Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава 18. Бинарная множественность потребностей

«Люди привыкли объяснять свои действия из своего мышления, вместо того, чтобы объяснять их из своих потребностей…» (Ф. Энгельс)

«Человек видит, что каждое живое существо ищет своего собственного маленького блага и для этого готово отнимать благо у других существ, даже лишая их жизни…» (Л.Н. Толстой)

«Менi нудно в хатi жить.

Ой, вези ж мене iз дому,

Де багацько грому, грому,

Де гопцюють все дiвки,

Де гуляють парубки!» (Н.В. Гоголь)

Потребности подчиняются закону бинарной множественности – их множество, позитивных, негативных и нейтральных c точки зрения человека. Сильное желание и острая тоска лежат в начале стремления к удовлетворению потребностей – движущей силы развития человечества. Человечеством в большей его части движет в жизни стремление к удовлетворению потребностей, что закреплено в древних и древнейших отделах мозга. Как отмечено нами ранее, видимо, все или почти все новые и новейшие потребности закреплены в древних структурах мозга, в древних «центрах». Поэтому сильное желание и тоска являются древнейшими эмоциями, существенно определяющими поведение и всю жизнь человека и человечества.

«Томленье…

Оленье томленье по лани на чистой поляне;…

Томленье монашки, уставшей ходить на моленья…

Томленье плода: я созрел, перезрел, упаду!» (Л. Мартынов)

Это – острейшая и сложнейшая, практически неразрешимая проблема бытия: вечный, постоянно возрождающийся и независимый от качества жизни и уровня удовлетворения потребностей феномен острой тоски, сильного желания и стремления к удовлетворению зачастую абсолютно нереальных потребностей (даже в условиях высочайшего уровня жизни миллиардеров), сопровождающий многих людей и значительную часть человечества. Постоянные разветвления, неудовлетворенность, наступающая вскоре после очередного достигнутого удовлетворения, и затем – тоска, стремление к возбуждению, к острым ощущениям, к азарту, к выбросам адреналина, – таков путь удовлетворения потребностей. Интересно, что понятия сильного желания и острой тоски у некоторых народов аналогичны, в некоторых языках они идентичны: так, по-английски yearning – и сильное желание, и острая тоска, а to yearn – и стремиться, жаждать, и томиться, тосковать. И сильное желание, и острая тоска – это во многом экстремальные состояния, связанные как c повышенным возбуждением, волнением, активно-приподнятым душевным состоянием, так и c их противоположностями – угнетенным, пассивным, унылым состоянием. Азарт, запальчивость, возбуждение, увлечение, горячность, страстность, пыл, страсть, рвение, старание, тоска, печаль, кручина, хандра, уныние, ипохондрия, волнения, огорчения, кураж, смелость, дерзость, отвага, воодушевление, – таковы синонимы этих бинарно множественных и важных для человека состояний. Негативны или позитивны состояния острой тоски и сильного желания, c чем они связаны и в чем их истоки, как их познать, надо ли пытаться избавиться от них, – это далеко не полный круг связанных c ними проблем. Как удовлетворение потребностей – следствие сильного желания или острой тоски – связано c направлением развития человека и общества? Всегда ли должно удовлетворяться растущее бинарное множество потребностей (бинарное – потому что значительная часть потребностей безусловно негативна для человека), или их количество и качество должны быть обоснованы природно-ресурсным потенциалом территории, особенностями функционирования организма человека? Полное удовлетворение текущих потребностей опасно: в истории известны случаи, когда богатые люди, удовлетворившие все потребности, уходили из жизни ввиду отсутствия стремления к удовлетворению потребностей.

Желание заставляет мыслить и действовать: «Желание – отец мысли» (В. Шекспир). «Желание – суть человека…; тоска – желание или влечение к обладанию какой-либо вещью, поддерживаемое памятью об этой вещи и вместе c тем ограничиваемое памятью о других вещах, исключающих существование желаемой вещи» (Б. Спиноза). «Желание – это великая провиденциальная пружина, заставляющая действовать» (Ж. Ренан). Судя по этим высказываниям, желание и тесно связанная c ним тоска – основной двигатель деятельности человека. Но отношение к стремлению, к сильному желанию и тоске, многообразно, как разнообразны и виды желаний и тоски. Известно, что групповое семантическое пространство эмоций включает в себя больше негативных (ужас, тоска, страх, отчаяние, горе, печаль, тревога, растерянность, гнев, отвращение, волевое усилие) и меньше позитивных эмоций (радость, восторг, уверенность, спокойствие) [30]. При всей условности деления эмоций на позитивные и негативные, такое соотношение c некоторым преобладанием негативных, тревожных эмоций свидетельствует о «животных» истоках эмоций: для животных характерны именно тревожные эмоции, связанные c борьбой за жизнь.

Фундаментальная религия вносит тоску в перечень недопустимых «смертных» грехов. Но если тоска тесно связана c желанием, то она жизненно необходима. И сильные желания, и острая тоска не являются особенностями только человеческого мышления; они характерны для многих животных, в первую очередь – высших, и были закреплены в процессе естественной эволюции. Порождены они были, несомненно, стремлением к удовлетворению первоочередных, биологических потребностей, способствующих выживанию видов. Но нельзя считать, что животные удовлетворяют только биологические потребности. В круг потребностей многих животных входят и потребности более высокого уровня – например, потребность в обучении, в игре, в общении. Принципиальным отличием круга потребностей животных от человека является их многовековая стабилизация на одном уровне, отсутствие роста числа и степени сложности удовлетворения потребностей: они стабилизировались, и меняются в очень редких случаях – например, при изменении условий жизни, пищевой цепи.

Потребности человека получили существенное развитие по мере формирования материальной и духовной культуры. Учитывая недостаточную изученность этой важной для жизни человека эмоциональной сферы, можно полагать, что исследования этологического и антропогенного базиса, истоков желаний и тоски, их неразделимости и закрепления в соответствующих центрах мозга, представляет несомненный интерес. Люди тоскуют, томятся, стремятся к удовлетворению желаний, не могут удовлетворить постоянно растущие и часто нереальные желания, снова тоскуют, томятся, страдают; говорят, поют о страданиях, описывают свою тоску и неосуществленные желания в произведениях искусства, в живописи, в музыке. И во тьме веков, среди плохо устроенного и опасного бытия, и сейчас, в современных и благоустроенных городах, многие (но не все, в соответствии c представлением о бинарном множестве) люди томятся, тоскуют, совершают ради удовлетворения желаний необдуманные поступки, подвергают свою жизнь опасностям, иногда поступаются своей единственной жизнью, – и все это ради удовлетворения сильного желания, ухода от острой тоски как скрытой и нереализованной потребности, ради стремления к удовлетворению замещающей ее потребности.

И тоска, и сильное желание всегда были в центре внимания человечества, именно эти яркие чувства лежали в основе практически всех великих эпических произведений разных народов, и сейчас они находятся в центре развивающейся культуры. Тоске и желанию посвящены многие песни и сказания разных народов. Одно из самых сильных чувств – любовь – практически всегда связано c сильным желанием, влечением, и во многих случаях неосуществимого желания, неразделенной любви – c тоской. Почему острая тоска может быть подобна сильному желанию? Желание – это стремление к осуществлению чего-нибудь или к обладанию чем-нибудь, тогда как тоска – это уныние, душевная тревога [128]. Желание может начинаться c острой тоски по чему-либо: острая тоска – очень сильное чувство, не только угнетающее человека, но и зачастую подталкивающее его на совершение ярких поступков. «Я тоскую по Родине», – это и тоска по родной стороне, и желание оказаться на Родине, осуществить мечту о ее посещении. Тоска может быть или казаться безысходной, и тогда она не подталкивает к действиям, но она может способствовать поиску путей осуществления скрытого тоской желания. Вероятно, сильная тоска – это скрытое, иногда непознанное, сильное желание (эмбрион сильного желания), а сильное желание – это овеществленная тоска.

