Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ЛЕСНАЯ СЕЛЕКЦИЯ

Рогозин М. В.,

7.5. Эпигенетическое влияние родительских популяций и рекомендации для плантационной селекции

Простота и ясность полученных выводов требует, однако, некоторых пояснений. Испытания потомства и их анализ были совсем не простыми.

Прежде всего, дочерние тест-культуры отличались условиями – на основном участке были суглинистые почвы, эдатоп С2, и посадка 2,5×1,0 м (редкие, плантационные культуры) и, казалось бы, совершенно иные условия на страховочном участке, где на супесчаных почвах в эдатопе В2 создавали обычные культуры на вырубке по раскорчеванным полосам шириной 2,0 м. Между полосами было в среднем 9 м, а в полосу растения высаживали тремя рядами по схеме 0,7×0,7 м (рис. 7.12, 7.13).

Различия в росте потомства на этих участках можно было бы объяснить отличиями в типах почвы, если не знать, что решающее влияние оказывает не столько различие в увлажнении, которое для типов С2 и В2 невелико, или в богатстве почвы (которое для С2 и В2 существенно), сколько различие главным образом в плотности дочернего ценоза. Влияние густоты древостоя на его развитие было доказано в главе о законах развития древостоев и, в особенности, при выяснении влияния густоты на численность правых и левых форм, имеющих противоположную адаптацию к густоте и к увлажнению.

Если не знать (или не учитывать) эти новые знания, то да, почвенным условиям будет отведено «главное», а густоте – как бы второе место, т.е. возможно допущение, что «густота, может быть, и влияет, но пока слабо, так как испытательные культуры еще молоды». Влияние почвы настолько широко известно, что ее приоритет даже не обсуждают, а между тем ее влияние надо еще доказать и выявить силу этого влияния конкретными данными. Поясним также, что густая схема посадки на страховочном участке была вынужденной и не была оптимальна для выявления продуктивных семей, но она позволила выяснить реакцию семей на сильную конкуренцию. Причем они испытывали конкуренцию и со стороны лиственных растений, которые местами превышали высоту ели на 1–5 м. Такого на основном участке тест-культур не наблюдалось, и это обстоятельство как раз и было использовано для выяснения эволюции потомства в дочерних ценозах в условиях разного конкурентного давления.

Итоги измерений в испытательных культурах на этих двух участках показаны в таблице (табл. 7.3).

7_12.tif

Рис. 7.12. Тест-культуры на основном участке (редкие культуры): суглинистые почвы, С2, посадка 2,5×1,0 м. Ильинское лесничество, кв. 41. Фото 2014 г.

7_13.tif

Рис. 7.13. Тест-культуры на страховочном участке (густые культуры): супесчаные почвы, В2, созданы на вырубке по раскорчеванным полосам шириной 2,0 м тремя рядами при схеме посадки 0,7×0,7 м. Юго-Камское лесничество, кв. 5. Фото 2010 г.

Таблица 7.3

Рост потомства ели финской в испытательных культурах разной густоты

Происхождения (поселение, где размещалось лесничество)

Число деревьев, шт.

Материнские деревья, средние значения

ИК «редкие», Ильинское л-во, кв. 41

ИК «густые», Юго-Камское л-во, кв. 5

Различие в росте потомств

воз

высота

диа

число растений, шт.

средняя высота, %

число растений, шт.

средняя высота, %

±, %

t-критерий Стьюдента

м

%

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Плюсовые деревья, природные популяции

Очер

13

130

30,3

116,2

45,3

459

 

136

97,6 ± 0,76

–10,4

5,7**

Нытва

29

95

29,1

120,3

40,8

834

 

217

 

+7,8

5,0**

Гайва*

74

124

30,6

124,2

43,8

1898

95,4 ± 0,65

737

 

+10,6

12,9**

Ильинск

32

104

28,2

126,6

38,5

1010

 

366

 

+5,2

3,9**

Пермь

108

118

30,1

125,6

43,2

2918

 

1055

 

–0,2

0,3

Кунгур

27

102

31,7

122,3

47,3

785

 

195

 

–1,1

0,8

Чусовой

18

133

30

129,3

43,9

515

 

109

97,9 ± 1,12

–2,3

1,3

Всего; в среднем

301

115

30

123,5

43,3

8419

102,4 ± 0,35

2815

104,4 ± 0,25

+1,9

4,4**

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Плюсовые деревья, лесные культуры

