Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ЛЕЧЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНО НЕЗАЖИВАЮЩИХ РАН МЕТОДОМ ОЗОНОТЕРАПИИ И НИЗКОЧАСТОТНЫМ УЛЬТРАЗВУКОМ

Микитин И. Л., Карапетян Г. Э., Винник Ю. С., Якимов С. В., Кириченко А. К.,

1.1 Этиопатогенез, современные методы лечения гнойных ран

В настоящее время в медицинской практике разработано и внедрено большое количество различных методов лечения гнойных ран. Одной из наиболее часто встречающихся патологий, относящихся к гнойным ранам, являются трофические язвы [39, 163, 94].

Патогенез трофических язв нижних конечностей венозного происхождения остается далекой от решения проблемой. В механизме формирования язв можно выделить два уровня: макрогемодинамический и микроциркуляторный. Макрогемодинамический уровень изучен и описан в работах многих авторов [9, 26, 45, 57]. Однако полного единогласия в этом вопросе нет [117, 140, 174, 200]. Трофические язвы возникают как при варикозной болезни, когда просвет вен полностью сохранен и даже расширен, так и при посттромбофлебитических окклюзиях и стенозах, когда имеет место механическое препятствие и размеры путей оттока не соответствуют потребностям. Наиболее распространенной является версия о нарастающей в результате недостаточности оттока венозной гипертензии. К сожалению, эта версия редко подтверждается реальными измерениями, которые показывают, что давление в ортостазе почти никогда не превышает должного гидростатического. Более приемлема гипотеза «гидравлической бомбардировки» тканей надлодыжечной области при работе мышечно-венозной помпы за счет недостаточности коммуникантов, но она не объясняет появления трофических язв при «варикозной болезни без горизонтальных рефлюксов». Формы нарушения микроциркуляции и интимный механизм образования язв представлены различными теориями, которые по главному компоненту можно разделить на четыре группы:

1) теория «фибриновой манжетки»;

2) аноксическая – образование язв за счет артериоло-венулярного шунтирования, артериального спазма и редукции капилляров;

3) клеточная (теория лейкоцитарной агрессии);

4) микробная [43, 49, 141, 213].

Хроническая венозная недостаточность, обусловленная повышением венозного сопротивления за счет нарушений венозной стенки или стойких препятствий для оттока, изменяет капиллярную проницаемость. В паравазальное пространство выходят эритроциты, которые, распадаясь, выделяют гемосидерин, белковые молекулы и липидные комплексы. Все это денатурируется и образует вещества, подлежащие резорбции. По биологическим законам резорбция может быть осуществлена только через воспалительную реакцию, точнее через ее клеточные фазы – острую (лейкоцитарную) и хроническую (макрофагальную). Основным сигналом к активации лейкоцитов является накопление продуктов распада.

Хроническим воспаление становится потому, что процесс формирования факторов, вызывающих его, не может быть остановлен, пока не устранена венозная недостаточность. Процесс выхода лейкоцитов в ткани при хронической венозной недостаточности, включая краевое стояние, роллинг, адгезию и диапедез, ничем не отличается от выхода лейкоцитов из русла в любой очаг воспаления. Так же ничем не отличается и формирование макрофагальной реакции как признака превращения воспаления в хроническое. Лейкоцит и макрофаг работают по единственной, заложенной в них программе, выделяя вещества (цитокины, свободные радикалы и т.д.), благодаря которым защита организма осуществляется десятки тысяч раз в жизни. В случае развития трофических язв венозной этиологии эти вещества действуют, как повреждающие, способствуют развалу матрикса, некрозу эпителия и формированию язвы. Стандартная защитная биологическая реакция нарушается. Система патологической макро- и микрогемодинамики, называемая хронической венозной недостаточностью, сформировалась и действует постоянно, непрерывно возобновляя причины для воспалительной реакции, которая уже сама включается в порочный круг. Постоянно повторяющиеся циклы (сосудистая, клеточная и репаративная фазы) в разном количественном
соотношении создают в самой язве своеобразную систему, не подчиняющуюся закономерностям течения раневого процесса [48, 145, 199, 72].

Бактериальная контаминация и колонизация трофической язвы происходят всегда, но этот процесс, несомненно, имеет вторичный характер после нарушения барьерной функции кожи и образования дефекта кожных покровов [69, 79, 98, 125].

В лечении венозных язв, образующихся у больных варикозной болезнью, применяют эндоскопическую субфасциальную диссекцию перфорантных вен, разработанную и внедренную как альтернативный вариант открытой операци типа Linton. В субфасциальное пространство производится инсуффляция диоксида углеводорода, затем вводится тубус с набором инструментов. Перфорантные вены коагулируют и пересекают с помощью ультразвуковых ножниц. Эндоскопическая субфасциальная диссекция сопровождается минимальными послеоперационными осложнениями, характеризуется высокой частотой заживления язв и улучшением клинической симптоматики [90, 84, 85].

