Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ, МОЛЕКУЛЯРНЫЕ И КЛИНИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГЕНЕТИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННЫХ БОЛЕЗНЕЙ

Юров И. Ю., Ворсанова С. Г., Воинова В. Ю., Чурносов М. И., Юров Ю. Б.,

6.3. Действие тератогенов

Внешний фактор, который может вызвать врождённый порок, нарушая нормальное эмбриональное и фетальное развитие, называется тератогеном. Потенциальные эффекты любого тератогена будут зависеть от дозы и времени воздействия на организм во время беременности, а также предрасположенности к нему матери и плода.

Химические тератогены. Вещества с доказанным тератогенным эффектом, которые обуславливают около 2 % врождённых аномалий, перечислены в таблице 6. Кроме того, предполагалось, но не было доказано, тератогенное действие некоторых противораковых средств (метотрексат, хлорамбуцил), антиконвульсантов (карбамазепин). В качестве примера тератогена можно привести соединения ртути, которыми заражена рыба в Японии, в результате загрязнения окружающей среды. Употребление этой рыбы беременными вызывает у детей синдром, подобный церебральному параличу.

Таблица 6

Вещества с доказанным тератогенным эффектом

Вещество

Эффекты

Тетрациклин

Гипоплазия зубной эмали

Талидомид

Фокомелия, аномалии сердца и ушных раковин

Вальпроевая кислота

Дефекты нервной трубки, характерное лицо

Варфарин

Гипоплазия носа, изменения эпифиза

Алкоголь

Пороки сердца, микроцефалия, характерное лицо

Диэтилстильбестрол

Аномалии матки, аденокарцинома влагалища

Литий

Пороки сердца

Фенитоин

Пороки сердца, расщелина нёба, гипоплазия пальцев

Ретиноиды (витамин А)

Дефекты органов зрения и слуха, гидроцефалия

Стрептомицин

Глухота

Примером лекарства с тератогенным действием является талидомид, который широко использовался в Европе с 1958 г. по 1962 г., как седативное средство, в том числе беременными женщинами. За такой короткий период свыше 10000 детей пострадали от этого лекарства. Критический период действия талидомида – между 20 и 35 днями от зачатия. Наиболее характерная аномалия, вызванная талидомидом, – фокомелия (порок, при котором в конечности отсутствуют некоторые или все длинные кости, но остаются пальцы, что создает вид, «подобный тюленю»). Кроме того, у детей формируются дефекты ушных раковин, микрофтальмия и расщелина губы и нёба. Почти 40 % детей с этими пороками развития умирают в младенчестве в результате тяжёлых аномалий развития сердца, почек и желудочно-кишечного тракта. «Талидомидовая трагедия» сфокусировала внимание на важности противопоказаний к применению многих лекарств во время беременности, если не установлена их абсолютная безопасность. Чтобы избежать повторения подобной трагедии, производителями проводятся исследования лекарств до выпуска к общему применению. Кроме того, во многих странах мира созданы системы мониторинга в форме регистров врождённых аномалий развития.

Следует упомянуть также о фетальном алкогольном синдроме. У детей матерей, принимающих алкоголь во время беременности, формируются особенности лица с короткими глазными щелями, длинным сглаженным фильтром; наблюдается также задержка психического развития, гиперактивность. Данных об уровне алкоголя, безопасном для плода, нет, но даже малые его количества могут быть вредны.

Инфекции у матерей. Ряд инфекций могут нарушать эмбриональное развитие (табл. 7).

Таблица 7

Инфекции матерей, имеющие тератогенный эффект

Возбудитель

Эффекты

Вирус простого герпеса

Микроцефалия, микрофтальмия

Цитомегаловирус

Хориоретинит, глухота, микроцефалия

Вирус краснухи

Микроцефалия, катаракта, ретинит, пороки сердца

Вирус ветряной оспы (varicella zoster)

Микроцефалия, хориоретинит, дефекты кожи

Сифилис

Гидроцефалия, остеит, ринит

Токсоплазмоз

Гидроцефалия, микроцефалия, катаракта, хориоретинит, глухота

Вирус краснухи поражает 15–25 % детей, инфицированных в первом триместре беременности, вызывая кардиоваскулярные аномалии (открытый артериальный проток, стеноз легочной артерии).

