Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ДОБЫЧА, ПЕРЕРАБОТКА и ИССЛЕДОВАНИЕ ГРОЗНЕНСКОЙ НЕФТИ в течение XIX – начало ХХ веков

Ахмадова Х. Х., Мусаева М. А., Сыркин А. М., Махмудова Л. Ш., Такаева М. А.,

4.2. Роль русского и иностранного капиталов в развитие грозненской нефтепромышленности в 1890–1900 гг.

Таким образом, в 90-е годы XIX в. были для Грозного временем становления крупной промышленной добычи и переработки грозненской нефти.

К началу ХХ в. Грозный становится одним из важнейших торгово-промышленных центров Кавказа, снабжавших нефтью и нефтепродуктами как российский рынок, так и ряд западноевропейских стран [45].

Решающее значение для подъема грозненской нефтяной промышленности в конце XIX в. имел промышленный и общеэкономический подъем 90-х годов и связанное с ним большое железнодорожное строительство.

Особо важную роль сыграла прокладка в 1893 г. железнодорожной линии Беслан-Петровск (ныне Махачкала) Владикавказской железной дороги, прошедшей через Грозный и соединившей его, с одной стороны, с основными районами страны (Северным Кавказом, Украиной и центром России через Ростов-на-Дону), а с другой – давшей выход к Каспийскому морю и, следовательно, к волжскому речному пути. Вместе с тем дорога, как раз в эти годы переходившая на жидкое топливо, должна была стать серьезным потребителем продуктов поднимающейся грозненской промышленности [85].

Значение железной дороги для развития экономики Кавказского региона было трудно переоценить, она стала мощнейшим стимулом развития промышленности региона. Владикавказская железная дорога в конце XIX в. была одним из крупнейших коммерческих и производственных предприятий.

Владикавказская железная дорога – яркий пример переплетения новейших форм вполне развитого капитализма с феодально-крепостнической и военно-бюрократической верхушкой царской России.

Владикавказская железная дорога, начиная с 90-х годов XIX в., выступила в качестве одного из самых богатых грозненских нефтяных предприятий. Ее основной капитал перед национализацией составлял 32 млн рублей, из которых в грозненскую нефтяную промышленность было вложено приблизительно 5 млн рублей.

Владикавказской железная дорога была одной из богатейших и доходнейших дорог в России, что объяснялось не в малой мере тем, что ее главными акционерами были великие князья и близкие придворным кругам люди вроде князя Л.Н. Оболенского [9, 10]. К числу ее важнейших акционеров относились крупнейшие капиталисты, нажившие в конце XIX в. миллионное состояние, такие как председатель правления Кербедз, председатель правления крупнейших банков и промышленных синдикатов А.И. Путилов, А.И Вышеградский – чиновник министерства финансов, один из воротил финансового капитала в России. Все это давало дороге ряд преимуществ и привилегий, которых не было у других дорог. Такой привилегией было и разрешение, данное Николаем II 16 января 1895 г. о строительстве нефтеперегонного завода для обеспечения этой дороги топливом. Хотя по уставу железные дороги не имели права заниматься торговлей. Владикавказская железная дорога на протяжении многих лет вела широкую торговлю нефтепродуктами своего завода, провозя их по льготным служебным тарифам и продавая их из собственных складов на станциях. Владельцы дороги наживали на этом миллионные прибыли. Дивиденды акционеров Владикавказской железной дороги доходили до 50 %. А ее акции с номинальной стоимостью в 500 рублей котировались на бирже по цене от 2500 до 4000 рублей.

Так, у нефтепромышленников появился серьезный конкурент. К сожалению, весь вывоз продукции из Грозного определялся железной дорогой, и она держала грозненские нефтяные фирмы в зависимости от себя. Позже нефтепромышленники повели борьбу с железной дорогой, по этому вопросу были организованы даже дебаты в Государственной Думе.

Но, при всем этом, Владикавказская железная дорога, будучи в конце XIX в. одним из крупнейших коммерческих и производственных предприятий сыграла огромную роль в развитие грозненской нефтяной отрасли.