Все большее распространение в лечении трофических язв получает ультразвуковая кавитация. При озвучивании биологической системы происходит возникновение микропотоков внутри клеток и ускорение внутри них диффузных процессов. Выраженность действия физического фактора на организм зависит от интенсивности и частоты ультразвуковых колебаний, режима и продолжительности озвучивания, а также от вида озвучиваемого объекта. Таким образом, возникающие на торце волновода кавитационные процессы ведут к разрушению и удалению фибриновых наложений и бактерий на границе двух сред, здоровая ткань при этом не разрушается. При воздействии на раневую поверхность ультразвуковых волн происходит расслоение и отторжение некрозов без повреждения неизмененных окружающих тканей. Кроме того, низкочастотное ультразвуковое воздействие позволяет доставлять антисептик или лекарственный препарат непосредственно к патологическому очагу и создавать в нем максимальную подавляющую концентрацию. Рабочий раствор проникает в мягкие ткани на глубину до 2,5 см. [58, 142, 152, 82].

Лечение практически всегда имеющих сопутствующие заболевания больных пожилого и старческого возраста с хронической венозной недостаточностью, осложненной образованием трофических язв на нижних конечностях – задача всегда сложная, так как соматическое состояние таких больных, особенности их психологического статуса, социально-бытовые условия часто делают невозможной хирургическую коррекцию нарушенной флебогемодинамики. Поэтому большинство пациентов с венозными трофическими язвами вынуждены обращаться в поликлиники, где основной метод лечения – консервативный. Главными целями консервативного лечения являются купирование или снижение болевого симптома и заживление трофической язвы [40, 81, 181, 217, 82].

Несмотря на видимые успехи флебологии последних лет, результаты лечения декомпенсированных форм варикозной и посттромбофлебитической болезни, осложненной развитием трофических язв, не в полной мере отвечают требованиям современной медицины. В связи с этим широкое распространение в комплексном лечении венозных трофических язв в условиях поликлиники нашел метод гирудотерапии.

По многочисленным наблюдениям медицинские пиявки способны снижать или полностью ликвидировать воспалительные процессы, что объясняется увеличением количества лейкоцитов в крови больных, повышением фагоцитарных свойств крови после сеансов гирудотерапии. Гирудотерапия способствует увеличению скорости лимфо- и кровотока, улучшению микроциркуляции, увеличению напряжения кислорода в капиллярной крови, усилению бактерицидных свойств крови и активации обменных процессов, уменьшению воспалительного отека тканей.

Одним из распространенных гнойных заболеваний мягких тканей является рожа. Хирургам часто приходится встречаться с осложнениями рожи, самыми распространенными среди которых являются абсцесс, флегмона, некроз кожи и подкожной жировой клетчатки. Лечение осложненных форм рожи включает комплекс общих и местных мероприятий. Выполняется радикальная хирургическая обработка гнойного очага с применением широких разрезов для вскрытия и дренирования гнойников в сочетании с адекватной некрэктомией. Восстановительный этап хирургического лечения осложненных форм рожи проводится при переходе раневого процесса во 2 фазу [43, 172, 166, 186, 197]. Основным этапом кожно-пластической операции, применяющейся для закрытия постнекрэктомических ран данной этиологии, является пластика ран свободным расщепленным кожным лоскутом. К основным преимуществам данного метода относят простоту выполнения, возможность одномоментного закрытия обширных раневых поверхностей, спонтанное заживление донорской раны. Однако в раннем послеоперационном периоде нередки такие осложнения, как лизис и отторжение аутодермотрансплантатов. Неудовлетворительный результат операции в отдаленном периоде обычно связан с невозможностью восстановления полноценного кожного покрова, что может приводить к косметическим и функциональным дефектам – таким, как выраженные рубцовые изменения трансплантата, его изъязвление, дерматогенные контрактуры в области суставов [110, 238, 16, 38, 133, 227].

В местном лечении ран и раневой инфекции широкое применение находят раневые покрытия. В последнее время появилось большое число раневых покрытий, отличающихся по химическому составу основы и входящих в их состав лекарственным веществам [30, 41, 54].
Вместе с тем до сих пор не существует универсального препарата, подходящего для использования на всех фазах раневого процесса. Одним из самых перспективных методов лечения раневых дефектов (раны, ожоги, трофические язвы) и рубцовых деформаций кожи является применение клеточных культур, в частности дермальных фибробластов. Этим требованиям отвечает комбинированный фитотерапевтический субстрат «Фито», включающий в свой состав 4 % глицерогеля метилцеллюлозы с концентрацией в ней азитромицина 1 %, твин – 80 и консервирующую смесь нипагина и нипазола (3:1) в концентрациях 0,25 и 0,1 % соответственно [42, 61, 120].

