Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

§ 2.2.5. Соотношение психологических и физиологических процессов. Информационная теория агрессии (Correlation between psychologic and physiologic processes. Informational theory of aggression)

В работе мы не раз употребляли термин «органика», указывали о соотношении «органики» со многими психофизиологическими процессами. Рассмотрим,

1) что представляет собой «органика»;

2) как она соотносится с некоторыми биологическими (физиологическими) и психическими явлениями;

3) авторскую теорию «информационной агрессии».

1°. «Органика» и гены

Как известно, любой сбой системы нормальной работы клеток связан с конкретными органическими видоизменениями (поражениями) клетки, ее составляющих, вплоть до органических соединений (аминокислот, ДНК и др.). Данные видоизменения в основном касаются нарушения проводимости клетки из-за сбоя в ее функционировании (прекращения синтеза необходимых белковых макромалекул и других биохимических соединений).

В психологии, нейропсихологии, физиологии людей с нарушениями функционирования того или иного отдела (той или иной системы клеток) мозга, принято называть «органиками», а основные синдромы локальных нарушений мозга – «органикой»[79]. Далее мы будем использовать данный термин для обозначения людей с нарушением проводимости того или иного сигнала (в связи с какими-либо локальными сбоями в функционировании тех или иных отделов мозга или клеток). Другими словами – под «органикой» будем понимать сбой в работе какой-либо нейрохимической системы (2.2.3).

Тип нервной системы (слабый, сильный), еще несформированная психика подростков, эмоциональная (нервно-психическая) неустойчивость, характерологические проблемы (акцентуации) напрямую связаны с наличием той или иной «органики». Сразу отметим, что под «органиками» мы рассматриваем психологическую норму, не включая в эту категорию людей, у которых их органические поражения мозга уже связываются с конкретными психическими заболеваниями.

За «органикой» могут скрываться определенные нарушения в функционировании каких-либо клеток, систем клеток и отделов мозга. Сюда мы относим нарушения нейронной проводимости (как вообще проходимости сигнала, так и скорости осуществления операций с образами в других психических процессах, например, в ощущениях, восприятиях, мышлении, воображении, памяти).

Нарушение функционирования клеток и систем клеток проявляется на социальном уровне и становится главным фактором проблем индивидуума и основой формирования его индивидуального характера и направленности. Таким образом, именно «органика» определяет психические свойства личности, становление и развитие человека.

Неполноценность нервной системы может связываться с различными синдромами и нарушениями, описанными в нейропсихологии и психиатрии. Так в нейропсихологии[80] описаны два синдрома, затрагивающие (в том числе) эмоциональную сферу: «лобный» и «височный», а также поражения определенных отделов мозга (корковых и подкорковых структур). Данные синдромы и другие локальные поражения мозга влияют не только на изменение эмоционально-личностной сферы, но и затрагивают другие психические процессы и состояния людей.

В психиатрии также выделяют три основные локализации поражения мозга, связанные с эмоциональными нарушениями. Это поражение гипофизарно-гипоталамической (глубоких структур), височных и лобных областей мозга. Данные поражения включают как патофизиологические изменения клеток глии, окружающих нейроны (например, увеличении числа глиальных клеток, их размеров при опухолях или повреждениях), так и нарушения функционирования нейрохимических систем (например, переизбыток дофамина, недостаток серотонина и т.д.).

Проблемами соотношения психических нарушений и биохимических процессов в мозге сейчас активно занимается молекулярная биология и генетика. Вполне возможно, что в ближайшем будущем удастся определить, какие конкретно нейрохимические механизмы стоят за той или иной «органикой» и тем или иным психическим процессом (в том числе за той или иной эмоцией и мыслью).

Соотношение «органики» и генов

В основе «органики» лежат как приобретенные (например, в результате травм) нарушения нервной системы, так и гены, генетически обусловленная неполноценность нервной системы.

Гены являются определенным участком молекулы ДНК. Каждый ген ответственен за синтез конкретного белка и полипептида. Синтез белков и пептидов, как известно, осуществляется за счет посредников: копий ДНК в виде матричной, транспортной и рибосомой РНК, а также различных ферментов.

