Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ДОБЫЧА, ПЕРЕРАБОТКА и ИССЛЕДОВАНИЕ ГРОЗНЕНСКОЙ НЕФТИ в течение XIX – начало ХХ веков

Ахмадова Х. Х., Мусаева М. А., Сыркин А. М., Махмудова Л. Ш., Такаева М. А.,

3.2. Строительство, совершенствование и реконструкции завода И.М. Мирзоева

Однако, по мере увеличения добычи грозненской нефти вплоть до начала фонтанной добычи грозненской нефти в 1890-х годах и по мере развития технологии переработки нефти, завод Мирзоева постоянно расширялся и совершенствовался.

Вначале Мирзоевым был установлен 1 куб вместимостью 120 ведер (90 пудов), на котором отгонялось 3017 пудов керосина в год [9].

В источнике [45] указывается, что в 1866 г. в результате переработки нефти на заводе Мирзоева было получено 380 пудов бензина и лишь 2300 пудов керосина.

Завод Мирзоева быстро разрастался за счет устройства все новых нефтеперегонных кубов. В 1870 г. Мирзоевым был построен еще один нефтеперегонный куб около колодцев, вероятно дополнительно к перегонному кубу, построенному 1866 г. [9].

В 1870 г. здесь было выработано 3017 пудов керосина, а в 1877 г. (период второй аренды Мирзоева) – уже 20877 пудов.

В 1877 г. Мирзоев устанавливает еще один куб вместимостью в 265 ведер (около 200 пудов), а всего в этом же году производится 20877 пудов керосина [9].

Автор [11] дает описание этого куба завода Мирзоева со значительно меньшей производительностью по керосину. По этому поводу он пишет, что этот завод состоял из одного куба емкостью в 265 ведер, а производительность его была ничтожная, а именно 2–3 тыс. пудов фотогена в год. Развитие нефтяной промышленности в этот период сильно тормозилось теми правовыми условиями, существовавшими в то время, и, так называемой системой откупов, существовавшей с 1820 по 1872 год, с перерывами (в разных районах различными) когда нефтяное хозяйство велось «казенным порядком» [15]. По словам Д.И. Менделеева, система откупа парализовала правильный ход нефтяной разработки и все нефтяное дело в России. В 1860-е годы американская нефтяная промышленность быстро развивалась, получая громадные прибыли, а российская нефтепромышленность напротив «прозябала» [15].

Анализ нефтеперегонного дела, осуществленный в 1889 г. министерством Государственных имуществ по горной части на Кавказе, показал, что из имевшихся в это время на Кавказе 144 нефтеперегонных завода, в Грозненской области находился один завод Мирзоева [22].

Этот завод за время своей работы с 1866 по 1895 гг. по мере совершенствования технологии переработки нефти подвергался многочисленным реконструкциям, модернизациям и расширениям. Основными и единственными техническим средствами переработки нефти на заводе были перегонные кубы и кубовые батареи периодического действия, а единственным товарным продуктом, вырабатываемым заводом был керосин [8, 35].

В 1885 г. заводы Мирзоева перешли в аренду к С.В. Нитабуху [19]. Фирма «Нитабух, Филькинштейн и К», в арендное пользование которой перешли нефтяные источники, а также завод Мирзоева, вырабатывала на последнем 2000 пудов бензина и 25 000 пудов керосина [9, 10]. Речь уже идет ни об одном заводе Мирзоева, а о заводах.

В. Дроздовский в своем описании грозненских заводов конца XIX – начала ХХ в. по этому поводу говорил, что в девяностых годах XIX в. «…кроме большого» завода, основанного Мирзоевым в начале его аренды, «имелся еще второй завод, «малый» из 4 маленьких вертикальных кубов по 371/2 пуд. (614 кг) нефти наливом, существовавший с древнейших времен» [70].

Вероятно, это упоминание относилось к заводу, установленному Д. Меликовым. По сведениям, сообщенным Д.И. Исаковичем, большой завод был основан Мирзоевым в начале его аренды [15].

В период аренды Нитабуха на заводе уже было 7 кубов в 1038 пудов и производство керосина составило в 1890 году 67 тыс. пудов [9].

Кубы были вертикальными цилиндрическими аппаратами, вмазанными попарно в кирпичную кладку. Передовым в технологии перегонки грозненской нефти во время аренды Нитабуха было появление мешалок для очистки керосина кислотой (двух по 180 пудов каждая) и щелочью (одной в 90 пудов), «бондарной мастерской, в которой изготавливалось до 18 посудин в день», бассейнов, прудов, железного резервуара (все это вмещало 182 тысячи пудов нефти), кузницы, «лаборатории» и т.д.

В 1890 г. завод по описанию геолога А.М. Коншина представлял собой «…заводские строения с высокими дымящимися трубами, железными цистернами, домами, саклями на верху балки» [50].

Жилые помещения, мастерские и очистительные отделения перегонного завода были расположены на левой стороне балки, а на правом склоне были построены два небольших открытых с боков заводских здания с перегонными кубами и холодильниками [50].