Видимо, стремление как объединение сильного желания и острой тоски является единым, холистическим эмоциональным состоянием. Оно сопровождает человечество в течение всей его истории как важнейшее условие развития. Но может ли человек постоянно находиться под давлением побуждающих к действиям желания, стремления, или уводящих от действий печали, тоски, уныния? Должен ли и может ли он постоянно жить в поле этих состояний, оказывающих на него несомненное эмоциональное давление, не всегда носящее позитивный характер? Можно ли уйти от этих состояний c помощью предлагаемых религией естественных действий, контролируемых высшей корой: воздержанием, молитвой, смирением, молчанием, памятованием о грехах, укорением себя перед Богом, сокрушением сердца, оплакиванием своих грехов, истинным послушанием, размышлением о смерти, познанием немощи страсти, телесным трудом, и др. [119]? Каковы истоки этих важнейших для жизни человека и всего человечества эмоциональных состояний, постоянного стремления к новизне? Человек не просто стремится к осуществлению желаний, он испытывает постоянное стремление к новизне (эмоций, чувств, предметов, и пр.) и страдает при отсутствии новизны, которая по сути дела означает разветвление развития, получение нового предмета или явления.

«Но человек уже хочет иного –

Лучше того, что есть».

«Обыденность,

В глазах твоих страданье,…

А Непредвиденность – другое дело!» (Л. Мартынов)

Находясь под этим эмоциональным «прессом» новизны, человек не обязательно в результате получает то, что лучше; часто новое может быть новым, но не лучшим. Достаточно, чтобы оно было просто новым. Это процесс напоминает разветвление: как отмечено выше, такая модель развития может быть реальна для истории человечества. Удовлетворение очередных, кажущихся позитивными, потребностей, как правило, уравновешивается негативными потребностями (рис. 18.1). После удовлетворения очередной потребности, очередного этапа развития, очередного технологического прорыва, наступает разветвление, создается новый способ удовлетворения потребности. При этом все прежние предметы и явления чаще всего сохраняются. После бури – покой, после покоя – снова буря. Ярче, быстрее, выше, сильнее, крепче, острее, чем было ранее, – таков путь от тоски к осуществлению желания. В чем причина того, что нормальное, спокойное развитие событий, взаимоотношений, удовлетворения потребностей для человека становится недопустимым, нужна его замена на экстремальные явления и предметы (отметим, что это правило сохраняется далеко не для всех людей, в соответствии c бинарной множественностью их качеств).

Экстрим – это высшая степень, противоположность, крайность, что-то исключительное, последнее. Истоки этого поведения находятся, безусловно, в особенностях строения и функционирования мозга человека. Известно, что для многих людей характерно стремление в бытии, в явлениях и предметах жизни, к новизне – любой, но яркой. Можно сказать, что многие люди хорошо представляют себе, что им в данный момент нужно, – но только до получения этого; затем, после нескольких минут счастья, – опять наступает тоска, предваряющая появление нового желания.

«Как мало в этой жизни надо

Нам, детям, – и тебе, и мне.

Ведь сердце радоваться радо

И самой малой новизне» (А. Блок)

«Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой…

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой» (М.Ю. Лермонтов)

missing image file

Рис. 18.1. Древо позитивных и негативных потребностей

Стремление к постоянному достижению положительных эмоций определяет в свою очередь мощное влечение к удовлетворению постоянно растущего круга потребностей (рис. 18.2). Можно c большой долей уверенности предположить, что именно таким образом особенности эмоционального и склонного к упрощенному восприятию мышления, связанного c древними, целиком животными, структурами мозга, существенно определяют в итоге развитие человечества. Но если это так, то корни, истоки развития истории нужно искать в особенностях поведения животных, в этологии.

missing image file

Рис. 18.2. Определение истории древними структурами мозга

Возможно, эти особенности определяют не только взаимоотношения людей в обществах, но и социально-экономические формации, и взаимоотношения народов и стран. Особенный интерес здесь представляет удовлетворение постоянно растущих по числу и сложности потребностей, ограничиваемых в естественной природной среде далеко не всегда этичными и даже жестокими c точки зрения человека факторами гомеостазиса. Стремление к удовлетворению растущих потребностей как основная движущая сила развития человечества было отмечено Ф. Энгельсом (см. эпиграф), развито П.В. Симоновым [107]. Можно предположить, что в животном мире удовлетворение потребностей чаще всего связано c присвоением (пищи, полового партнера, территории, и пр.), поэтому именно это стремление запускает у человека мощный и хорошо закрепленный в сознании механизм присвоения, эгоистического обладания. Удовлетворить потребность – значит, тем или иным способом присвоить предмет или явление, причем присвоение может быть реальным или мысленным, идеализированным. В этом актуальнейшем процессе человек не способен предвидеть последствия, ибо таковы особенности памяти и мышления. Еще раз подчеркнем, что основой стремления к безудержному росту потребностей является влечение к получению положительных эмоций и закрепление новых и новейших потребностей в древних структурах мозга, которые поддерживают немедленное удовлетворение внутренних потребностей, связанных c устойчивостью физиологических функций и обеспечением нормальной жизнедеятельности организма. Ожидаемая новизна – это скрытое удовлетворение будущей потребности, которое может принести положительные эмоции.

В связи c этим интересно стремление человека к сказочному удовлетворению потребностей, нереальному в действительности. В соответствии c упрощенным мышлением человек хорошо представляет себе то идеальное качество удовлетворенной потребности или тот идеальный смысл жизни, которые его бы устроили. Это качество является равновесной антитезой тому, которое человек имеет, но только до его удовлетворения. Было дырявое корыто – хочется целое корыто (из сказки А. Пушкина (рис. 18.3)). Не было легковой машины (телевизора, джинсов, и пр.) – они появились. Не было миллиона – появился миллион (О. Бендер). Но в соответствии c бифуркацией каждое простое удовлетворение порождает новую неудовлетворенность. Чтобы удовлетворенный организм не перестал двигаться и развиваться, чтобы не произошла остановка эволюции и гибель организма, природой (Высшим Разумом) давно введено разветвление развития. Длящееся долго или, тем более, «остановившееся» «прекрасное мгновение» означает гибель. Достигнутое после удовлетворения очередной потребности приятное состояние весьма скоротечно (секунды, минуты, часы, но не более), очень скоро наступает новая и даже еще более острая неудовлетворенность. Удовлетворение растущих потребностей поэтому безгранично. Вечная неудовлетворенность, вечное стремление к удовлетворению очередной потребности после очередного разветвления, – таков удел человека. Но в соответствии c концепцией о бинарной множественности и здесь действительность множественна. До сих пор на планете живут племена, не стремящиеся к росту потребностей и вполне удовлетворенные своими скромными условиями существования в естественной природной среде. Следовательно, возможен и такой (один из многих) путь развития человечества.

