Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

43. ЭВОЛЮЦИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОГО ИМПЕРАТИВА В ЖИВОЙ ПРИРОДЕ

Аннотация. Пространственный императив (требование) – это врожденное стремление многих животных (в том числе людей) иметь, использовать и защищать свое жизненно необходимое пространство. Одна из потребностей человека – потребность в собственной земле, в пространственной свободе. Многие животные имеют определенное (большое или незначительное) личное пространство. Для ряда крупных животных это пространство может составлять десятки км2. Первоначальный пространственный императив человека заключался в стремлении иметь личную природную территорию (ее точный размер неясен). Затем, с одной стороны, он был деформирован техногенной эволюцией городов, человек был помещен в небольшие «клетки для жилья». С другой стороны, он был эволюционно изменен в требования к человеку сократить экологический след, потребную территорию.

Summary. Spatial imperative (requirement) is the innate desire of many animals (including humans) have to use and protect their vital space. One of the basic human needs is the need to own land, in the spatial freedom. Many animals have a certain (large or small) personal space around its body. For a number of large animals, this space can be tens of km2. The original spatial human imperative was the desire to be in the possession of the natural territory. On the one hand, a man was deformed by technogenic urban evolution, when a person is placed in small «cages for habitation». On the other hand, he had converted to the requirements for a person to reduce the ecological footprint, required for man. However, people trying to keep possession of land space.

Многим животным нужна своя личная территория (личное пространство). Личное пространство – это часть окружающего мира, которая принадлежит животному (в том числе человеку). Некоторые исследователи считают, что ощущение своей территории наследуется генетически, «территориальная природа человека является генетической и неискоренимой» [1]. Но за период научно-технической революции отношение к проблеме личного пространства существенно изменилось, акценты сместились. Во-первых, эволюция поселений и стремление людей жить в городах, предоставляющих лучшее качество жизни,
привели к переуплотнению городов, росту скученности населения, сокращению личного пространства до минимума (сейчас небольшие квартиры в многоэтажных домах – это «клетки для жилья» (рис. 43.1). Во-вторых, рост площади освоенных территорий и рост населения планеты привели к возникновению новой проблемы ограничения площади, потребной человеку (его «экологического следа»).

_43_1.tif

Рис. 43.1. Реальные клетки для жилья

В-третьих, рост загрязнений территорий вызвал к жизни еще одну проблему – поддержания экологического равновесия с учетом сохранения существенной части природы планеты в естественном состоянии. Поэтому сейчас, в условиях технической революции, личное пространство зачастую нельзя расширять, его необходимо сохранять во всесторонне обоснованных рамках:

1. Для обеспечения размера личного пространства, обеспечивающего жизнь животных, в том числе человека. Эта проблема необычайно сложна, суммарный размер личного пространства живой природы вряд ли может быть точно определен; если исходить из проблемы обеспечения экологического равновесия, нужно сохранить 2/3 планеты в естественном состоянии. Но уже значительно большая часть планеты освоена. Нужна экологическая реставрация, возврат освоенных территорий в природное состояние [6–8].

2. С точки зрения поддержания размера экологического следа (рис. 43.2). Средний размер следа – 2,3 га/чел. Тогда как площадь суши, приходящаяся на 1 жителя Земли, равна ~0,02 км2, ~2 га. Ситуация близка к тупиковой.

_43_2.tif

Рис. 43.2. Экологический след – часть территории планеты,
необходимая для удовлетворения первоочередных потребностей человека – питания, жилища, одежды, отдыха, утилизации отходов, и др.

3. С точки зрения поддержания экологического равновесия, сохранения природы Земли, и человека. Для этого необходимо 60 % территории планеты сохранить в природном состоянии, точнее, с учетом ее сверхлимитного освоения, реставрировать. Параллельно нужно превратить обычные города в экологические (экосити) (рис. 43.3).

