Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ДОБЫЧА, ПЕРЕРАБОТКА и ИССЛЕДОВАНИЕ ГРОЗНЕНСКОЙ НЕФТИ в течение XIX – начало ХХ веков

Ахмадова Х. Х., Мусаева М. А., Сыркин А. М., Махмудова Л. Ш., Такаева М. А.,

4.3. Нефтеперерабатывающий завод И.А. Ахвердова

Первым предпринимателем, заложившим первые буровые скважины и построившим первые крупные нефтеперегонные заводы, вместо существовавших тогда в Грозном неглубоких нефтяных колодцев и заводов из примитивных кубов, был владикавказский адвокат Иосиф Аветович Ахвердов [87].

Грозненские промыслы Ахвердовым были приобретены у владикавказского купца 1-й гильдии Шимона Нитабуха, которому были отданы на откуп в 1885 г. – 1895 гг. богатейшие нефтеносные участки в станицах Грозненской, Алхан-Юртовской и Карабулакской общей площадью в 45 десятин.

Компаньоном Ахвердова в нефтяных делах был Потомственный Почетный гражданин г. Владикавказа, владелец пивоваренного завода Егор Христофорович Киреев [93].

Присяжный поверенный из Владикавказа И.А. Ахвердов стал 13 мая 1893 г. официальным компаньоном Владикавказского 1-й гильдии купца Ш. Нитабуха по доверенности, выданной им И.А. Ахвердову 31 августа 1892 г. на ведение дел по аренде нефтяных источников в Терской области [94].

В 1893 г. добыча нефти на скважинах Ахвердова достигла 8,3 млн пудов нефти. В 1895 г. из 28397 тыс. пудов нефти, добытой в промысловом районе, на долю Ахвердова приходилось 28116 тыс. пудов, остальное же незначительное количество принадлежало Русановскому [15, 45, 51].

Ахвердов совместно с промышленником Русановским запроектировали строительство двух больших нефтеперегонных заводов, а также двух нефтепроводов, так как в результате быстрого роста добычи нефти старый грозненский завод (мирзоевский) уже не был в состоянии перерабатывать такое коли-
чество сырья [45].

В связи с этим И.А. Ахвердовым 9 марта 1895 г. было подано «Прошение» от фирмы «Товарищества грозненского нефтяного производства И.А. Ахвердов и К» с просьбой разрешить постройку
керосинового завода, а также помещений для хранения осветительных минеральных масел, нефти и продуктов ее перегонки с целью продажи. Строительство завода планировалось на участке земли в две десятины, арендованном у грозненского станичного об-
щества [45, 95].

На карте (рис. 4.2) приведен план нефтяной площади близ г. Грозного в Терской области с указанием участков, принадлежащих различным нефтяным обществам и отдельным нефтепромышленникам, в том числе и Ахвердову, здесь и был построен ахвердовский нефтеперегонный завод.

10 апреля 1895 г. товарищество Ахвердова заключило договор с английской фирмой «Стюард-Лимитед» на строительство нефтеперегонного завода. В конце апреля 1895 г. одна из местных газет писала, что договор был заключен на 36 лет [9].

Владельцы товарищества Ахвердов и Киреев, получив от фирмы «Стюард-Лимитед» 50 тыс. рублей, выдали доверенность на имя подданного Великобритании Фридриха Вильяма Эдвиновича Гарбут, на управление строительством объектов общества от фирмы «Стюард-Лимитед».

Через несколько месяцев строительство крупного нефтеперегонного завода И.А. Ахвердова было завершено, и во 2-е окружное акциозное управление Ставропольской губернии Терской и Кубанской областей обществам и отдельным нефтепромышленникам поступило заявление от главного уполномоченного товарищества «И.А. Ахвердов и К°» Ф.В. Гарбута, сообщившего, что на новом заводе в г. Грозном с 3 ноября 1895 г. приступают к перегонке нефти [96, 97].

Завод общества «И.А. Ахвердов и К°», построенный английской компанией «Стюард-Лимитед», начал свою производственную деятельность 10 ноября 1895 г. и стал родоначаль-
ником Грозненской нефтеперерабатывающей промышлен-
ности (рис. 4.3).

Эту дату официально считают датой начала промышленной переработки грозненской нефти.

4_2.tif

Рис. 4.2. План нефтяной площади близ г. Грозного в Терской области с указанием участков, принадлежащих различным нефтяным обществам и отдельным нефтепромышленникам [96]

4_3.tif

Рис. 4.3. Керосиновый завод Ахвердова в г. Грозном в 1895 г.

