Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

1.5. «Глубинная» этология человека

Аннотация. Этология проходит длинный путь эволюции – от примитивной теории Декарта (животные – бездушные механизмы) к «объективному изучению инстинктивных движений» (Н. Тинберген) и «морфологии поведения животных» (К. Лоренц), к когнитивной этологии, нейроэтологии, социобиологии, и др. Традиционная этология исследовала врожденное поведение (инстинкты) животных (пищевое, половое, стадное, ритуальное, территориальное, родительское, агрессивное, защитное, и др.). Принципиальным этапом ее развития стало формирование этологии человека, выявившей поразительное единство институционального устройства, бытия и поведения человека и животных. Сейчас этология животных, в том числе человека, движется к сравнительному изучению всех биосоциальных аспектов их устройства и бытия. Цель этологии человека – исследование биосоциальных основ человеческой природы, глубинных природных (животных) корней поведения человека, анализируемых в сравнении с другими животными, для их учета в человеческой деятельности. Наука, исследующая эти глубинные проблемы с учетом равных прав человека и других животных, названа нами «глубинная этология человека».

Summary. Ethology goes a long way of evolution – from the primitive theory of Descartes (animals are soulless mechanisms) to «objective study of instinctive movements» (N. Tinbergen) and «morphology of animal behavior» (K. Lorenz), cognitive ethology, neuroethology, sociobiology, etc. Traditional ethology studied innate behavior (instincts) of animals (food, sex, gregarious, ritual, territorial, aggressive, protective parent, etc.). A fundamental step in its development was the formation of human ethology, which revealed a striking unity of institutional structure, being and behavior of man and animal. Now the ethology of animals, including man, is moving towards a comparative study of all aspects of their structure and biosocial being. The purpose of human ethology is the study of the biosocial bases of human nature, of the deep natural (animal) roots of human behavior that are analyzed in comparison with other animals, for their consideration in human activity. The science, which studying these profound complex problems, is named by author «the deep ethology of man».


«В отношении нравов животные: различаются

по трусости, кротости, мужеству, прирученности,

уму и его отсутствию»

Аристотель «История животных»

Этология как наука, исследовавшая вначале врожденное поведение (инстинкты) животных [3], проходит длинный путь эволюции – от примитивной теории Декарта (животные – это механизмы, не способные мыслить и чувствовать) к изучению поведения животных в естественных условиях, к исследованиям основателей этологии Н. Тинбергену («объективное изучение инстинктивных движений») и К. Лоренцу [5] («морфология поведения животных»). Поле исследований постоянно расширяется и меняется: в XX в. возникли когнитивная этология, нейроэтология, социобиология [11], и др. Принципиальным этапом стало формирование этологии человека, выявившей поразительное единство институционального устройства и бытия человека и животных (ввиду унаследования). Сейчас этология животных, в том числе человека, движется к изучению основных аспектов их устройства и бытия, с целью глубокого осознания причинно-следственных связей поведения человека с учетом его биосоциальной природы. Осознание биологических корней множества аспектов институционального устройства, бытия, поведения поможет человеку понять свои природные истоки, осознать свою глубинную связь с остальной живой природой и потому – недопустимость крупных техногенных вмешательств в природу, объективнее взаимодействовать в обществе и с живой природой.

Вероятно, истоки иерархии и бытия человеческих сообществ и поведения человека лежат в унаследованных особенностях бытия животных [9]. В животном мире известны многообразные формы поведения, общественной жизни, сотрудничества и взаимопомощи, рассудочной деятельности [1–11]. Наиболее общими детерминантами являются «животные» общественные формации. Природа существует в виде сообществ – ценозов (био-, зоо-, фито- и т. д.) – автотрофных и гетеротрофных организмов, живущих в пределах некоторого географического пространства. В мире природы известно множество «общественных формаций», которые возникли в результате ценогенеза – многовекового процесса формирования сообществ в ходе эволюции. Сообщества как «общественные формации» отличаются многообразием, в них представлены многие формы бытия и взаимоотношений, выбранные в результате отбора как способствующие или не мешающие адаптации. Среди них можно найти и рабство, и подчинение, и сотрудничество, и взаимопомощь; индивидуальное и независимое от других родственных особей проживание, и семьи, стаи, с огромным числом членов. Случайный характер генетических мутаций и последующий (активный и нейтральный) отбор особей привели к такому разнообразию бытия.