К началу XX в. при дороге уже имелось 18 мастерских (крупнейшие – депо и мастерские Ростова и Батайска, Тихорецкие, Новороссийские, Кавказские, Грозненские, Минералводческие). До 1903 г. компанией Владикавказская Железная дорога были построены самый мощный и усовершенствованный нефтеперегонный завод, значительное количество нефтехранилищ рядом с заводом и на нефтепромыслах, насосные станции, нефтепроводы и т. д. Тогда ей еще не принадлежали нефтепромысла, она их приобрела позже в 1912 г.

В 1904 г. в Обществе Владикавказской железной дороги насчитывалось свыше 28 тыс. рабочих и служащих. Общество занималось добычей нефти и ее переработкой в Грозном, ему принадлежала важнейшая инфраструктура Новороссийского порта (пристани, амбары и склады, элеватор, судоремонтные заводы, нефтехранилища и др.).

Дороге принадлежали 30 нефтехранилищ, нефтепроводы в Грозном и Новороссийске, 5 грузовых пристаней на Чёрном море (из них 2 элеваторные), нефтеналивной флот, пароход-ледокол, нефтеперегонный завод в Грозном.

Все это, вместе взятое, создавало решающие условия для интенсивного капиталистического развития в 90-е годы Грозненского нефтепромыслового района.

Спрос на нефтепродукты в этих условиях опережал предложение, и нефтяное дело становилось одним из самых прибыльных, выгодных для приложения капиталов, в частности – иностранных, устремившихся в эти годы мощным потоком в Баку и в меньшей степени – в Грозненский район.

Ахвердовские фонтаны вызвали сенсацию, вокруг грозненских промыслов развертывается настоящий ажиотаж. Со всех сторон слетаются любители наживы, происходит оживленная скупка частновладельческих участков на Терском хребте, закладка многочисленных буровых скважин. После открытия большой нефти в Грозном в 1893–1895 гг. к грозненской нефти было привлечено всеобщее внимание мировых нефтяных держав [85].

Невиданные до этого времени мощнейшие нефтяные фонтаны, грозненская нефть высокого качества – привлекли в Грозный бельгийские, немецкие, французские, английские и другие капиталы [86].

Инвестиции, российские и иностранные, широкой волной хлынули в Грозненский нефтяной район [9, 86]. Стоимость нефтяных участков возросла до невиданных размеров.

Русские капиталисты первыми вложили свои сотни тысяч, даже миллионы в грозненское дело, сюда направлялись очень большие капиталы из Москвы, Киева, Бельгии, Англии т.д. [9]. На первых порах становления крупной нефтяной промышленности в Грозном в 1895–1896-е годы отечественные капиталисты сыграли значительную роль, положив начало ее возникновению.

Наиболее активный приток иностранного капитала в грозненскую промышленность пришелся на конец 90-х годов XIX века – начало ХХ в., хотя попытки проникнуть в Грозненский район иностранным капиталом предпринимались в начале 90-х годов XIX века.

Л.Н. Колосов был одним из известных исследователей деятельности отечественных и иностранных фирм в грозненской нефтяной промышленности. Труды Л.Н. Колосова отражают техническую и финансовую политику бакинских нефтяных фирм и других российских промышленных групп в Грозном.

Докторская диссертация Л.Н. Колосова «Монополии и иностранный капитал в нефтяной промышленности Грозненского района (1890 – февраль 1917 г.)» (1975 г.) посвящена исследованию процессов развития капиталистической нефтяной промышленности в Грозном, возникновению и деятельности в этом регионе монополистических объединений, уточнению соотношения в нефтяной промышленности Грозного отечественных и иностранных капиталов.

1890-е годы в Грозном были годами нефтяной лихорадки. Земли вокруг нефтеносных колодцев в грозненском районе после открытия первого нефтяного фонтана в 1893 г. были объявлены заведомо нефтеносными. Их разделили на участки по 10 десятин, которые сдавали с публичных торгов.

