Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

6.2. Человек как всеживотное: особенности взаимоотношений с миром

Аннотация: Можно полагать, что человек (по С.Н. Булгакову [2]) есть всеживотное; он глубоко связан с миром природы и с предками. Он унаследовал особенности строения и функционирования тела, систем и органов животных, особенностей мышления, поведения, эмоциональной сферы и форм взаимоотношений, общественных формаций многих его предков. Его предки оставили следы в многослойном мозге человека, обеспечив контроль деятельности высшей коры со стороны древних отделов. «Животные» корни разносторонне влияют на бытие человека; наряду с яркой эмоциональной сферой, унаследованной от высших млекопитающих, физической красотой части людей, мощным мозгом и развитием культуры, они обусловили упрощенное мышление; внушаемость; незащищенное тело и множество болезней; отсутствие предела удовлетворения ряда потребностей, ведущее к исчерпанию ресурсов и к экологическому кризису; закрепление агрессии, терроризма, рабства; жесткую иерархию и сложные взаимоотношения в обществе. Множество общественных формаций, политического устройства, религиозных представлений, видимо, унаследовано от животного мира. Как жить человеку и как взаимодействовать с обществом и природой, понимая свою «все – животность», глубочайшую связь с предыдущим миром природы, наличие важных особенностей все – животного мышления и поведения?

Summary: A person (by S. Bulgakov) «…is universal animal and in yourself contains both the entire program of creation». Probably «universal animal» means inheritance of man characteristics of structure and functioning of body systems and organs of animals, peculiarities of thinking, behavior, emotional sphere and forms of relationships, social (institutional) formations of many ancestors. Person’s ancestors left traces and in complex multilayered human brain, ensuring control of higher cortex by ancient divisions. Development of humanity depends from the desire to meet the needs and achieve the appropriate emotion; therefore, the history and genesis of a person determines mainly ancient animal brain, and limbic brain inherited from the higher mammals. «Animals» roots versatile affect human being. They have resulted to the bright emotional sphere inherited from higher mammals, to the physical beauty of people, to powerful brain and culture. But they have resulted also in simplified thinking; suggestibility; unprotected body and many diseases; absence of a limit to meet the range of needs, leading to depletion of resources and environmental crisis; consolidating aggression, terrorism, slavery; a rigid hierarchy and complex relationships in society. Even many social formations, political and religious views, apparently inherited from animal world. How to live a man and how to interact with society and nature, realizing own «all-animality», the deepest connection with the previous world of nature, the existence of important features of all-animal thinking and behavior?


Поведение человека определяется объединением в нем биологического и социального начал (биологического и социального, телесного и духовного, чувственного и рационального), что ведет к множественности структуры поведения. С одной стороны – человек является животным; с другой стороны, человек – существо социальное, с высшим разумом, с высокой культурой, принципиально отличающееся этим от животных. Это объединение двух отличающихся основ, признаков, вызывает бинарную множественность поведения человека. На это влияет структура мозга, в котором представлены современные и более древние отделы. Попытаемся выделить те признаки всеживотного, которые оказывают наиболее глубокое влияние на мышление и действия человека, в том числе на взаимодействие человека в обществе. Среди них:

1. Взаимоотношения в живой природе, ставшие идеологиями человечества. Нами высказано предположение, что источником идеологий человечества были унаследованные формы взаимоотношений в живой природе [9]. Они во многом построены на удовлетворении первоочередных биологических потребностей, в том числе на добывании пищи, на питании, на выживании. В результате эволюции возникла бинарная множественность взаимоотношений в природе – от антибиоза до симбиоза. В многослойном мозгу человека как «всеживотного» по мере антропогенеза были закреплены эти взаимоотношения, он их унаследовал и реализовал в форме идеологий. На их формирование оказали влияние особенности упрощенного мышления. При реагировании на действующий стимул человек запоминает ограниченное число единиц информации. Он «живет» в кратковременной памяти, частями которой являются наиболее кратковременная иконическая память емкостью 3 элемента и сенсорная память только что действовавшего стимула с максимальной емкостью 7 ± 2 элементов. Такое восприятие действительности и реагирование были сформированы в процессе эволюции человека как представителя животного мира среди других живых организмов, для обеспечения гомеостаза. Вполне вероятно, что такое восприятие реальности является одним из наиболее необходимых механизмов выживания в живой природе. Антагонистические отношения (антибиоз) в природе более многообразны. Это – признак преобладания негативных, взаимоотношений в природе. Все идеологии человечества имеют упрощенный характер, что должно быть исправлено человеком.

