Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

3.1. Неразрешимые проблемы удовлетворения растущих потребностей человека – тупик его развития

Аннотация. Большей частью человечества движет в жизни постоянное стремление к удовлетворению растущих потребностей. В результате возникла сложнейшая, практически неразрешимая проблема бытия: вечный, постоянно возрождающийся и независимый от качества жизни и уровня удовлетворения потребностей феномен сильного желания и стремления к удовлетворению множества потребностей путем присвоения. Неудовлетворенность после очередного удовлетворения, и стремление к новым удовлетворениям, – таков тупиковый путь удовлетворения потребностей.

Summary. The greater part of humanity aspires to constant satisfaction of the growing needs. The result was enormous, almost insolvable problem of being: the eternal, everyrenascent and independent from the quality of life from level of satisfaction of needs the phenomenon of a strong desire and aspiration to satisfaction of needs by way of appropriation. Dissatisfaction after satisfaction, and then new aspiration to satisfaction – such is the deadlock way of satisfaction of needs.


Желание заставляет мыслить и действовать: «Желание – отец мысли» (В. Шекспир). Желание и связанная с ним тоска – двигатель деятельности человека. Порождены они были стремлением к удовлетворению первоочередных, биологических потребностей, способствующих выживанию видов. Принципиальным отличием потребностей животных от человека является их стабилизация, отсутствие роста числа и степени сложности удовлетворения потребностей: потребности животных меняются в очень редких случаях – например, при изменении условий жизни, пищевой цепи.

Потребности человека получили развитие по мере формирования материальной и духовной культуры [1]. Желание – это стремление к осуществлению чего-нибудь или к обладанию чем-нибудь, тогда как тоска – это уныние, душевная тревога. Вероятно, сильная тоска – это скрытое, иногда непознанное, сильное желание (эмбрион сильного желания), а сильное желание – это овеществленная тоска. Видимо, стремление к достижению положительных эмоций как объединение сильного желания и острой тоски является единым, холистическим эмоциональным состоянием. Оно сопровождает человечество в течение всей его истории как условие развития. Человек не просто стремится к осуществлению желаний, он испытывает постоянное стремление к новизне и страдает при ее отсутствии. Это стремление определяет в свою очередь влечение к удовлетворению растущего круга потребностей. Видимо, таким образом особенности эмоционального и склонного к упрощенному восприятию мышления, связанного с древними структурами мозга, определяют в итоге развитие человечества. Возможно, эти особенности определяют не только взаимоотношения людей в обществах, но и социально-экономические формации, и взаимоотношения народов и стран. В животном мире удовлетворение потребностей чаще всего связано с присвоением (пищи, полового партнера, территории, и пр.), поэтому именно это стремление запускает у человека мощный и хорошо закрепленный в сознании механизм присвоения, обладания. Удовлетворить потребность – значит, тем или иным способом присвоить предмет или явление, причем присвоение может быть реальным или мысленным, идеализированным. В этом процессе человек не способен предвидеть последствия, ибо таковы особенности памяти и мышления. Основой стремления к безудержному росту потребностей является влечение к получению положительных эмоций и закрепление новых и новейших потребностей в древних структурах мозга, которые поддерживают немедленное удовлетворение внутренних потребностей, связанных с устойчивостью физиологических функций и обеспечением нормальной жизнедеятельности. В связи с этим интересно стремление человека к сказочному удовлетворению потребностей, нереальному в действительности. В соответствии с упрощенным мышлением человек хорошо представляет себе то идеальное качество удовлетворенной потребности или тот идеальный смысл жизни, которые его бы устроили. Это качество является равновесной антитезой тому, которое человек имеет, но только до его удовлетворения. Было дырявое корыто – хочется целое корыто (из сказки А. Пушкина). Не было миллиона – появился миллион (О. Бендер). Но в соответствии с бифуркацией каждое простое удовлетворение порождает новую неудовлетворенность. Чтобы удовлетворенный организм не перестал двигаться и развиваться, чтобы не произошла остановка эволюции и гибель организма, природой (Высшим Разумом) введено разветвление развития. Длящееся долго или, тем более, «остановившееся» «прекрасное мгновение» означает гибель. Достигнутое после удовлетворения очередной потребности приятное состояние скоротечно (секунды, минуты, часы, но не более), скоро наступает новая неудовлетворенность. Неудовлетворенность и стремление к удовлетворению очередной потребности после очередного разветвления, – таков удел человека. В соответствии с концепцией о бинарной множественности и здесь действительность множественна. До сих пор на планете есть племена, не стремящиеся к росту потребностей.