missing image file

Рис. 18.3. Разветвления удовлетворяемых потребностей

К тому же удовлетворение растущих потребностей зачастую абсолютно недостижимо, совершенно нереально: старуха из сказки А. Пушкина могла стать царицей только в сказке. В этих условиях (то есть в реальной жизни, полной всего позитивного и негативного, хорошего и плохого) уравновешивающим удовлетворением актуальной потребности у человека становится ее сказочная идеализация, полное удовлетворение ее в сказке. При этом сказка может быть построена в мозгу, либо быть написана, снята в кино. Человек, не удовлетворивший в реальной жизни массу недостижимых потребностей, удовлетворяет их в сказке, идентифицируя себя со сказочным героем. Отсюда произрастают корни успеха любовных романов, фантастических историй, криминальных фильмов, наркотиков и наркоподобных воздействий. Характерным примером является выдающийся цикл любовных историй И.А. Бунина «Темные аллеи», который, как постоянно подчеркивал сам автор, полностью выдуман (возможно, таким способом талантливый писатель удовлетворил свою потребность, которая не могла быть удовлетворена другими способами ввиду их недостижимости). Все рассказы полностью придуманы, иногда они очень далеки от реальности (известна история c полной нереальностью ситуации в рассказе «Легкое дыхание»). Но читателю и не нужна реальность, он нуждается в уравновешивающей недостижимую потребность идеальной, сказочной замене. Ее могут создавать и наркотические, и наркоподобные воздействия на мозг, который, к сожалению, подвержен фальшивому самовознаграждению.

«Желаний никогда своих не умеряем:

Имея что-нибудь, мы лучшего желаем» (М. Херасков)

Такое развитие человечества ведет к росту числа грехов и их «качества», то есть степени опасности для человека и для всей природы Земли. Каждая новая удовлетворяемая потребность в качестве уравновешивающего разветвления приносит негативный эффект, грех. Как уже отмечалось выше, чем принципиальнее и сильнее удовлетворение потребности, тем сильнее грех (например, открытие ядерной энергии) [119]. Но и человечество бинарно множественно по отношению к любым предметам и явлениям. Этично мыслящий человек, понимающий невозможность удовлетворения нереальной потребности, не станет прибегать к ее сказочной замене. Не каждому человеку свойственна вечная неудовлетворенность, «реалисты» не строят в мозгу идеальные модели жизни, не все люди поощряют в себе двойственность, не все стремятся к недостижимому идеалу и игнорируют грубоватую реальность.

Грядущая новизна предполагает получение очередной положительной эмоции. Поэтому обыденная действительность по прошествии некоторого времени становится невыносимо скучной. Здесь можно коснуться интересной проблемы соотношения добра и зла в жизни: почему добродетельная действительность бывает скучной, а зло – ярко и привлекательно (это отметил И. Гете в «Фаусте»). Видимо, потому, что добродетельное удовлетворение потребностей связано c постоянной монотонной работой (молитвы, чтение, помощь страждущим, работа в поле и на ферме, и пр.), c постоянным выполнением одних и тех же обязанностей, оно более спокойно, и не дает ощущения яркой новизны; поэтому монахи внешне скучны, как и монастыри (это отметил, например, А.П. Чехов в рассказе «Без названия»). Стремясь к яркой новизне, массы людей погружаются в сказки, переносятся в Интернет, в другой, яркий мир. Почти все искусство – кино, театр, литература, живопись, и пр., – это яркие сказки. Люди, таким образом, искусственно замещают реальное невыполнимое удовлетворение потребностей c помощью всяких воздействий – от чтения до наркотиков. Обыденная действительность и яркая новизна подобны пресной полезной пище в сравнении c острой, c приправами, специями.

Именно предполагаемые грядущие положительные эмоции заставляют «грешить и каяться». Именно поэтому «запретный плод сладок». Часть бинарного множества людей не может жить без постоянной новизны. Известный путешественник Б. Даниельссон писал, что когда он собирался в путешествие, ему всегда приходили письма от желающих уехать, сменить скучную действительность на путешествия. Известна история c моряками английского судна «Баунти», которое было направлено за саженцами хлебного дерева. Пожив в условиях яркого тропического острова, доступных женщин, обилия выпивки и пищи, часть моряков не захотела возвращаться из этого красочного мира в скучную Англию даже под страхом смертной казни.

Желание постоянной новизны, смены действительности в ожидании положительных эмоций, предполагает стремление к более яркой жизни, к смене впечатлений, в том числе и связанной c возможными пороками (наркотики, пьянство, разврат, драки c выбросами адреналина, и пр.). Как уже отмечалось, текущий уровень удовлетворения потребностей, понимаемый как счастье, весьма краток, после чего наступает новая, иногда более острая, неудовлетворенность. Если же нет реальной возможности удовлетворить новые потребности (что бывает почти всегда) – она искусственно удовлетворяется в мозгу. Отсюда стремление к яркости, броскости, красоте, цвету, к постоянной
смене ощущений, к уходу от спокойствия, от скуки, от недостатка ощущений, к переменам, к победам, к опасности, к острым ощущениям, к экстремальным видам спорта.

«Это

Почти неподвижности мука –

Мчаться куда-то со скоростью звука,

Зная прекрасно, что есть уже где-то

Некто

Летящий

Со скоростью

Света!» (Л. Мартынов)

Отсюда стремление превзойти всех в скорости, силе, богатстве, красоте, … стать первым, хотя бы в чем-нибудь: стремление к краю, к ощущениям «на краю пропасти». «Все, все, что гибелью грозит, // Для сердца бедного таит // Неизъяснимы наслажденья». (Пушкин). Но утоленное желание быстро забывается, оно уже не движет человеком.

«Утолено, – влечет оно презренье,

В преследованье не жалеет сил.

И тот лишен покоя и забвенья,

Кто невзначай приманку проглотил» (В. Шекспир)

Удовлетворенные желания очень быстро теряют ощущение новизны и полученных положительных эмоций.

«Желал ты славы – и добился,

Хотел влюбиться – и влюбился,

Ты c жизни взял возможну дань,

А был ли счастлив» (А.С. Пушкин)

Часть людей в соответствии c особенностями строения их мозга (доминирования лимбики и потому повышенной склонности к эмоциональному поведению) испытывает особую тягу к азарту, куражу. Азарт ценится этими людьми как спутник любой деятельности – спорта, науки, искусства, драки, войны, сражений, работы, труда, игры в карты, в казино. Сюда входит и восхождение на горы, погружение в глубины океана, полеты в космос, полеты и виражи на реактивных самолетах, гонки на мотоциклах и автомобилях, на парусниках, на катерах, судах, опасные путешествия через океаны на лодке, на плоту, и т.д. Человек постоянно придумывает новые потребности, в процессе удовлетворения которых требуется и достигается азарт и кураж: соревнования по разрубанию
ладонью струи жидкого металла, хождение по стеклу и углям, по гвоздям, и пр.; человек пробует сажать на себя пчел, скорпионов; засовывать голову в пасть тигра, крокодила; прыгать c парашютом c небольшой высоты, и пр. И все это ради ухода от обыденности, достижения ярких эмоций, выделения адреналина, Возможно, что к этой деятельности относится и пиратство, первые географические путешествия, захватнические войны, захваты и грабеж городов, пленных и пленниц, насилие как итог овладения (захвата) женщин, получения их в собственность, присвоения. Искусственной заменой этой формы удовлетворения потребностей являются фильмы ужасов, фильмы – триллеры, приключенческие фильмы, современная виртуальная реальность.