2. Упрощенное мышление всеживотного, приведшее к созданию человеком множества упрощенных законов своего развития. Так, были созданы 3 упрощенных закона диалектики: закон перехода количественных изменений в качественные, закон единства и борьбы противоположностей, закон отрицания отрицания (все законы содержат по 2 определяющих параметра, проще быть не может) [9]. Эти законы не полностью применимы к природным явлениям; эволюция носит гораздо более множественный характер. Не все количественные изменения приводят к качественным; качественные изменения зачастую зависят от влияния множества внешних факторов, что вызывает множественность взаимоотношений. Этот закон в связи с этой множественностью можно было бы назвать «закон бинарного множества форм перехода и не перехода количественных изменений в качественные». В природе нет всеобщей формы бытия как единства и борьбы противоположностей, есть бинарное множество промежуточных форм – от гармонии до борьбы, включая и нейтральное взаимодействие, и взаимопомощь. Закон можно было бы переименовать в «закон бинарного множества форм взаимоотношений в природе». Взаимоотношения носят иногда очень сложный, не вписывающийся в простые дуальные определения (гармония, борьба) характер. Иногда даже вредные виды паразитов оказывают некоторую помощь хозяину, и без паразитов организм не может существовать, а некоторые виды животных объединяются в один организм для обеспечения совместной жизни. Не всегда действует закон отрицания отрицания: последующие формы могут дегенерировать по сравнению с предыдущими, то есть не порождать высшие формы. Иногда формы просто не изменяются, не отрицая самих себя и не переходя к высшим формам. Закон можно было бы переименовать в «закон бинарного множества взаимоотношений – от отрицания отрицания до не отрицания». В поле множественности форм бытия, форм существования материи, связей и отношений, большинство параметров может принимать множество значений. Между крайними располагается множество промежуточных параметров. Но при изменении наименований фундаментальные законы диалектики теряют смысл. Человек должен пересмотреть созданные им упрощенные законы всеживотного и изменить их на бинарно множественные.

3. Упрощенно-эмоциональная мыслительная сфера всеживотного с преобладанием влияния чувств, а не рационального мышления. В основе действий всеживотного лежит деятельность древних и древнейших отделов мозга, ответственных за чувства. Поэтому чувства и ощущения всеживотного преобладают в работе мозга; они, а не рациональное мышление, влияют на анализ поступающей в мозг информации и сделанные выводы. Этот вывод подтверждается наличием ретикулярной формации, фильтрующей информацию, поступающую в высшую кору, и дополнительно окрашивающей ее чувствами. Эта реальность чрезвычайно важна для учета в деятельности человека, как при взаимодействии внутри коллективов, так и при решении конфликтов между странами.

В течение истории человек стремился к удовлетворению потребностей, сопровождающемуся положительными эмоциями; из них на первом месте – радость. Эволюция эмоций шла от простейших форм реагирования, связанных с адаптацией к окружающей среде, к развитию эмоциональной сферы человека за счет таких эмоций, как чувства (высшая форма эмоций), страсти (сильное, стойкое чувство, с сильным влечением к объекту страсти), настроения и т. п. Эмоция (от лат. emoveo – потрясаю, волную) – процесс переживания, отражающий субъективную оценку значимости для человека предметов и явлений. Эмоции позволяют человеку ориентироваться в окружающем мире. Уровень личного доверия к эмоциям высок. Среди первичных (витальных) эмоций практически всеми исследователями предлагается неравное число позитивных и негативных Число эмоций растет, их уже более 150, но всегда соотношение положительных и отрицательных эмоций ~1:2. Групповое семантическое пространство эмоций включает в себя гораздо больше негативных (ужас, тоска, страх, отчаяние, горе, печаль, тревога, растерянность, гнев, отвращение) и значительно меньше позитивных эмоций (радость, восторг, уверенность, спокойствие) [6, 9]. Почему так произошло? Нужно ли с этим бороться? Нужны ли человеку негативные эмоции?