К тому же удовлетворение растущих потребностей зачастую недостижимо: старуха из сказки А. Пушкина могла стать царицей только в сказке. В этих условиях (в реальной жизни, полной всего позитивного и негативного) уравновешивающим удовлетворением актуальной потребности у человека становится ее сказочная идеализация, удовлетворение ее в сказке. При этом сказка может быть построена в мозгу, либо быть написана, снята в кино. Человек удовлетворяет потребности в сказке, идентифицируя себя со сказочным героем. Отсюда произрастают корни успеха любовных романов, фантастических историй, криминальных фильмов, наркотиков и наркоподобных воздействий. Примером является цикл любовных историй И.А. Бунина «Темные аллеи», который, как подчеркивал автор, полностью выдуман. Но читателю и не нужна реальность, он нуждается в уравновешивающей недостижимое удовлетворение сказочной замене.

Каждая новая удовлетворяемая потребность в качестве уравновешивающего разветвления приносит негативный эффект, грех. Чем принципиальнее и сильнее удовлетворение потребности, тем сильнее грех. Но и человечество бинарно множественно по отношению к любым предметам и явлениям. Не каждому человеку свойственна вечная неудовлетворенность, «реалисты» не строят в мозгу идеальные модели жизни, не все люди поощряют в себе двойственность, не все стремятся к недостижимому идеалу.

Обыденная действительность по прошествии некоторого времени становится скучной. Почему добродетельная действительность бывает скучной, а зло – ярко и привлекательно (это отметил еще И. Гете в «Фаусте»)? Видимо, потому, что добродетельное удовлетворение потребностей связано с постоянной монотонной работой (молитвы, чтение, помощь страждущим, работа в поле и на ферме, и пр.), с постоянным выполнением одних и тех же обязанностей, оно более спокойно, и не дает ощущения яркой новизны; поэтому монахи внешне скучны, как и монастыри (это отметил, например, А.П. Чехов в рассказе «Без названия»). Стремясь к более яркой новизне, люди погружаются в сказки, переносятся в яркий мир Интернет. Почти все искусство – кино, театр, литература, живопись, и пр., – это яркие сказки. Люди искусственно замещают реальное невыполнимое удовлетворение потребностей множеством воздействий – от чтения до наркотиков.

Именно предполагаемые грядущие положительные эмоции заставляют «грешить и каяться». Именно поэтому «запретный плод сладок». Желание постоянной новизны, смены действительности в ожидании положительных эмоций, предполагает стремление к более яркой жизни, к смене впечатлений, в том числе и связанной с возможными пороками (наркотики, пьянство, разврат, драки с выбросами адреналина, и пр.). Текущий уровень удовлетворения потребностей, понимаемый как счастье, весьма краток, после чего наступает новая, иногда более острая, неудовлетворенность. «Это // Почти неподвижности мука – // Мчаться куда-то со скоростью звука, // Зная прекрасно, что есть уже где-то // Некто // Летящий // Со скоростью // Света!» (Л. Мартынов).

