Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

9.6. Психология и политика национальных конфликтов

Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Конго правила, как вести себя во время жары.

Станислав Ежи Лец

Национальные конфликты являются предметом рассмотрения, прежде всего, этнической психологии. Однако и здесь анализ этого явления оказывается невозможным без учета социально-политических ситуаций, в которых возникают конфликты такого рода. Как пишет В.Г. Крысько, общий смысл этнических конфликтов можно представить в виде конфронтации между национальными движениями, политическими партиями, с одной стороны, и местными (или центральными) государственными органами власти – с другой. Последние оценивают сложившуюся ситуацию либо как конфронтацию между этническими общностями, либо как конфронтацию этнической общности, находящейся в положении меньшинства населения страны, с государственными институтами, выражающими культурно-языковые, социально-экономические или политические интересы доминирующего этнического большинства.

Этнический конфликт по своей сути – это особая форма политических отношений, это конфронтация между двумя или несколькими этносами (или между их отдельными представителями, между конкретными субэтническими элементами), характеризующаяся состоянием взаимных претензий и имеющая тенденцию к нарастанию противостояния вплоть до вооруженных столкновений, открытых войн. Эти конфликты возникают, как правило, в многонациональных государствах и имеют форму противостояния «группа – группа», «группа – государство» [104].

В политической психологии национальных конфликтов, как и психологии межэтнических отношений вообще, исследуются три основные проблемы: как конфликты возникают, как они протекают и как их можно урегулировать. Так как они изучаются разными науками, поисками их причин озабочены и социологи, и политологи, и психологи. При политико-психологическом подходе «одной из самых распространенных является трактовка роли элит, прежде всего интеллектуальных и политических, в мобилизации этнических чувств, межэтнической напряженности и эскалации ее до уровня открытого конфликта» [226]. Кроме того, политическая психология пытается ответить на вопросы: как протекает конфликт, то есть как изменяются в его ходе конфликтующие стороны; какие изменения происходят в эмоциональной сфере конфликтующих субъектов (гнев, страх, тревога и т.п.), вовлеченных в конфликт. Больше внимания исследователи уделяют продолжительным, носящим базовый характер изменениям в когнитивной сфере.

Понимание источников этнических конфликтов различается в современной отечественной и западной социально-этнической и политико-психологической мысли.

Для западных концепций социального конфликта характерно рассмотрение в качестве его источника подавление (неудовлетворение) человеческих, общественных потребностей. Например, теория «межэтнического реконструирования жизненного мира» считает, что этнический конфликт возникает как следствие различий, существующих у разных миров. Каждый этнос, этническая группа, по мнению зарубежных ученых, представляет собой особый мир, отличающийся от других, и при взаимодействии различных миров возможно возникновение сложных, конфликтных ситуаций. Отличительной особенностью «миров» является их некритическое отношение к своей этнической общности, а попытка рефлексии означает выход за пределы этого мира.

Основной причиной, способствующей сохранению «миров», является потребность в значении, то есть потребность в создании собственного «мира» как условия безопасности, жизнедеятельности, самореализации, идентификации. Любой другой «мир» рассматривается как враждебный и угрожающий существованию данного «мира». Конфликт «миров» означает столкновение способов реализации человеческих потребностей [по : 103].

По мнению российских ученых, одной из главных предпосылок этнического конфликта выступает идеология национал-экстремизма – теории и практики национального превосходства (неприятия культуры, традиций, религии, обычаев другого народа). Национал-экстремизм, как правило, спекулирует на объективных противоречиях, трудностях экономического, социального, экологического, духовного характера, «белых пятнах» истории, несовершенстве национально-государственного устройства и пр. Всему этому придается «национальная» окраска, центр тяжести переносится на противопоставление народов, проповедь исключительности «своей» нации и возложение вины на инонационального соседа.