С одной стороны, человечество постоянно борется с ними, противопоставляя им позитивные замены, смех и юмор, советы непрерывно улыбаться, предлагая множество естественных и искусственных воздействий, которые могли бы привести к положительному эмоциональному состоянию. Например, в учении известных деятелей культуры Рерихов определяющая роль отводится эмоции радости – «особой мудрости и непобедимой силе». Если бы «весь мир возрадовался хотя бы на одну минуту, то все Иерихонские силы тьмы пали бы немедленно». «Радуйся! Радуйся! Радуйся!» (из поэмы Н.К. Рериха). Но радость – лишь одна из многих эмоций, а другая, например, печаль, – не менее важная для человека и, возможно, более глубокая эмоция.

С другой стороны, часть человечества, пресытившаяся положительными эмоциями, стремится к их замене, уходу от привычных положительных эмоций к экстремальным, зачастую негативным. Часть людей в соответствии с особенностями строения их мозга (доминирования лимбики и потому повышенной склонности к эмоциональному поведению) испытывает особую тягу к страстям, азарту. Азарт ценится этими людьми как спутник деятельности – спорта, науки, искусства, драки, войны, сражений, работы, труда, игры в карты, в казино. Сюда входят бои без правил, восхождение на горы, погружение в глубины океана, полеты в космос, полеты на реактивных самолетах, гонки на мотоциклах и автомобилях, на парусниках, на катерах, судах, опасные путешествия через океаны на лодке, на плоту, и т. д. Человек постоянно придумывает новые потребности, в процессе удовлетворения которых требуется преодоление опасности и переживание соответствующих негативных эмоций: соревнования по разрубанию ладонью струи жидкого металла, хождение по стеклу и углям, по гвоздям, и пр.; человек пробует сажать на себя скорпионов; засовывать голову в пасть тигра; прыгать с парашютом с небольшой высоты, и пр. И все это ради достижения ярких негативных эмоций. Возможно, что к этой деятельности относится пиратство, первые географические путешествия, захватнические войны, и пр. Искусственной заменой этого удовлетворения потребностей являются фильмы ужасов.

Ряд специалистов упрощенно полагает, что «эмоции играют роль «пеленгов» поведения: стремясь к приятному, организм овладевает полезным, а, избегая неприятного, предотвращает встречу с вредным, опасным, разрушительным» (П. Анохин). Это объяснение односторонне, реальная действительность не вписывается в эту идеальную схему: организм может овладевать и вредным для себя (курение, наркотики, пьянство, и пр.), а приятные эмоции могут достигаться искусственным путем, вредным, и даже смертельным для организма.

Лимбическая система человека, общая со всеми млекопитающими, и появившаяся около 150 млн. лет назад, генерирует яркие и сильные эмоции. Преобладание негативных эмоций свидетельствует об их «животных» истоках. Оно интересно с точки зрения представления об эмоциональной сфере животных: животные (по крайней мере, высшие) живут в постоянном тревожном состоянии, их жизнь заполнена негативными эмоциями, вызванными постоянным поиском пищи и надежного укрытия, защитой от нападения (или, напротив, поиском жертвы), заботой о потомстве, борьбой за территорию и место в иерархии, и пр. Хотя и у животных бывают периоды преобладания позитивных эмоций, – например, время отдыха, игр. Именно такое соотношение эмоций унаследовано получившим лимбическую систему человеком. Поэтому, очевидно, и у первобытных племен преобладали негативные эмоции, которые постепенно требовали уравновешивания позитивными. Отсюда появились и стали расти новые потребности и вызванные их удовлетворением позитивные эмоции, призванные уравновесить негативные эмоции.