Но, к сожалению, есть постоянно растущее множество негативных потребностей: подобное описанному выше удовлетворение потребностей достигается и наркотиками, наркоподобными воздействиями (среди них и наркоподобные воздействия на мозг – ритмичные танцы, пение, громкие ритмичные звуки, и пр.). Интересно, где в памяти, в мозгу, в запечатленных ранее программах лежат истоки такого поведения? Иначе человек не смог бы выжить? Необходимость поступления адреналина в кровь идет от охотника и воина. Не связано ли это c самовознаграждением мозга, подобно наркотику? Или эта потребность закреплена в центре секса? Но после осуществления этого азартного поведения и удовлетворения такой потребности, как правило, наступает упадок сил. Затем, очевидно, снова тянет к азарту, и есть способы нового достижения этого состояния. Может быть, постоянный экстремум истощает человека. Но в истории человечества известны и длительные процессы, которые все равно заканчиваются: например, выпивка и танцы. На востоке одно поселение идет к другому в гости, следует длительный праздник c выпивкой и танцами, а потом все вместе – к третьему, и т.д. Карнавалы в Южной Америке длятся 3 суток без перерыва, и участники изнемогают от этого длительного экстремального удовлетворения потребностей. Интересно, что «любовь» у тигра длится без перерывов и без еды тоже примерно 3 суток, потом он устает и ему это надоедает.

Новое разветвление необходимо как ожидание положительных эмоций, когда старое уже невыносимо именно по причине его скучности и обыденности. Отсюда – и смены режимов, и смены жен и мужей, и уходы, и измены, и погружение в разные виды деятельности и пороков. Отсюда – периодические праздники, выпивки, необычные поступки, измены, драки, и пр. Может быть, это нужно как периодическое возбуждение мозга, как поощряемое c целью выживания поисковое поведение охотника. В соответствии c законом бинарной множественности оно есть не у всех древних племен, и не у всех современных людей. Стремление к яркости одежды, к смене впечатлений (выпивка, танцы) имеются почти у всех племен, сохранившихся в первобытном состоянии. Но, например, у пигмеев бамбути оно отсутствует, они не носят ничего яркого. Таковы же «призраки желтых листьев». У монахов такое стремление греховно, это – происки врагов человека. И тоска – грех (по Библии). Это необычайно интересно – почему тоска – грех, ведь это – стремление? Между тем тоска, видимо, вечна, так как она связана c практически неосуществимыми, но вечно поддерживаемыми мозгом желаниями: «Нет ничего печальней на Земле // Мужской тоски о женском обаянье» (И. Сельвинский). Стремленье двойственно по последствиям, как и вся деятельность (табл. 18.1).

Таблица 18.1

Роль стремленья в культуре и его двойственность

Стремленье

Материальная культура

Духовная культура

Позитивные действия

Негативные действия

Позитивные действия

Негативные действия

Создание объектов материальной культуры и их использование, присвоение, разрушение

Создание произведений искусства, их использование, присвоение,

Создание новых объектов материальной культуры, материальных ценностей

Бездействие или присвоение, разрушение объектов

Создание произведений духовной культуры («Я совершу, я совершу!» Н. Гоголь)

Присвоение, использование присвоенных произведений

Географические открытия

Присвоение в разнообразных формах

Использование произведений духовной культуры

Неадекватная искусственная замена объекта тоски

Рекорды, достижения, прорывы

Захват территорий, ценностей, войны

Переработка произведений духовной культуры

Экстремальные воздействия

Экстремальные виды спорта

Неадекватная искусственная замена

Присвоение произведений культуры

Страдания

Поощряемое поведение (по степени нарастания опасности)

Полный уход от действий, бездействие

Активность, не связанная c опасностью

Активность, связанная c опасностью

Преодоление смертельной опасности

На первом месте в целесообразности человеческой деятельности находится, видимо, целесообразность человеческих потребностей. Целесообразность в природе должна была привести к целесообразности в материальной и духовной жизни общества, в первую очередь – к целесообразности потребностей, так как именно потребности и необходимость их удовлетворения оказывают определяющее влияние на взаимодействие общества и природы.

Но удовлетворение бесчисленных растущих потребностей чревато потерей цели, снижением чувства радости, удовлетворения. Об этом писал Ф.М. Достоевский: «…куда пойдет сей невольник, если привык утолять бесчисленные потребности свои, которые сам же и навыдумывал? … И достигли того, что вещей стало больше, а радости стало меньше». Среда жизни как социально-экологическая подсистема активно изменяется под влиянием необходимости удовлетворения растущих потребностей человека. Движущая сила развития человечества – потребности и их удовлетворение – оказывает определяющее влияние на динамичную среду жизни. Выявление истоков неудержимого стремления к росту числа и качества новых потребностей, представляет исключительный практический интерес, так как удовлетворение потребностей является реальной движущей силой эволюции человечества, и одновременно c этим оно способно погубить природную среду и человечество.

Для мира живой природы характерно стремление к удовлетворению настоятельных (насущных) потребностей, среди которых первыми являются биологические, или естественные, потребности. Они обеспечивают жизнь животного, и поэтому потребность в их удовлетворении не только прочно закреплена в организме, но и, как правило, связывается c присвоением объекта потребности (табл. 18.2).

В течение многих веков процесс роста потребностей и соответствующих негативных воздействий на природу никак не ограничивался, природа в рамках механизмов самоадаптаций пыталась приспособиться к этим воздействиям (разнообразные загрязнения, сведение лесов, распашка земель, уничтожение видов, рост и расползание городов, рост культурных ландшафтов, и пр.). Но потребности продолжали нарастать, в результате ограниченности возможностей самоадаптаций появились признаки глобального экологического кризиса. Эти негативные явления заставили человечество ввести искусственные механизмы адаптаций – разнообразные законы, правила, кодексы, этические нормы, способы экологизации деятельности, потребностей, использования ресурсов, и пр. Они не остановили бурный рост потребностей, ведущий к отступлению природы.

Таблица 18.2

Потребности в форме присвоения

Потребность

Форма присвоения

Пища, вода, воздух

Прямое присвоение путем введения внутрь организма

Экологическая ниша (территория), помеченная разными способами

Присвоение территории или животного на период жизни

Качество окружающей среды (климат, ландшафт и его компоненты)

Использование путем косвенного присвоения как качества «ниши»

Продолжение рода, размножение

Временное «присвоение» партнера для продолжения рода

Пространственный комфорт, защищенность от переуплотнения или сверхразреженности

Присвоение части территории на период жизни животного или группы, поощрение поддержания нормальной плотности

Возможность сна и отдыха

Личные участки для сна и отдыха

Выращивание и воспитание потомства

Личные норы, гнезда, территории

Создание группы или вхождение в этологическую группу

Поддержание иерархии (подчинение особей в группе или роль подчиненной особи)

Поддержание гомеостаза

Присвоение до достижения лимитов, вводимых природой

Потребности множественны не только по видам, но и по основе их удовлетворения. Достижение цели, удовлетворение насущной потребности в соответствии c концепцией бинарной множественности и разветвления порождает новую неудовлетворенность, новое разочарование, требующее следующего удовлетворения.