Перегонные кубы обслуживали 18 рабочих, количество бондарей, слесарей, кузнецов и плотников составляло до 30 человек. Всего рабочих на заводе было 73 человека. Труд этих рабочих был тяжелым, ручным, низкооплачиваемым, при продолжительном рабочем дне.

«Надо заметить при этом, что заводское население, по преимуществу состоит из туземцев. Чеченцы, служащие на промыслах, не знают ни одного праздника в году, и работа идет непрерывно» [22].

Описание технологического процесса, сделанное Нитабухом [9], свидетельствует о том, что на небольшом грозненском предприятии применялась несложная аппаратура, технология производства была примитивной, все операции выполнялись вручную. Труд рабочих был основан на разделении труда, был утомительным, однообразным, требовавшим большой физической выносливости.

Особенно трудной была повторявшаяся ежедневно операция переноса ведер от кубов в так называемую «лабораторию», где производилась очистка керосина. За один день нужно было перенести свыше 500 ведер керосина и бензина [71]. Рабочие не обеспечивались самым необходимым и даже питьевой водой [11].

В 1891 г. И.А. Ахвердов стал фактическим хозяином грозненских нефтяных промыслов, состоявших из трех колодцев, дававших до 24,5 тонн нефти в сутки [45]. Иосиф Аветович Ахвердов «приложил много энергии и труда, а также денег в дело улучшения и развития промыслов» [14]. В первую очередь Ахвердов усовершенствовал старый мирзоевский завод и довел производство керосина до 500 тыс. ведер в год [45]. В 1891 г. на ахвердовских промыслах было добыто до полумиллиона пудов нефти (451050 пудов) [45].

В описание завода Нитабуха в начале аренды Ахвердова говорится уже о горизонтальных перегонных кубах, с внутренними топками, о перекачке дистиллята паровым насосом и применение воздушных мешалок, используемых для очистки бензина и керосина. Периодическая перегонка грозненской нефти на описываемом заводе велась без помощи пара, без дефлегмации, без достаточного охлаждения погонов (особенно бензиновых) [15].

Грозненская нефть в количестве 21,1 т перерабатывалась на этих заводиках в течение 30 часов. Выход продуктов составлял: керосин 4,6 т (21,7 %), бензин 1,5 т (7 %), мазут 12,3 т (58,1 %), потери 13,2 %. Общий выход продуктов 86,8 %.

Более позднее и подробное описание завода Мирзоева, сделанное Е.М. Юшкиным, относится к периоду 1893 г., т.е. к периоду аренды Ахвердова И.А. и дает описание еще более совершенной технологии перегонки и подготовки грозненской нефти к переработке, чем применяемая в начале аренды в 1892 г. [13, 14]: «В 50 саженях от колодцев помещались два небольших здания с перегонными кубами и холодильниками, для действия которых нефть и воду доставляли колодцы.

Нефть из колодцев по трубам шла в закрытый каменный бассейн, на 3000 пудов вместимости, для отстойки; ручным насосом нефть перекачивалась в деревянный закрытый чан на 900 пудов, для окончательной отстойки, и далее самотеком на завод, имеющий в двух зданиях 7 кубов, общей емкостью 1880 ведер, с общим заливом за раз 1385 ведер» (рис. 3.1) [13].

Здесь приводится первое описание технологии обезвоживания грозненской нефти за счет отстоя нефти в бассейнах и деревянных закрытых чанах [50, 72].

Кубы заполнялись нефтью на 3/4 их вместимости. «Кубы – железные, стоячие, круглые, с плоским дном, вмазаны в кирпичную кладку так, что пламя сначала обхватывало дно куба, затем по боковым ходам, его стенки. Перегонка ведется без посредства водяного пара».

Перегонка осуществлялась в вертикальных котлах на голом огне; холодильники представляли собой деревянные чаны «диаметром в 1 сажень и высотой около 1 сажени» с железными змеевиками.

Продукты перегонки шли в железные приёмники на 375 пудов, и далее по трубопроводу перекачивались ручным насосом в очистительное отделение. Очистка велась в двух кислотных и двух щелочных ёмкостях по 80 пудов каждая.

В отличие от технологии очистки керосина, применяемой в 1892 г., здесь уже речь идет об более усовершенствованной технологии очистки керосина за счет увеличения числа щелочных емкостей до двух. Очищенный керосин направлялся в 9 железных чанов вместимостью по 16,5 пудов каждый, где происходило осаждение щелочных солей.

Далее очищенный керосин направлялся на передаточную станцию, помещавшуюся в соседнем здании, и затем перекачивался в крытый железный резервуар емкостью 17 000 пудов для хранения и сбыта.

Остатки от перегонки спускались в 4 открытые земляные бассейны, расположенные по дну балки, общей вместимостью на 140 тыс. пудов. Перегонка шла раз в сутки. При заводе были жилые здания, склады, бондарная мастерская [14].