Если же нет реальной возможности удовлетворить новые потребности (что бывает почти всегда) – они искусственно удовлетворяются в мозгу. Отсюда стремление к яркости, броскости, красоте, цвету, к постоянной смене ощущений, к уходу от спокойствия, от скуки, от недостатка ощущений, к переменам, к опасности, к острым ощущениям, к экстремальным видам спорта. Отсюда стремление превзойти всех в скорости, силе, богатстве, красоте, … стать первым, хотя бы в чем-нибудь. Стремление к краю, к ощущениям «на краю пропасти». «Все, все, что гибелью грозит, // Для сердца бедного таит // Неизъяснимы наслажденья» (А.С. Пушкин). Но удовлетворенные желания быстро теряют ощущение новизны и полученных положительных эмоций (счастья) в процессе их удовлетворения. Часть людей в соответствии с особенностями строения их мозга (доминирования лимбики и потому повышенной склонности к эмоциональному поведению) испытывает особую тягу к азарту, куражу. Азарт ценится этими людьми как спутник любой деятельности – спорта, науки, искусства, драки, войны, сражений, работы, труда, игры в карты, в казино. Сюда входит и восхождение на горы, погружение в глубины океана, полеты в космос, полеты и виражи на реактивных самолетах, гонки на мотоциклах и автомобилях, на парусниках, на катерах, судах, опасные путешествия через океаны на лодке, на плоту, и т. д. Человек постоянно придумывает новые потребности, в процессе удовлетворения которых требуется и достигается азарт и кураж: соревнования по разрубанию ладонью струи жидкого металла, хождение по стеклу и углям, по гвоздям, и пр. Возможно, что к этой деятельности относится и пиратство, первые географические путешествия, захватнические войны, захваты и грабеж городов, пленных и пленниц, насилие как итог овладения (захвата) женщин, получения их в собственность, присвоения. Искусственной заменой этой формы удовлетворения потребностей являются фильмы ужасов, фильмы – триллеры, приключенческие фильмы, современная виртуальная реальность. К сожалению, подобное удовлетворение потребностей достигается и наркотиками, наркоподобными воздействиями (среди них – ритмичные танцы, пение, громкие ритмичные звуки, и пр.). Необходимость поступления адреналина в кровь идет от охотника и воина. Не связано ли это с самовознаграждением мозга, подобно наркотику? Или эта потребность закреплена в центре секса? Но после осуществления этого азартного поведения и удовлетворения такой потребности, как правило, наступает упадок сил. Затем, очевидно, снова тянет к азарту. Может быть, постоянный экстремум истощает человека. Но в истории человечества известны и длительные процессы, которые все равно заканчиваются: например, выпивка и танцы. Карнавалы в Южной Америке длятся 3 суток, и участники изнемогают от этого длительного удовлетворения потребностей. Интересно, что «любовь» у тигра длится без перерывов и еды тоже примерно 3 суток, потом он устает и ему это надоедает. Новое необходимо как ожидание положительных эмоций, когда старое уже невыносимо именно по причине его скучности и обыденности. Отсюда – и смены режимов, и смены жен и мужей, и уходы, и измены, и погружение в разные виды деятельности и пороков. Может быть, это нужно как периодическое возбуждение мозга, как поощряемое с целью выживания поисковое поведение охотника. В соответствии с законом бинарной множественности оно есть не у всех древних племен, и не у всех современных людей. Стремление к яркости одежды, к смене впечатлений (выпивка, танцы) имеются почти у всех племен, сохранившихся в первобытном состоянии. У монахов такое стремление греховно, это – происки врагов человека. И тоска – грех (по Библии). Это необычайно интересно – почему тоска – грех, ведь это – стремление? Между тем тоска, видимо, вечна, так как она связана с практически неосуществимыми, но вечно поддерживаемыми мозгом желаниями: «Нет ничего печальней на Земле // Мужской тоски о женском обаянье» (И. Сельвинский). Какова целесообразность человеческих потребностей? Удовлетворение бесчисленных растущих потребностей чревато потерей цели, снижением чувства радости. Об этом писал Ф.М. Достоевский: «…куда пойдет сей невольник, если привык утолять бесчисленные потребности свои, которые сам же и навыдумывал?…И достигли того, что вещей стало больше, а радости стало меньше». Для мира живой природы характерно стремление к удовлетворению настоятельных (насущных) потребностей, среди которых первыми являются биологические, или естественные, потребности. Они обеспечивают жизнь животного, и поэтому потребность в их удовлетворении не только прочно закреплена в организме, но и, как правило, связывается с присвоением объекта потребности. В течение многих веков процесс роста потребностей и соответствующих негативных воздействий на природу никак не ограничивался, природа в рамках механизмов самоадаптаций пыталась приспособиться к этим воздействиям (загрязнения, сведение лесов, распашка земель, уничтожение видов, рост городов, культурных ландшафтов, и пр.). Но потребности продолжали нарастать, в результате ограниченности возможностей самоадаптаций появились признаки глобального экологического кризиса. Негативные явления заставили человечество ввести искусственные механизмы адаптаций – разнообразные законы, этические нормы, способы экологизации деятельности, потребностей, использования ресурсов, и пр. Они не остановили бурный рост потребностей, ведущий к отступлению природы. Потребности множественны не только по видам, но и по основе их удовлетворения. Полное удовлетворение потребностей чрезвычайно опасно: О. Уайльду принадлежит афоризм о том, что в жизни возможны две трагедии: первая – не осуществить свою страстную мечту, вторая – добиться ее осуществления. Врач – психиатр А. Адлер предлагал решить эту проблему путем следования правилам «вечного путешественника», у которого хватает ума никогда не прибывать к месту назначения, то есть не удовлетворять свои потребности полностью.