Поэтому история изменения среды жизни соответствует ничем не ограничиваемому возрастанию множества потребностей большей части человечества (табл. 18.3). Это обстоятельство было замечено очень давно. В сказке о рыбаке и рыбке А.С. Пушкин описал старуху, которая мгновенно разочаровывалась после удовлетворения очередной «насущной» потребности. О. Уайльду принадлежит дуальный афоризм о том, что в жизни возможны две трагедии: первая – не осуществить свою страстную мечту, вторая – добиться ее осуществления. Врач – психиатр А. Адлер предлагал решить проблему путем следования правилам «вечного путешественника», у которого хватает ума никогда не прибывать к месту назначения, то есть не удовлетворять свои потребности полностью.

Таблица 18.3

История роста потребностей

Первичные полностью естественные биологические потребности

В собственной экологической нише

В пище, воде, в естественных отправлениях

В благоприятных физических полях

В продолжении рода, в семье, в обществе

Сексуальные потребности

Этологические, этнические, социальные потребности

Создание или вхождение в этологические группы c «гарантиями» прав и обязанностей

Поддержание иерархии в этологических группах, этологический «климат» и «пейзаж»

Создание или вхождение в этнические группы; этнические «ниши», этнический «пейзаж»

Вхождение в социальные группы c гарантиями норм жизни, c правами и обязанностями

Поддержание иерархии, социальных гарантий и свобод в социальных группах

Экономические, трудовые, культурные, познавательные потребности

В растущем качестве обеспеченности всех биологических потребностей

В образовании и труде c возрастающим поощрением

В растущем качестве труда c возрастанием его интеллектуализации

В постоянном росте множества, углублении и расширении форм культуры

В постоянном расширении и углублении познаний о мире

Неэкологичные потребности

В безграничном присвоении, не обусловленном экологическими нормами

В обеспечении потребностей, не обусловленном экологическими нормами

В росте доли отдыха в процессе труда и постепенном исключении физических затрат

В росте искусственности жизни, в замене среды на искусственную

В негативных и опасных для человечества направлениях развития науки и культуры

Иррациональные потребности

В искусственном замещении реального, но недостижимого счастья

В войнах, разрушении, насилии, издевательствах, пытках, и пр.

В экстремальных развлечениях, играх c «риском» для жизни

В экстремальных видах спорта c максимальным риском для жизни

В наркотиках и множестве наркоподобных воздействий

Рост множества, глобализации и степени опасности потребностей

Потребности в гигантском «прорыве» в науке (в генетике, в космосе, и пр.)

Потребности в утверждении одного «правильного» учения

Потребности в быстром создании «нового» человека

Потребности в реализации «глобальных» проектов освоения Земли

Потребности в реализации «глобальных» проектов освоения космоса и др.

В эволюции потребностей человека ярко проявляются законы бинарной множественности и разветвляющегося развития. Эта эволюция протекает в направлениях роста множественности потребностей и одновременно – возрастания ее двойственности, противоречивости. Множественность потребностей человека растет как количественно, так и качественно. Рост числа потребностей сопровождается все большими сложностями их удовлетворения. Двойственность потребностей и их противоречивость проявляются в росте неэкологичных, негативных и даже вредных для человека потребностей. Это ведет к двойственности, противоречивости развития человечества и среды его жизни, так как они определяются в основном удовлетворением постоянно растущих потребностей. Для эволюции потребностей характерны рост множественности, разнообразия, и нарастание бинарности – экологичности и неэкологичности, естественности и искусственности, рациональности и иррациональности. Бинарная множественность потребностей в современных городах проявляется как рост качества жилищ и уровня коммунальных услуг, и одновременно – как нарастание искусственности среды жизни, замена естественной и полезной для человека среды жизни на искусственную и зачастую вредную, негативную городскую среду.

Как уже отмечалось, удовлетворение потребностей тесно связано c эволюцией человечества. С одной стороны, удовлетворение потребностей – это движущая сила человеческого поведения. С другой стороны, мозг человека отражает потребности и возможности их удовлетворения в виде эмоций. Человек стремится к получению положительных эмоций, как естественных, органично вписанных в цепи «воздействие – реагирование», так и полностью искусственных, заменяющих и разрывающих естественные цепи. Положительные эмоции могут быть получены естественным путем, как хороший результат напряженного физического или умственного труда, создания какого-либо произведения человека, творческого или физического достижения, рекорда. Они же могут быть достигнуты гораздо более простым искусственным путем, например, введением в организм веществ, создающих в мозгу искусственные состояния. Сложный мозг человека оказывает влияние на протекание процесса удовлетворения потребностей и эволюции. При этом негативными тенденциями эволюции можно считать стремление к удовлетворению иррациональных, неэкологичных, вредных потребностей. Как позитивные, так и негативные потребности составляют бинарные подмножественности потребностей (табл. 18.4). Являются ли негативные потребности органической частью, естественным полюсом двойственных потребностей, или они могут быть вытеснены, замещены позитивными потребностями?
Это связано c участием древних и новых структур в формировании потребностей. Если генезис эмоциональных состояний тесно связан со сложным строением мозга, c двойственным сосуществованием социального и животного в человеке, то ряд неэкологичных, иррациональных потребностей сильно закреплен, и их вытеснение и замещение – это маловероятный по результату, длительный и сложный процесс.

Таблица 18.4

Связь потребностей и тенденций развития

Генезис эмоциональных состояний и целенаправленного поведения в зависимости от участия различных структур мозга при удовлетворении потребностей

Участие новых мозговых структур (неокортекс, и др.)

Участие более древних мозговых структур (лимбика и др.)

Доминирующая потребность

Субдоминантные потребности

Позитивные, экологичные, неагрессивные, рациональные потребности (социальные, духовные, интеллектуальные, трудовые, и др.)

Экологичные и простые (биологические, физиологические и др.), и агрессивные, неэкологичные, негативные и вредные (иррациональные) потребности

Одновременное (разумное и агрессивное, рациональное и иррациональное, духовное и биологическое) управление удовлетворением сексуальных потребностей

Из приведенной выше таблицы следует, что сложные мозговые структуры могут оказывать существенное влияние на удовлетворение потребностей. Особенно это касается роли древних, «животных» структур. Эту особенность отмечал З. Фрейд: «Гениталии не проделали вместе со всем человеческим телом развития в сторону эстетического совершенствования, они остались животными, и потому и любовь в основе своей и теперь настолько же животна, какой она была испокон веков. Любовные влечения c трудом поддаются воспитанию, их воспитание дает то слишком много, то слишком мало. То, что стремится сделать из них культура, недостижимо».

Возможно, что этот процесс просто невыполним, он не закончится положительным результатом. Если считать двойственность потребностей их диалектическим свойством, то негативные и иррациональные потребности не могут быть и не будут полностью исключены. Их можно запретить c помощью законов, сделать непривлекательными путем общественного осуждения и неприятия. Вместе c тем бинарная множественность потребностей, возможно, подчиняется закону нормального гауссова распределения.

Поэтому основной объем в начале движения к множественности потребностей здесь составляли обычные и нейтральные (естественные) потребности, тогда как наиболее негативные, как и самые позитивные, составляли «хвосты» распределения. По мере роста современных псевдопотребностей это равновесие может немного изменяться. Предельные (полярные) бинарные оппозиции здесь занимают очень небольшой объем потребностей. Напротив, большой объем занимают естественные биологические потребности – обычные нейтральные потребности, удовлетворение которых может быть позитивным или негативным для человека, в зависимости от степени искусственности способа удовлетворения. Человек стремится к удовлетворению естественных потребностей наиболее естественным путем, взамен же он получает искусственные способы их удовлетворения. Здесь наблюдается противоречие между естественным, позитивным характером потребностей и искусственным, негативным для человека и природы способом удовлетворения.

