Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПРОПЕДЕВТИКА ВНУТРЕННИХ БОЛЕЗНЕЙ В АКАДЕМИЧЕСКОЙ И ЭЛЕКТРОННОЙ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ

Ганцева Х. Х., Поздеева Э. Д., Ишмухаметова А. Н., Тюрин А. В., Явгильдина А. М., Хусаинова Л. Н.,

«Чисто и непорочно… проводить свою жизнь и свое искусство…» (Вместо предисловия)

Я долго искала начало для этой публикации…

И в самом деле, что можно в коротком слове сказать о важном и дорогом для тебя деле; о людях, с которыми повседневно делишь и радости, и заботы; о тех, которых ты готовил к профессии, и которые уже в своем большинстве состоялись в ней, и о тех, которые пришли сегодня за тем же самым знанием?

Что эта работа для тебя, как и для многих других, стала значительной частью жизни? Что ты испытываешь глубокое уважение и признательность к основателям кафедры и их соратникам, сумевшим создать эффективно работающую научную школу, и чувство сердечной благодарности своим коллегам за совместное творчество, взаимопонимание и солидарность?

Да, это так. Именно эти эмоции и движут сейчас мною.

Но вряд ли уместно в этом контексте говорить о достижениях и недостатках, о планах и проектах.

А вот поразмышлять вслух о некоторых проблемах, думаю, можно.

Натолкнула же меня на эту мысль яркая статья ректора Сибирского государственного медицинского университета В. Новицкого под названием «Если вы хотите получить настоящее высшее образование – поступайте в медицинский институт!».

Не больше – не меньше. Как императив.

«Беру на себя смелость утверждать, – пишет он, – что в современных условиях действительно всестороннее высшее образование могут дать только медицинские вузы. Так уж сложилось исторически, и примеров тому множество».

И он приводит эти примеры в этом самом множестве – талантливейших людей с медицинским дипломом, ставших знаменитыми физиками, философами, писателями, и связавших свою жизнь целиком с медициной, но поражавших уровнем своей образованности, общей культуры, знаниями в области философии, литературы, искусства…

С этими утверждениями не хочется спорить.

Талантливых молодых людей много, немало их поступает и в медицинские вузы.

Но сам факт поступления, еще не означает, что все они станут талантливыми врачами. Как и везде, их всегда меньше, чем хотелось бы.

В 2017 году исполнилось 85 лет со дня организации кафедры пропедевтики внутренних болезней, базовой кафедры теоретической и практической подготовки врачей всех специальностей. Первым руководителем и основоположником терапевтической школы Башкирии был профессор Дмитрий Иванович Татаринов. С 1936 г. по 1968 г. руководителем кафедры являлся профессор Г.Н. Терегулов. В 1968–1984 гг. кафедрой заведовал профессор Р.Г. Фархутдинов, а с 1984 г. по 2019 г. – профессор Ш.З. Загидуллин.

В 2004 г. от кафедры пропедевтики внутренних болезней отпочковалась кафедра внутренних болезней для обеспечения релевантности преподавания учебной дисциплины «Пропедевтика внутренних болезней» для студентов, обучающихся по специальностям «Педиатрия» и «Стоматология», с особой профессиональной миссией усиления кадрового потенциала, впервые сформированной в 2003 г. Федеральной терапевтической клиники на базе Клиникой Башгосмедуниверситета Минздрава Российской Федерации под руководством заведующего кафедрой, профессора Х.Х. Ганцевой (с 2004 г. по настоящее время). Эта кафедра с большой гордостью продолжает традициии, заложенные великим клиницистом, педагогом, нашим учителем – профессором Фархутдиновым Раулем Гильмутдиновичем.

Учебная дисциплина «Пропедевтики внутренних болезней» специфична по своим задачам – она призвана, по определению, вводить в профессию всех поступивших в медицинский вуз, и в том ее несомненная уникальность. Но права отбора только талантливых у нас нет. Зато есть возможность и обязанность раскрыть в полном объеме всё, что касается профессии – от сих до сих, что называется, и сполна.

И от того, какой именно эта профессия представляется нам и какой откладывается в сознании наших студентов, в сущности, и зависит успех нашего дела.

Мы сами прошли через этот экскурс и можем по себе достаточно ясно судить, что удается в процессе учебы достичь и чего – нет. Каждый из нас знает, чего ему, уже состоявшемуся врачу, не хватает, и в меру своих способностей необходимо потом добирать самостоятельно до нужной кондиции. И это потом оказывается, по большому счету, – на всю оставшуюся жизнь. Не сомневаюсь, что именно личное ощущение нехватки чего-то в твоем образовании и служит для всех нас мощнейшим стимулом самосовершенствования.

Я столкнулась с этим в первые же годы работы, как-то вдруг осознав, что уже использовала почти всё, что знала. И мне понадобилось немало времени и сил для того, чтобы заставить себя вернуться в режим постоянной работы со специальной литературой, профильными журналами, общаться с интересными людьми, интересоваться другими областями знаний, культуры, искусства и пр.

Эти, казалось бы, далекие от профессии занятия давали не только необходимую разрядку. Они держали меня в тонусе, в рабочем настрое, что, как мы знаем, немаловажно для нашей профессии. Ведь что такое, например, диагностика, лежащая в основе ежедневной практической работы врача? Это сложнейший мыслительный процесс, требующий концентрации внимания и всего запаса самых разнообразных знаний. Когда в самые критические минуты на помощь может придти интуиция – эта гениальная шпаргалка активного разума.