Удовлетворение потребностей тесно связано с эволюцией человечества. Человек стремится к получению положительных эмоций, как естественных, органично вписанных в цепи «воздействие – реагирование», так и искусственных, заменяющих и разрывающих естественные цепи. Положительные эмоции могут быть получены естественным путем, как результат напряженного физического или умственного труда, создания произведения человека, творческого или физического достижения, рекорда. Они же могут быть достигнуты искусственным путем, например, введением в организм веществ, создающих в мозгу искусственные состояния. Негативными тенденциями эволюции можно считать стремление к удовлетворению иррациональных, неэкологичных, вредных потребностей.

Если считать двойственность потребностей их диалектическим свойством, то негативные и иррациональные потребности не могут быть и не будут полностью исключены. Их можно запретить с помощью законов, сделать непривлекательными путем общественного осуждения и неприятия. Вместе с тем бинарная множественность потребностей, возможно, подчиняется закону нормального гауссова распределения. Поэтому основной объем в начале движения к множественности потребностей здесь составляли обычные и нейтральные (естественные) потребности, тогда как наиболее негативные, как и самые позитивные, составляли «хвосты» распределения. По мере роста современных псевдопотребностей это равновесие может немного изменяться. Предельные (полярные) бинарные оппозиции здесь занимают очень небольшой объем потребностей. Напротив, большой объем занимают естественные биологические потребности – обычные нейтральные потребности, удовлетворение которых может быть позитивным или негативным для человека, в зависимости от степени искусственности способа удовлетворения.

Процесс роста бинарной множественности потребностей, может быть, стремится к экспоненциальности: например, появившаяся недавно потребность в личном автотранспорте привела к возникновению десятков и даже сотен новых многочисленных потребностей в автодорогах, гаражах, стоянках, заправках, ремонтных службах, службах безопасности движения, и пр. Новая потребность в персональных компьютерах привела в действие колоссальный потенциал новых, совершенно не известных ранее потребностей в программах, играх, общении через сеть Интернет, виртуальной реальности, вплоть до искусственной любви. Можно сказать, что одна новая крупная потребность вызывает к жизни сотни новых потребностей. Для роста потребностей существует правило «новые потребности порождают все больше число новейших потребностей».

Потребности и их удовлетворение – это обоюдоострые предметы и явления, чрезвычайно нужные человеку и очень опасные для него и для окружающей его среды жизни. Человек стремится удовлетворять потребности в форме неудержимого присвоения и использования. Нами предложено считать это явление синдромом присвоения, совокупностью отдельных симптомов (признаков) собственника, толкающих человека на постоянные приобретения – вещей, людей, и пр. Человек стремится неограниченно приобретать, и все ему принадлежащее – использовать для удовлетворения своих безграничных потребностей. Вид чего-то доступного или «ничейного» запускает механизм присвоения, а он в свою очередь – механизм использования.

Завоеватели захватывают города, грабят ценности, так что их уже некуда складывать, не увезти и не унести, уводят и тут же насилуют женщин. Чингисхан, А. Македонский и пр. захватывали страну за страной, город за городом, и мечтали о захвате всех известных в те годы стран. Современные тираны и диктаторы не удовлетворялись контролированием одной страны, они мечтали о контроле над всей планетой. Сейчас же такие люди смотрят уже и в космос. Восточные султаны заводили огромные гаремы, состоящие из колоссального числа женщин разных национальностей, никакими сексуальными потребностями не обоснованные. Присвоение женщин и создание огромного потомства носило характер соревнования на побитие рекорда Гиннеса. Богатый человек приобретает все большее количество единиц одежды, которые он никогда не сможет сносить (известны случаи покупки до 500 пар обуви). Он покупает все большее количество старинных замков, квартир, драгоценностей, предметов искусства, машин, яхт, небольших островов и пр., где он никогда не покажется, – не успеет. Безграничный рост фирмы, ее оборота, числа сотрудников, стран, где она действует, – это норма для здоровой фирмы. Глобализация предпринимательской деятельности ограничивается только размерами Земли. Захват рынков, присвоение интеллектуальной и других видов собственности – это обычное направление развития процветающих фирм. Не пора ли переходить к «нулевому» и отрицательному росту? Без этого перехода человечеству грозит тупик в развитии. Нужно становиться скромнее.