Современная среда жизни в городах становится все более искусственной, что в свою очередь вызывает определенные разрывы в естественных прямых и обратных связях, сформированных многовековой историей развития человека. Одна из наиболее привлекательных черт городов, способствующих их росту и переезду сельских жителей в города – это возможность удовлетворения гораздо более широкого круга потребностей, чем может предоставить жителю село. Житель города стремится удовлетворять все более широкий и постоянно растущий круг своих потребностей. Наряду c сохранением первых, самых простых базовых потребностей, носящих биологический характер и свойственных всем живым организмам, новые человеческие потребности становятся все более сложными. В то же время все больший объем современных потребностей не носит экологического характера, более того, ряд потребностей антиэкологичен и вреден.

Процесс роста бинарной множественности потребностей, может быть, стремится к экспоненциальности: например, появившаяся недавно потребность в личном автотранспорте привела к возникновению десятков и даже сотен новых многочисленных потребностей в автодорогах, гаражах, стоянках, заправках, ремонтных службах, службах безопасности движения, и пр. Новая потребность в персональных компьютерах привела в действие колоссальный потенциал новых, совершенно не известных ранее потребностей в программах, играх, общении через сеть Интернет, виртуальной реальности, вплоть до искусственной любви. Можно сказать, что одна новая интегральная (крупная) потребность вызывает к жизни десятки и сотни новых потребностей. В последнее же время этот безудержный рост является еще и следствием рекламы производителей товаров и услуг, поощряющих быструю замену не устаревших физически товаров.

Удовлетворение потребностей перестает определяться действительными, насущными потребностями, оно переходит к ускоряющемуся процессу появления и развития квази – потребностей, создаваемых рекламой производителей, стремящихся продать товары и услуги. Для роста потребностей существует некое правило «новые потребности порождают все большие новейшие потребности». Таким образом, количество и степень сложности удовлетворения потребностей быстро нарастают. При этом сами потребности человека могут носить позитивный или негативный характер, что чаще всего вызвано сложностью структуры его мозга (табл. 18.5).

Потребности и их удовлетворение – это обоюдоострые предметы и явления, чрезвычайно нужные человеку и очень опасные для него и для окружающей его среды жизни. Как отмечала Всемирная Комиссия по окружающей среде и развитию, «Основные потребности человека удовлетворяются только c помощью товаров и услуг, предоставляемых промышленностью..., способной как обеспечить экологическое равновесие, так и разрушить его – что она постоянно и делает». Чем больше круг потребностей и чем они сложнее по способам их удовлетворения – тем больше должна работать промышленность товаров и услуг и тем больше разрушается окружающая среда.

Как отмечено выше, человек стремится удовлетворять потребности в форме присвоения. Что за чувство движет человеком, стремящимся присвоить все большее число вещей, предметов, явлений, что такое синдром неудержимого присвоения и использования? Именно синдром как совокупность отдельных симптомов (признаков) собственника, толкающих человека на постоянные приобретения – вещей, людей, и пр. Человек стремится неограниченно приобретать, и все ему принадлежащее – использовать для удовлетворения своих безграничных потребностей. Вид чего-то доступного или «ничейного» запускает механизм присвоения, а он – механизм использования.

Завоеватели захватывают города, грабят ценности, так что их уже некуда складывать, не увезти и не унести, уводят и тут же насилуют женщин. Чингисхан, А. Македонский и пр. захватывали страну за страной, город за городом, и мечтали о захвате всех известных в те годы стран. Современные тираны и диктаторы не удовлетворялись контролированием одной страны, они мечтали о контроле над всей планетой – таковы Гитлер, Сталин и пр. Сейчас же такие люди смотрят уже и в космос. Восточные султаны заводили огромные гаремы, состоящие из колоссального числа женщин разных национальностей, никакими сексуальными (даже невероятными, гигантскими) потребностями не обоснованные. Присвоение женщин и создание огромного потомства носило характер соревнования на побитие рекорда Гиннеса. Богатый человек приобретает все большее количество единиц одежды, которые он никогда не сможет сносить (известны случаи покупки до 500 пар обуви). Он покупает все большее количество старинных замков, квартир, драгоценностей, предметов искусства, машин, яхт, небольших островов и пр., где он никогда не покажется, – не успеет. Таких людей достаточно много – от миллиардеров типа Онассиса и до певцов типа Джексона.

Таблица 18.5

Характеристики потребностей

Потребности

Качественная характеристика
потребностей

Качественная характеристика способа удовлетворения

Позитивные

Негативные

Позитивный

Негативный

Естественные

Все естественные потребности

-

Естественная среда и экологичные способы удовлетворения

Искусственная среда и неэкологичные способы удовлетворения

Экономические

Потребности, удовлетворяемые c учетом ресурсного потенциала, рациональные, полезные

Потребности, удовлетворяемые без учета ресурсного потенциала, нерациональные

Естественная и экологичная пища, одежда, жилье, транспорт, информация, общение, отдых и пр.

Искусственные неэкологичные материалы, пища, транспорт, виртуальный мир, и пр.

Трудовые

Потребности в полезном для Земли и экологичном труде, сохраняющем природу и человека

Потребности, связанные c разрушением, c быстрым исчерпанием ресурсов, c агрессией и войной

Труд, восстанавливающий природу и не нарушающий экологическое равновесие

Труд, загрязняющий среду, ухудшающий ее, обеспечивающий войны, агрессию

Социальные

Потребности в гарантии равных гражданских прав и свобод, в уверенности

Потребности в обеспечении своих прав за счет прав других людей, групп

Естественное социальное равноправие при удовлетворении потребностей

Социальное неравноправие при удовлетворении потребностей

Этнические

Потребности в осознании этнической самостоятельности, в пейзаже родной природы, и пр.

Потребности в создании неравной этнической самостоятельности, в этнической несамостоятельности

Органичное удовлетворение потребностей на основе этнического равноправия

Этническое неравноправие, этнические предпочтения при удовлетворении потребностей

Безграничный рост фирмы, ее оборота, числа сотрудников, стран, где она действует, – это норма для здоровой фирмы. Глобализация предпринимательской деятельности ограничивается только размерами Земли. Захват рынков, неограниченное присвоение интеллектуальной и других видов собственности – это обычное направление развития процветающих фирм.

На особом месте стоит присвоение чужой собственности, составляющее отдельный раздел: здесь и просто воровство, и обман, и плагиат. Особенно интересен плагиат в творчестве: неудержимо присвоение творческих результатов, изобретений и открытий, текстов, мелодий, и пр. Не присваивают только самое общеизвестное, но и его используют как элемент своего творчества, – например, среди самых известных поэтов хорошим тоном является приближение к А.С. Пушкину, – вводя его строки в свои или хотя бы просто упоминая его имя рядом со своим. Присвоение великого имени вообще все шире распространяется: гадалка в Москве – так «Таис Афинская», спортсмен – так не менее чем «Александр Македонский», и пр. Зависть к чужому становится причиной присвоения чужих имен: рабы в Америке принимали имена выдающихся президентов США; писатели, поэты, певцы, артисты – сплошь c «красивыми» псевдонимами.

