных постояльцев [по : 154].

Наиболее устойчивыми элементами обыденного национального сознания являются национально-этнические обычаи и традиции. Они передаются из поколения в поколение, базируются на наиболее глубинных установках и системе ценностей прошлого, на социально-политической памяти национально-этнических групп. Отличаясь особой стабильностью, национально-этнические традиции и обычаи выполняют регулятивную и стабилизационную функции в поведении новых поколений. Именно в этом смысле следует понимать известную фразу о том, что традиции мертвых поколений тяготеют как кошмар над умами живых, оказываясь сильнейшим, часто непреодолимым барьером перед актуальными социально-политическими нововведениями и реформами.

Однако следует учитывать и то обстоятельство, что, с одной стороны, влияние обычаев и традиций связано с тем, что именно они являются, в глазах большинства людей, порождением и отражением неких «естественноисторических» условий жизни данной общности (апробированных веками, и потому незыблемых), с другой – они выражают системы ценностей, связанные с достаточно определенными историческими периодами и господствовавшими в них социально-политическими силами, что делает их как бы «священными» в глазах людей, тяготеющих именно к данной системе ценностей.

По мнению Д.В. Ольшанского, наиболее весомую роль традиции и обычаи играют в жизни так называемых национальных меньшинств и других, сравнительно небольших национально-этнических образований. Сохранение и культивирование собственных традиций и обычаев является для них необходимой и важной защитной реакцией самосохранения, залогом национально-культурной идентичности и выживания в качестве национальной общности за счет дополнительной мобилизации внутренних, прежде всего, психологических ресурсов, при недостаточности ресурсов внешних. Гиперкомпенсаторное внимание к национальным обычаям и традициям часто оказывается естественной реакцией протеста против политики ассимиляции, обычно реально угрожающей малой нации со стороны более крупных наций-соседей, и, одновременно, формой национального самоутверждения. В этом случае традиции и обычаи выступают как средства передачи социально-политического опыта нации и являются инструментом пробуждения национального самосознания, интеграции национальной общности.

Обыденное национальное сознание весьма заразительно, что облегчает его интенсивное распространение. Оно отличается «бытовой убедительностью» своих аргументов. Их распространение основано на действии целого ряда психологических механизмов, таких как массовое внушение, групповое давление и конформизм, психологический перенос собственных индивидуальных проблем на проблемы общности и др. Механизмы распространения обыденного национального сознания выполняют две взаимосвязанные и, одновременно, противоположенные задачи. Во-первых, задачу объединения, консолидации представителей одной национально-этнической общности, и, во-вторых, – задачу разъединения и противопоставления друг другу членов различных национально-этнических групп.

В отличие от обыденного, теоретическое национальное сознание – это научно оформленное и четко социально и политически ориентированное обобщение избранных элементов обыденного национального сознания. Это идеология национально-этнической группы, обычно включающая в себя обобщенно положительную самооценку истории, современности и совокупности целей развития нации, а также ценности и образцы поведения, обязательные для каждого представителя национально-этнической общности. В центре такой идеологии часто может находиться идея исключительности собственной национально-этнической группы, и тогда такая идеология будет приобретать националистический характер, вплоть до расизма.

В период обострения ситуации на Ближнем Востоке, грозившей агрессией США против Сирии, президент Б. Обама заявил об исключительности американской нации. В мировой истории известны случаи, когда заявления подобного рода приводили к масштабным войнам и политическим катаклизмам. Негативные последствия такой «исключительности» в свое время продемонстрировала миру гитлеровская нацистская Германия. Президент России В.В. Путин в обращении к американскому народу, опубликованному в «Нью-Йорк таймс» 14 сентября 2013 г., так отреагировал на заявление американского президента: «Очень опасно вдохновлять людей на то, чтобы они считали себя исключительными, какая бы мотивация ни была. Есть большие страны и мелкие страны, богатые и бедные, с глубокими демократическими традициями и еще ищущие свой путь к демократии. И их политика различается тоже. Мы все разные, но когда мы просим благословения у Господа, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными».

Теоретическое национальное сознание, основанное на максимальном внимании к идее собственной нации, может исходить и из реалистического понимания взаимозависимости наций и народов в сегодняшнем едином, противоречивом, но взаимосвязанном мире. Подобная идеологическая конструкция приобретает уже принципиально иное, интернациональное звучание. Ключевые вопросы, позволяющие квалифицировать и типологизировать варианты теоретического национального сознания, сводятся к допустимости или недопустимости компромисса в реализации потребностей и интересов разных национально-этнических групп, а также в выборе путей и методов разрешения возможных противоречий.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074