Значительный интерес представляет сочетанное применение ультразвука и раневых покрытий [10, 56, 160, 222], показана высокая эффективность сочетанного применения низкочастотного ультразвука и раневых покрытий «Васкопран», «Коллахит». При использовании предлженной схемы лечения к пятым суткам после хирургической обработки резко снижалось количество нейтрофилов, увеличивалось число макрофагов, уменьшалось количество микробных тел и тканевого детрита, появлялись лимфоциты, моноциты, фибробласты. Сочетанное применение низкочастотной ультразвуковой терапии и раневых покрытий «Воскопран» и «Коллахит» в клинике позволило сократить сроки очищения гнойных ран и активизировать процессы репаративной регенерации и, в целом, улучшить функционально-косметические результаты лечения больных с гнойно-воспалительными заболеваниями кожи и подкожно-жировой клетчатки.

С целью оптимизации лечения трофических язв нижних конечностей в Оренбургской Государственной Медицинской Академии был разработан разнозаживляющий препарат милиацил на основе просяного масла, обеспечивающий антимикробный, противовоспалительный и репаративный эффекты [84, 86, 109].

Лечебный эффект милиацила обусловлен наличием в нем ряда биологически активных соединений: ненасыщенных жирных кислот, токоферолов, каротиноидов каротины, стероидов – милиацина, эргостерина, ситостерина. Милиацил отличается от других растительных масел, в частности от облепихового, высоким кислотным числом (151,5–178,3 мг КОН), обусловленным большим содержанием в нем ненасыщенных жирных кислот (линолевой, линоленовой и олеиновой). Этим объясняется стерильность препарата и его достаточный антимикробный эффект. Особое значение имеет входящее в состав милиацила стероидное соединение – пентациклический тритерпеноид милиацин, который обладает анаболическим действием, является стабилизатором биологических мембран. Стабилизируя лизосомальные структуры, милиацин предохраняет их от действия мембраноповреждающих факторов, таких как токсины. В связи с чем уменьшается активность катепсинов, кислой РНК-азы и ДНК-азы. Благодаря этому снижается экссудация, сдавление тканей, их гипоксия, деполяризация РНК и ДНК.

Широкое использование в лечении раневого процесса получили физические методы воздействия, в т.ч. лазерное излучение, магнитотерапия. Лучи лазера при лечении трофических язв оказывают благоприятный эффект на процессы микроциркуляции, транскапиллярный обмен, метаболизм в тканях, перекисное окисление липидов [40, 206].

Переменное магнитное поле обладает бактериостатическим воздействием на возбудителя, стимулирует отторжение некротических тканей, улучшает микроциркуляцию и процессы регенерации, благотворно влияет на нейроэндокринные адаптивные процессы [105, 152].

Наиболее благоприятные результаты лечения трофических язв, выявленные при местном применении милиацила и магнитно-лазерной терапии, подтверждены структурно-функциональным исследованием биоптатов трофических язв. Высокая эффективность лечения язв сочетанным местным использованием милиацила и магнитно-лазерной терапии обосновывается данными электронной микроскопии, гистоавторадиографии и молекулярно-генетической идентификационной экспрессией проапоптических генов эпителиоцитов и фибробластов. Обнаружены эффекты синтеза ДНК у эндотелиальных, адвентициальных клеток и фибробластов на фоне уменьшения числа эндотелиоцитов с признаками кариопикноза. Отмечена активизация клеток фибробластического дифферона, включая миофибробласты, что подтверждено ультраструктурными показателями состояния синтеза органелл. Установлен феномен потенциирования противовоспалительного и стимулирующего репаративную регенерацию тканей действия милиацила и магнитно-лазерной терапии.

