Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Бозаджиев В. Л.,

10.1. Массовое политическое сознание

Количественная масса не может безраздельно господствовать над судьбой качественных индивидуальностей, судьбой личности…

Н.А. Бердяев

Массы и массовидные явления привлекали внимание мыслителей еще с Античных времен. Однако первым теоретиком масс в конце XIX века стал Г. Лебон. С этого периода массовое сознание становится одной из главных проблем психологии, философии и культурологии. Мы были отделены от накопленного в этой области знания обществоведением, которое исходило из категории классового сознания. Но эти две категории друг другу не противоречат, речь идет о разных вещах. Класс – часть общества, структурированное социальное образование, соединенное устойчивой системой идеалов и интересов, занимающее определенное место в историческом процессе и обладающее развитой культурой и идеологией. Масса не есть часть общества. В ней отсутствует структура и устойчивые культурные системы, у нее другой разум и образ поведения, нежели у класса.

С. Кара-Мурза высказал предположение, что феномен массы и толпы не вызывал в русской и советской культуре большого интереса потому, что эта проблематика еще не была актуальной. Жесткая сословная система старой России не давала возникать толпам – инерция культурных стереотипов и авторитетов была столь велика, что даже выдавленные из общества разночинные люди (бродяги, босяки и т.п.) восстанавливали своеобразные общественные структуры с определенными правами и обязанностями. В советском обществе также довольно быстро возродилась сословность, да и другими связями общество было сильно структурировано, так что не было пространства для «толпообразования». Эта проблема стала возникать уже в ходе быстрой урбанизации в 1960-е годы, что и повлекло возникновение массового человека и массовой культуры, что и стало одной из предпосылок крушения советского строя, сметенного искусственно возбужденной толпой [86].

Сейчас существует немало трактовок понятия массы, которые нередко различаются как у отечественных, так и зарубежных авторов. Однако прежде чем приступить к политико-психологическому анализу этого явления, необходимо понять сущность того, без чего массы не могут существовать – массового сознания.

Массовое сознание – один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения. Это особый, специфический вид общественного сознания, свойственный значительным неструктурированным множествам людей («массам»). Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако оно несводимо к ним [156].

Массовое сознание обладает особым статусом, который Д.В. Ольшанский образно называет «внеструктурным “архипелагом” в социально-групповой структуре общественного сознания, образование не устойчивое, а как бы “плавающее” в составе более широкого целого. Сегодня архипелаг может включать одни острова, а завтра – уже другие. Это особого рода как бы “эксгрупповое” сознание. Оно представляет собой ситуативное производное от общественного сознания, трактуемого как совокупность сознаний основных групп, образующих социальную структуру общества…» [154].

С содержательной точки зрения, по мнению Д.В. Ольшанского, в массовом сознании запечатлены знания, представления, нормы, ценности и образцы поведения, разделяемые какой-либо возникающей по тем или иным обстоятельствам совокупностью индивидов – массой. Они вырабатываются в процессе общения людей между
собой и совместного восприятия ими тех или иных общественных процессов и явлений. Соответственно этому, массовое сознание отличает общесоциальная типичность всех его компонентов, а также их общесоциальное признание достаточно большой массовой общностью. С этой точки зрения массовое сознание представляет собой надындивидуальное и надгрупповое по содержанию, но индивидуальное по форме функционирования.

Однако следует понимать, что хотя массовое сознание и реализуется в массе индивидуальных сознаний, оно с точки зрения содержания все же не совпадает с каждым из них в отдельности. Для возникновения и функционирования массового сознания вовсе не обязательна совместная деятельность членов общности («массы»), что традиционно принято считать обязательным для появления группового сознания.

Содержание массового сознания может быть определено практически как бесконечное, если попытаться предвосхитить все возможные варианты возникновения тех или иных значительных масс людей в рамках как отдельного общества, так и человеческой истории в целом.

Именно по содержанию выделяется массовое политическое сознание – особая разновидность массового сознания, которая имеет в качестве своего основного содержания политические проблемы, на решение которых направляется политическое поведение данной массы.

В последние годы исследователей и практиков особенно привлекает трактовка массового политического сознания, предпринятая Д.В. Ольшанским, который раскрывает проблемы формирования и функционирования массового политического сознания, его структуру, основные свойства и другие характеристики [154; 156].

Массовое политическое сознание можно рассматривать как массовое сознание общества по отношению к вопросам, имеющим актуальное политическое содержание и чреватым отдельными политическим последствиями.

По происхождению массовое политическое сознание в общем повторяет путь массового сознания. Однако возникает оно и распространяется лишь в ситуациях крупных социально-политических событий, разрушающих сложившуюся структуру общества.