Многие факторы человеческого бытия известны в животном мире, и часто они весьма сходны [6, 10]. Скорее всего, речь может идти об унаследовании, так как жизнь многих животных человек не мог наблюдать. Таковы роды и период детства, выращивание, воспитание, обучение детенышей, удовлетворение биологических потребностей, питание, потребности в территории и жилище, в продолжении рода, сексуальные потребности, семья, группа, иерархия, игры, соревнования, общение в животном мире, социальное устройство, взаимоотношения в группе, разделение труда, взаимопомощь и взаимная выгода, и пр. Однако кое-что человек и перенимал при наблюдении (яркие украшения, некоторые формы поведения, и др.). В течение миллионов лет в процессе естественного отбора происходили случайные мутации без определенной дальней цели, с дальностью на один шаг, при этом поддерживались те мутации, которые в той ли иной мере способствовали адаптации, заключающейся в большей выживаемости. Возможно, за столь длительный период были проверены все или почти все возможные пути и формы развития. Путем случайных мутаций были созданы, проверены и отброшены или поддержаны практически все возможные варианты – форм, функций, размножения, существования. В результате этого было создано множество форм и видов, причем не обязательно наиболее целесообразных и приспособленных. Видимо, природа перебрала все возможные варианты, и часть их выжила, будучи нецелесообразной, но способной существовать в заданном виде. Подтверждением того, что число перебираемых вариантов конечно, служит, например, конвергентное строение тела неродственных млекопитающих Африки и Южной Америки. Специализация форм ног и клювов птиц в разных частях света также подтверждает мысль об использовании любых случайных вариантов: есть птицы с нелепой формой клюва (например, китоглавы и туканы с огромным клювом, не идеальным для адаптации), которые выжили и живут (предложенный нами «пропускающий отбор»). Основные пути исследования глубоких этологических биосоциальных корней в институциональном устройстве, бытии и поведении человека описаны ниже:

1. Этология и эволюция. Колоссальная эволюционная работа природы с использованием одноходовых мутаций может быть рассмотрена с такой стороны: можно ли придумать отличающиеся от известных в природе, виды и органы животных, способы размножения, пол особей, способы проживания и поведения (институциональные общественные формации)? Возможны ли в человеческом сообществе другие формы взаимоотношений, эмоций, удовлетворения потребностей, или живая природа уже все проверила и отобрала? Кажется, и человек в искусственном отборе, и сама природа в естественном отборе, уже не способны предложить что-либо принципиально новое по сравнению с известными разработками природы: она использовала чрезвычайно широкий набор предметов и явлений. Человек пытался создать хотя бы в искусстве новых животных – и неудачно, так как он шел простым и ведущим в тупик путем – созидая биологически недопустимых гигантских животных, существующих в природе в гораздо более миниатюрном виде – огромных пауков, змей и пр., или объединяя части животных или растений, биологически не совместимые. Биологические ограничения не позволяют, например, существовать гигантским насекомым. Нельзя создать кентавра, – нереально множество конечностей и других органов, нереальны ангелы с руками и крыльями; крылья – это бывшие руки. Есть ограничения и на предельный размер животных. Можно ли представить другую форму размножения? Нет, все возможные формы уже есть. Можно ли предположить вероятность существования другого пола? Нет, все возможные, в том числе и нелепые с точки зрения человека, формы уже существуют (табл. 1.5.1). Бинарное множество форм размножения придумано и используется.

Таблица 1.5.1

Формы размножения

Бесполое

Половое

Переменное

Митоз, спорообразование, почкование, вегетативное размножение

Мейоз. Сингамия (оплодотворение). Партеногенез (развитие яйцеклетки без оплодотворения)

Бесполое или половое размножение в зависимости от внешних условий (гидра, медузы, коралловые полипы и др.)

Пол особей

Мужской

Женский

Меняющийся пол

Гермафродитизм

2. Институциональные образования, формы взаимоотношений. Можно ли представить себе формы взаимоотношений в человеческом сообществе, которых не было бы в природе? Видимо, все возможные формы уже были (табл. 1.5.2). Стая как немногочисленное относительно постоянное объединение родственных особей в условиях постоянного места обитания с четко выраженной этологической структурой является эволюционно высшей формацией млекопитающих; стаи птиц или насекомых могут состоять из тысяч и миллионов особей. Первые люди естественным образом унаследовали структуру сообществ приматов, не придумывая ничего нового. Стайность – объединение животных одного вида в группы для повышения выживаемости – использовалась человеком, эволюционно лишенным мощных средств защиты или нападения.