3_1.tif

Рис. 3.1. Схема керосиноделателъного завода И.М. Мирзоева в Грозненской балке после реконструкции (вероятно в период аренды завода Ахвердовым):
1 – колодцы; 2 – бассейн каменный закрытый; 3 – насос ручной;
4 – чан деревянный закрытый; 5 – кубы перегонные вертикальные;
6 – холодильники (деревянные чаны); 7 – приемники железные;
8 – насос ручной; 9 – емкости кислотные; 10 – емкости щелочные;
11 – чаны керосиновые железные

Кислотные и щелочные отбросы не утилизировались, а выливались в ямы.

«Полученные от перегонки продукты классифицировались на эфир, бензин, керосин и мазут. Самое малое количество бензина очищалось для сбыта в аптекарские магазины, а остальное и эфир выливалось в канаву, – летом целиком, а зимой часть его шла на рассиропливание мазута, собираемого в 50 000-пудовом земляном, обложенном досками, амбаре» [19].

«Насколько бензин считался неценным можно судить из такого случая: когда потребовалась посуда для мазута, то более 40 бочек очищенного бензина были вылиты в канаву» [15, 73].

Оставшиеся в кубах после отгонки продуктов густые остатки (мазут), после того как кубы достаточно остывали, сливались в мазутный резервуар. Завод И.М. Мирзоева перерабатывал ежемесячно 30–36 тыс. пудов нефти (16–20 т/сут). Из этого количества нефти получали продукты, показанные в табл. 3.1 [22].

Таблица 3.1

Продукты керосинового завода Мирзоева в Грозненской балке [22]

Продукт

Ведер

Пудов

Процент

Плотность, г/см3

Бензин

222

117

12,24

Легкий-0,703, тяжелый – 0,730

Керосин

378

233

24,37

0,831, температура вспышки = 30 °С, желтоватый

Соляровое масло

31

21

2,19

Мазут

500

52,30

0,960

Потери

85

8,90

 

Рынком сбыта для грозненских нефтепродуктов служили окрестные города: Грозный, Владикавказ, Пятигорск, Моздок, Кизляр, Георгиевск, а также казачьи станицы, чеченские и ингушские села, в которых во второй половине XIX в. стали появляться керосиновые лампы.

Основными покупателями грозненского керосина были зажиточные слои городского и сельского населения.

Перевозили керосин и нефть гужевым способом в чинаровых бочках на арбах. Бочки для перевозки нефтепродуктов и нефти делались из местной породы бука-чинары, и это обеспечивало постоянный доход сбытом этих бревен для чеченцев, привозивших их из лесов Чечено-Ингушетии [9].

Нефтепродукты перевозились в деревянных буковых бочках: 50-пудовых для мазута и 25-пудовых для керосина и бензина. Единовременная отправка партии готового продукта иногда достигала солидной цифры 200–300 подвод одновременно. Перевозкой занимались чеченцы из ближайших селений, осетины из села Ольгинской и казаки соседней станицы Ермоловской.

Стоимость доставки одного пуда нефтепродукта в зависимости от места назначения была различной: до города Грозного – 2–3 копейки, до Владикавказа – 12–15 копеек, до Моздока – 13–15 копеек, до Георгиевска – 15–20 копеек [9].

В августе 1893 г. мирзоевский завод, вероятно, был расширен постройкой нового отделения, в источнике [14] приводится следующее его описание. Завод состоял из двух отделений: старого и нового.

Последний был расположен на другой стороне балки. В действии на нем было несколько кубов: 3 горизонтальных на 808 пудов, 2 вертикальных на 239 и 163 пудов и имелся новый куб для паровой перегонки.

Для очистки использовались две воздушные мешалки на 600 пудов. Завод мог перерабатывать 36 000 пудов в месяц, потреблял же 26–30 тыс. пудов.

Несмотря, однако, на определенный прогресс по добыче и переработке нефти, технология производства нефтепродуктов в Грозненском районе все еще оставалась относительно примитивной.

Широкое промышленное развитие здесь тормозилось рядом причин и, прежде всего, отсутствием железных дорог и водных путей, а, следовательно, оторванностью от рынков сбыта.

Вывоз нефти и производимого здесь керосина «гужом» по неблагоустроенным дорогам сопровождался большими трудностями и невосполнимыми затратами.

Тем не менее, первый грозненский (мирзоевский) нефтеперерабатывающий завод сыграл важную роль в становлении и развитии переработки грозненской нефти и явился предвестником становления крупной грозненской нефтеперерабатывающей промышленности.

Некоторые исследователи даже считают, что начало грозненской нефтеперерабатывающей промышленности относится не к 10 ноября 1895 г., а ко времени появления в Грозненском промысловом районе, в 1870 г., первого нефтеперерабатывающего предприятия, построенного тифлисским купцом и откупщиком бакинских и грозненских нефтяных источников И.М. Мирзоевым [54].


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252