Структура массового политического сознания имеет иерархическое строение, и, по Д.В. Ольшанскому, включает в себя два уровня: первичный (эмоционально-действенный) и вторичный (рациональный) (см. рис. 10.1).

pic_10_1.wmf

Рис. 10.1. Структура массового политического сознания (по Д.В. Ольшанскому)

Обычно в основе массового политического сознания лежит яркое эмоциональное переживание некой социально-политической проблемы, вызывающей всеобщую озабоченность. Это может быть война с другим государством, гражданская война, революция, масштабный социально-экономический кризис и т.п. Крайняя степень переживания проблемы выступает как системообразующий фактор массового политического сознания. Такое переживание, проявляясь в сильных эмоциях или чувствах, заслоняет собой все другие привычные правила жизни – групповые нормы и ценности, образцы поведения. Оно порождает потребность в немедленных действиях, и поэтому определяется как эмоционально-чувственная основа массового политического сознания. На его основе постепенно образуется уровень более рациональный, включающий когнитивный компоненты – знания, обсуждаемую и разделяемую информацию. Когда, например, объявляется война, у части людей, формирующей данную массу, возникает состояние своеобразной аномии, нарушения в сознании привычных норм поведения. Новая ситуация заставляет уже не идти по привычке на работу, а с оружием в руках отправляться на защиту Отечества.

На основе базисного эмоционально-действенного уровня образуется более рациональный уровень массового политического сознания, который по своему психологичному составу включает в себя более статичные (типа оценок и ожиданий, ценностей и ценностных ориентаций) и более динамичные (массовые мнения, настроения и т.п.) компоненты.

Как видно из рис. 10.1, внутри рационального уровня размещаются три основных блока:

1) блок политических ожиданий людей и оценок ими своих возможностей влиять на политическую систему в целях реализации имеющихся ожиданий;

2) блок быстро меняющихся мнений, и особенно политических настроений людей – прежде всего, связанных с оценками ими текущего положения, правительства, лидеров, конкретных политических акций и т.д.;

3) блок социально-политических ценностей, лежащих уже в основе достаточно осознанного политико-идеологического выбора (например, ценности справедливости, демократии, равенства, стабильности и т.д.).

Рациональный уровень массового сознания, как правило, представляет собой отражение распространяемых через слухи или официальные средства массовой информации «массово необходимых» сведений. Это, например, информация о том, каковы маршруты эвакуации, места расположения призывных пунктов, наконец, просто сведения о возможных бомбежках, обстрелах и средствах защиты. На высшем рациональном уровне группируется собственно политическая общедоступная информации о причинах и последствиях того, что произошло [154].

Действенным проявлением массового политического сознания является стихийное, неорганизованное массовое политическое поведение – внегрупповое, ситуативное и временное поведение больших масс людей, вызванное особыми (политическими по своему характеру) обстоятельствами. Таковыми являются стихийная массовая агрессия в периоды политических потрясений или войн, стихийная массовая паника и т.п. Массовое политическое поведение зависит, прежде всего, от того, какой из двух уровней (эмоционально-действенный или рациональный) возобладает в массовом политическом сознании. От этого зависит оценка этого поведения как более или менее стихийного или управляемого. Во-вторых, оно зависит от эффективности самого внешнего воздействия, оказываемого на массовое сознание.

Важнейшей причиной воздействия на массу является испытываемая массой своеобразная потребность в упорядочении извне. В зависимости от этого выстраиваются и механизмы воздействия на массу. З. Фрейд в своей работе «Психология масс и анализ человеческого «Я» писал: «Склонную ко всем крайностям массу и возбуждают тоже лишь чрезмерные раздражения. Тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое. Так как масса в истинности или в ложности чего-либо не сомневается и при этом сознает свою громадную силу, она столь же нетерпима, как и подвластна авторитету. Она уважает силу… От своего героя она требует силы, даже насилия. Она хочет, чтобы ею владели и ее подавляли, хочет бояться своего господина» [235].

Еще более жесткие требования по части воздействия на массу выдвигал Х. Ортега-и-Гассет: «Масса людей не имеет мнения. Народ никогда не имел никаких идей; он не обладает теоретическим пониманием бытия вещей. Неприспособленность к теоретическому мышлению мешает ему принимать разумные решения и составлять правильные мнения. Поэтому мнения надо втискивать в людей под давлением извне, как смазочное масло в машину» [159].

В истории можно найти немало примеров того, как именно растерянным массовым политическим сознанием овладевали «сильные личности», на «волне» такого сознания приходя к власти. Массовое политическое сознание подчас даже готово ждать такого структурирующего воздействия извне, давая лидерам своего рода «фору» для осмысления события. После начала Великой Отечественной войны, население СССР почти две недели ждало выступления Сталина. И это выступление позволило, как известно, рационализировать и структурировать поначалу деструктурированное сознание. Еженедельные выступления Рузвельта по радио позволили структурировать массовое сознание Америки в период крупномасштабного экономического кризиса и Великой депрессии.