Цитомегаловирус вызывает высокий риск врождённых аномалий, если инфицирование произошло в первом триместре беременности. Иммунизации против цитомегаловируса нет, даже перенесённая острая инфекция не дает стойкого иммунитета.

Материнское инфицирование паразитом токсоплазмой создаёт 20 %-й риск инфицирования плода в первом триместре, возрастая до 75 % во втором и третьем триместрах. Вакцины против токсоплазмоза не существует.

Если женщина имеет одну из этих инфекций, то необходимо установить следующее:

а) инфицирован ли плод (при исследовании крови на специфические антитела);

б) нет ли признаков генерализации инфекции в виде тромбоцитопении и нарушения функции печени.

Физические факторы. Трудно доказать тератогенное воздействие радиоволн, ультразвука и магнитных полей в силу их повсеместного распространения. Однако существуют явные доказательства того, что два физических фактора – ионизирующая радиация и длительная гипертермия могут обладать тератогенным действием.

Ионизирующая радиация – дозы гораздо большие, чем те, что используются для рентгеноскопии и рентгенографии, могут быть причиной микроцефалии и пороков развития глаз у развивающегося плода. Наиболее чувствительное время экспозиции – 2–5-я недели после зачатия. Хотя риск применения малых доз минимален, во время беременности рекомендуется избегать радиографии.

Длительная гипертермия – на ранних сроках беременности может вызвать микроцефалию, микрофтальмию и нарушения нейрональной миграции. Следовательно, необходимо избегать перегревания в первом триместре беременности.

Болезни матерей. Многие заболевания матери связаны с повышенным риском неблагоприятного исхода беременности, некоторые из них представлены ниже.

Инсулинзависимый сахарный диабет у беременных женщин приводит к 2–3-кратному повышению количества врождённых аномалий у их потомства. Наиболее частыми пороками развития среди них являются врождённые пороки сердца, дефекты нервной трубки, агенезия крестца, гипоплазия бедер, голопрозенцефалия и сирингомиелия (аномалия спинного мозга в виде образования полостей в сером веществе). Вероятность врождённых аномалий зависит от уровня глюкозы и гликозилированного гемоглобина в крови беременной. Инсулиннезависимый диабет и гестационный диабет у матери не ведут к повышению риска аномалий у потомства.

Фенилкетонурия. Матери с высоким уровнем фенилаланина в крови имеют высокий риск врождённых аномалий у потомства: умственная отсталость наблюдается почти в 100 % случаев; могут встречаться микроцефалия и пороки сердца. Все женщины с фенилкетонурией должны соблюдать строгую диету с низким содержанием фенилаланина, концентрация в крови которого должна мониторироваться.

Эпилепсия у матери сама по себе не приводит к возникновению врождённых аномалий у детей. Однако большинство исследований указывает на повышенную частоту пороков развития у детей, матери которых принимали антиконвульсанты (противоэпилептические препараты) во время беременности. Риск врождённых аномалий у таких детей в 2–4 раза выше общепопуляционного. Эти данные касаются монотерапии, при использовании же двух и более препаратов риск удваивается. Наибольшим тератогенным эффектом обладает вальпроат натрия. Аномалии, встречающиеся у больных, подвергшихся экспозиции антиконвульсантов во время своего внутриутробного развития, широко варьируют и встречаются в виде дефектов нервной трубки, расщепления губы и нёба, аномалий мочеполовой системы (в частности, гипоспадии), пороков сердца и дефектов конечностей. Эти аномалии неспецифичны, что затрудняет диагностику, однако дети с фетальным вальпроатным синдромом имеют типичное лицо (широкое основание носа, широкий плоский его кончик, тонкая верхняя губа). Если женщине нельзя отменить антиконвульсанты во время беременности, то следует использовать только один лекарственный препарат и избегать при этом вальпроата натрия. В более чем половине случаев врождённых аномалий развития не удается установить причину их возникновения. Это касается таких частых состояний, как диафрагмальная грыжа, трахео-эзофагальная фистула, атрезия ануса и др. Чтобы предполагать генетическую природу врождённых пороков развития, полезно оценивать их симметричность. Симметричные и затрагивающие срединные структуры аномалии чаще имеют генетическую основу, в то время как для асимметричных она менее вероятна. Например, явная асимметрия конечностей имеет, как правило, негенетическую природу и часто связана с нарушением кровообращения конечности в ходе ее развития.

Таким образом, в формировании врождённых аномалий значительную роль играют тератогенные факторы окружающей среды.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252