Таблица 1.5.2

Формы бытия и типы сообществ

Колониальное существование

Широко известно в мире насекомых (муравьи, пчелы, термиты). Наряду с половыми производящими особями имеются особи, ответственные за добывание пищи, охрану, питание личинок, постройку и защиту гнезда, и пр.

Индивидуальное существование

Широко известно. Встречи мужских и женских особей для продолжения рода. Бесполое размножение.

Моногамная семья

Широко известна в природе. Потомство может жить в семье до определенного возраста.

Стая (от анонимной до «союза» [5, 7]), сообщество. Полигамия, полиандрия, промискуитет, временные «супружеские пары»

Широко известны в природе (млекопитающие, в т. ч. приматы и пр.). Число самцов, самок и детенышей различно. Так, для шимпанзе группа может состоять из 40–50 особей, в том числе 20 взрослых самцов и самок, 15 подростков и 5 детенышей [7]. Прайды львов включают меняющееся число самцов, самок, детенышей.

Стая строилась на четкой и незыблемой иерархии, когда один вожак (иногда главой стаи могла быть и опытная самка) главенствовал над всеми членами стаи, которые в свою очередь выражали ему полную покорность. Вожак обязан был обеспечивать не только соблюдение определенного порядка в стае (уважения структуры и порядка удовлетворения потребностей), но и защиту членов стаи от внешних врагов, и в случае его несоответствия этим требованиям он заменялся в результате изгнания или уничтожения молодым и сильным соперником. При этом стая обязана была подчиняться новому вожаку. Если член стаи проявлял признаки непокорности, – вожак вначале демонстрировал свою силу – визуально увеличивал размеры тела, мышцы, грудь, показывал клыки, «гипнотизировал» взглядом, издавал устрашающие звуки. Затем он мог наказать более слабого члена стаи. Либо этот член стаи должен был принять «позу покорности», после чего мог быть «прощен». Интересна поза покорности, подчинения среди приматов: подчиняющееся животное сгибалось вперед, и поднимало вверх заднюю часть, а вожак мог в знак прощения имитировать копуляцию. Издавна среди людей применяется подобная форма покорности в виде наклона вперед под разными углами. Интересна иерархия близких человеку приматов: доминирование носит характер пирамиды, как и в человеческом сообществе. Высший уровень занимает альфа – самец, ниже – бета – самцы, и т. д.

В целом образ жизни (структура бытия) в человеческом сообществе близок к выработанному в природе. Учитывая отсутствие принципиальных отличий в строении и функционировании высших животных и человека, можно предположить, что иерархия и взаимоотношения в жизни человеческих сообществ – в большой степени слепок с животного мира. Человечество, как представляется, не придумало ни одной новой формы взаимоотношений и общественных формаций: в природе уже есть практически все формы – и паразитизм, и рабство, и симбиоз, и коммунизм. Между тем вся жизнь животных определяется в первую очередь необходимостью поддержания гомеостазиса, гомеостатического равновесия, достигаемого исключительно далекими от этичности факторами и способами – включением в «пищевые цепи», хищничеством и паразитизмом, массовой гибелью, эпидемиями и пр. В природе господствует гомеостатическая «этика» – подчинение бытия задачам поддержания гомеостазиса.

Биологическая и социальная мотивация на основе доминирующих потребностей – это основа поведения, как животных, так и человека [1, 7, 9, 11]. Не является ли стремление к выделению из массы себе подобных самцов путем достижения более высокого результата древним влечением к превосходству над соперником в соревновании за самку? Если природа стремления к демонстрации превосходства такова, то это подчеркивает ее прочное закрепление в мышлении человека и определяющую роль более древних структур мозга. В связи с этим представляется чрезвычайно важным выявление механизма стремления к росту числа и сложности удовлетворяемых потребностей у человека. Закрепление в древних структурах мозга новых потребностей, представление их псевдо – первоочередными потребностями, постоянно стимулирует человека к росту потребностей.