Первые торги были назначены на 28 июля 1895 г., а за день перед этим, как было сказано выше, из скважины № 7 на Ермоловском участке Ахвердова ударил мощный нефтяной фонтан. Его мощность была значительно больше самых знаменитых бакинских фонтанов.

Этот фонтан еще сильнее разжег страсти, кипевшие вокруг грозненской нефти. Этот фонтан положил начало становлению крупной грозненской нефтепромышленности и появлению в Грозном иностранного капитала.

Первые торги на нефтяные участки состоялись в ноябре 1895 г. Провинциальный Владикавказ давно уже не видел такого стечения биржевых тузов, генералов, петербуржцев, москвичей, иностранцев. В это захолустье прибыл даже Эммануил Нобель.

Весной 1897 г. состоялись вторые торги, осенью 1897 г. – третьи, а в апреле 1899 г. – четвертые и в мае 1900 г. – пятые [87].

На торгах капиталистами велась ожесточенная борьба за нефтяные участки, цены на которые постоянно взвинчивались.

В Грозненском районе в течение 8 лет сложилось 5 крупных фирм, просуществовавших с некоторыми изменениями до Октябрьской революции. К концу 90-х годов из добытой в Грозном нефти 98 % приходилось на эти фирмы.

Одновременно возникали и другие фирмы, положившие начало солидным предприятиям, существовавшим позже.

Первым российским предприятием с иностранным участием в Грозном было товарищество «Ахвердов и К», которое привлекло бельгийские капиталы, и со временем превратилось в крупнейшее бельгийское предприятие.

Кроме товарищества «Ахвердов и К» в Грозненском районе появилось много новых фирм.

Осенью 1893 г. подполковник в отставке А.Р. Русановский создал товарищество, участки которого перешли впоследствии к Англо-Русско-Максимовскому обществу.

К 1894 г. в аренде Терского Областного Правления находилось 5 участков, положивших основу восточному району будущих грозненских нефтяных промыслов: это участки Загряжского, Дарагина, Русановского, Киреева (товарищество «Ахвердова и К»), которому принадлежали участок Ермоловский и № 977 Войсковой [14].

В 90-х годах к грозненской нефтяной промышленности имели отношение крупнейшие ростовские капиталисты Максимовы, председатель Волжско-Камского банка Нагаткин, в банке которого участвовали преимущественно русские капиталисты, Кербедз – известный железнодорожный король России, Бари – американец по национальности, но капиталы которого были нажиты в России [92], сахарозаводчик Бродский, известные капиталисты Ратьков-Рожнов, Путилов, Лианозов и многие другие [9].

В феврале 1895 г. председатель Нижегородского Самарского земельного банка И.П. Дарагин совместно с другими капиталистами основал товарищество, преобразованное потом в Московское нефтепромышленное общество. Его акции в 1899 г. были скуплены Ротшильдом.

10 апреля 1895 г. товарищество «Ахвердов и К» заключило договор с английской фирмой Стюарт Лимитед, которая построила нефтеперегонный завод. Это была первая крупная попытка английского капитала проникнуть в Грозненский район.

В 1896 г. товарищество «Ахвердов и К» учредили новое акционерное общество с основным капиталом в 1 миллион рублей. Обществом заинтересовались на этот раз бельгийские капиталисты, которые через подставных лиц скупили большую часть акций, что дало им возможность проникнуть в правление фирмы Ахвердова.

С октября 1896 г. директором и распорядителем общества сделался крупный бельгийский предприниматель Иосиф Ватеркейн. В 1899 г. была проведена реорганизация фирмы и окончательное ее превращение в бельгийскую [88]. Это было типичное иностранное общество, хотя русские справочники относили эту фирму к русским.

В правление фирмы «Ахвердов и К» в 1901 г. были русские подданные Ахвердов, Ильин, Данчич и иностранцы Вантеркейн, Вандевилле. После перехода общества «И.А. Ахвердов и К°» в бельгийские руки новыми его владельцами в конце 90-х годов были употреблены значительные средства в целях расширения, реорганизации и переоборудования всего его промыслового хозяйства. В частности, были построены нефтепровод от промыслов к железнодорожной станции в Грозном, до 40 резервуаров для хранения нефтепродуктов, расширен и перестроен нефтеперегонный завод, число эксплуатационных скважин доведено до 40 в 1900 г.