В настоящее время в связи с успехами антибиотикотерапии инфекций мягких тканей в современных рекомендациях уделяется недостаточное внимание хирургическим аспектам лечения ран и раневой инфекции. На современном этапе по отношению к ранам, не заживающим в течение более 2-х недель, рекомендуется следующая стратегия: хирургическая обработка – некрэктомия, адекватное дренирование, ведение раны во влажной среде, применение оптимальных антисептиков, отказ от цитотоксических средств, использование современных перевязочных средств согласно стадиям раневого процесса, транспорт в рану необходимых веществ при помощи мази и перевязочного материала. В 1 и 2 фазе раневого процесса основные патологические изменения в ране обусловлены раневой инфекцией и некрозами (инфекционной, сосудистой и смешанной этиологии). Применение антисептических растворов способно ускорить ликвидацию инфекции, препятствовать вторичному инфицированию и повысить эффективность некрэктомии. На рынке существует большое число антисептиков, эффективность которых в отношении раневой инфекции подтверждена исследованиями. Но на практике антимикробные свойства антисептиков могут нивелироваться их отрицательным влиянием на развитие грануляций в ране. Оптимальными антисептиками в настоящее время являются: 1 % йодповидон, 0,01 % мирамистин, 0,02–0,05 % хлоргексидин, полигексанид и комбинация октенидина дигидрохлорида с феноксиэтанолом [83, 95, 138, 189]. Оказывая антимикробное действие, эти растворы наносят тканям пациента минимальный ущерб. Кратность обработки зависит от выраженности воспаления и характера экссудата. Как правило, не имеется показаний для применения антисептиков при лечении раны в 3-й фазе, за исключением обработки кожи вокруг раны с целью профилактики вторичного инфицирования. Для эффективного лечения перевязочный материал сочетают с мазями. В настоящее время, согласно стратегии ведения ран во влажной среде, большинство
мазей изготавливают на гидрофильной основе. Мази получили такую же специализацию, как перевязочный материал и применяются дифференцированно по стадиям раневого процесса. Следует отметить, что кратность нанесения мази, как правило, влияет на лечебный эффект, тем более, если мазь применяется с устаревшим перевязочным материалом. Для большинства мазей рекомендуется однократное нанесение в сутки, но по клиническим данным в 1 фазе раневого процесса допустимо 2–4-кратное использование мазей с антибактериальным действием, во 2 фазе – 1–2-кратное нанесение для защиты грануляций, в 3-й фазе 1–3-кратное – для стимуляции репаративных процессов [15, 101].

Широкое применение в лечении трофических язв в последнее время нашел перфторан. Активно используя перфторан в качестве кровезаменителя с газотранспортной функцией, для чего он был предназначен, исследователи обнаружили, что препарат обладает также другими свойствами, расширяющими область его применения. Одним из дополнительных свойств перфторана является его способность оказывать благотворное влияние на заживление гнойных ран при местном применении. Накопленные в литературе данные по этому вопросу противоречивы: в одних исследованиях подтверждается эффективность применения перфторана [17, 29, 36, 134, 215], в других она признается недостаточной [100, 130, 178, 232]. Положительные результаты лечения ран перфтораном могут быть объяснены рядом его свойств. Воздействие перфторана на организм связано с активацией фагоцитирующих клеток: Т-хелперов и системы комплемента, что дает иммуномодулирующий эффект, проявляющийся стимуляцией всех фаз иммунного ответа. Антиоксидантные и мембраностабилизирующие свойства препарата способствуют стиханию воспалительных изменений. При наложении повязок с перфтораном на гнойные раны отмечено ускорение некролиза, более быстрое очищение ран от гнойного отделяемого, уменьшение отека, активация репаративных процессов [6, 123, 150]. Недостаточная эффективность перфторана, отмечаемая в некоторых исследованиях, может быть связана с отсутствием антисептического действия препарата, с быстрой потерей им активности из-за разведения экссудатом. Большинство работ по местному применению перфторана в настоящий момент основано на комплексных методиках.

Существенным свойством перфторана, которое может послужить основой для улучшения результатов его местного применения, является способность насыщаться газами и облегчать их диффузию. [1, 15, 96, 112, 59]. В этом свете представляется перспективной комплексная методика местного лечения гнойных ран с одновременным использованием перфторана и озона (применение озонированного перфторана). На сегодняшний день известны лишь единичные публикации о возможности такого воздействия на гнойные раны [62, 53, 213, 185].

У больных сахарным диабетом поражение нижних конечностей встречается в 20–80 % случаев. Своевременно начатое лечение гнойно-некротических заболеваний позволяет предотвратить ампутацию конечности либо выполнить малые хирургические вмешательства. С 1998 года в отечественной литературе появились публикации о результатах применения при лечении ран экзогенного оксида азота (NO-терапия), свидетельствующих о значительном ускорении заживления последних в эксперименте и клинике [92]. Для лечения использовали установку «Плазон», разработанную и изготовленную в МГТУ им. Н.Э. Баумана под руководством акад. А.В. Пекшева в лаборатории Н.П.Козлова. Принцип работы плазмогенератора заключается в образовании электрического заряда между двумя электродами и пропускании инертного газа, в данном случае атмосферного воздуха, в результате чего возникает эндотермическая химическая реакция горения азота в атмосферном кислороде с образованием NO в высокой концентрации. Для проведения NO-терапии используется манипулятор с диаметром выходного канала 2 мм, позволяющий получать низкотемпературные (25–40 °С) газовые потоки с высоким содержанием молекул NO (до 2000–3000 ppm). Местное лечение включало обработку с помощью NO и последующим наложением повязок с биологическими покрытиями соответственно стадии раневого процесса у пациентов с язвенными поражениями. Ежедневно раневую поверхность и прилежащие ткани обрабатывали содержащим NO газовым потоком при средней экспозиции 90 с. Дистанция от сопла манипулятора до поверхности воздействия составляла около 5 см, так как при таком расстоянии от выходного отверстия плазмотрона содержание молекул NO в непосредственной близости от поверхности язвы достигает 2000 ppm, а при расстоянии 10 см – 1000 ppm.