Новый завод Ахвердова, согласно протоколам измерений за 9 августа 1895 г., первоначально имел один железный резервуар емкостью 10 464 куб. футов, вмещавший 15 600 пудов нефти, и два больших нефтеперегонных куба для получения бензина [97–99]. В дальнейшем завод расширялся и состоял из пяти кубов для сырой нефти ёмкостью 6 тыс. пудов и перерабатывал 20 млн пудов нефти (320 тыс. т в год).

Кроме того, завод имел парк из 9-ти резервуаров, два бензиновых куба, электрическую и насосную станции, механическую и котельную мастерские, незначительную ходовую лабораторию и здание для администрации [9].

До августа 1899 г. работа завода носила случайный характер и только в сентябре 1899 г. он был выведен на проектную мощность [22].

Электростанция, сооруженная на нефтеперегонном заводе И.А. Ахвердова, построенным в Грозненском районе английской фирмой «Стюард Лимитед», была одной из первых в Чечне.

В дальнейшем, в 1910-е годы обществом «Ахвердов и К°» и иностранным обществом «Шпис» были построены еще две более
современные и крупные электростанции, которые составили основу будущей ТЭЦ «Красная турбина». На первой электростанции общества Ахвердов и К° в 1912 г. было пущено 3 агрегата мощностью по 600 л.с. каждый и генераторным напряжением 2150 вольт. Станция работала на газовых двигателях [45].

В апреле 1896 г. завод вырабатывал до 10 тыс. пудов керосина в сутки, который практически полностью шел за границу [100].

При перегонке из грозненской нефти получалось 21–25 % керосина (уд. вес – 0,825), 12–16 % бензина (уд. вес – 0,705–0,730), 4,5 %солярового масла (уд. вес – 0,882), остальные 55 % – нефтяные остатки (уд. вес – 0,925–0,952), 4 % потерь [87].

Весь выработанный керосин продавался за границу. До августа 1899 г. работа завода была периодической и только, начиная с сентября 1899 г. он был выведен на проектную мощность. Первоначально первый нефтеперегонный завод Ахвердова в г. Грозном имел мощность не более 1600 т нефти в год. В дальнейшем, завод мог перерабатывать около 20 миллионов пудов сырой нефти в год [9].

Для переработки такого количества грозненской нефти необходимо было постоянно интенсифицировать процесс перегонки нефти.

К этому времени в нефтепереработке, особенно на бакинских заводах, стали применять метод соединения нескольких кубов (3–6) в батареи.

Длительная практика работы с батареями кубов, а также уже получивший к тому времени широкую известность метод непрерывной перегонки из одного куба, предложенный Менделеевым, привели к мысли соединения нескольких кубов вместе, обеспечивая непрерывный переток нефти из одного куба в другой, и поддерживая разные температуры в различных кубах, добиться отгона дистиллятов, постепенно утяжеляющихся при переходе от одного куба к другому, по мере повышения температуры в кубах [51]. Этот новый способ перегонки впервые был применен на заводе Нобеля в Баку и конструктивно оформлен инженерами и техниками этого завода в 1883 г. в виде кубовой батареи непрерывного действия.

Это был очередной прорыв в технологии переработки нефти, который совершили инженеры ведущей российской нефтяной
компании «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» во главе с Людвигом Нобелем [101].

24 января 1884 г. в Департамент торговли и мануфактур была подана заявка на изобретение под названием «Куб усовершенствованной системы для дробной и непрерывной перегонки нефти». Это революционное предложение было настолько инновационным, что на рассмотрение заявки экспертам понадобилось два года, и лишь 8 декабря 1886 г. компания получила десятилетнюю привилегию под номером 11236 [51].

В этой многокубовой установке была конструктивно оформлена идея непрерывного перетока нефти из одного куба в другой, чтобы за счёт поддерживания в них различной температуры добиться последовательного отгона дистиллятов разного удельного веса. Схема кубовой батареи непрерывного действия приведена на рис. 4.4.

4_4.tif

Рис 4.4. Нобелевская кубовая батарея

Нобелевская кубовая батарея представляла собой крупное усовершенствование укоренившегося способа перегонки нефти [51].

Кубовая нобелевская батарея, устранившая все недостатки кубов периодического действия, достаточно быстро получила широкое распространение не только в России, но даже в Западной Европе и США. И к началу ХХ в. кубы непрерывного действия заняли господствующее положение в российской нефтепереработке. Это был подлинный инновационный прорыв, совершённый российскими инженерами, позволивший не только резко повысить производительность нефтеперегонных заводов, но и более глубоко отбирать из нефти дистилляты и разделять их на фракции [101].