Значительно увеличился земельный фопд общества – с 73 дес. в 1896 г. до 645 дес. в 1900 г.

К началу XX в. общество «И.А. Ахвердов и К°» занимало доминирующее, монопольное положение в Грозненском районе; его удельный вес в общей добыче нефти по Грозненскому району составил: 1896 г. – 61,2 %, 1897 г. – 71,3 %, 1898 г. – 70 %, 1899 г. – 80 %, 1900 г. – 50 % [85].

В 1895 г. в Грозный проникает французский капитал. Это было связано с появлением фирм во главе с Ротшильдом, которым еще в 1883–1885 гг. были захвачены крупнейшие бакинские предприятия и на их базе созданы «Каспийско-Черноморское общество» и торгово-транспортная контора «Мазут». Обе эти фирмы начали работу в Грозном в 1895 г. [89].

Французская компания Русский стандарт с 1897 г. начала работать в Грозненском районе.

Французские капиталисты вначале развернули активную деятельность. Из 2786 рабочих, занятых на нефтяных промыслах, у французов работало 638 человек (23 %). Позже, когда значительная часть грозненской нефтепромышленности попала в руки «Шелла», французское влияние ослабло.

В 1898–1899 гг. началась настоящая атака английского капитала на Грозный. В 1903 г. здесь уже было несколько фирм: «Северо-Кавказское общество», «Англо-Русско-Максимовское общество» (АРМО), «Шпис», «Англо-Терское» и т.д.

Фирма «Шпис» была одной из самых крупных в Грозном. Вместе с тем она не была чисто английской. В этой фирме участвовали французские, немецкие и русские капиталисты.

Вторым крупным обществом было «Северо-Кавказское». В составе его правления в 1902 г. был Альберт Стюарт, что говорит о связях этой фирмы с упоминавшейся выше «Стюарт Лимитед».

«Англо-Терское общество» действовало в Грозном через свое подставное лицо – Джемса Мак Гарея, арендовавшего на свое имя участки.

Английские капиталисты почти не развивали нефтеперерабатывающей промышленности, они же отказались строить нефтепровод в сторону Каспийского моря. Английский капитал относился к наиболее хищническим и грабительским. Целью английских капиталистов было захватить как можно больше земель, вывезти из России как можно больше топлива, сделав это с минимальными затратами. Они совершенно не заботились о рациональном развитии промышленности. Деятельность английских капиталистов в Грозном была связана с деятельностью финансово-монополистических объединений Шелл и Ойль.

Проникновение немецкого капитала в Грозненский район было связано с началом работ московского торгового дома Шпис-Стукен во главе с немецким подданным Г.Р. Шписом в конце 1896 г.

«С конца 1896 года в долине реки Нефтянки на частновладельческой земле Уваровых (50 десятин) началось оборудование промысла новой фирмой «Торговый дом Шпис, Стукен и Ко», впоследствии Р.В. Герман. Бурение скв. 1, начатое 21 мая 1897 г., было обставлено капитально. Руководил бурением американский буровой мастер А.И. Кольбертсон, пробуривший первую на грозненских промыслах скважину канатным способом и на большую глубину; в скором после этого времени канатный способ почти совершенно вытеснил штанговый способ, позаимствованный на первых порах у бакинцев» [14, 85, 90].

В Грозном Шпис занялся здесь тем, что активно арендовал и скупал нефтяные участки, закладывал буровые скважины, а затем передавал эти промыслы за солидный куртаж специально учрежденным для их эксплуатации иностранным, английским по преимуществу, фирмам. Это говорило об активности немецкого капитала в России [91].

Представляли интерес связи этой фирмы со многими другими: Стукен, Гартман, Уральско-Волжским металлургическим обществом, Вогау, Лаферм и т.д.