И при всей важности методических разработок, на которые мы затрачиваем немалые усилия, центральной фигурой всего процесса подготовки врача к будущей профессии остается педагог с его опытом работы, знанием, умением общаться, владеть словом, культурой поведения и пр. Он сам – живое наглядное пособие, как бы это странно не звучало. Многое из того, что мы рассказываем и показываем, они, сегодняшние студенты, обязательно возьмут на вооружение. Это всегда происходит почти рефлекторно.

Однажды мне мой учитель профессор Р.Г.Фархутдинов сказал: «Никогда не отпускайте студента, которому вы поставили неудовлетворительную оценку, без разъяснения, за что именно. Он должен точно знать, чего он не знал».

Прошло тридцать лет, а я помню не только слова, но и выражение лица, сказавшего их.

Кого из нас не греет надежда, что и наше сегодняшнее говоримое на лекциях и семинарах и демонстрируемое в клиниках не останется в тайне, и когда-то кому-то вспомнится и пригодится с пользой для дела. Вот ведь было сказано кем-то: «Исходящая от учителя сила воздействует на ученика и позволяет ему сначала ясно мыслить, а затем знать, что ему следует делать, а потом уже распознать, с чем он соприкоснулся».

В свое время я собирала высказывания о врачебной профессии. Все они, в конечном счете, сводились к проблеме словесного общения врача с больным, его способности вызвать доверие к себе.

Врачи древнего Ирана утверждали: «Три орудия есть у врача: слово, растение и нож».

«Если больному после разговора с врачом не станет легче, значит это не врач». (Владимир Бехтерев).

«Нельзя врачевать тело, не врачуя души». (Сократ).

Дочери моей знакомой с диагнозом «Высокая осложнённая миопия, макулодистрофия обоих глаз» консультирующий врач высшей квалификации на вопрос «А что же будет дальше?» небрежно бросила: «Дальше? А дальше будет полная слепота!».

Молодой врач, взглянув на заключение специалиста УЗИ, говорит пожилому пациенту: «У вас в левой почке не то киста, не то опухоль. Надо сделать томографию». «А где?». «Ну, это уже ваши заботы. Спасение утопающих – дело самих утопающих».

Это не вопрос знаний. Это проблема профессии в целом, когда в нее приходят этически глухие люди. И как восстанавливать этот слух у сегодняшних и завтрашних врачей, мы, честно говоря, не знаем. Во всяком случае, я – не знаю. Но предполагаю, что возможны еще на первых этапах какие-то специальные тесты на профнепригодность, которые позволяли бы нам вовремя реагировать на подобные аномалии.

45 лет назад я пришла на кафедру пропедевтики внутренних болезней. Это не был сознательный выбор специальности педагога – меня, как врача с десятилетним опытом практической работы, окончившую клиническую ординатуру, пригласили на свободную вакансию, и я предложение приняла. И потому, прежде всего, что мне было что рассказать и о самой профессии, и о ее радостях и разочарованиях, об успехах и неудачах, и о множестве подводных камней, которые обнаруживаются, как правило, в первые годы самостоятельной работы молодого специалиста. Тех самых, о которых весьма остроумно говорится в анекдоте о терапевте: «Он понятия не имеет, как вас лечить, но может сказать, кто это знает. Если знает, кто это знает. Но не факт, что тот, кого он знает, знает, как вас лечить».

Конечно, это звучит обидно, но доля шутки в этой шутке, несомненно, есть.

Просто надо подумать, о чем идет речь? Кто из нас не сталкивался с ситуациями, когда ты действительно не знаешь не только, как лечить, но не знаешь точно, с чем имеешь дело. Из своей личной практики я могла бы привести десятки подобных случаев.

Потому главное здесь в том, что врач, не знающий, как лечить, должен знать того, кто это знает. Об источниках этого знания вряд ли стоит говорить – они общеизвестны. И все зависит от того, с каким духовным и профессиональным багажом этот специалист вышел из дверей вуза и как он намеревается распорядиться собой – существовать или жить в профессии, не прощающей незнания и ошибок.

Если бы сегодня я в первый раз вышла с лекцией перед студентами-первокурсниками, я бы, наверное, с этих слов и начала. И обязательно подробно бы рассказала о знаменитой клятве Гиппократа, которая на протяжении двух с половиной тысячелетий была квинтэссенцией этики врача. И выделила бы особо вот эти замечательные слова: «Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство… В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного».

Чисто и непорочно проводить свою жизнь и свое искусство…

Вы не найдете этих слов ни в «Торжественном обещании врача Советского Союза, предназначенном для моего поколения врачей, ни в сегодняшнем обещании выпускника вуза «честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека».

И очень жаль – вся этика выросла из простых истин, выработанных человечеством на основе житейского опыта и здравого смысла. Это уже потом она стала густо обрастать канцелярскими орнаментами, трудно произносимыми и запоминаемыми и потому отбрасываемые сознанием в сторону. А она, по большому счету, должна находиться там, в сознании, быть постоянным руководством к действию.

Или даже так – стать твоим пожизненным внутренним нравственным компасом. Примером этому может служить вся жизнь и профессиональная деятельность нашего Учителя, профессора Р.Г. Фархутдинова, его талантливого ученика – заведующего кафедрой внутренних болезней профессора Х.Х. Ганцевой, многих моих коллег.

Поздеева Э.Д., доцент кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России, канд. мед. наук, профессор РАЕ


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252