Видя «ничью» красоту, человек сразу стремится (инстинктивно) ее присвоить: сорвать как можно больше цветов («все цветы брошу к твоим ногам», «а черемуху я тоже обломаю» – слова из песни), завладеть красивой женщиной («мне б такую» – из песни), купить или присвоить другими способами красивые вещи, убить или поймать красивое животное, содрать c него шкуру и носить ее, посадить в клетку красивую птицу, воткнуть себе в прическу красивые перья, и пр. Когда же нет возможности завладеть красотой известными способами, – присвоить, выпить, съесть или хотя бы поцеловать, человек становится глубоко несчастным.

Н. Гумилев в своем стихотворении «Шестое чувство» полагает, что ему обязательно нужно что-то делать c розовой зарей, c красотой. Не лучше ли перестать стремиться к тому, чтобы сделать что-то, а просто посмотреть, воспринять и уйти? Глубокая экология, основанная на даосизме, рекомендует не вмешиваться в природу. Страдание от невозможности сделать что-то практически полезное для себя c красотой приводит Н. Гумилева к мысли о том, что у человека нет соответствующего органа чувства – шестого, чувства красоты. Но мы ощущаем красоту, и, следовательно, это чувство и орган уже есть. Восприятие же ничьей красоты запускает механизм ее немедленного присвоения, – и вот здесь и возникает проблема. Она не в отсутствии органа чувства, ставшего предметом известного стихотворения, а в невозможности немедленного
присвоения и практического, личностного использования некоторых красот (подобно присвоенным вещам, животным, человеку). Безудержное присвоение потрясает примерами истребления уникальных животных: например, мирная корова Стеллера – огромное неуклюжее водное млекопитающее – была уничтожена в течение нескольких лет, начиная от ее «открытия». Еще более потрясающи примеры истребления уникальных животных ради удовлетворения требований быстротекущей моды: нужен китовый ус для дамских корсетов – истребляют огромных китов; потребовались перья страуса для шляп – истребляют страусов; вошли в моду туфли из змеиной кожи – бьют змей; сейчас в моде дамские шубы из естественного меха уникальных животных – леопарда и др. – и, естественно, существование этих животных под вопросом. Да, поистине, красота – страшная сила! Слонов истребляют ради получения слоновой кости, носорогов – ради получения рога, тигров – ради лекарств, и т.д. В то же время животные издавна активно присваиваются и используются человеком и в эстетических целях. Содержание красивых животных рядом c человеком (павлины, леопарды, гепарды, обезьяны и пр.), наслаждение пением птиц в клетках, выступления уникальных и красивых животных в цирках, любование дикими животными в условиях современных зоопарков, в которых жизнь этих животных максимально приближена к природной, естественной; в то же время – корриды c уничтожением быков, тараканьи бега, бои собак, петухов, гонки лошадей, собак, быков, оленей, верблюдов. В последние годы особенно активно используется домашнее содержание разных животных – от кошек и собак до птиц и рыб. Таким образом, человек постоянно ощущает необходимость существования рядом c ним какого – либо животного (как правило, красивого представителя своего вида).

Парадоксально, что многие истребляемые животные издавна являются в то же время символами, эталонами красоты: лев, тигр, пантера, газель, олень, райская птица, павлин, орел, сокол; именно поэтому человечество «воздало» должное красоте, мощи и грации животных, поместив их изображения на многочисленные гербы, флаги мелких и крупных государств, на деньги. Здесь соседствуют взаимоисключающие явления – присвоение c целью истребления и в то же время – присвоение c целью любования. Так же присваивается и используется и вся «ничья» природа – ландшафты, ископаемые, леса, реки, моря, горы, и пр. Человек был готов на все, чтобы захватить самые богатые участки добычи золота (забить заявочный столб), драгоценных камней, нефти, а затем – и просто продуктивные земли, красивые ландшафты. В этом длинном ряду синдромов особо характерно присвоение предметов и явлений путем делегирования им своего имени (фамилии), даже не всегда благозвучного, но любимого. Все компоненты ландшафтов планеты – флора, фауна,
страны, острова и пр. – имеют названия. Часто это – человеческие фамилии или имена, хотя для самих компонентов это не имеет никакого значения. Города и улицы – это просто поразительная история присвоения – достаточно вспомнить о многочисленных «Сталинабадах». Характерны названия самых разных предметов и явлений, часто просто нелепые («соколы Жириновского» – взаимоисключающие по смыслу понятия, учитывая «говорящую» фамилию), многообразие водок – от интеллектуального Горбачева до упрощенного Брынцалова, партии (Яблоко, и др.), фирмы, программы телевидения. Известны многочисленные фонды, премии, банки, автомобили, оружие, носящие имена создателей. Самая престижная Нобелевская премия нелепа по своей сути, так как она создана на деньги, полученные от продажи взрывчатых веществ и оружия «прозревшим» к концу жизни фабрикантом Нобелем.

Забавно в этом нескончаемом ряду наименование космических объектов, очень удаленных от Земли. Зачем оно нужно? Кому нужно, чтобы некое космическое тело носило имя певицы, или писателя? Летит себе это тело, как и раньше летело, в пространстве, и нет ему никакого дела до людской суеты c наименованием. На особом месте стоят спортсмены, стремящиеся к наибольшему числу рекордов и медалей, пусть даже ценой здоровья и жизни. Часто эти рекорды практически бессмысленны, они ничего не дают человечеству, кроме кратковременного зрелища. Но ради рекордов, получения наибольшего числа медалей и званий, спортсмены идут на все – вплоть до приема недопустимых для здоровья добавок. Здесь же коллекционеры, собирающие максимум вещей. Интересно стремление к безудержному «присвоению» различных орденов, премий, званий. Оно особенно характерно, гротескно для диктаторов – иногда уже некуда вешать очередные ордена. Вспомним анекдотичные перечисления должностей, званий и пр. у разных руководителей – от царей до секретарей Политбюро. И нет конца этим перечням, они останавливаются только со смертью диктаторов. Грешат этим стремлением и многие другие люди – ученые, артисты, и пр. Сейчас, в связи c возникновением множества Академий и видов премий, появились члены и лауреаты десятков из них. «Вся грудь в орденах!» (из песни). Одно плохо: площадь груди у человека, даже искусственно увеличенная c помощью пиджака, все же ограничена для размещения большого числа орденов. Но выход найден: замена орденов специальными маленькими нашивками – их на квадратный метр груди входит значительно больше. Присвоение во многих случаях «запускает» интересный и многообразный механизм незамедлительного использования.

Многие творческие работники, разработчики новой техники, и др., издавна и весьма собственнически рассматривают красивых женщин как
некий мощный стимул для творчества, и возмущаются, если те не реагируют адекватно. А.С. Пушкин не раз был искренне возмущен тем, что мужья его очередных «пассий» были против его притязаний. Известны многочисленные примеры, когда сами творцы признавались, что присвоение очередной молодой и красивой женщины им нужно как творческий стимул (таковы и создатели самолетов, и художники, и режиссеры, и певцы, и композиторы). Интересна в этих случаях роль женщин, используемых в качестве катализаторов творческого процесса: они не являются соавторами, им достается только упоминание в биографиях, сожитие c творцом. Но и эта роль часто бывает очень приятна и желанна для этих женщин. Все двойственно!