Так возникли в 1900 г. последовательно Англо-Терское нефтяное общество (The Angle-Terek petroleum company limited), общество «Шпис» и «Казбекский синдикат» (The Kasbek Syndicate limited) [85].

25 октября 1900 года в Грозном образовалась немецкая компания Казбекский Синдикат. Официально она именовалась английской, хотя являлась немецкой. Германская принадлежность капиталов этой фирмы выступала более явственно, чем фирмы Шпис. Ежегодные собрания акционеров происходили в Берлине. Управляющим фирмы был щвейцарский гражданин Э.В. Тальман, имевший доверенность от директора правления Казбекский синдикат Г.Р. Шписа.

Американские капиталисты заинтересовались грозненской нефтью на другой же день после появления первого фонтана в Грозном в 1893 г. Газета «Новое время» сообщала, что Грозным заинтересовалась американская компания «Стандарт Ойль», заключившая долгосрочный контракт с Алхан-Юртовским станичным обществом, на аренду 100 десятин. Позже американские капиталисты непосредственно участвовали в делах некоторых фирм. В 1897 г. американец А.В. Бари входит в правление «Московского общества», в 1901 г. покупает участок на свое имя в Западном районе Старых промыслов американец Джемс Мак Гарвей, в 1909 г. через фирму Шпис имел отношение к грозненской промышленности Гувер, ставший позже американским президентом.

Однако американскому капиталу более активной деятельности развить не удалось. Объяснялось это большей силой и влиянием английского, французского и немецкого капиталов, тесно связанных с самодержавием.

Иностранные капиталисты особенно охотно переносили свои капиталы в Россию ввиду относительной слабости русской буржуазии, не имевшей крупных капиталов, без которых нефтяная промышленность не могла развиваться.

Иностранных капиталистов привлекала высокая прибыльность нефтяной промышленности, связанная с обилием нефти и дешевой рабочей силой, имело большое значение возрастающее стратегическое значение нефти.

Иностранная буржуазия использовала все средства и методы, чтобы проникнуть в Россию и обогатиться за ее счет.

Например, английский предприниматель Ландау, добиваясь от министра финансов Витте разрешения на открытие Англо-Русского-Максимовского общества заручился прошениями со стороны правления Первого Грозненского товарищества и лично М.В. Максимова, поддержкой губернского и горного управлений, рекомендацией крупнейшего русского капиталиста С.Г. Кербедза – управляющего Владикавказской железной дороги, поддержкой Волжско-Камского банка и т.д. Иностранные капиталисты участвовали в грозненской нефтепромышленности в разных формах.

Контрольный пакет акций был в руках иностранцев, что давало им решающие голоса при принятие решений. При этом правление фирмы находилось в России. Такой была фирма «Ахвердов и К°».

Также были иностранные фирмы, которые возникали за границей. В России такие предприятия открывали действия с разрешения русского правительства, и в таких случаях публиковались условия деятельности данного общества в России. Общество назначало для ведения своих дел в России ответственного агента. Это был наиболее откровенно выраженный тип иностранного предприятия. Такими предприятиями в Грозном были Шпис, Север-Кавказское общество, Казбекский Синдикат и др.

Третьим предприятием были смешанные предприятия с участием русского и иностранного капитала, которые владели одинаковой долей контрольного пакета акций. Такого рода обществом было АРМО.

Осенью 1893 г. подполковник в отставке А.Р. Русановский создал товарищество, участки которого перешли впоследствии к Англо-Русско-Максимовскому обществу.

Основанное в феврале 1895 г. председателем Нижегородского Самарского земельного банка И.П. Дарагиным в кампании с другими капиталистами товарищество, в 1897 г. было преобразовано в «Московское нефтепромышленное общество».

Одним из основных основателей «Московского нефтепромышленного общества» был и Александр Бари, который вместе с группой единомышленников занялся разработкой грозненских нефтяных месторождений [92].