Молекула ДНК может изначально содержать «бракованные» гены (с нарушенной последовательностью аминокислот), которые будут передаваться по наследству. В результате будут создаваться белки и пептиды с утраченными функциями. Например, замещение только одной аминокислоты (валина) в «бракованном» гене гемоглобина приводит к синтезу деформированного гемоглобина (имеющего внешний вид серпа) и соответствующего заболевания – серповидно-клеточной анемии (разновидности малокровия)[81].

Также под воздействием различных факторов (влияния внешней среды, радиации, а также внутренних процессов – старения) при копировании «небракованных» генов могут происходить ошибки, мутации.

Нарушения в нейрохимических системах могут касаться синтеза

1) белковых транспортеров, которые, например, «упаковывают» медиаторы в везикулы синапсов или осуществляют их захват в синаптическую щель;

2) белков-рецепторов, осуществляющих взаимодействие с гормонами (медиаторами);

3) белковых «фабрик» по производству медиаторов и гормонов.

В результате данных нарушений происходит дисбаланс в выбросах тех или иных нейромедиаторов (гормонов). На психологическом уровне возникают неконтролируемые реакции (чувства, эмоции), их устойчивые проявления на протяжении жизни накладывают отпечаток на склад личности (в том числе и характер). Проиллюстрируем это следующим примером.

Пример 2.2.5/1

Так, установлено[82], что у людей с повышенной тревожностью и страхами преобладает так называемый короткий ген серотонинового транспортера 5-HTTLPR. Этот ген кодирует белок, отвечающий за захват серотонина в синаптической щели. На гене имеется полиморфный участок, который может состоять из разного числа нуклеотидных повторов, иными словами, может быть длинным или коротким. Короткий ген кодирует «медленные» белки, которые осуществляют транспортировку серотонина в малом количестве по сравнению с длинными генами, кодирующими быстрые белки- транспортеры.

На психологическом уровне было обнаружено, что обладатели короткого гена HTTLPR испытывают больший страх от социальных взаимодействий, которые могли быть для них опасны. И этот страх влияет на их поведение. Так, страх подавляет желание рисковать, а злость, наоборот, усиливает его. Носители короткого гена сильнее переживают стресс, более ранимы, более склонны к депрессии и алкоголизму. Предполагается, что роль этого гена велика в нарушениях социальных взаимодействий и в развитии аутизма (замкнутости).

2°. Соотношение психологических процессов и физиологических

В главе 1.3. мы частично касались вопросов соотношения физических и биохимических процессов с участием сознания. Мы рассмотрели Общую схему формирования эмоций и мысли, без учета индивидуальных психологических различий людей, которые как раз и проявляются на биохимическом и физиологическом уровне.

Еще раз подчеркнем, что механизм самосборки образов с точки зрения физических процессов одинаков как у людей, так и у животных. Как мы указывали передвижение ионов в нервных клетках головного мозга, которое связано с испусканием и поглощением фотонов – в определенных случаях может рассматриваться как важный элемент психического образа человека и животного.

У растений, как известно, также существуют молекулярные перестройки, например, в процессе фотосинтеза, при котором образуются свободные электроны и ионы. Поэтому вполне возможно, что данные элементарные частицы растений, могут нести в себе определенную информацию, например, отраженный мир в какой-то момент времени (таким образом, мы выдвигаем гипотезу хранения информации в биологических объектах).

На стадии возникновения эмоций (на втором этапе схемы формирования мыслей) у человека и животного начинают образовываться психические образы. Далее у человека появляется возможность совершать более сложные операции с образами, по сравнению с животными. На четвертом этапе (возникновения мыслей) начинают проявляться индивидуальные различия людей. Эти различия складываются на уровне нейронной проводимости информационных сигналов и наличия соответствующей им информации (знаний). Как было отмечено (1.3) на этом этапе самосборка образов и операции с образами происходят на уровне органов (скоплений нервных клеток, эмоциональных центров, «гештальтов»), а также отделов мозга. Важную роль в этих процессах играют нейромедиаторы и гормоны. Их недостаточный или чрезмерный выброс, а также отсутствие необходимого количества рецепторов нарушает нейронную проводимость и связь между клетками.