В начале лечения перед каждой процедурой NO-терапии проводят местную обработку ран, включающую удаление гнойных, фибринозных наложений и некротизированных тканей, некрэктомию [63, 51, 195, 201, 97]. В дальнейшем по мере очищения и появления здоровых активных грануляций ограничиваются обработкой раневой поверхности растворами антисептиков, тщательно осушая ее перед началом воздействия NO. Курс лечения составляет в среднем 20 сеансов. Уже с первых сеансов отмечалось уменьшение воспалительных проявлений (перифокальной гиперемии и отека), наиболее выраженное у больных с гнойно-воспалительными поражениями нижних конечностей. У пациентов с язвенными поражениями нижних конечностей в среднем на 7-е сутки наблюдалось очищение язвенной поверхности от гнойно-некротического отделяемого. На 14-е сутки у половины больных трофическая язва была сплошь покрыта яркими грануляциями с выраженной краевой эпителизацией. Цитологическое исследование мазков – отпечатков показало, что уже через несколько сеансов NO-терапии снижается микробная обсемененность, усиливается фагоцитоз бактерий и детрита, увеличивается содержание макрофагов, уменьшается процент дистрофически измененных нейтрофилов. Через 7–16 сеансов увеличивалось количество фибробластов. Гистологически отмечалось снижение признаков микроциркуляторных нарушений, некротических и воспалительных проявлений, усиливались макрофагальная реакция, затем пролиферация фибробластов и неоваскуляризация, рост грануляционной ткани, краевая эпителизация и рубцевание дефекта [4, 154, 207].

При венозной ангиопатии ведущим патогенетическим механизмом является гипоксия конечности. Вторичная по отношению к поражению сосудов, гипоксия в свою очередь усугубляет течение заболевания, приводит к развитию ацидоза и появлению трофических нарушений. Между тем у пациентов с трофическими язвами наблюдается повышенная потребность тканей в кислороде, что не обеспечивается физиологическими возможностями кислородтранспортной системы. При гипербарической оксигенации отмечается увеличение содержания кислорода в тканях конечности и происходит стимуляция коллатерального кровообращения. С.Н. Ефунин и соавторы отмечали полное заживления язв у 60 % больных с хроническими язвами венозной этиологии после курса гипербарической оксигенации [37, 158, 192, 208, 210]. В настоящее время вопросам применения
гипербарической оксигенации у больных с венозной недостаточностью уделяется недостаточное внимание. Несмотря на это, ее нужно рассматривать как один из компонентов комплексного лечения больных с трофическими язвами венозной этиологии.

Закрытие ран мягких тканей – одна из древнейших задач хирургии. В течение долгого времени для ее решения использовали традиционный способ – сближение краев раны при помощи шовной нити, а при неудаче применяли кожную пластику или пассивную тактику в надежде на заживление раневой поверхности вторичным натяжением. В начале 20-го века вместе с развитием новых технологий получило мощный стимул учение о закрытии ран. К настоящему времени известны методы адгезивной, спицевой, эспандерной, жидкостно-гелевой дермотензии. Для сопоставления краев раны применяются аппараты различной конструкции – в качестве механизма сближения используются пружины, металлические скобы с «эффектом памяти», стержни с резьбой (винты), барабаны с нитью или проволокой, реечно-винтовой привод [55, 94, 129, 225, 131, 68, 99].

На современном этапе развития пластической и реконструктивной хирургии при закрытии обширных дефектов мягких тканей все отчетливее проявляется стремление не только к восстановлению барьера между внутренней и внешней средой в целях поддержания гомеостаза, но и к получению лучших в функциональном и эстетическом отношении результатов. Большое внимание уделяется исследованию эффективности использования дозированной спицевой аппаратной дермотензии при закрытии обширных ран мягких тканей в первую фазу раневого процесса [77, 103, 114].

В патогенезе раневых инфекций значительную роль играют высоковирулентные госпитальные микроорганизмы, вызывающие дополнительное повреждение тканей и существенно замедляющие репарацию ран. Наличие обширной гнойной раны мягких тканей в области мышечных массивов при невозможности одномоментного сопоставления краев раны, а также наличие на дне раны анатомически и функционально важных образований диктует необходимость максимально быстрого восстановления покровных тканей как барьера между внешней и внутренней средой. Это объясняет стремление к применению дозированной аппаратной спицевой дермотензии в первую фазу раневого процесса, хотя ранее этот способ применялся только при наличии обширной гранулирующей раны, т.е. во вторую фазу раневого процесса. После закрытия раны проводят терапию по принципам закрытого способа лечения гнойных ран с обязательным активным проточно-промывным дренированием. Использование данного метода позволило совместить преимущества метода закрытого лечения гнойных ран по Н.Н. Каншину и технического обеспечения возможности сопоставления краев раны – метода дозированной спицевой аппаратной дермотензии [50, 8, 157, 222].