Александр Бари. Сегодня мало кто из наших современников может назвать это имя, а ведь в когорте известных русских предпринимателей конца XIX – начала XX века Александр Бари занимал особое место, и прежде всего – как создатель первой российской инжиниринговой компании «Строительная контора инженера А.В. Бари» [92]. До сих пор не существует какого-либо серьезного исторического исследования, повествующего о жизни и деятельности этой незаурядной личности – инженера, предпринимателя, мецената, внесшего весомый вклад в становление индустриального потенциала России на переломе двух эпох.

А. Бари внес значительный вклад как в модернизацию нефтеперерабатывающих производств, так и в организацию рационального хранения и транспортировки нефти и нефтепродуктов.

В «Строительной конторе инженера А.В. Бари» работали известные инженеры, ученые, в том числе и известный инженер-механик Владимир Шухов, получивший в XIX веке среди современников неофициальное звание «первый инженер Российской империи», ставший позднее почетным академиком АН СССР.

В разное время в конторе А. Бари работали: инженер-механик Сергей Гаврилов, соавтор В. Шухова по установке «Приборы для непрерывной дробной перегонки нефти...», обогнавшей свое время почти на 20 лет; инженер-механик Владимир Зворыкин, автор популярного учебного пособия «Элементы графостатики» (1911 г.); инженер-механик Людвиг Кифер, один из основоположников отечественной школы подъемно-транспортной техники; инженер-механик Леонид Лейбензон, основатель подземной гидравлики, сыгравшей большую роль в создании научных основ разработки нефтяных месторождений; инженер-технолог Иван Елин, впоследствии автор учебных пособий: «Переработка нефти» (1926 г.) и «Керосин, его производство и применение» (1929 г.); изобретатель Феликс Инчик; инженер-механик Александр Потемкин и многие другие инженеры и техники.

В компании А. Бари была разработана новая методика проектирования, изготовления и монтажа клепаных резервуаров минимального веса на облегченном основании. Впервые в мировой практике была внедрена поточная сборка цилиндрических емкостей из металлических стандартных элементов. Нефтяные резервуары, построенные конторой А. Бари, изменили облик многих городов Поволжья.

Инженеры конторы А. Бари создали новый, рациональный тип нефтеналивной баржи. Технология судостроительных отделений конторы А. Бари во многом опередила свое время. Именно ее инженеры заложили основы прогрессивного поточно-позиционного метода строительства судов путем сборки на стапелях, широко применяемого и в наше время.

Инженеры конторы А. Бари уделяли большое внимание разработке нового эффективного оборудования для переработки нефти. Вначале они занимались совершенствованием перегонного куба периодического действия. Затем инженеры-механики Владимир Шухов и Иван Елин разработали перегонный куб непрерывного действия, и в 1883 г. кубовая батарея их конструкции была смонтирована на заводе «Товарищества братьев Нобель» в Баку.

Для отечественной нефтяной промышленности инженеры конторы А. Бари разработали ряд оригинальных конструкций насосов, нефтенапорных башен, нефтеподогревателей и иного оборудования.

В 1890 г. Императорское Московское техническое училище присвоило Александру Бари почетное звание инженера-механика.

19 апреля 1894 г. Александр Бари был избран почетным членом Политехнического общества, объединявшего в то время лучших отечественных инженеров и техников.

В 1897 г. Александр Бари вместе с группой единомышленников создал «Московское нефтепромышленное общество» для разработки грозненских нефтяных месторождений.

«Строительной конторой инженера А.В. Бари» было построено 3240 стальных резервуаров для нефти, керосина и других продуктов вместимостью 178 млн пудов, 65 нефтеналивных барж, 350 верст нефтепроводов, 4210 паровых водотрубных котлов, первые русские газгольдеры, 417 железнодорожных мостов, 21 элеватор для хранения зерна, 8 доменных печей, металлические конструкции для 200 зданий общей площадью более 423 тыс. м2 и многие другие объекты. А. Бари скончался в апреле 1913 г., а в 1918 г. предприятия А. Бари были национализированы советской властью.

Поначалу деятельность этого общества была успешной, но в 1899 г. весь его акционерный капитал и, соответственно, нефтяные участки перешли в руки Парижского Банковского дома Ротшильдов.