Не менее важным фактором является накладывание на реально существующие в обществе проблемы искусно подогреваемых национальных чувств. Затем включается такой универсальный механизм национал-экстремизма, как политическое хамелеонство и «всеядность», способность вступать в коалицию с самыми полярными идейными течениями и откровенными преступниками, коррумпированными кругами, в том числе из структур официальной власти, «кланами», где каждый преследует чаще всего свои собственные, а не национальные интересы. В определенный момент межнационального конфликта национал-экстремизм будет приобретать характер «национального» единства, временного межнационального союза для борьбы с общественной системой, блокирования властных, правительственных решений.

Этнические конфликты сопровождаются определенной динамично меняющейся социально-политической ситуацией, которая порождается неприятием ранее сложившегося положения существенной частью представителей одной (нескольких) местных этнических групп и проявляется в виде хотя бы одного из следующих действий данной группы:

а) начавшейся ее эмиграции из региона, определяемой общественным мнением данной группы как «исход», «массовое переселение» и т.п., существенно изменяющей местный этнодемографический баланс в пользу «других» остающихся этнических групп;

б) созданием политической организации («национального» или «культурного» движения, партии), декларирующей необходимость изменения положения в интересах указанной этнической группы (групп) и тем самым провоцирующей ответное противодействие органов государственной власти;

в) спонтанными (не подготовленными легально действующими организациями) акциями протеста против ущемления своих интересов со стороны представителей другой (других) местной этнической группы или органов государственной власти в виде массовых митингов, шествий, погромов [73].

Этнический конфликт всегда представляет собой явление политическое. Говорить о нем как о реальном феномене можно, как правило, в двух случаях. Во-первых, когда организационно оформляется и приобретает определенное влияние национальное движение (или партия), ставящее своей целью обеспечение «национальных интересов» определенной этнической общности и потому стремящееся изменить существующее (хотя и привычное и терпимое) положение в социально-экономической или политической сфере жизни. Во-вторых, когда возникшие исторические, социально-политические обстоятельства в жизни национально-этнической группы привели к пробуждению национального самосознания, всплеску национальных чувств, прежде «дремавших» в контролируемой, управляемой общественно-политической ситуации.

Анализ этнических конфликтов в конце 1980-х годов, в 1990-х годах в России и странах Ближнего зарубежья требует обращения к историческим истокам возникновения и эскалации конфликтов. К ним относятся несправедливость административно-политической иерархии национально-этнических групп (союзные, автономные республики, автономные области, округа), произвольная перекройка границ национальных образований, депортация народов. Нельзя обойти вниманием и перерастание в межэтнические конфликты ситуаций несбалансированности преобразований общества, социального и экономического неравенства, конкуренции на рынке труда, земли, недвижимости. Такова природа ферганских, душанбинских, ошских событий на рубеже 1980–1990-х годов.

Некоторые конфликты явились следствием распада Союза ССР, когда в отделившихся республиках в борьбу «за свою долю политического и территориального наследства» вступили бывшие автономии или желавшие ее получить (Абхазия, Южная Осетия – в Грузии, Гагаузия и Приднестровье – в Молдавии, Карабах – в Азербайджане).

Важное значение имеет установление типологии межнациональных конфликтов. Э.А. Паин и А.А. Попов выделили следующие типы таких конфликтов:

1) конфликты стереотипов, то есть та стадия конфликта, когда этнические группы могут еще четко не осознавать причины противоречий, но в отношении оппонента создают негативный образ «недружественного соседа», «нежелательной группы». В качестве примера ученые приводили армяно-азербайджанские отношения. Действительно, социологические и полевые этнографические исследования задолго до конфликта фиксировали взаимные негативные стереотипы армян и азербайджанцев;

2) конфликты идей. Характерной чертой таких конфликтов (или их стадий) является выдвижение тех или иных притязаний. В литературе, средствах массовой информации обосновывается «историческое право» на государственность (Эстония, Литва, Латвия, Грузия, Татарстан, другие республики СССР), на территорию (Армения, Азербайджан, Северная Осетия, Ингушетия);

3) конфликты действий. К этому типу относятся митинги, демонстрации, пикеты, вплоть до открытых столкновений.