Решение проблемы закрытия тканевых дефектов идет в различных направлениях. Одним из наиболее перспективных и результативных направлений современной биомедицины является тканевая инженерия. С успехами именно в этой области связывают сегодня многие надежды в решении важных социальных и медицинских проблем. Активно ведутся работы по воссозданию утраченных структур или функций ряда жизненно важных тканей или органов. В рутинную медицинскую практику вошли трансплантация клеток костного мозга, значительные усилия направлены на восстановление функции печени путем трансплантации гепатоцитов или создания систем «искусственная печень». Клеточные трансплантаты и биосинтетические конструкции с клеточными культурами используются сегодня для лечения инфаркта миокарда, восстановления сосудов, мочевого пузыря, лечения инсулинзависимого диабета [54, 137, 172]. Восстановление дефектов мягких тканей, прежде всего кожи, имеет особо важное значение. Сегодня методы культивирования и трансплантации эпидермальных клеток используются во всем мире. Параллельно продолжаются работы по совершенствованию и развитию технологий выращивания и трансплантации клеток. Высокая эффективность и технологичность применения аллогенных трансплантатов для восстановления тканевых дефектов различной этиологии позволяют утверждать, что «аллогенность» трансплантатов является важным принципом тканевой инженерии, открывающим этому направлению значительные перспективы. Важным обстоятельством, определяющим сроки приживления клеточных трансплантатов, является снижение их иммуногенности после длительного культивирования вне организма. Аллогенный эпидермальный трансплантат способен сохраняться на ране не менее 15 суток. К настоящему времени не удалось выявить закономерности между длительностью временного приживления и эффективностью действия трансплантата. Использование мезенхимальных стволовых клеток в составе
биокомпозитов (пористая биокерамика, коллагеновая губка) являются перспективным при реконструктивно-пластических операциях [132, 176, 209, 153, 177]. Проведенные исследования фундаментальных механизмов репарации тканей и практические аспекты применения тканевых клеточных трансплантатов позволяют значительно продвинуться в области восстановления утраченных тканевых структур и функций [184, 155].

Трофические язвы при хронической венозной недостаточности представляют собой сложную медико-социальную проблему. Заболевания, приводящие к развитию хронической венозной недостаточности – варикозная и посттромботическая болезни – весьма распространены. Трофические язвы характеризуются крайне низкой склонностью к заживлению, частыми рецидивами, сложностью и дороговизной лечения. Они обрекают пациентов на длительные, часто многолетние страдания, сопровождаясь выраженным болевым синдромом [31, 230, 87, 52].

Независимо от формы хронической венозной недостаточности, в ее основе лежит венозная гипертензия, обусловленная клапанной недостаточностью перфорантных, глубоких и поверхностных вен. Венозная гипертензия приводит к нарушению микроциркуляции, тканевой гипоксии и активации лейкоцитов с выбросом ими лизосомальных ферментов. В результате значительно страдают трофика и защитные свойства кожи. При ее повреждении развивается некроз с массивным экссудативным процессом. В дальнейшем происходит быстрая бактериальная контаминация возникшей трофической язвы с прогрессированием воспаления и некротических процессов не только в коже, но и в глубжележащих тканях. С учетом патогенеза хронической венозной недостаточности в основе лечения трофических язв должны быть действия, направленные на устранение или максимальное снижение флебогипертензии. Наиболее радикальными из них являются хирургические вмешательства, направленные на устранение горизонтального и вертикального рефлюксов и, в ряде случаев, на ликвидацию клапанной несостоятельности глубоких вен. Однако операции при активной трофической язве в условиях отека, индурации и воспаления кожи и подкожной клетчатки, близости инфицированной раны, во-первых, сложны технически, сопровождаются значительной операционной травмой, а во-вторых, чреваты гнойными осложнениями и несостоятельностью швов. Появление видеоэндохирургической технологии ликвидации горизонтального рефлюкса (SEPS – Subfascial Endoscopic Perforant Surgery), к сожалению также не решило проблему окончательно – частота рецидивов посттромботических трофических язв после SEPS высока. Выполнение оперативного вмешательства после заживления трофических язв предпочтительно, но часто оказывается невозможным в связи с высокой толерантностью язв к известным методам консервативного лечения. Поэтому актуальной следует считать задачу разработки эффективных технологий в местном лечении трофических язв. К таковым можно отнести клеточную терапию, которая с успехом использовалась в лечении ожогов.