В то же время эмоции имеют и биохимическую природу: выделены отдельные комплексы гормонов, пептидов, медиаторов, связанных с эмоциями. Так, например, дефицит норадреналина проявляется депрессией тоски, а недостаток серотонина – депрессией тревоги [3]. Но, с другой стороны, депрессии тоски и тревоги вызываются и негативными внешними воздействиями на человека, что вызывает изменения в биохимических процессах: это – прямые и обратные связи в механизмах управления. В реальном организме человека сложные эмоциональные состояния тесно связаны с множеством воздействий внешнего и внутреннего мира, и негативные эмоции так же необходимы организму, как и позитивные. Например, американскими психологами было выявлено, что поощряемое принудительное насаждение позитивного мышления, принудительный оптимизм, проявляющийся в неизменной улыбке и притворной приветливости, провоцируют глубокую внутреннюю депрессию.

4. Наличие расположенной над высшей корой мозга сети ретикулярной формации, связанной с древними структурами мозга и контролирующей его работу. Влияние древних структур мозга определяется наличием ретикулярной формации, две афферентные (центростремительные) системы которой проходят во все слои коры больших полушарий. Древнейшие и древние, ответственные за эмоции, структуры производят эмоциональную оценку информации с точки зрения ее полезности, нейтральности или негативности для организма. Возможно, что описанные выше особенности работы отделов мозга приводят к интересным закономерностям деятельности сложного, многослойного мозга человека:

1. Отдельные древние части мозга не совсем одновременно получают те же сигналы сенсорных систем, что и новая кора. Импульсы в кору больших полушарий поступают по нескольким каналам и в разное время.

2. Осознаваемые и неосознаваемые ощущения возникают одновременно не менее чем в двух структурах мозга, куда поступают сигналы от рецепторов.

3. Более древние структуры мозга фильтруют (анализируют) информацию и сообщают новой коре ее окраску, интегрирующую в себе субъективные, соматические и вегетативные компоненты.

4. Роль этой окраски, включения эмоций в мышление, очень велика. Окраска мыслей чувствами может играть и позитивную, и негативную роль.

5. Степень нейтральности информации и необходимость ее окраски оценивает, видимо, лимбическая система, а степень новизны – гиппокамп.

6. Возможны, очевидно, и противоречивые сообщения, поступающие одновременно от древних и новых структур мозга после поступления в них информации от рецепторов. Это может вызвать одновременное наличие двух решений мозга, не способного принять одно решение. Тогда человек может ощущать отсутствие четкого решения, вплоть до расщепления сознания.

7. «Животные» структуры участвуют в оценке значимости информации. Сигналы поступают одновременно через ретикулярную формацию, таламус, гиппокамп, миндалину и гипоталамус к лобной коре. Человеку нужно учитывать эти особенности мышления, глубоко их изучив: окраска мыслей чувствами часто нуждается в логическом осмыслении.