Таким образом, в биохимических процессах возникновения эмоций и мыслей огромную роль играют нейромедиаторы и гормоны. Они являются проводниками информационных сигналов и их носителями.

При высокой консистенции тех или иных гормонов и наличии соответствующих им рецепторов в должных количествах отмечается высокая нейронная проводимость электрического сигнала. Увеличенное напряжение определяет способности человека осуществлять операции с образами, т.е. мыслить и более активно осуществлять другие психические процессы. С уровнем определенных гормонов мы связываем также и уровень энергии любви человека (3.1.6). При наличии определенной «органики» (нарушения функционирования нейрохимических систем, как в некоторых отделах, так и во всех структурах мозга) наблюдаются различные типы поведенческих реакций на одни и те же раздражители.

Мы предполагаем, что в основе любых аффективных агрессивных вспышек лежит одинаковая «органика».

3°. Информационная теория агрессии

В социальной психологии[83] под агрессией понимают форму поведения (физическую или вербальную). Причем такая форма поведения может проявляться в двух видах: враждебная агрессия, проистекающая от таких эмоций, как злость, гнев, и направленная на причинение ущерба (вреда), и инструментальная агрессия, понимаемая как средство для достижения какой-либо позитивной цели. Враждебная агрессия имеет единственную цель – причинить боль, навредить или разрушить. Она имеет в своей основе импульсивную, эмоциональную составляющую. Ее условно можно назвать «горячей агрессией». Инструментальную же агрессию можно назвать «холодной». Примером инструментальной агрессии может, например, быть развязанная в 2003 году США война в Ираке. Причем тогдашние политические лидеры оправдывали войну, рассматривая ее не как злодейскую попытку убить громадное количество людей (граждан Ирака), измеряемого в тысячах, а как средство предотвращения большего зла (международного терроризма, производства оружия массового поражения).

На сегодняшний день существуют три основные теории агрессии.

Первая теория (Зигмунд Фрейд, Конрад Лоренц, Ann Landers, 1969; Fritz Perlz, 1973) рассматривает агрессию по аналогии с «гидравлической моделью»: направленная агрессивная энергия, подобно воде, сдерживаемой плотиной, неудержимо стремиться вырваться наружу.

Вторая теория (фрустрационная теория агрессии) рассматривает причиной гнева и враждебности фрустрацию (John Dollard, 1939; Leonard Berkowitz, 1978, 1989). При наличии агрессивных стимулов гнев может приводить к агрессии. Фрустрация вызывает озлобление и эмоциональную готовность реагировать агрессивно. Она является с одной стороны следствием каких-либо лишений (ограничений), с другой, – возникает в результате глубокого расхождения между уровнем запросов и уровнем реальных достижений личности.

Третья теория (Ginsburg, Alle, 1942; Kahn, 1951; Scott, Marston, 1953; Patterson, 1967) представляет агрессию как поведение, приобретенное посредством научения (теория вознаграждающей агрессии). Например, какой-либо опыт и наблюдение за успехами других порой убедительно демонстрирует человеку, что агрессия приносит определенную выгоду.

В соответствии с нашей гипотезой, в основе агрессии (как и в основе функционирования всей психики, см. § 1.1.3) лежит «работа» тождественной или схожей информации.

В рамки данной концепции умещаются все вышеперечисленные теории агрессии.

Возьмем, к примеру, «гидравлическую модель», в соответствии с которой аффективную вспышку ярости, гнева и злости можно сравнить со взрывом (высвобождением большого количества энергии из ограниченного объема за короткий промежуток времени) или прорывом плотины. При проверки данной модели необходимо выяснить, в связи с чем происходит накопление такого огромного количества энергии, и почему эта энергия не может рассредоточиться постепенно, без взрыва.