Кубовые батареи получили широкое применение и на нефтеперегонных заводах Грозного. Так, в конце 90-х годов XIX в. кубовая батарея была внедрена и на заводе И.А. Ахвердова.

В это время общество «И.А. Ахвердов и К°» перешло в бельгийские руки и его новыми владельцами в конце 90-х годов были употреблены значительные средства в целях расширения, реорганизации и переоборудования всего его промыслового и нефтеперегонного хозяйства [87]. В частности, были построены нефтепровод от промыслов к железнодорожной станции в Грозном, сооружено до 40 резервуаров для хранения нефтепродуктов, расширен и перестроен нефтеперегонный завод, площадь под которым в 1896 г. была увеличена с 3-х до 9 десятин [102].

Производительность ахвердовского завода была доведена до 6 млн. пуд, число перегонных кубов увеличено с пяти до 24-х, число эксплуатационных скважин – до 40 в 1900 г. [102]. Значительно увеличился и земельный фонд общества – с 73 дес. в 1896 г. до 645 дес. в 1900 г. [103].

Большая часть кубов, смонтированных в г. Грозном, в том числе и на заводе Ахвердова, работала не периодически, подобно кубу Дубининых, а непрерывно, причем самотек сырья в батарее от куба к кубу обеспечивался за счет ступенчатого их расположения [20] (рис. 4.5).

4_5.tif

Рис. 4.5. Кубовая батарея

На рис. 4.6 показан элемент кубовой батареи непрерывного действия [8].

4_6.tif

Рис. 4.6. Элемент кубовой батареи непрерывного действия (а и б) [8]:
1 – куб; 2 – холодильник; 3 – форсунка; 4 – ввод сырой нефти;
5 – выход паров дистиллята в холодильник

Постоянство же уровня нефти в кубах достигалось выводом неиспарившейся части нефти с помощью трубы специальной конструкции. Нефтемерные стекла позволяли следить за уровнем жидкости в кубе.

Каждый используемый куб представлял собой большой горизонтальный цилиндрический аппарат диаметром от 2,5 до 4,5 м, длиной от 8 до 15 м, полезным объемом до 30 м3.

Количество кубов на кубовых батареях обычно колебалось от 5 до 20. На заводе Ахвердова в 1899 г. число кубов было доведено до 24-х.

На отдельных крупных заводах устанавливалось до 30 кубов периодического действия и, хотя каждый из них работал совершенно независимо от других, устанавливали их группами или батареями по 3–6 кубов в каждой.

Кубовые батареи были оборудованы различными дополнительными аппаратами, прежде всего, дефлегматорами, позволяющими выделять не только широкую фракцию «белой» нефти, как у братьев Дубининых, но и более узкую фракцию керосина [20].

Причем углеводороды, более легкие, чем керосин, в виде так называемого газолина, отбирали перед извлечением керосина и затем дополнительно разгоняли на специально приспособленных кубах на более легкие бензиновую и лигроиновую фракции.

Так, Л. Сельский пишет, что А.И. Исаковичем «…в 1900–1901 гг. был выстроен завод для вторичной перегонки газолинов для общества «И.А. Ахвердов и К°» из 5-ти паровых кубов, снабжённых дефлегматорами [19].

С 1908 г. с увеличением товарного спроса на бензины, часть последних получалась прямо с первой гонки, с первых кубов нефтеперегонной батареи; часть же – из газолинов, путём вторичной (непрерывной) перегонки. Газолин имел удельный вес до 0,770–0,780 г/см3» [19].

К началу XX в. общество «И.А. Ахвердов и К°» занимает доминирующее, монопольное положение в Грозненском районе; его удельный вес в общей добыче нефти по Грозненскому району составил: в 1896 г. – 61,2 %, 1897 г. – 71,3 %, 1898 г. – 70 %, 1899 г. – 80 %, 1900 г. – 50 %, 1901 г. – 40,4 %, 1902 г. – 47,8 %, 1903 г. – 43,6 % [67].

Некоторое снижение уровня добычи общества в начале 1900-х го-
дов объясняется появлением на рубеже XIX–XX вв. других крупнейших грозненских фирм, а также началом кризиса. Однако, на местном рынке ахвердовская продукция по-прежнему сохраняла ведущее место, что было связано с постоянным совершенствованием на ахвердовском заводе технологии переработки добытой на промыслах Ахвердова грозненской нефти.