Сепыч-I

85

77

28

126,1

35,2

2628

 

1026

 

+3,2

4,4**

Сепыч-II

9

74

28,8

116,1

36,2

239

 

79

99,8 ± 1,45

–10,6

4,5**

Очер

16

88

31,4

122

36,2

411

 

173

 

–4,5

2,2**

Верещагино

19

87

29,4

122,4

35,1

474

97,3 ± 1,34

259

 

+21,6

14,3**

Нижняя Курья*

23

51

22,5

120,3

25,3

595

 

195

 

+8,1

4,6**

Всего; в среднем

152

75,4

28

121,4

33,6

4347

105,1 ± 0,47

1732

110,9 ± 0,31

+5,7

10,1**

Нормальные и минусовые деревья из лесных культур

Сепыч-I

19

77

24,3

109,6

22,4

495

 

230

 

+7,0

4,0**

Сепыч-II

15

74

24,5

98,8

25,7

310

 

152

92,6 ± 0,79

–12,9

7,0**

Очер

13

88

28,2

109,9

25,5

319

 

136

 

–1,3

0,7

Верещагино

11

87

22,8

95,2

20,5

278

97,7 ± 2,17

73

 

+6,4

2,3**

Нижняя Курья*

14

51

20,8

111,4

22

409

95,6 ± 1,44

147

 

+13,1

7,2**

Всего; в среднем

72

75,4

24,2

104,98

23,2

1811

100,8 ± 0,74

738

103,5 ± 0,47

+2,60

3,0**

Контроль: случайные семена от 30 деревьев из всех 12 популяций

776

100,0 ± 1,06

246

100,0 ± 0,43

0

0

Примечание. * – микрорайон Перми ** – различие достоверно.

Данные табл. 7.3 свидетельствует о разной реакции потомств на изменение условий выращивания, о которых мы уже говорили выше для части потомств, а именно, для 5 происхождений из культур.

В отношении потомства природных популяций отметим, что в обоих тест-культурах устойчивым, но заурядным и близким к контролю ростом отличались три популяции (Пермь, Кунгур, Чусовой). Хорошо растет в редких ИК происхождение Очер (108 %), но в густых ИК оно снижает высоту до 97,6 %. С другой стороны, есть происхождение Гайва, которое плохо растет в редких (85,4 %), но хорошо – в густых ИК (106 %). Устойчиво и быстро растет происхождение Нытва с высотами 105,9–113,7 %, но оно только одно, тогда как в культурах таких происхождений два – Сепыч-1 и Очер, с высотами в ИК, соответственно, 107,8–111 % и 110,7–106,2 %.

В целом потомство природных популяций в густых культурах увеличило высоты в среднем на 2,0 %, а потомство культур – на 5,8 %. Это еще раз показывает, что потомство родителей, сформировашиеся в конкурентной среде в культурах, лучше переносит более плотное выращивание в густых ИК и повышает в них высоту больше, чем потомство естественных популяций.

Выводы и рекомендации

В отличие от распространенного убеждения о пользе конкуренции для ели финской получены противоречивые результаты: из густых родительских насаждений их потомки в дочерних культурах плантационного типа в 21-летнем возрасте растут достоверно медленнее (на 8,3–13,6 %). Из этого вывода, а также выводов предыдущих разделов, вытекают следующие рекомендации.

1. Для отбора родителей, потомство которых будет выращиваться в плантационных культурах, подходят древостои, редкие или специально разреженные в раннем возрасте и далее максимально сомкнутые в 50–70 лет.

2. В критерии отбора матерей во всех типах насаждений следует включить параметры сбега ствола в пределах 1,2–1,3 см/м. В культурах они могут быть в более узких пределах (1,1–1,3 см/м), а в природных популяциях – в более широких (1,2–1,5 см/м). Этот параметр связан с тем, что такой сбег формируется при некотором оптимальном конкурентном давлении на дерево, при котором в плюсовые деревья выходят нужные нам матери, передающие потомству способность к быстрому росту при выращивании в редких культурах, с посадкой 2,5×1,0 м. При другом сбеге ствола у матерей в их потомстве в дочерних культурах плантационного типа доля быстрорастущих семей резко уменьшается (в 1,5–2,4 раза).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074