Идеализированные предложения по сохранению части природной территории планеты в естественном состоянии показаны в табл. 43.1. Сохраненная территория необходима для продолжения действия естественной эволюции и обеспечения существования природы в ее биологическом разнообразии, и человека.

Отношение к проблеме территориального императива в научной среде бинарно множественно (табл. 43.2): от сторонников предоставления человеку больших природных территорий и исключения переуплотненных городов, в которых человек страдает без личной земли, до приверженцев обоснованного ограничения личного пространства.

К первым относится Р. Ардри, по мнению которого территориальный императив проявляется в стремлении животных и людей освоить, удержать и защитить свое пространство. Он считает, что отсюда стремление людей обладать территорией и защищать ее, и часть этого
стремления является врожденной [1]. Для некоторых видов личное пространство является временным, и они перемещаются с изменением времени года, для других – постоянным. Интересно, что поведение животных меняется в негативную сторону при ограничении их личного пространства – его сокращении в результате техногенного влияния (например, в Африке), или при их перемещении в зоопарки. Не имея личной территории, которую полагается защищать, животные погружаются в апатию, теряют интерес к жизни. Люди, лишенные личной территории в городах, подменяют потребность в территории различными материальными ценностями, которые несравнимы с обладанием природными территориями. Отсюда – недовольство жизнью в плотно застроенном городе. Территориальный императив, вероятно, реален в животном мире.

Таблица 43.1

Процент сохраненной природной территории планеты

       
       
     
     

_43_3.tif

Рис. 43.3. Зеленый экосити

Таблица 43.2

Идеи обоснования потребности природной территории в живой природе

     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

Ко вторым относится М. Ваккернагель с идеей немедленного ограничения потребления ресурсов и размеров освоенных территорий, накладываемого реальными производительными возможностями планеты, которые уже не удовлетворяют возросшие потребности человечества. Интересны исследования необходимого личного пространства в процессе человеческого общения. Личное пространство можно разделить на пять пространственных зон (рис. 43.4) [3]. Личным пространством может быть собственность (дом, квартира, машина), территория – загородный садовый участок. Ее размеры зависят от места проживания человека. В городе плотность населения выше, чем за городом, и личное пространство будет меньше.

1. Субзона – менее 15–20 см от тела. Вторгаться сюда можно только во время физического контакта.

2. Интимное пространство – 20–50 см. Оно воспринимается человеком как личная собственность. Вторгаться в него могут только самые близкие – супруги, родители, дети, и пр. 

3. Личное пространство – до 1 м. Это расстояние до других людей во время привычного общения, на работе.

4. Социальное пространство – 1,5–3 м. Это расстояние до незнакомых людей, новых сотрудников, почтальонов, продавцов, и пр. 

5. Публичное пространство – более 3,6 м. Это расстояние до группы людей. 

_43_4.tif

Рис. 43.4. Пространственные зоны:
а – цилиндр вокруг тела, диаметром до 80–90 см («воздушный пузырь»);
б – субзона – до 20 см; в – личная зона – до 1 м; г – публичная зона – более 3,6 м

Личная территория – это зона комфорта и уверенности. Личное имущество людей является разновидностью личной территории. У животных есть правила по отношению к личной территории, которые отстаиваются физической силой. Охраняемая зона комфорта человека позволяет быть наедине с собой, мечтать, обдумывать насущные проблемы, без объяснений своих желаний другому человеку. Границы зоны комфорта зависят от:

1. Типа характера. У экстравертов менее четкие границы личного пространства, интроверты чутко реагируют на посягательства на личную территорию.

2. От уверенности человека в себе.

3. От этического и экологического воспитания.

4. От традиций в семье.

5. От места жительства, национальности.

Жители мегаполисов, привыкшие находится в замкнутом пространстве, придают меньшее значение соблюдению зоны комфорта, чем те, кто привык жить за городом.