Директор рассматривает подчиненных как собственность, как невольников, подчинение и присвоение и здесь «запускает» механизм сексуального удовлетворения. Он искренне удивляется, если встречает отказ со стороны женщин. Секретарша – наложница руководителя, его «собственность», – это скорее правило. «Настоящий» директор, руководитель – это «отец» всех подчиненных, и это отцовство уклоняется в сторону хозяйского домогательства. Режиссеры (это уже надоевшая всем аксиома), всяческие менеджеры, помогающие «раскрыться» таланту красивой актрисы, рассматривают ее вполне собственнически как наложницу, и это – правило. Таковы даже менеджеры, помогающие молодым мужчинам – артистам. Может быть, у менеджера известного танцовщика В. Нижинского (И. Дягилева) запущенный в мозгу механизм (синдром) присвоения и толкнул его на путь гомосексуализма? Организаторы некоторых известных агентств моделей также рассматривали молодых девушек как свою собственность и соответствующим образом поступали. Девушки же были готовы на все ради получения первых мест в иерархии моделей. «Господин меня назначил первой женой!» (из фильма «Белое солнце пустыни»).

Водитель подвозит девушку, женщину, и тут же пытается их изнасиловать, то есть, получение даже на некоторое время небольшой власти над ними запускает в его мозгу механизм соответствующего присвоения и хозяйского использования. Милиционер забирает в участок женщину легкого поведения – и получает над ней власть, использует. Житель Востока нанимает (получает в подчинение) жительницу России для продажи овощей на рынке, и тут же превращает ее в наложницу. Стареющий профессор «покупает» молодых аспиранток в свою собственность, как наложниц. Чувствуя их зависимость, он сразу стремится их использовать в своих целях, подчинение и присвоение «запускает» механизм
сексуального удовлетворения. «Патернализм» c сексуальной окраской. Таковы же стареющие режиссеры, поэты, композиторы. Иногда возникает ощущение в соревновании между ними, – кто из них превзойдет неких султанов, присвоивших огромные гаремы молодых женщин? Кто получит наибольшее количество потомков? Кто достигнет наибольшей разницы в возрасте со своей новой женой?

Вообще синдром присвоения не этичен и не диалектичен. В природе все животные скромно присваивают себе ее небольшую часть – нишу, у них есть ограничения на объем присвоения. На этом держится все природное равновесие, гомеостазис. У человека отсутствует орган или генетически закрепленное поведение, ограничивающее присвоение какими-либо рамками – удовлетворением биологических потребностей, или другими. Синдром присвоения направлен на удовлетворение безграничных потребностей человека и поэтому он – одна из движущих сил развития человечества. Впереди – новые диктаторы, присваивающие земли и подчиненных, а затем и космос, новые творцы, присваивающие женщин – катализаторов творчества, новые рекордсмены по числу женщин, орденов, званий и пр., новые общественные деятели, присваивающие электорат, новые богатые, безудержно присваивающие все, что можно присвоить.

Все развитые общества подчеркивают, что их целью является наиболее полное удовлетворение постоянно растущих потребностей людей. Между тем выделение оптимального круга потребностей из растущей бинарной множественности, и тем более определение путей их экологизации c учетом ограниченности природно-ресурсного потенциала, пока отсутствует. Неудовлетворение же потребностей или наличие больших препятствий на пути удовлетворения является источником многочисленных заболеваний, стрессов, неврозов (в лучшем случае, а в худших случаях – и различными социальными потрясениями, преступлениями, революциями). Это – трудно разрешимое (или вообще неразрешимое, учитывая связь потребностей c мозговыми структурами) противоречие развития. С одной стороны, нужно понимание со стороны общества круга потребностей, удовлетворение которых необходимо человеку, и, c другой стороны, понимание людьми необходимости экологизации своих потребностей и достижения их соответствия ресурсному потенциалу региона.

Необходимо ли здесь возвышаться до утверждения реальности в форме негативности, до полного, всеобъемлющего приятия бытия (то есть роста множественности и бинарности потребностей) в качестве правомерной и неустранимой реальности? Видимо, нет. Безудержный рост множественности потребностей – это не органичное качество живой природы, напротив, это – неестественное для живой природы
явление, не вписывающееся в экологические закономерности. Оно вызвано особенностями человеческого мышления, воспитания и деятельности. Полностью экологичны могут быть лишь естественные
потребности человека в обоснованном объеме. Потребности распределены по нормальному закону (рис. 18.4).

missing image file

Рис. 18.4. Нормальное распределение потребностей
по признаку их позитивности – негативности

На эти потребности наиболее сложно влиять. Другие же потребности, не относящиеся к жизненно важным, могут быть изменены или замещены c целью их экологизации. Вполне возможно, что человек способен воздействовать на благоприятное изменение бинарной множественности потребностей в положительную сторону. Опыт некоторых небольших сообществ людей (экологистов, создающих эко – поселения), и стран, подтверждает это. Благоприятно изменять потребности можно c помощью их экологизации.

Экологизация бинарной множественности потребностей – это установление соответствия между потребностями и природно-ресурсным потенциалом города и региона, удовлетворение только экологичных потребностей (то есть таких, которые не наносят ущерба природной среде и качеству жизни, их удовлетворение не приводит к негативному
воздействию на природу и человека, не вызывает сокращения природно-ресурсного потенциала, и, более того, позволяет восстановить природную среду, повысить ее качество, помочь флоре и фауне региона и города). Человек, видимо, может влиять на экологизацию бинарной множественности потребностей путем образования, воспитания, культурного роста, изменения собственного образа жизни, замещения неэкологичных потребностей, влияния на экологизацию образа жизни других жителей через экологические движения, политику властей, собственную профессиональную экологическую деятельность. При этом кривая распределения бинарной множественности должна смещаться в сторону позитивных потребностей, и, кроме того, ее высота должна уменьшаться, чтобы происходило сокращение множественности потребностей, или, по крайней мере, прекратился бы рост. Таким образом, для поддержания среды жизни необходима экологизация всего круга потребностей человека:

Отношение человечества к необходимости экологизации потребностей множественно, оно связано c бинарной множественностью человеческих качеств. Сейчас эта проблема стала еще острее: в соответствии c теорией естественной биологической регуляции окружающей среды всего несколько стран на Земле, сохранивших значительную часть своей природы в не разрушенном состоянии, вносят решающий вклад в стабилизацию окружающей среды Земли. Это – Россия, Канада (северное полушарие), Бразилия и Австралия (южное полушарие). Очень развитые страны не вносят никакого вклада, и даже отрицательно влияют на стабилизацию природы Земли, так как природа в этих странах разрушена (в Японии, ФРГ, Нидерландах вообще нет естественных природных территорий, в США доля естественных территорий составляет всего около 4 %). Исходя из этого, указанные страны являются экологическими нахлебниками. Вопрос оценки роли стран в сохранении экосистемы Земли назрел и будет, по-видимому, решаться c целью обеспечения равноценного (соответствующего площади и природно-климатическим ресурсам) влияния стран на поддержку экосистемы Земли, равномерного обеспечения ресурсами всех живущих людей и будущих поколений.

В то же время мир постоянно меняется, он находится в состоянии динамического «равновесия – неравновесия», что вызывает необходимость учиться жить в таком мире со склонностью к неустойчивости. Это ведет чаще всего к росту потребностей, вызванному желанием лучше адаптироваться к будущим изменениям. Социально-экологическая среда жизни должна быть адаптируема к быстрым изменениям. Задача поддержания адаптивной способности социально-экологических систем в постоянно меняющемся мире необычайно важна. В решении этой задачи в условиях меняющегося мира очень важна роль изучения пределов роста и экологизации потребностей, их соответствия природно-ресурсному потенциалу, основанных на экологизации мышления. Иначе неуверенность в состоянии будущего может привести и часто приводит к безудержному росту потребностей, как к средству защиты от будущих потрясений.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074