Таковы некоторые данные о проникновение иностранного капитала в Грозный. Относительно размеров участия иностранного капитала в грозненской нефтяной промышленности имеются довольно разноречивые сведения. Количество русских и иностранных капиталов, вложенных фирмами в грозненскую нефтяную промышленность до 1903 г. по данным Оля П., Эвентова Л. [68] и Зива В. [79], приведено в табл. 4.2 [9].

Таблица 4.2

Объем отечественного и иностранного капиталов, вложенных в грозненскую нефтяную промышленность до 1903 г.

Наименование фирмы

Количество капитала, вложенного фирмами
до 1903 г. вкл. (рублях)

По данным Оля П.

Процент

По данным Эвентова Л.

Процент

По данным Зива В.

Процент

1

2

3

4

5

6

7

РУССКИЕ КАПИТАЛЫ

СПЕНО

1 200 000

         

Первое грозненское нефтепромышленное т-во

800 000

     

800 000

 

1

2

3

4

5

6

7

ЧЕДАТО (Челекенско-Дагестанского общество)

450 000

 

     

Алхан-Юртовское нефтепромышленное

общество

 

 

800 000

7

ИТОГО

 

12 %

   

1 600 000

 

АРМО

3 779 800

 

3 780 000

 

4 000 000

 

Шпис

5 906 250

 

3 000 000

 

7 000 000

 

СПЕНО

   

1 200 000

     

Англо-Терское нефтепромышленное общество

   

1 800 000

 

600 000

 

Керосиновое
товарищество

   

500 000

 

500 000

 

Казбекский синдикат

   

1 140 000

 

210 000

 

Северо-Кавказское общество

100 000

 

100 000

 

100 000

 

ИТОГО

9 786 050

47 %

11 520 000

50 %

12 410 000

52 %

ФРАНЦУЗСКИЕ
КАПИТАЛЫ

           

Русский стандарт

1 115 625

 

3 839 000

 

1 120 000

 

Московское общество

3 000 000

 

3 000 000

 

3 000 000

 

СПЕНО (Санкт-Петербургское нефтепромышленное общество)

 

 

1 200 000

 

ИТОГО

4 115 625

20 %

6 839 000

30 %

5 320 000

22 %

1

2

3

4

5

6

7

БЕЛЬГИЙСКИЕ
КАПИТАЛЫ

           

Ахвердов

4 312 000

21 %

4 312 000

20 %

4 310 000

19 %

ИТОГО иностранных капиталов

18 213 675

88 %

22 671 000

100 %

22 040 000

93 %

Всего капиталов

20 663 675

100 %

   

23 640 000

100 %

Как было показано выше, в 90-е годы XIX в. в развитие грозненской нефтяной промышленности внесли большой вклад крупнейшие российские капиталисты: Максимовы, Нагаткин, Кербедз, Бродский, Ратьков-Рожнов, Путилов, Лианозов и многие другие. На первых порах отечественные капиталы в Грозном сыграли определенную роль [9].

Позже русский капитал, сыграв свою преимущественно посредническую роль, был отнесен на задний план могущественными иностранными монополиями.

В ноябре 1895 г. киевские капиталисты Мациев и Могилевцев основали Грозно-Днепровское общество, которое с 1902 г. стало именоваться Санкт- Петербургским нефтепромышленным обществом. Им завладели ростовские капиталисты Максимовы.

Наконец в феврале – мае 1900 г. английские капиталисты для эксплуатации участков, принадлежащих немецкому торговому дому Шпис Стукен и К°, основали нефтепромышленное общество Шпис.

На основании ряда источников известно, что СПЕНО было одним из немногих русских обществ, и вело свое происхождение от небольшого товарищества Мациев и Могиленцев, которое уже на первых торгах в ноябре 1895 г. пыталось завладеть богатейшими Войсковыми и Мамакаевскими участками.

На базе указанного товарищества образовалось акционерное Грозно-Днепровское общество, с основным капиталом в полмиллиона рублей. Членами правления были киевские капиталисты Могиленцев, Вейссе, Марголин и др., за спиной которых стоял известный сахарозаводчик Бродский.