3. Природные истоки идеологий и институциональных образований. Поведение человека тесно связано с идеологическими доктринами. Человечество создало несколько идеологических доктрин, которые постепенно эволюционируют и служат основой институциональных образований. Идеология – совокупность системно упорядоченных взглядов, выражающая интересы социальных классов и групп, на основе которой осознаются и оцениваются отношения людей и их общностей к социальной действительности в целом и друг к другу [1]. Интересен генезис идеологий: выявленная нами связь форм взаимоотношений между людьми и общностями в идеологиях с взаимоотношениями организмов в природе (антибиозом, симбиозом). Поэтому истоки идеологий находятся в живой природе и унаследованы человеком как общественным животным. Эусоциальность – наивысший уровень социальной организации животных, считавшаяся феноменом, свойственным только насекомым, была обнаружена и у млекопитающих [3]. В результате эволюции возникла бинарная множественность взаимодействий в природе – от антибиоза до симбиоза. Форм антибиоза больше, чем симбиоза; это подтверждается соотношением 1:2 числа положительных и отрицательных эмоций, и сложностью структуры идеологий, не позволившей создать полностью позитивные доктрины. Человек унаследовал все бинарное множество форм взаимоотношений в природе и постепенно, формируя социальные отношения, реализовал их в виде идеологий (табл. 1.5.3). Представляет несомненный интерес вопрос о том, в какой мере этологические данные о бытии в животном мире могут быть приложены к человеческим сообществам. Решение этого вопроса позволило бы не только обнаружить весьма желательное принципиальное отличие человека как высшего создания природы от остальных животных, но и более уверенно анализировать человеческую историю с учетом желательного (но плохо осуществимого) руководства со стороны высшей коры мозга деятельностью его низших отделов [9, 10]. Истоки идеологий человечества имеют этологический характер, идеологии унаследованы человеком как общественным животным. В результате эволюции создана бинарная множественность взаимоотношений в природе – от антибиоза до симбиоза. В многослойном мозгу человека как «всеживотного» в ходе антропогенеза были закреплены эти взаимоотношения, он их реализовал в форме идеологий. На их формирование оказало влияние упрощенное мышление человека как важный фактор выживания [1, 9]. Подробнее см. § 4.3.

4. Потребности человека и других животных. Многое в поведении высших животных и человека подобно. Нет принципиального отличия и в потребностях (табл. 1.5.3), кроме неограниченного роста потребностей человека и несоответствия их ограниченному природно-ресурсному потенциалу Земли. С точки зрения закрепления биологических потребностей в древних структурах мозга, наиболее подобно для человека и высших животных удовлетворение именно первичных потребностей – пищевых, сексуальных (в продолжение рода), агрессивно-оборонительных, в экологической нише и ее параметрах, и др. На одном из первых мест в подобии поведения стоят отношения, связанные с продолжением рода. Для ряда животных и человека они настолько похожи, что необходимо говорить не о каком-либо подобии, а о полном сходстве. У животных различного эволюционного уровня в процессе ухаживания наблюдается многое из того, что характерно для человека: привлечение внимания, благоприятное изменение внешнего вида и поведения, демонстрация силы и привлекательности, сражения с соперниками, и пр.

Таблица 1.5.3

Потребности человека и других животных

Вид

Биологические

Трудовые

Экономические

Этнические

Социальные

Человек

Потребности в пространстве, в здоровой среде, в продолжении рода и пр.

Потребности в труде, образовании, игре, в соответствии с особенностями человека

Потребности в пище, одежде, жилье, транспорте, информации и пр.

Потребности в осознании этнической самостоятельности, в наличии родной природы

Потребности в общении с лицами своего круга, в гарантии свобод и пр.

Животные

То же, но потребности находятся в соответствии с ресурсами региона

Потребности в игре, иногда – в труде, в научении детенышей

Потребности в пище, убежище, информации, в соответствии с потенциалом территории

Потребности в осознании самостоятельности вида, в наличии пейзажа родной природы и пр.

Потребности в общении в соответствии с иерархией, в свободе и пр.

Необходимо обратить внимание на отсутствие принципиальных различий в строении мозга человека и многих высших млекопитающих, и в их поведении. Как отмечается, например, в [1], «…сознание является весьма древним «изобретением» природы. Очевидно, основной предпосылкой возникновения сознания являлась необходимость восприятия себя живым существом в качестве целостного элемента, отделимого от среды обитания… Очевидно, сознание – основной компонент фактора отбора адекватных решений – включается у млекопитающих животных с первым вздохом новорожденного».