На особом месте стоит присвоение чужой собственности: здесь и воровство, и обман, и плагиат. Особенно интересен плагиат в творчестве: неудержимо присвоение творческих результатов, изобретений и открытий, текстов, мелодий, и пр. Не присваивают только самое общеизвестное, но и его используют как элемент своего творчества, – например, среди поэтов хорошим тоном является приближение к А.С. Пушкину, – вводя его строки в свои или хотя бы просто упоминая его имя рядом со своим. Присвоение великого имени – тоже синдром: гадалка в Москве – «Таис Афинская», спортсмен – не менее чем «Александр Македонский», и пр. Зависть к чужому становится причиной присвоения чужих имен: рабы в Америке принимали имена выдающихся президентов США; писатели, поэты, певцы, артисты – сплошь с «красивыми» псевдонимами.

Видя «ничью» красоту, человек сразу стремится (инстинктивно) ее присвоить: сорвать как можно больше цветов («все цветы брошу к твоим ногам» – слова из песни), завладеть красивой женщиной («мне б такую» – из убогой, не «мужской» песни), купить или присвоить другими способами красивые вещи, убить или поймать красивое животное, содрать с него шкуру и носить ее, посадить в клетку красивую птицу, воткнуть себе в прическу красивые перья, и пр. Когда же нет возможности завладеть красотой известными способами, – присвоить, выпить, съесть или хотя бы поцеловать, человек становится глубоко несчастным. Н. Гумилев в своем стихотворении «Шестое чувство» полагает, что ему обязательно нужно что-то делать с розовой зарей, с красотой. Не лучше ли перестать стремиться к тому, чтобы сделать что-то, а просто посмотреть, воспринять и уйти? Глубокая экология, основанная на даосизме, рекомендует не вмешиваться в природу. Страдание от невозможности сделать что-то практически полезное для себя с красотой приводит Н. Гумилева к мысли о том, что у человека нет соответствующего органа чувства – шестого, чувства красоты. Но мы ощущаем красоту, и, следовательно, это чувство и орган уже есть. Восприятие же ничьей красоты запускает механизм ее немедленного присвоения, – и вот здесь и возникает проблема. Она не в отсутствии органа чувства, ставшего предметом известного стихотворения, а в невозможности немедленного присвоения и использования красоты.

Парадоксально, что многие истребляемые животные издавна являются в то же время символами, эталонами красоты: лев, тигр, пантера, газель, олень, райская птица, павлин, орел, сокол; именно поэтому человечество «воздало» должное красоте, мощи и грации животных, поместив их изображения на многочисленные гербы, флаги мелких и крупных государств, на деньги. Здесь соседствуют взаимоисключающие явления – присвоение с целью истребления и в то же время – присвоение с целью любования. Так же присваивается и используется и вся «ничья» природа – ландшафты, ископаемые, леса, реки, моря, горы, и пр. Человек был готов на все, чтобы захватить самые богатые участки добычи золота (забить заявочный столб), драгоценных камней, нефти, а затем – и просто продуктивные земли, красивые ландшафты. В этом длинном ряду синдромов особо характерно присвоение предметов и явлений путем делегирования им своего имени (фамилии), даже не всегда благозвучного, но любимого. Все компоненты ландшафтов планеты – флора, фауна, страны, острова и пр. – имеют названия. Часто это – человеческие фамилии или имена, хотя для самих компонентов это не имеет никакого значения. Города и улицы – это поразительная история присвоения – достаточно вспомнить о многочисленных «Сталинабадах». Известны многие фонды, премии, банки, автомобили, оружие, носящие имена создателей. Самая престижная среди гигантского числа премий – Нобелевская – нелепа по своей сути, так как она создана на деньги, полученные от продажи взрывчатых веществ и оружия «прозревшим» к концу жизни фабрикантом Нобелем.