Культивирование и трансплантация выращенных in vitro фибробластов эффективны на стерильном раневом покрытии «Фолидерм». Оно представляет собой тонкую пленку из полиэтилентерефталата со сквозными порами, обеспечивающими адекватный влаго- и газообмен раневой поверхности и, в то же время, являющимися непроницаемыми для бактерий. Поэтому такая подложка обеспечивает защиту ран и пересаженной клеточной культуры от инфицирования [18, 241, 164, 168, 127]. Другое немаловажное свойство пленки – относительная прозрачность – позволяет легко наблюдать за процессом роста клеток на ней в инвертированный световой микроскоп, а после пересадки клеток – следить за ходом раневого процесса. Кроме того, обладая электретными свойствами, при трансплантации «Фодидерм» «прилипает» к раневой поверхности, моделируя неровности ее рельефа. Судьба пересаженных фибробластов остается неясной. Установлено постепенное уменьшение их количества на пленке. Возможно, что клетки мигрируют с пленки на поверхность трофической язвы, принимая участие в формировании толстой фибриновой пленки, которая постоянно встречается под пересаженными клетками. Вероятна и другая версия – контактируя с раневой поверхностью, клетки постепенно теряют жизнеспособность и гибнут, что и обусловливает необходимость периодической смены трансплантатов [25, 91, 187].

В последние годы в гнойной хирургии наметилась тенденция к использованию методов активного хирургического лечения. При этом одним из основных принципов является закрытие раневой поверхности швами или проведение пластических операций. С целью достижения заживления гранулирующей раны по типу первичного предложено большое количество разнообразных по технике выполнения швов с использованием различных материалов. Однако, существующие способы закрытия гранулирующих ран мягких тканей с выраженным натяжением краев не удовлетворяют хирургов, сопровождаются относительно высокой частотой осложнений и требуют совершенствования. Проведенные исследования показали, что при использовании для сближения краев раны адаптационно-репозиционного аппарата статистически значимо снижалось количество гнойно-воспалительных осложнений в ране и длительность пребывания в стационаре [14, 46, 65, 180, 226].

Интерес и постоянное внимание к проблеме лечения трофических язв объясняются тяжелым течением раневого процесса, сохранением тенденции к возрастанию длительно текущих и рецидивирующих форм. Хирургический метод с использованием плазменных технологий является перспективным способом в лечении больных строфическими язвами. По мнению ряда авторов, плазменный поток обладает антимикробным и стерилизующим свойством в отношении гнойных очагов. При применении данной технологии в клинике трофические язвы обрабатывали плазменным потоком дозированной дистанции сканирующим движением. При этом с поверхности раны происходили испарение жидкости с гнойным содержимым, гемостаз, стерилизация. С целью некрэктомии применяли плазменную хирургическую установку «СУПР-М» на основе гелия в режиме резки и коагуляции. В ходе перевязок гнойно-некротических ран в 1-й фазе воспалительного процесса проводилась обработка плазменной хирургической установкой «Факел-01» на основе аргона сканирующим движением в терапевтическом режиме. Этапные некрэктомии проводились плазменной хирургической установкой «СУПР-М» на основе гелия. Проводились некрэктомия в режимах резки и коагуляции, последующие перевязки с обработкой «Факел-01» на основе аргона. Результатом взаимодействия плазменного потока с тканями явились полный гемостаз и образование на раневой поверхности тонкого слоя серо-коричневой пленки (коагуляционный некроз).

Применение плазменного потока сокращает сроки подготовки ран к хирургическому закрытию при большой раневой поверхности. Раны заживают нежным рубцом без выраженного склероза окружающих тканей [123, 170, 61, 239, 203].

Основные трудности в лечении больных с трофическими язвами венозной этиологии обусловлены тем, что возникновение язвенного дефекта является результатом сложного и длительного процесса повреждения мягких тканей, в основе которого лежат развивающиеся в них на почве хронической венозной недостаточности стойкие нарушения микроциркуляции и аэробного метаболизма. Проводимое с учетом этиопатогенетических факторов лечение трофических язв поэтому предусматривает комплексный подход, включающий общую терапию, местное комбинированное лечение и хирургическую коррекцию гемодинамических расстройств, как основной причины развития трофических нарушений. Хирургическая коррекция гемодинамических нарушений является основным, заключительным этапом лечения трофических язв, но из-за высокого риска гнойно-септических осложнений принципиально должна быть выполнена после заживления трофического дефекта. В связи с этим представляется весьма актуальным внедрение в клиническую практику эффективных методов лечения трофических язв, реально сокращающих сроки предоперационной подготовки больных, снижающих риск развития послеоперационных осложнений и повышающих эффективность проводимого больным с трофическими язвами венозной этиологии комплексного лечения. Для ускорения заживления трофических язв авторами использован активно развивающийся в последнее десятилетие метод клеточной терапии, основанный на применении культивируемых in vitro фибробластов. Проведенные в этой области исследования показали, что культивируемые in vitro фибробласты, хорошо себя зарекомендовавшие первоначально в камбустиологии для лечения ожоговых ран, имеют хорошие перспективы для лечения трофических язв, характеризующихся резким нарушением метаболизма тканей в области язвенного дефекта. Это, в свою очередь, послужило основанием к проведению дальнейших исследований, направленных не только на изучение происходящих в тканях под воздействием трансплантированных клеток физиологических процессов (репаративная активность тканей, скорость репаративных процессов), но и создания системы контроля и регуляции этих процессов для получения наиболее благоприятных результатов в каждом конкретном случае [21, 179, 90, 211, 234]. После предварительной подготовки трофической язвы, направленной на купирование явлений
острого воспаления и уменьшение микробного загрязнения, больным
проводилась пересадка дермального эквивалента. Площадь необходимого для пересадки дермального эквивалента определялась соответственно размерами язвенного дефекта. Непосредственно пересадка осуществлялась в асептических условиях с наложением влажно-высыхающей защитной повязки, обеспечивающей оптимальные условия для трансплантированных клеток. Постельный режим соблюдался в течение 7–8 часов после пересадки.