Большинство животных имеют условное воздушное пространство вокруг тела («пузырь»), которое они воспринимают, как личное пространство. Его размеры зависят в первую очередь от вида животных и особенностей их жизни в природе: крупные одиночно живущие хищники (тигры, леопарды, и пр.) требуют очень большие личные территории, тогда как общественные животные (муравьи, пчелы, и пр.) не предъявляют практически никаких требований к размерам личного «пузыря». У них скорее требует защиты общественный «пузырь» – муравейник, гнездо, и пр.

Каждый человек имеет личное пространство, размер которого зависит от плотности населения там, где он вырос. Следовательно, личное пространство конкретного человека определено культурой. Представители некоторых культур, например, японской, привыкли к высокой плотности населения, другие – предпочитают более открытое пространство. Исследования показывают, что заключенные в тюрьмах имеют недостаточно личного пространства, поэтому бывают агрессивны, когда приближаются другие. На эти расстояния влияет также социальное положение человека.

В последние десятилетия в проблему пространственного императива вмешались кризисные взаимоотношения человека с природой Земли, приведшие к проблеме необходимости ограничения ряда аспектов человеческой деятельности: градостроительного и технического освоения природы планеты, потребления ресурсов. Даже в масштабе планеты сохранилось не так уж много территорий суши, на которых, как пишет Н.Ф. Реймерс, «нет следов деятельности человека»: при площади суши 149 млн. км2 было не отмечено явное присутствие человека на 48 млн. км2, то есть на 32 % (хотя опосредованно, через перенос загрязнений, человек влияет на всю территорию Земли; к тому же данные о площади планеты со следами деятельности человека устарели) [6]. При этом сохранились территории «дикой» природы, %: в Антарктиде – 100, в Северной Америке – 37,5, в бывшем СССР – 33,6, в Австралии и Океании – 27,8, в Африке – 27,5, в Южной Америке – 20,8, в Азии – 18,6, в Европе – 2,8 [5, 6]. Отметим высокий процент сохранившейся природы в Канаде и в России. Но эти величины постоянно сокращаются. Резко различаются и полученные в результате неуправляемой или плохо управляемой урбанизации соотношения площадей крупных городов и окружающих их лесов и парков, во многом определяющие возможность достижения локального экологического равновесия: Нью-Йорк – 1:15, Лондон – 1:3,6, Санкт-Петербург – 1:2,3, Москва – 1:1,6 (большую роль здесь играет равномерность распределения озеленения по территории города, наличие зеленых лучей, коридоров, типы ландшафтов, ветры и пр.). В возможности сохранения высокого качества среды жизни велика роль плотности населения города. Например, в Париже плотность населения в отдельных районах – 25000 чел./км2, в Неаполе – 20000, в Токио – 14000, в Осака – 12000, в Дакке – 5000. В Москве внутри Садового кольца плотность населения составляет 16000 чел./км2, между Садовым кольцом и окружной железной дорогой – 12500, между окружной железной дорогой и МКАД – до 9000. Эти плотности очень велики; для сравнения можно привести плотность населения в одном из небольших городов Англии – Милтон-Кейсе – городе, стремящемся к достижению хорошей среды жизни. В нем эта величина – всего 1700 чел./км2, причем распределение площадей в этом городе далеко от идеального, 53 % составляет площадь жилой застройки. Проблема пространственного императива жителя города, и, следовательно, идеальной плотности жителей в современном городе, далеко не изучена, и даже если она будет решена, – нет реальных путей снижения плотности жителей в сложившихся крупных городах. Этот важнейший для жителей вопрос может быть решен только очень медленно, в результате экологической реконструкции городов и реставрации ландшафтов, сопровождающимися экологическим образованием и воспитанием. Плотность жителей связана с размером жилья, приходящегося на одного человека, и с уровнем его благоустройства. Чем больше площадь жилья на одного человека, чем ниже число людей, приходящихся на одну комнату, чем больше площадь квартир и число помещений в них, – тем ниже плотность жителей. Несмотря на наличие исследований по оптимальному соотношению урбанизированных и естественных территорий, фактическая их площадь в разных странах и городах существенно различается, уже есть небольшие полностью урбанизированные страны и территории (например, Гонконг).