Вскоре этими же лицами на базе этого же общества, но с привлечением новых капиталов организуется СПЕНО. В составе его правления появились новые лица: Столинский, Филлипов, Мусин-Пушкин и другие. Основной капитал общества был доведен до 1 200 000 рублей. Но с 1898 г. нефтяные участки перешли к ростовским капиталистам Максимовым и местопребывание правления переносится из Киева в Ростов-на-Дону. Несколько позже СПЕНО сделалось дочерним предприятием русской части РАМО.

Основателями Англо-Русского-Максимовского общества были капиталисты Максимовы. Они имели в Ростове-на-Дону, Царицыне и Донецком бассейне угольные шахты, лесопильные заводы, железоделательные заводы по производству стальных канатов, гвоздей и т.д. В 1894 г. Максимов П.Р. начал бурение нефтяной скважины на Терском хребте.

Челекено-Дагестанское общество ЧЕДАТО относилось к обществу с русским капиталом. В марте 1913 г. более 60 % акций его были скуплены Нобелем. К этому времени капиталы общества не были чисто русскими, но находились под контролем русских специалистов.

Значительные капиталовложения в грозненскую нефтяную промышленность были сделаны в 90-х годах Владикавказской железной дорогой. Владикавказская железная дорога была одной из богатейших и доходнейших дорог в России. Это объяснялось большей частью тем, что ее главными акционерами были великие князья и близкие придворным кругам люди, вроде князя Л.Н. Оболенского.

К числу ее важнейших акционеров относились крупнейшие капиталисты, нажившие в конце XIX в. миллионное состояние, такие как председатель правления Кербедз, председатель правления крупнейших банков и промышленных синдикатов А.И. Путилов, А.И. Вышеградский – чиновник министерства финансов, один из воротил финансового капитала в России.

Все это давало дороге ряд преимуществ и привилегий, которых не было у других дорог. Одной такой привилегией было и разрешение, данное Николаем II 16 января 1895 г. о строительстве нефтеперегонного завода для обеспечения этой дороги топливом. Хотя по уставу железные дороги не имели права заниматься торговлей.

Владикавказская железная дорога на протяжении многих лет вела широкую торговлю нефтепродуктами своего завода, провозя их по льготным служебным тарифам и продавая их из собственных складов на станциях. Владельцы дороги наживали на этом миллионные прибыли. Дивиденды акционеров Владивказской железной дороги доходили до 50 %.

Владикавказская железная дорога – яркий пример переплетения новейших форм вполне развитого капитализма с феодально- крепостнической и военно-бюрократической верхушкой царской России.

Владивказская железная дорога, начиная с 90-х годов, выступила в качестве одного из основных грозненских нефтяных предприятий. Ее основной капитал перед национализацией составлял 32 млн рублей, из которых в грозненскую нефтяную промышленность было вложено приблизительно 5 млн рублей.

До 1903 г. компанией Владикавказской железной дороги были построены самый мощный и усовершенствованный нефтеперегонный завод, значительное количество нефтехранилищ рядом с заводом и на нефтепромыслах, насосные станции, нефтепроводы и т.д. Тогда ей еще не принадлежали нефтепромысла, она их приобрела позже в 1912 г.

К началу XX в. общество «И.А. Ахвердов и К°» занимало доминирующее, монопольное положение в Грозненском районе; его удельный вес в общей добыче нефти по Грозненскому району составил: 1896 г. – 61,2 %, 1897 г. – 71,3 % 1898 г. – 70 %, 1899 г. – 80 %, 1900 г. – 50 %, 1901 г. – 40,4 %, 1902 г. – 47,8 %, 1903 г. – 43,6 %.

Некоторое снижение уровня добычи общества в начале 1900-х го-
дов объясняется появлением на рубеже XIX–XX вв. других крупнейших грозненских фирм, а также началом кризиса, однако на местном рынке ахвердовская продукция по-прежнему сохраняла ведущее место. Показателем этого являются устойчивые прибыли общества, составлявшие в 1900–1901 гг. около 14 % основного капитала [85].


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252