Ответить на данный вопрос может фрустрационная теория агрессии. Именно фрустрация, наличие каких-либо преград, не дающих реализовать потребности, порождают негативные эмоции, негативные состояния и агрессию. Разумеется, не всякая фрустрация вызовет агрессию, агрессию порождают и другие стимулы, например, находящиеся в поле зрения агрессора. Фрустрация лишь вызывает накопление энергии, чтобы произошел взрыв, нужны либо факторы, усиливающие фрустрацию (например, переполнение чаши терпения, не реализация актированной потребности), либо какие-либо объекты, которые позволили бы «выпустить на них пар» и таким образом освободить энергию.

В последнем случае оправдывает себя вознаграждающая теория агрессии. Если в поле зрения агрессора, находятся какие-либо объекты, на которых можно сорвать накопившуюся злость, то при отреагировании на них агрессии, агрессор получает облегчение. Другое дело не во всех случаях такое поведение может принести выгоду. Если человек будет снимать эмоциональное напряжение криками, руганью, применением физической силы к своим жертвам, то такое поведение обществом одобряться не будет. Однако если подобная агрессия способствует достижению человеком более высокого статуса в социальной иерархии, например, лидера в группе, которого все бояться, уважают и которому подчиняются, то такая поведенческая реакция закрепляется. Так установлено, что ребенок, который своими агрессивными действиями запугивает других детей, становится все более агрессивным (Patterson, 1967). Агрессивные хоккеисты – те, которые чаще всего сидят на штрафной скамейке
из-за грубой игры, – приносят своей команде больше голов, чем неагрессивные игроки (McCarthy, Kelly, 1978).

На основании изложенного рассмотрим механизм, лежащий в основе аффективной вспышки, ярости, гнева и злости.

В основе аффективных реакций (связанных с негативными эмоциями) лежит блокировка потребностей. Любая блокировка потребностей порождает ответную реакцию и гормональную вспышку (например, выброс норадреналина). При развитых эндорфиновых и дофаминовых системах происходит частичная блокировка (сдерживание) норадреналина и увеличения его пропускной способности. Происходит поэтапное перераспределение норадреналина за счет открытия дополнительных ионных каналов и подключения новых нервных клеток. При недостаточно развитых эндорфиновых и дофаминовых систем происходит накопление норадреналина в определенных клетках (эмоциональных центрах) и его неконтролируемый прорыв в другие клетки, зачастую путем их повреждения и последующей гибели.

Пример 2.2.5/2

Описанный процесс условно можно сравнить с накоплением воды перед плотиной ГЭС. Общеизвестно, что слив воды на ГЭС регулируется периодическим открыванием ворот. Если не провести своевременный слив воды (не открыть ворота до необходимого уровня или открыть недостаточное количество ворот), то произойдет прорыв воды (реки) и смыв этой плотины.

Возникающие вместе с гормонами психические образы, которые находятся в разных секторах мозга, и участвуют в актах мышлении, формируют варианты решения проблемы (удовлетворение потребности).

Однако для того, чтобы прийти к этому решению нужно время. Для этого возбуждение одного эмоционального центра должно перейти в другой центр, третий. Должен произойти синтез той или иной тождественной информации, после чего сигнал должен вернуться в первоначальный эмоциональный центр («центр запроса»). В ситуации, связанной с вспышкой гнева, времени и возможности поэтапного перераспределения энергии нет. Эмоциональные центры начинают одновременно разрастаться (под действием фрустрационных факторов), им необходимо слиться в один очаг возбуждения, но при этом открытых ионных каналов для перераспределения энергии явно недостаточно. При превышении разрастания эмоциональных центров критической отметки, происходит взрыв энергии (воссоединение эмоциональных центров, при котором могут повреждаться какие-либо нейроны).