Межнациональные конфликты свидетельствуют о том, что социальная напряженность достигла определенного критического предела, а существующие политико-правовые институты не способны разрешить объективные противоречия.

История показывает, что межэтнические конфликты могут быть решены только мирным путем.

Так, в России Татарстан продемонстрировал мирный вариант решения сложного конституционного конфликта. Как известно, Конституция, принятая в республике в 1992 году, зафиксировала ее независимость и ассоциированное членство в Федерации. Федеративный договор республика тогда не подписала. В феврале 1994 года после серии переговоров договор между государственными органами Российской Федерации и Республики Татарстан был подписан, благодаря чему основные противоречия были урегулированы. С тех пор развитие отношений на основе подписанного договора стало называться «Моделью Татарстана».

Элементы институционального конфликта имели место и в Башкортостане, когда республика подписала федеративный договор, но на определенных условиях. Конфликтность была снята после подписания договора о разделении полномочий с федеральным центром.

Методом ослабления конфликта является деконсолидация сил, участвующих в конфликте, с помощью системы мер, которые позволяют отсечь (например, путем дискредитации в глазах общественности) наиболее радикальные элементы или группы и поддержать силы, склонные к компромиссам, переговорам.

Весьма эффективным может быть перерыв в конфликте. Данный способ ослабления конфликта позволяет расширить действие прагматических подходов к его регулированию, в результате чего снижается эмоциональный накал конфликта.

Особые правила существуют и в переговорном процессе. Для того чтобы добиться успеха, необходима прагматизация переговоров,
которая состоит в разделении глобальной цели на ряд последовательных задач. Обычно стороны бывают готовы заключить договоренности по жизненно важным потребностям, по поводу которых и устанавливается перемирие: для захоронения погибших, обмена пленными. Затем переходят к наиболее актуальным экономическим, социальным вопросам. Политические вопросы, особенно имеющие символическое значение, откладывают и решают в последнюю очередь. Если ясно, что в данный момент решить их невозможно, то используют тактику так называемых отложенных решений. Подобный прием принес успех и в Приднестровье, и в Южной Осетии. Бывают случаи, когда переводу конфликта в стадию переговоров мешает позиция лидеров. Переговоры должны вестись таким образом, чтобы каждая сторона стремилась найти удовлетворительные ходы не только для себя, но и для партнера.

Вопросы для размышления и самоконтроля

1. Чем отличаются такие большие национально-этнические группы как «род», «племя», «народ»?

2. Каковы политико-психологические характеристики народа, нации, этноса?

3. Какие компоненты включает в себя обыденное национальное сознание?

4. В чем проявляется динамичность, изменчивость национального сознания?

5. Какие элементы обыденного национального сознания являются наиболее устойчивыми и почему?

6. Каковы основные детерминанты формирования национального самосознания?

7. Чем обусловлен непрямолинейный, волнообразный процесс развития национального самосознания?

8. В связи с чем, по Вашему мнению, возникает проблема дифференциации национального характера и национального темперамента?

9. В чем заключается противоречивость национального характера?

10. В чем наиболее ярко проявляется национальный характер?

11. Как и почему свободолюбие в русском национальном характер сочетается со смирением и покорностью?

12. Что такое русский традиционный коллективизм? Каковы его отталкивающие и привлекательные стороны?

13. Откуда, по Вашему мнению, в русском национальном характере способность абсолютизировать, обожествлять что-либо или кого-либо, сотворять себе кумира?

14. Каковы источники этнических конфликтов с точки зрения политической психологии?

15. Почему этнический конфликт – это всегда явление политическое?

16. Какие существуют типы межнациональных конфликтов?


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074