«Нормы», как правило, связаны с уровнем развития стран, с наличием свободных территорий (табл. 43.3.).

Из табл. 43.3 следует, что каких-либо «норм» для разных государств и городов не существует, пока наблюдается существенное различие в величинах «норм» и, следовательно, в качестве среды жизни, в возможности ее сохранения не только в локальном масштабе, но и на планете. Тем не менее, важнейшую для всех людей задачу поддержания и сохранения среды жизни нужно решать. Для этого необходимы многочисленные действия – от постоянного экологического образования и до экологизации деятельности на территории всей страны. Для поддержания экологического равновесия в масштабе страны нужна разработка
и выполнение системной и бессрочной «Программы создания и сохранения высококачественной экологической инфраструктуры и среды жизни» разных уровней иерархии, которая включает вопросы охраны воздушного и водного бассейна, «дикой» природы, геологической среды, почвенно-растительного покрова, улучшения санитарно-эпидемиологических условий, охраны флоры и фауны, фитомелиорации, снижения загрязнений, формирования систем зеленых насаждений зелеными коридорами, восстановления (экологической реставрации) всех нарушенных компонентов ландшафтов, экологической реконструкции всех зданий и инженерных сооружений, учета эстетических факторов и экологизации сенсорных воздействий, защиты памятников архитектуры, истории, этнографии, природы, эколого – экономического мониторинга, вопросы устойчивости социального компонента. На территории планеты и стран сохраняется социально-экономическое неравноправие, которое не позволяет успешно решать проблемы, описанные выше.

Таблица 43.3

Потребная площадь жилья и территории города на одного жителя

             
             
             
             
             
             

Одной из важных задач для более обоснованного движения к состоянию экологического равновесия является определение демографической емкости территории и достижение соответствия численности проживающего населения природно-ресурсному потенциалу территории. В этом движении важны инженерно-экологические характеристики территории – ее репродуктивная способность, геохимическая активность и экологическая емкость. Демографическая емкость территории – очень важная характеристика, определяемая как максимальное число жителей, потребности которых могут быть обеспечены за счет ресурсов
территории при сохранении экологического равновесия. Можно определить эту величину как наименьшее из значений частных демографических емкостей по территории, по воде, по рекреационным ресурсам, по условиям организации пригородной сельскохозяйственной базы, и т.д. Но эти расчеты неточны, так как в них закладываются многие ориентировочные, неточные величины, например, потребность в территории, воде и пр. на 1000 жителей. Безусловно, эти величины могут меняться в больших пределах, особенно если учесть необходимость создания нужной среды жизни в городе, без его переуплотнения, с достаточной площадью озелененных территорий, соединяющих их зеленых коридоров, и других приемов экологизации. Например, емкость по наличию территории базируется на ориентировочной потребности в территории 1000 жителей (Н = 20...30 га), при этом на одного жителя приходится всего 300 м2.

Ориентировочный показатель потребности на 1 жителя района земли пригородной сельскохозяйственной базы составляет всего 0,5...1,0 га. Таковы же расчеты частных демографических емкостей по рекреации, и пр. Способность рассматриваемой территории перерабатывать и выводить загрязнения, поступающие от города, оценивается геохимической активностью территории (отметим, что природная среда в данном случае используется не по своему прямому назначению). Возможность рассматриваемой территории воспроизводить атмосферный кислород, воду и почвенно-растительный покров определяется ее репродуктивной способностью. В итоге экологическое равновесие между городом и природной средой предполагает не только предоставление каждому жителю определенной емкости природной территории с хорошим качеством, но и воспроизводство используемого городом кислорода, регенерацию воды, почвы, растительности, абсорбцию поступающих от города загрязнений.