При наличии свободных каналов происходит поэтапное объединение образов (тождественной информации), и осуществляются необходимые для проведения импульса каскадные биохимические преобразования в клетках. Таким образом, происходит отреагирование эмоциональных центров (гештальтов), снимается напряжение с замкнутой сети нейронов. Распределение энергии в этом случае осуществляется за счет включения большого числа нейрохимических систем, в том числе и «систем наград». Поэтому на психологическом уровне человек может испытывать радость, удовлетворение и другие положительные эмоции.

При отсутствии необходимых каналов для прохождения сигнала и объединения (синтеза) психических образов происходит накопление энергии в эмоциональных центрах. Образуется лавина информационных сигналов, которые не успевают пройти через соответствующие данному медиатору рецепторы (если рассматривать приведенную аналогию – через ворота плотины). Происходит прорыв информационного сигнала с повреждением нейрона и возможной его гибелью.

На психическом уровне данный прорыв образов (прорыв плотины) выражается в аффективных неадекватных реакциях человека (ругани, драки и тому подобной агрессии).

Как уже было отмечено, не любая фрустрация вызывает агрессию. Фрустрация создает мотивацию для агрессивного проявления. Страх наказания или осуждения за агрессию, направленную непосредственно на источник фрустрации, может обусловить смещение агрессивного побуждения на какую-нибудь другую мишень или даже на самого фрустрированного (Dollard, 1939; Miller, 1941).

Известно, что на агрессию влияет не только фрустрация, но и так называемый аверсивный опыт: физическая боль, дискомфорт (жара, теснота), физические и вербальные нападения (оскорбления). Практически всякое возбуждение, даже вызванное физическими упражнениями или сексуальной стимуляцией, может быть направлено под воздействием фрустрационных и иных факторов в русло агрессии.

В случае вознаграждающей стимуляции агрессивное поведение у человека закрепляется. В данном случае оно способствует быстрому снятию эмоционального напряжения (правда не во всех случаях эффективного и небезопасного для здоровья). Возможно, при вознаграждающей агрессии образуется определенный тип нейрохимической системы, который может передаваться по наследству. В данной системе могут, например, преобладать норадренергическая или эндорфинная системы над другими системами. В итоге сильного повреждения нейронов при таком поведении может не наблюдаться.

В то же время следует отметить, что любое агрессивное поведение, связанное с проявлением вспышек гнева и злости, говорит о дисбалансе определенных нейрохимических систем (эндорфинной, норадренергической, дофаминергической и др.). Данный дисбаланс может объясняться наличием у человека той или иной «органики» и закрепившегося под действием социальных факторов типа реагирования. Такими факторами может быть, например, отсутствие необходимого воспитания, привития человеку социально-полезных навыков (к труду, толерантности), а также стремлений к самовоспитанию, заботе, порядочности, любви.

Существует много способов, позволяющих контролировать агрессию и не давать ей проявляться. Например, известный подход с позиций социального научения предполагает контролировать агрессию путем противодействия тем факторам, которые ее провоцируют, – иными словами, ослаблением аверсивной стимуляции, поощрением и формированием неагрессивного поведения и выявлением и закреплением реакций, несовместимых с агрессией[84]. Общим для них является то, что все эти способы связаны с приложением человеком определенного труда, выполнением им сложной работы над самим собой.

В результате данной работы, по нашему мнению, у человека образуются новые нейронные связи, улучшается проходимость информационного сигнала, повышается уровень энергии (3.1.5), развиваются способности безболезненно снимать фрустрационное напряжение.

Выводы

В данном параграфе даны определения таким понятиям как «органика», органическое поражение мозга, описано влияние генетических и иных факторов на развитие той или иной органики, рассмотрена связь психологических и физиологических процессов на примере агрессивного поведения. Сформулирована авторская информационная теория агрессии.

Мы не случайно в исследовании влюбленности и любви отвели место теории информационной агрессии. Далее при рассмотрении теорий влюбленности и любви мы увидим, что между всеми этими и другими психическими явлениями существует некая общая основа, которую мы обнаружили на физическом, биохимическом и физиологическом уровнях. В какой-то степени уже сами знания этой основы, а также их применения на практике способствуют формированию неагрессивного поведения, проявление доброты, терпимости, любви.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074