5. Верования, религии и поведение. Религия – сложное социальное и духовное явление. Ч. Дарвин отметил приближение религиозного чувства человека к чувству животного: «религиозное чувство чрезвычайно сложное целое, состоящее из любви, полной покорности высшему и таинственному повелителю, из глубокого сознания зависимости, страха, уважения, благородности, надежды на будущее и, может быть, еще из других элементов… Мы видим… некоторое отдаленное приближение к этому душевному состоянию в горячей любви собаки к своему хозяину» [2].

Религия является одной из древнейших форм общественного сознания (включая, вероятно, сознание общественных животных), одной из форм отображения мира. Ее корни – в сознании и поведении общественных животных, в обожествлении ими жизненно важных для самосохранения и удовлетворения первичных потребностей опасных явлений природы, и стоящих наверху иерархической пирамиды доминантных животных. Обожествление – это культ, поклонение, почитание, фетишизация, преклонение, благоговение, обоготворение, абсолютизация и пр.[10]. Культ как элемент поклонения и почитания в живой природе – это в том числе присущий высшим животным и вызванный защитным рефлексом и инстинктом самосохранения страх перед грозными явлениями природы и перед опасными животными; подтверждением этого страха является соотношение положительных и отрицательных эмоций. Это – наследие животного мира, такова эмоциональная сфера животных – предков [9].

Животные способны на ряд нетривиальных действий по отношению к внешним предметам и явлениям:

1. Поклонение доминантному животному.

2. Выполнение ролей в доминантной пирамиде.

3. Горе по погибшему детенышу.

4. Плач детенышей и взрослых животных.

5. Издевательство над врагом, хищником.

6. Коллективная защита.

7. Помощь сородичу, попавшему в ловушку.

8. Помощь больному сородичу.

9. Терпеливое обучение детеныша.

10. Защита и уход за детенышем.

11. Соблюдение ритуала (зачастую нелепого) ухаживания и совокупления.

12. Строительство гнезда, норы, хатки.

13. Убийство врага (крокодила слоном).

14. Похороны сородичей (редко, слоны).

15. Пение, вой, гармоничные и негармоничные звуки.

16. Ритуальные танцы.

17. Массовая миграция.

18. Страх перед грозными силами природы, перед врагом.

19. Убийство жертв ради пропитания.

20. Использование рабов.

21. Симбиоз, совместное существование организмов разных видов, приносящее им взаимную пользу.

Способность животных к таким сложным действиям позволяет считать обожествление доминантного животного или высшей природной силы приемлемым вариантом их поведения. Обожествление доминантного животного или высшей природной силы в форме осознания зависимости, поклонения, покорности, присутствует в формировании верований, и является одним из древних истоков верований и религий. Видимо, вера является одной из древних эмоций, переданных человеку от его предков – животных. Тогда истоки веры и религий лежат не в первобытном обществе; как и многое в человеческом сообществе, они – в унаследованных механизмах сообществ предков человека.

Первичные биологические потребности, инстинкты и рефлексы тесно взаимосвязаны. Характерно, что в их составе имеются однотипные пищевые, половые и др. потребности, инстинкты и рефлексы. В живой природе все направлено на удовлетворение этих инстинктов и потребностей. Но далеко не всегда удается всем животным их удовлетворить, особенно в детстве. Плач животных – мало исследованная тема: до сих пор нет четкого мнения о проявлении такой эмоции у животных, хотя имеется множество подтверждений плача. Плач человека и ряда животных – одна из физиологических реакций на сильные переживания, в первую очередь на страдания. Инстинкт плача – один из базовых инстинктов некоторых животных и человека. С некоторыми допущениями можно предположить, что плач – это инстинктивная «пра-молитва» о помощи. Мощный инстинкт самосохранения, обеспечения всех физиологических функций, – это стремление к удовлетворению первичных биологических потребностей, важнейших для животных. Этот инстинкт, видимо, закреплен как способ поведения общественных животных с учетом их места в иерархии, с соответствующим покорно-зависимым отношением к доминантному животному, с его почитанием, обожествлением.