Непрерывная и быстрая урбанизация – это не планируемый процесс, не результат применения каких-либо разработок геоурбанистики. Этот рост вызван концентрацией населения в городах как центрах труда, экономики и промышленности многих стран (мегаполисы производят до 50 % валового продукта ряда стран и в них концентрируется до 80 % капиталов и 95 % торговли), поэтому он оправдывается как более правильный путь развития городов. Но бурный рост городов стран третьего мира ставит еще больше новых проблем: низкое качество жизни и среды, исчезновение природы, вообще комплекс экологических проблем загрязнения окружающей среды, социальное расслоение и напряженность. К сожалению, и реальные, и прогнозируемые тенденции географической концентрации никак нельзя считать позитивными. Например, мегаполис Токайдо занимает огромную территорию, оставляя все
меньше места для природы. Только островное положение этого мегаполиса позволяет быстро очищать воздух и сбрасывать загрязнения в море. В этом смысле все небольшие островные государства и города находятся в особо «выгодном» для них положении, быстро очищая территории за счет среды планеты. Большая часть крупных городов мира растет очень быстро. Тот же самый процесс наблюдается и в росте урбоареалов (гигантских скоплений, соединившихся в процессе роста крупных и мелких городов).

Для создания высокого качества окружающей среды важен учет экологической психологии – новой отрасли науки, рассматривающей пути нормализации психологических воздействий на человека со стороны среды (искусственной и природной). Известно, что существующая городская среда, начиная от скученности проживающих в квартирах людей, перенаселенности кварталов, высокой плотности населения и кончая физическими (в первую очередь – шум) и химическими загрязнениями, влияет на человека еще до рождения. Возможно, как считает М. Черноушек, психологическое влияние на человека созданной им среды... представляется ключевой проблемой всей экологии [9]. В настоящее время все чаще задается вопрос о возможной (предельной) степени оторванности человека от природы, той среды, в которой человек возник и развивался многие тысячелетия. Видимо, необходим возврат естественной природной среды в город, но уже на более высоком уровне. И Фу-Цюань ввел понятие топофилии как эстетической и аффектной связи между людьми и средой, проявляющейся в устоявшихся оценках среды, ее символической и эстетической ценности. Топофилия является не просто любовью к городу, но интегрирует в себе всю совокупность социальных, градостроительных, экологических, культурных и эмоциональных факторов, которые позволяют оценить отношение человека к окружающей урбанизированной среде. Топофилия зависит от следующих факторов [9]: уровня стресса (шум, физическое и химическое загрязнение, перенасыщенность импульсами – звуковым, визуальными и др.); социальных качеств среды (роль физической среды в развитии или подавлении взаимодействий социального характера); ориентации и подвижности (соответствие представлений жителей о среде обитания фактической среде); наполненности среды (эстетический уровень импульсов, способствующих удовлетворению потребностей); культуры и отдыха (выполнение городом задач в культурной, интеллектуальной, спортивной и образовательной сферах); возможности принятия решений жителями об уровне
развития среды обитания и активного участия в решении вопросов психологической экологии.

Большинство созданных человеком технических устройств, даже самых «умных», существует за счет «сильнейшего понижения уровня организованности окружающей среды» [4]. Пока еще недостижима идея негэнтропии техники, хотя бы отдаленно подобной негэнтропии живых организмов. «Техническое развитие, особенно на уровне, соответствующем уровню биогеоценоза, носит настолько откровенно энтропийный характер, настолько резко снижает уровень организованности окружающей среды ради функционирования таких, например, подсистем, как производство вооружения, что человек иногда уподобляется индивиду, который, чтобы согреться, поджигает собственный дом и радуется при этом стремительности и размаху вспыхнувшего пожара» [4]. Если принять во внимание соотношение негэнтропийности машин и живых существ, то нужно признать, что пока почти вся техника – это исключительно негативные по отношению к природе искусственные объекты, не идущие в сравнение с объектами естественной живой природы. Так, города в целом энтропийны (рис. 43.5).