Применение дермальных аллогенных фибробластов человека в комплексном лечении больных с трофическими язвами венозной этиологии достоверно увеличивает скорость их эпителизации, за счет этого существенным образом сокращается время к завершающему этапу лечения – хирургической операции, направленной на устранение или снижение флебогипертензии, как основной причины развития заболевания [17,104, 165, 173, 219].

Н.А. Сергеев предлагает включать в комплекс консервативного лечения трофических язв венозной этиологии низкоинтенсивное лазерное излучение по разработанным методикам.

В процессе консервативного лечения использовались терапевтические лазерные аппараты: «АФДЛ-1», «Скаляр – 1/40» и «Улан-БЛ-20» с магнитными насадками и универсальными блоками – излучателями (синим, зеленым, желтым и красным). Сеансы лазеротерапии проводили во время перевязок после санации язвенных дефектов 0,02 % раствором хлоргексидина. Применяли дистанционное и контактное облучение трофических язв в зависимости от решаемой задачи.

Для повышения эффективности воздействия на пораженные ткани физических факторов, предложен способ лечения трофических язв, предусматривающий применение магнитного поля и лазерного излучения одновременно в видимом и инфракрасном диапазонах спектра с учетом фаз язвенного процесса.

Применение комплексного лечения, включающего лазеротерапию венозных трофических язв с первоначальной площадью менее 20 см2 до полной эпителизации дефектов или послеоперационных ран, а также коррекцию венозного кровотока с применением новых медицинских технологий и учетом данных дуплексного сканирования, обеспечивает достижение оптимальных ближайших и отдаленных результатов [108, 202, 224, 106].

Основным в лечении венозных трофических язв является коррекция патологических рефлюксов и устранение патологической венозной емкости хирургическим путем. Однако многие хирурги предпочитают выполнять оперативное вмешательство после полного закрытия язвенного дефекта на фоне купирования воспалительного процесса в окружающих тканях, что требует длительного времени и больших расходов, при этом не всегда удается закрыть трофические язвы [24, 78, 124, 158]. М.Р. Рамазановым проанализированы результаты использования удаленных расширенных аутовен одновременно с корригирующими венозное кровообращение операциями у 50 больных с трофическими язвами нижних конечностей. Для пластики трофических язв использовались удаленные расширенные подкожные аутовены, которые рассекались на лоскуты длиной от 0,6 до 15 см, шириной – 0,2–2,6 см и пересаживались на поверхность язвы. В зависимости от размеров трофической язвы требовалось от 2 до 20 лоскутов, проксимальные и дистадьные концы трансплантатов, если их длина превышала 3,5 см, фиксировались к краю кожи редкими кетгутовыми швами. В послеоперационном периоде все больные пользовались механическим стимулированием ангиогенеза для ускорения заживления и регенерации трофических язв. Применение аутовенозного пластического материала значительно повышало эффективность лечения больных. Время эпителизации в среднем составило 10 дней для варикозных и 14 дней для посттромботических язв. Сроки заживления в среднем составили 22 дня. Аутовенозная пластика в комплексе с корригирующими операциями по эффективности и быстроте заживления трофических язв превосходит существующие современные раневые покрытия [23, 75, 128, 214, 223].

Хроническая венозная недостаточность нижних конечностей характеризуется нарушениями венозного оттока, ведущими к дезорганизации регионарной системы микроциркуляции. При консервативном лечении трофических язв патогенетически обосновано применение средств, улучшающих микроциркуляцию, трофику сосудистой стенки, – антиоксидантов, витаминов, антигистаминных и анаболических препаратов
[35, 102, 221, 229].


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074