Истоки верований человечества имеют этологический характер; верования унаследованы человеком как общественным животным. Началом зарождения религиозных представлений (верований) было:

1. Формирование у общественных животных (в т. ч. предков человека) иерархических структур, способствующих управлению и удовлетворению ряда первичных потребностей, и ведущих к обожествлению как поклонению и почитанию доминантных животных.

2. Обожествление грозных явлений природы как элемент поклонения и почитания, в том числе присущий высшим животным и вызванный защитным рефлексом и инстинктом самосохранения страх перед ними.

Затем – создание языческих божеств, и формирование веры в доминирующего Бога (Богов) – защитника и спасителя. Унаследованный от животных – предков религиозный протоинстинкт человека имеет глубокие этологические корни. Возможно, он не удалим, он будет постоянно присутствовать в сознании и поведении человека.

6. Негативное в поведении. Агрессия, терроризм, зло. Агрессия и терроризм в человеческом обществе проявляются в течение тысячелетий, не исчезают, постоянно возрождаются; сейчас они превратились в одну из важнейших проблем развития мира. Очевидно, террор как способ поведения и выживания закреплен эволюционно в древних структурах человеческого мозга, и потому не подвержен морально-мотивированному запрету и удалению. В этом отношении он близок к агрессии, к агрессивности человека, эволюционно закрепленной. Интересные результаты принесло исследование «зла», агрессии как разновидности низменного. Оказалось, что одно из негативных эстетических свойств природы – это наличие в ней агрессии, «зла», подлинного первичного инстинкта, направленного издревле на сохранение вида [5]. Спонтанность этого инстинкта свидетельствует о его чрезвычайной опасности. К нему следует отнести и террор – разновидность зла.

В человеческом обществе террор – трансформировавшееся поведение животных, целенаправленное устрашающее воздействие с целью удовлетворения одной или нескольких потребностей; терроризм – теория и практика насилия, воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами власти или международными организациями, связанные с устрашением, другими формами противоправных насильственных действий. Террор проявляется в угрозе и реализации уничтожения людей, материальных или духовных ценностей, если общество не выполнит требований террориста. Неглубоко изученными, но общепризнанными, причинами терроризма являются социально-политическая и экономическая нестабильность, социальная неустроенность, незащищенность, неравноправие, обострение межнациональных и межконфессиональных противоречий, активизация национализма и сепаратизма, политический и религиозный экстремизм. В действительности террор – наследие животного мира.

Террор (лат. terrorem – устрашение; англ. terror – страх, ужас) – целенаправленное устрашающее воздействие. Терроризм как способ поведения и выживания имеет этологические истоки, они – в устройстве животного мира. Терроризм с целью выживания в животном мире проявляется как устрашение, предупреждение об уничтожении, осмысленное или бессмысленное уничтожение. Терроризм в живой природе проявляется в условиях разнообразных конфликтных ситуаций для их обострения, в виде угрозы предполагаемого нанесения ущерба живым особям или их популяциям, предполагаемого завладения пищей, территорией, особями, или их уничтожения.

Агрессия, борьба и террор как способы поведения возникли под давлением естественного отбора с целью сохранения видов. Нужны ли зло, агрессия, террор? Обязано ли человечество всеми способами избавиться от этих опасных инстинктов? Ответ не прост, агрессия и террор как сильные побуждающие инстинкты находятся в сложном взаимодействии с другими побуждениями. Агрессия и террор в мире животных и человека – способы удовлетворения некоторых первоочередных внутренних потребностей, связанных с устойчивостью физиологических функций и обеспечением нормальной жизнедеятельности, с сохранением и выживанием вида. В животном мире удовлетворение потребностей чаще всего связано с присвоением (пищи, полового партнера, территории, и пр.), поэтому именно это стремление запускает у человека мощный и хорошо закрепленный в сознании механизм присвоения, обладания. Удовлетворить потребность – значит, тем или иным способом присвоить предмет или явление. Но присвоение в мире животных (территории, животного, пищи, и пр.) – это одна из целей терроризма, агрессии, для обеспечения преимуществ при выживании. Таким образом, терроризм и агрессия в мире животных закреплены в древних структурах мозга как важнейшие инстинкты, направленные на выживание. Терроризм в человеческом обществе имеет эволюционные этологические (целиком «животные») корни; он закреплен этологически как элемент удовлетворения первоочередных биологических потребностей живых организмов. С ним нельзя справиться путем морально-мотивированных запретов, но его можно переориентировать. Человек должен создать способы воздействия на агрессию и терроризм как на явления с целью их переориентации в позитивном направлении. Но все негативные предметы и явления, все отрицательные эстетические свойства мира – безобразное, низменное, ужасное, агрессивное («зло»), как и терроризм, – это необходимые для функционирования элементы прямых и обратных связей в процессах управления в природе и обществе.