_43_5.tif

Рис. 43.5. Энтропийные города

Подавляющее большинство разработанных человеком технологий и объектов техники полностью энтропийно. Одним из принципиальных направлений экологизации, связанной с энтропийностью и негэнтропийностью технологий, является возможная автотрофность человечества. В.И. Вернадский предполагал возможность превращения человека из существа социально гетеротрофного в существо социально автотрофное. Автотрофность человечества – это получение человеком и всем человечеством синтетической пищи и энергии непосредственно от Солнца,
без использования других организмов [1]. При этом теоретически рассматриваются два пути:

а) полная автотрофность, абсолютно идеализированный путь превращения самого человека в автотрофный организм, усваивающий энергию Солнца аналогично растениям;

б) частичная автотрофность, использование синтеза пищи для исключения питания человека путем умерщвления живых организмов, и переход к получению энергии от Солнца для исключения исчерпания невозобновимых ресурсов на Земле.

Превращение человека в автотрофный организм противоречит закону необратимости эволюции, и потому неосуществимо. Человек в ходе эволюции создан гетеротрофом. К автотрофам относятся все виды зеленых растений и некоторые бактерии. Гетеротрофы используют для своего питания готовые органические соединения. Автотрофы и гетеротрофы связаны между собой трофическими связями. Благодаря им осуществляется круговорот веществ на Земле (рис. 43.6). Автотрофы создают первичную биомассу, она утилизируется гетеротрофами, и значительная роль в этом принадлежит фитофагам. Отмершие останки некогда негэнтропийных животных и растений превращаются в энтропийные неорганические вещества. Они разлагаются вплоть до элементов, и затем усваиваются корнями растений, создающих первичную биомассу. Так протекает круговорот веществ, обеспечивающий жизнь на Земле.

Совсем недавно Н.Ф. Реймерс писал: «Сложилась парадоксальная ситуация: люди не ведают размера пирога, который едят, и даже того, не живут ли они уже за счет мертвого, разлагающегося тела природы, а не прогрессирующих экосистем. Сколько уже «съедено» и сколько осталось? – вопрос без ответа. … Где край экологической пропасти или перед нами пологий склон в долину блистательного будущего?» [6].

_43_6.tif

Рис. 43.6. Круговорот веществ и потребные для этого территории

Заключение. Пространственный императив как стремление ряда животных (в т.ч. людей) иметь, использовать и защищать свое жизненно необходимое пространство, меняется в ходе техногенной эволюции. Стремление человека иметь личную природную территорию было изменено: человек стремился жить в городах с более высоким качеством жизни, в результате он был помещен в небольшие «клетки для жилья». Одновременно, ввиду антропогенного сокращения площади природных территорий и кризисного состояния природы планеты, возникли требования к человеку немедленно сократить экологический след, в том числе потребную ему территорию. Человек готов ответить на этот вызов мало реальной экспансией в космосе. Реальный выход – всеобщая экологизация мышления и деятельности человечества на Земле с экореставрацией ландшафтов и экореконструкцией поселений [6–8].

Библиографический список

1. Andrey R. Territorial Imperative. Nature of Man Series. Published by Atheneum, – New York, – 1966. – 400 p.

2. Голд Дж. Психология и география. Основы поведенческой географии. – М.: Прогресс, 1990. – 304 с.

3. Hall E. T. The hidden dimension. Garden City, – NY: Doubleday. 1966. – p. 76.

4. Крюковский Н.И. Человек прекрасный. – Минск: БГУ,
1983. – 303 с.

5. Одум Ю. Экология. – М.: «Мир», 1986. – т. 1. – 328 с., т.2 – 376 с.

6. Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. – М., ИЦ «Россия молодая», 1992. – 366 с.

7. Тетиор А.Н. Экологическая инфраструктура. – М.: «Колосс», 2005. – 265 с.

8. Тетиор А. Н. Новая концепция философского осмысления мира и эволюции живой природы. – М., Российская Академия Естествознания, 2016. – 247 с.

9. Черноушек М. Психология жизненной среды. – М.: «Мысль», 1989. – 174 c.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074