В связи с повышающимися требованиями потребителей к качеству керосина, возникла необходимость в более тонкой очистке выделяемых керосиновых фракций от нежелательных примесей, вызывающих копоть. Очистка на ахвердовском заводе осуществлялась в специальной аппаратуре (мешалках) концентрированной серной кислотой или олеумом с последующей нейтрализацией щелочью [20].

К этому времени четко определились преимущества использования кубовых батарей по сравнению с работой на отдельных кубах: непрерывная, а не периодическая работа аппаратуры; повышение производительности установок по сырью; возможность в определенной степени регулировать качество получаемой продукции (прежде всего керосина) в пределах существовавших в те годы требований.

Главным нефтепродуктом в начале XX века считался мазут, выход которого в среднем составлял 75 % на нефть. Вторым по важности являлся – керосин, третьим – бензин. Товарный керосин получали двух сортов: экспортный с пределами выкипания от 145 до 270 °С и специальный (осветительный превосходного качества) – продукт вторичной перегонки, содержащий не менее 15 % фракций до 150 °С и небольших количеств фракций до 200 °С. Оба сорта керосина очищали реагентами. По данным трех грозненских заводов, общий выход керосинов, в зависимости от спроса, составлял 12–20 % на перегнанную нефть. От 60 до 80 % получаемого керосина шло на экспорт. Лигроин (3–5 % на нефть) использовался для отопления паровых котлов и перегонных кубов.

К сожалению, для лигроина находилось и менее «рациональное» применение, как его описывает Л.А. Сельский [83]: «Не имевший сбыта, лигроин сильно стеснял заводы. Запасы лигроина загружали емкости – некуда было девать нефть и лигроин. Поэтому всеми, по-видимому, заводами применялась следующая своеобразная мера ликвидации лигроина. Вырывались поглотительные колодцы
10–15 метров глубины (до горизонта гравия), в 1,0–1,5 м в диаметре, с шахтами в разные стороны в 2–4 м длины (насколько позволяла безопасность работы); шахты служили для увеличения поглотительной поверхности. Сюда и сливался лигроин из резервуаров и быстро поглощался в горизонтах гравия. Именно потому на территории г. Грозного до сих пор находятся группы колодцев, выделяющих газы, получающиеся при окислении нефтяных продуктов (СО, СО2, кроме того вероятно, альдегиды и т.п.)».

«...Не будет удивительным, если в городе откроются кое-где колодцы с «белой нефтью», т.к. поглощенные почвами Грозного количества лигроина не так малы. По мнению А.И. Исаковича, не менее 2 % от нефтей заводов «Успех» и общества «И.А. Ахвердов и К°»
сливались в поглотительные колодцы. Миллионы пудов лигроина поглощены почвами Грозного» [84].

До 1902 г. выход бензина с температурой конца кипения 100 °С не превышал 2 %. Он не имел сбыта и стеснял заводы, его как бросовый продукт часто сжигали в ямах. Когда в 1902 г. появился спрос на бензин для экспорта, заводы увеличили его выход вдвое. В 1906–1907 гг. выход бензина составлял в среднем 6,5 %. «В начале продукции заводов бензин не имел определенных рыночных норм. Заводы сами вырабатывали и устанавливали эти нормы для рынка; сводились они сначала к удельному весу. До 1900 г. (приблизительно) продавались бензины: 1-й сорт – удельного веса 0,710; 2-й сорт – безакцизный с удельным весом около 0,730». Тарой для бензина служили бочонки.

Около 1908 г. завод общества «И.А. Ахвердов и К°» заключил договор на поставку бензинов в Лондон. Впервые в этих договорах устанавливаются нормы кипения. Экспортный бензин должен был иметь удельный вес не выше 0,725; при разгонке до 80° – давать 17 %; 80–100° – 32 %; 100–130° – 33 %; после 160° – не свыше 6 % в остатке. Цена франко-Новороссийск составляла 1 рубль за пуд. Договора с Лондоном были заключены на 10 лет [15].

Кризис 1900–1903 г. также сказался и на грозненской нефтеперерабатывающей промышленности. Заводы «Владикавказской железной дороги», «Ахвердов и К», «Успех», и «Надежда» (построенный в 1901 г.) сократили производство мазута с 22 до 20 млн пудов и керосина 3 до 2 млн пудов [9].