Забавно в этом нескончаемом ряду стремление к наименованию космических объектов, удаленных от Земли. Зачем нужно, чтобы некое космическое тело носило имя певицы, или писателя? Летит себе это тело, как и раньше летело, в пространстве, и нет ему никакого дела до людской суеты с наименованием. На особом месте стоят спортсмены, стремящиеся к наибольшему числу рекордов и медалей, пусть даже ценой здоровья и жизни. Часто эти рекорды практически бессмысленны, они ничего не дают человечеству, кроме кратковременного зрелища. Но ради рекордов, получения наибольшего числа медалей и званий, спортсмены идут на все – вплоть до приема недопустимых для здоровья добавок. Здесь же коллекционеры, собирающие максимум вещей. Интересно стремление к безудержному «присвоению» различных орденов, премий, званий. Оно особенно характерно, гротескно для диктаторов – иногда уже некуда вешать очередные ордена. Вспомним анекдотичные перечисления должностей, званий и пр. у разных руководителей – от царей до секретарей Политбюро. Грешат этим стремлением и многие другие люди – ученые, артисты, и пр. Сейчас, в связи с возникновением множества Академий и видов премий, появились члены и лауреаты десятков из них. Одно плохо: площадь груди у человека, даже искусственно увеличенная с помощью пиджака, ограничена для размещения большого числа орденов. Но выход найден: замена орденов специальными нашивками – их на дм2 груди входит значительно больше.

Творческие работники присваивают в собственность красивых женщин как мощный стимул для творчества, и возмущаются, если те не реагируют адекватно. Известны многочисленные примеры, когда творцы признавались, что присвоение очередной молодой и красивой женщины им нужно как творческий стимул (создатели самолетов, художники, режиссеры, певцы, композиторы). Интересна в этих случаях роль женщин – катализаторов творчества: они не являются соавторами, им достается упоминание в биографиях, сожитие. Но и эта роль бывает желанна для этих женщин.

Директор рассматривает подчиненных как собственность, подчинение и присвоение «запускает» механизм сексуального удовлетворения. Секретарша – наложница руководителя, его «собственность», – это скорее правило. Режиссеры (это уже надоевшая всем аксиома), менеджеры, помогающие «раскрыться» таланту красивой актрисы, рассматривают ее собственнически как наложницу, и это – правило. Стареющий профессор «покупает» молодых аспиранток в свою собственность, как наложниц.

Вообще синдром присвоения не этичен и не диалектичен. В природе все животные присваивают себе ее небольшую часть – нишу, у них есть ограничения на объем присвоения. На этом держится все природное равновесие, гомеостазис. У человека отсутствует орган или генетически закрепленное поведение, ограничивающее присвоение какими-либо рамками, кроме удовлетворения биологических потребностей. Синдром присвоения направлен на удовлетворение безграничных потребностей человека и поэтому он – одна из движущих сил развития человечества. Обеспечить сокращение скорости и объема роста бинарной множественности потребностей можно экологизацией всех частей круга: экологизацией сознания жителей (согласие с необходимостью самоограничения числа и сложности потребностей), экологизацией самих потребностей, и экологизацией промышленности товаров и услуг. Каждая из этих задач исключительно сложна и требует длительного времени для ее выполнения. Многие потребности не имеют выраженного предела их удовлетворения. Ограничителями верхнего предела потребностей жителей должны выступать природно-ресурсные возможности региона и планеты. Нижний предел удовлетворения потребностей человека – сохранение его здоровья и жизни.

Заключение. Развитые общества подчеркивают, что их целью является наиболее полное удовлетворение растущих потребностей людей. Между тем выделение оптимального круга потребностей из растущей бинарной множественности, и тем более определение путей их экологизации с учетом ограниченности природно-ресурсного потенциала, пока отсутствует. Неудовлетворение потребностей или наличие препятствий на пути удовлетворения является источником заболеваний, стрессов, неврозов (в худших случаях – социальными потрясениями, революциями). Это – неразрешимое, учитывая связь потребностей с мозговыми структурами, противоречие развития, не естественное для живой природы явление. Оно вызвано особенностями человеческого мышления, воспитания и деятельности.


Библиографический список

1. Тетиор А.Н. Искусственная (антропогенная) эволюция. – ФРГ: Palmarium, 2013. – 460 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074