Однако податливость таким воздействиям сохраняется сравнительное недолгое время. Стоит его упустить, как массовое политическое сознание становится неуправляемым. Тогда действие рационального уровня ослабевает, и политическое поведение начинает определяться целиком эмоционально-действенным уровнем. Тогда оно становится в полной мере стихийным и уже практически неуправляемым.

Взаимосвязь массы и ее сознания такова, что возникающие обычно основы массового политического сознания сами формируют свою массу, которая, в свою очередь, в дальнейшем формирует свое политическое сознание. Как отмечает Б.А. Грушин, «нет недостатка в эмпирических доказательствах того ежедневно и повсеместно наблюдаемого факта, что массовое сознание обнаруживает безусловную способность к «самопорождению», к спонтанному возникновению и изменению в процессе и результате непосредственно-практического освоения массами «ближайшего» общественного бытия» [61].

Политико-психологический анализ массового политического сознания невозможен без оценки его субъекта – «политической массы». Ее невозможно выразить количественно, поскольку масса не представляет собой сколько-нибудь единого и целостного образования. По сути, «политическая масса» – это особая политико-психологическая общность людей, отличающаяся наличием единообразных политико-психологических факторов, побуждающих к общим политическим действиям, к единообразному способу поведения.

Практически невозможно (по крайней мере, весьма затруднительно) определить, какое количество людей из всей массы принимает непосредственное участие в том или ином конкретном политическом событии. В 2012 году в Москве представители оппозиции – организаторы так называемой акции «марш миллионов» заявили, что в ней приняли участие 100 тысяч человек, в то время как по данным пресс-службы ГУ МВД России по Москве, таких участников было около 4 тысяч [78]. В массовых волнениях в Киеве, в один из дней ноября 2013 года приняли участие: по оценке организаторов, оппозиционной партии «Батькивщина» – более 100 тысяч человек, по оценке милиции – около 50 тысяч [78]. Даже если принять точку зрения оппозиции, что органы правопорядка всегда занижают цифры такого рода, все равно разница весьма значительная. И это свидетельствует о том, что массу практически невозможно «посчитать».

Развитие массового политического сознания, как утверждает Д.В. Ольшанский, зависит от масштаба охвата людей общими психическими состояниями, определяемыми политическими причинами. Созревая первоначально в рамках традиционно выделяемых групп, отдельные компоненты массового политического сознания могут распространяться, захватывая представителей иных групп и слоев общества и увеличивая тем самым массу, а могут, напротив, сокращаться, сужая размеры субъекта массового политического сознания.

Такая размытость границ субъекта усложняет типологизацию массового сознания. В качестве оснований для его дифференциации предлагался целый ряд свойств.

Во-первых, «общий и актуальный мыслительный потенциал» массового сознания (объем всевозможных позитивных знаний, которыми в принципе располагают те или иные массы и которые они практически используют в своей жизнедеятельности).

Во-вторых, «пространственная распространенность» массового сознания (формат захватываемой им массы).

В-третьих, его темпоральность (устойчивость или неустойчивость во времени).

В-четвертых, степень связности (противоречивости или непротиворечивости).

В-пятых, его управляемость («удельный вес» и пропорции, соотношение входящих в массовое сознание стихийных и институционализированных форм).

В-шестых, уровень развития массового сознания (высокий – низкий, развитое – неразвитое и т.д.).

В-седьмых, характер его выраженности (сильный, средний, слабый).

В-восьмых, особенности используемых языковых средств (более или менее экспрессивных, включающих сугубо литературные и, также, нелитературные компоненты).

В качестве возможных критериев для более практической типологизации массового сознания исследователями предлагались не только содержательно-аналитические, но и оценочно-политические критерии. Например, российскими политиками в начале XX века выделялись такие разновидности массового политического сознания, как сознание «просвещенное» и «темное», «прогрессивное» и «реакционное», «удовлетворенное» и «неудовлетворенное». Позднее учеными и политиками подразделялись варианты, находящиеся в различных отношениях к официальным позициям, структурам власти и символам пропаганды (скажем, «критическое» или, напротив, «конформистское» массовое сознание) и т.д. [154].

Оценка и дифференциация содержания массового политического сознания в обобщенном виде, по мнению Д.В. Ольшанского, возможна на основе совокупности трех основных характеристик. Во-первых, наличный (средний) уровень развития сознания масс в обществе. Он включает не только когнитивные, но и эмоциональные компоненты. Во-вторых, диапазон и направленность потребностей, интересов, а также запросов, отличающих условия жизни масс в обществе. В-третьих, диапазон информации, в массовом масштабе циркулирующей в обществе, в том числе специально направляемой на массовое политическое сознание.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074