7. Унаследованная множественная эмоциональная сфера человека. В течение истории человек стремился к удовлетворению потребностей, сопровождающемуся положительными эмоциями; из них на первом месте – радость. Эволюция эмоций шла от простейших форм реагирования, связанных с адаптацией к окружающей среде, к развитию эмоциональной сферы человека за счет таких эмоций, как чувства (высшая форма эмоций), страсти (сильное, стойкое чувство, с сильным влечением к объекту страсти), настроения и т. п. Эмоция (от лат. emoveo – потрясаю, волную) – процесс переживания, отражающий субъективную оценку значимости для человека предметов и явлений. Эмоции позволяют человеку ориентироваться в окружающем мире. Уровень личного доверия к эмоциям высок. Среди первичных (витальных) эмоций практически всеми исследователями предлагается неравное число позитивных и негативных [7, 9]: так, П. Экман выделяет шесть первичных эмоций (гнев, страх, отвращение, удивление, печаль и радость), из них только две – позитивные (третья часть). Дж. Грей рассматривает три первичные эмоции – ярость – ужас, тревогу и радость, то есть треть – позитивна. У Р. Вудвортса десять первичных эмоций – любовь, счастье, веселье, удивление, страх, страдание, гнев, решимость, отвращение, презрение, то есть три с небольшим эмоции можно считать позитивными. Число эмоций растет, их уже более 150, но всегда соотношение положительных и отрицательных эмоций ~1:2. Групповое семантическое пространство эмоций включает в себя гораздо больше негативных (ужас, тоска, страх, отчаяние, горе, печаль, тревога, растерянность, гнев, отвращение) и значительно меньше позитивных эмоций (радость, восторг, уверенность, спокойствие) [9]. Почему так произошло?

Лимбическая система человека, общая со всеми млекопитающими, и появившаяся около 150 млн лет назад, генерирует яркие и сильные эмоции. Преобладание негативных эмоций свидетельствует об их «животных» истоках. Оно интересно с точки зрения представления об эмоциональной сфере животных: животные (по крайней мере, высшие) живут в постоянном тревожном состоянии, их жизнь заполнена негативными эмоциями, вызванными постоянным поиском пищи и надежного укрытия, защитой от нападения (или, напротив, поиском жертвы), заботой о потомстве, борьбой за территорию и место в иерархии, и пр. Хотя и у животных бывают периоды преобладания позитивных эмоций, – например, время отдыха, игр. Именно такое соотношение эмоций унаследовано получившим лимбическую систему человеком. Поэтому, очевидно, и у первобытных племен преобладали негативные эмоции, которые требовали уравновешивания позитивными. Отсюда появились и стали расти новые потребности и вызванные их удовлетворением позитивные эмоции, призванные уравновесить негативные эмоции.

Несомненно, что отрицательные эмоции – древние, идущие от предков человека. Вот, например, описание трагического крика птиц ночью на озере: «Сумасшедший гвалт нарастал до тех пор, пока не вступили фламинго. С этого момента озера не стало – был один только сплошной рев, темное пустое пространство, вскипающее волнами оглушительного шума. … Голоса птиц звучали на такой печальный, минорный лад, что у меня мурашки бегали по коже [9]. Мир страстей закреплен, очевидно, в самых древних, «животных» отделах мозга человека, а новая кора может только в определенных пределах контролировать деятельность Р-комплекса и лимбической системы [8]. Именно поэтому страсти так слабо управляемы, человек так сильно подвержен страстям, и не способен подчинять их себе. Страсти – это эмоции, унаследованные человеком от мира животных, поэтому они не только прочно закреплены в поведении, но и недостаточно поддаются контролю со стороны новой, «человеческой» коры. Можно предположить, что древние и старые структуры сложного мозга, несмотря на их небольшой объем, существенно влияют на восприятие действительности, ее анализ и мышление в целом. Новые структуры мозга выросли из старых, что еще более объединяет их. Поэтому «новые» структуры могут быть названы так только несколько условно, на самом деле это выросшие «прогрессивные» области древнего мозга, при этом производные первичной коры (гиппокамп, перегородка, миндалина) не теряют своего значения. В любом случае новые и старые, древние и древнейшие, структуры мозга тесно взаимосвязаны.