В период 1908 г. – и до национализации происходил бурный рост нефтяной промышленности Грозного благодаря богатой добыче нефти в Ново-Грозненском районе, которая с избытком восполнила начавшееся падение добычи в Старо-Грозненском районе. Максимальная общая добыча грозненской нефти пришлась на 1917 г. и составила 1796 тыс. тонн против 650 тыс. в 1908 г. Эту увеличившуюся добычу грозненской нефти необходимо было обслужить новыми заводами, расширить мощности действующих кубовых батарей.

В результате сильно расширились до 3 батарей каждый нефтеперегонные заводы обществ «Ахвердов и Ко» и «Русско-Грозненского Стандарта», к которому перешел завод б. «Казбекского Синдиката».

В 1914 г. впервые в Грозном на первых 2-х кубах нефтеперегонной батареи для вторичной перегонки газолинов на Ахвердовском заводе А.И. Исаковичем были введены ректификационные колонны с кирпичной насадкой в клетку. Колонны имели 3 фута в диаметре и заключали в себе 4 пояса по 5 футов каждый с насадкой отборного кирпича в клетку, а вверху – трубчатку такого же общего с колонной диаметра и тоже 5 футов высоты, для получения конденсата, орошающего колонну.

Колонны способствовали увеличению выхода авиабензина, ввиду настойчивого спроса на последний со стороны военного ведомства. Работали колонны превосходно, увеличивали выход авиабензина из товарного бензина больше, чем вдвое (с 20 до 45 %) и сыграли огромную роль в удовлетворении авиабензином военных потребителей. Удельный вес авиабензинов из этих колонн возрос до 0,690 и выше [19].

В развитие грозненского нефтеперегонного дела в дореволюционный период особая роль принадлежит А.И. Исаковичу, инженеру – практику, который внес неоценимый вклад в строительство и особенно реконструкцию всех грозненских заводов.

А.И. Исакович инженер-практик, один из пионеров нефтеперерабатывающей промышленности. Он до конца дней своих прожил в г. Грозном на ул. Пролетарской.

А.И. Исаковичем был построен завод для вторичной перегонки газолинов на Ахвердовском заводе и на заводе «Успех», впервые были построены ректификационные колонны с кирпичной насадкой в «клетку», применение которых позволило значительно увеличить выход авиабензина [84].

В 1901–1902 гг. инженером Исаковичем на заводе общества «И.А. Ахвердов и К°» было предложено и применено устройство, позволяющее использовать лигроин для непосредственного горения под котлами. Такое использование лигроина в тот период дало значительный эффект, позволив весьма рационально использовать лигроин, который до этого бесполезно уничтожался. За ряд лет применения этого способа, не было ни одного несчастного случая с лигроиновыми топками [84].

А.И. Исаковичем также была введена воздушно-кислотная очистка бензинов на заводах «Успех», «Ахвердов» и «Польза». В 1905–1906 гг. им был разработан процесс непрерывной очистки легких дистиллятов. Так же в этот период им было предложено использование конечных газов перегонки.

Для выхода грозненской нефти и нефтепродуктов на Астрахано-Волжский рынок, общество «И.А. Ахвердов и К°» в 1913 г. начало и 24 июля 1914 г. завершило строительство нефтепровода Грозный – Петровск-Порт (Махачкала) диаметром 200 мм, длиной 162 км с четырьмя насосными станциями. Назначение трубопровода – перекачивать сырую нефть (700 тыс. т в год) для переработки в Петровске, где для этой цели был сооружен нефтеперегонный завод.

На бездействовавшем нефтеперегонном заводе в Петровске имелось железных клепаных резервуаров на 6,5 млн пудов. Остальное количество темных продуктов хранилось в резервуарах обществ «Владикавказской железной дороги» и «Мазут». Следует предположить, что этот завод был рассчитан на переработку 700 тыс. тонн нефти в год [22].

В 1914 г. общество «Ахвердов и Ко» сдало Нобелям все свое имущество по транспортировке, хранению и продаже нефтепродуктов: склады, емкостью в 3,7 млн пуд. в 8 пунктах страны, 201 вагонов-цистерн, 4 буксирных судна, 2 шхуны и 13 барж в России и вошло в состав треста «Бр. Нобель», одного из трех трестовских объединений («Ройял Датч Шелл», «Нобель» и Российская Генеральная нефтяная корпорация «Ойл»), которые сложились в нефтяной промышленности Кавказа к началу первой мировой войны и сосредоточили в своих руках 86 % всех акционерных капиталов и 60 % всей добычи в стране.

Указанные объединения контролировали 12 из 15 крупных кавказских нефтепроводов, т.е. 90 % выхода промышленной нефти к заводам и пристаням [104].


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252