В восприятии, создающем константный экран внешнего зрительного поля, участвует множество структур (рис. 1.5.1). Если древние отделы мозга сохранились, то не продолжают ли они создавать упрощенные, целиком «животные» картины внешнего мира? Можно определенно утверждать, что это справедливо в отношении эмоционального восприятия мира. Если древние части мозга по-прежнему создают параллельные зрительные, звуковые и другие образы внешнего мира, причем более древние картины служат только для сопоставления с новыми, то, возможно, в экстремальных, критических условиях они могут проявляться более определенно. Например, у впадающего в ярость человека существенно меняется зрительный образ врага, – поле зрения сужается, в нем виден только ненавистный враг, который должен быть повергнут. В сильном горе представляется «небо с овчинку», то есть зрительное поле сужается. Не включаются ли в этих экстремальных случаях «животные» зрительные образы с помощью эмоций?

pic_1.5.1.tif

Рис. 1.5.1. Структуры и связи мозга

В [1] отмечается, что первичный образ в древнейших структурах мозга создается без участия коры больших полушарий. При этом простейшие и полезные поведенческие системы формируются как последовательные экраны.«Дефинитивный (вполне развитой) вызванный потенциал в коре взрослого животного является сложным, физиологически гетерогенным образованием, состоящим из нескольких восходящих возбуждений, имеющих различный генез и разный филогенетический возраст» [1].

Древние, ответственные за эмоции, структуры производят эмоциональную оценку информации с точки зрения ее полезности, нейтральности или негативности для организма, эмоционально окрашивая ее. Более древние структуры мозга фильтруют (анализируют) информацию и сообщают новой коре ее окраску, интегрирующую в себе субъективные, соматические и вегетативные компоненты. Сигналы поступают одновременно через ретикулярную формацию, таламус, гиппокамп, миндалину и гипоталамус к лобной коре. Таким образом, древние структуры стоят на пути сигналов от рецепторов и определяют их значимость.

Заключение. Этология как наука, исследовавшая врожденное поведение животных, трансформировалась от примитивной теории Декарта к глубоким исследованиям основателей этологии Н. Тинбергена, К. Лоренца, к когнитивной этологии, нейроэтологии, социобиологии, и др. Исследованиявыявили поразительное единство институционального устройства и бытия человека и животных. Осознание глубоких этологических корней институционального устройства, бытия и поведения человека поможет человеку понять свои природные истоки, осознать глубинную связь с живой природой и потому – недопустимость крупных техногенных вмешательств в природу, объективнее взаимодействовать внутри человеческого сообщества и с живой природой. Такова цель глубинной этологии.


Библиографический список

1. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. – М.: Учебная литература, 1997. – 432 с.

2. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. – Санкт-Петербург: Наука, 1991. – 539 с.

3. Зорина З.А., Полетаева И.И., Резникова Ж.И. Основы этологии и генетики поведения. – М.: «Высшая школа», 2002. – 377 с.

4. Ичас М. О природе живого: механизмы и смысл. – М.: Мир, 1994. – 496 с.

5. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. – М.: «Республика», 1998. – 493 с.

6. Поведение животных и человека: сходство и различие. – М.: АН СССР, 1989. – 223 с.

7. Реймерс Н.Ф. Природопользование. – М.: «Мысль», 1990. – 637 с.

8. Тетиор А.Н. Этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. – М.: ж-л «Сознание и физическая реальность», № 1, 2003, стр. 2–14.

9. Тетиор А.Н. Новая концепция философского осмысления мира и эволюции живой природы. – Российская Академия Естествознания, 2015. – 235 с.

10. Философский словарь. Под ред. Фролова И.Т. – М.: Республика, 2001. – 719 с.

11. Wilson E.О. Sociobiology: The New Synthesis. Cambridge. 1975. – 697 p.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074