5. Наличие в структуре мозга древних и древнейших отделов, включенных в прохождение сигналов по нейросети с переключениями. Человек в процессе эволюции получил консервативный и чрезвычайно сложно устроенный орган управления – мозг с наслоениями сохранившихся древних и более новых структур, в котором последующие слои, отвечающие за все более сложные органы и действия, взаимосвязаны и, видимо, контролируются всеми предыдущими отделами. Мозг содержит в себе, как археологический срез, всю историю эволюции человека, но при этом все древнейшие, древние, старые и более новые слои, работают и взаимодействуют. И.П. Павлов полагал, что кора больших полушарий в процессе исторического развития организма все более и более подчиняла себе деятельность всех нижележащих центров мозга, и у высших млекопитающих и человека стала главным «распорядителем и распределителем всей деятельности организма». Но в процессе восприятия импульсов от органов чувств и выдаче решений взаимозависимо участвуют почти одновременно более древние структуры [1, 3, 7]. В структуре мозга представлены современные и более древние отделы. Деление мозга во многом условно, как любое деление. Так, исследователями выделяются новая кора (неокортекс), старая кора (архикортекс), мезокортекс, древняя кора (палеокортекс) и несколько других участков (очень важный – ретикулярная формация, расположенная над высшей корой и связывающая ее с древними отделами) [3, 7]. Таким образом, одновременно в современном человеке «присутствуют», уживаются и влияют на его поведение и рептилии (К. Саган считал, что понятие «хладнокровный убийца» для человека удивительно точно соответствует определению рептилии – крокодила), и млекопитающие, и человек [7]. «Ритуально-агрессивный» Р-комплекс отвечает за ритуальное и агрессивное территориальное поведение, установление социальной иерархии, послушание и бесстрашие. Он оказывает фундаментальное влияние на поведение, отвечает за безопасность вида и управляет базовым поведением: он контролирует инстинкт размножения, защиту своей территории, агрессию, желание всем обладать и все контролировать, следование шаблонам, имитация, обман, борьбу за власть, стремление к иерархическим структурам, ритуальное поведение, контроль меньшинства. Ему присущи хладнокровное поведение, отсутствие сопереживания, безразличие к последствиям действий относительно других людей. Он полезен для немедленных реакций: сначала – реакция, затем осмысление. В этом смысле это – «автопилот», которым человек сознательно управлять не может. Его главная задача – защита тела человека, он настроен на оборону, всегда на страже и высматривает опасность. Лимбическая «эмоциональная» система ответственна за генерирование сильных и ярких эмоций, за окраску мыслей чувствами. Новая кора мозга – неокортекс – отвечает за ряд важнейших функций – память, сознательное восприятие, мышление, речь, в ней расположены соматосенсорные системы, получающие импульсы от сенсоров тела человека. В ее функции входят абстрактное разумное мышление, планирование действий и управление ими, сложные задачи восприятия, пространственное восприятие, обмен информацией между мозгом и телом. Но ее определяющее влияние на более древние системы, стремление к управлению ими далеко не абсолютно. Напротив, все импульсы проходят через многие древние структуры, в которых, как известно, происходит их оценка, эмоциональная и другая более древняя окраска (например, агрессивно-оборонительная, иерархическая, ритуальная и пр.). Разные по своей роли и по своему значению органы тела и лица далеко не равноценно представлены в новой коре (отдельные органы имеют явно завышенное представление, обусловленное, видимо, исторически). Мышление человека определяется сложным строением его мозга, включающим в себя новые и более древние слои. Условное триединство мозга подчеркивается наличием в многослойном мозгу древней части – мозга рептилий; мозга высших млекопитающих (лимбической системы); самой крупной части – неокортекса. Неокортекс не руководит в полной мере низшими отделами мозга; такую ситуацию обеспечивает ретикулярная формация – древний контролер. Преобладание решений отделов мозга, влияющих на поведение человека, не постоянно: у разных людей могут интенсивнее проявляться функции более древних отделов и подавляться решения неокортекса, при ограниченном контроле с его стороны.

Новая кора – это органическая часть триединого мозга; древние структуры не исчезли и продолжают контролировать деятельность. Мозг человека, несмотря на наличие древних и более новых отделов, является единым целым, объединенным с помощью сети нейронов. Мозг несет в себе всю историю антропогенеза.

pic_6.2.1.tif

Рис. 6.2.1. Сложный многослойный мозг со связями между его частями

«Человек не произошел от низших видов, но сам в себе их несет: человек есть всеживотное и в себе содержит как бы всю программу творения» (С.Н. Булгаков). Если многослойный мозг человека (рис. 6.2.1) сохранил в себе древние структуры ряда предков, то логично было бы предположить, что, являясь фильтрами на пути прохождения импульсов, эти структуры могут конфликтовать между собой и выдавать полностью противоречащие друг другу решения [9]. Отделы мозга, принадлежащие несовместимым между собою животным (в природе – хищникам и жертвам), конфликтуют между собой. Человек должен учитывать эти особенности работы мозга, глубоко их изучив.

6. Закрепление множества потребностей в древних центрах мозга как витальных, первоочередных, влияющих на выживание. Нами предполагается, что масса новых потребностей закрепляется в существующих древних центрах удовлетворения, связанных с первичными потребностями. Все новые потребности закрепляются чаще всего как сексуальные, или пищевые, или агрессивно-оборонительные. Например, существенная часть трудовых и экономических потребностей удовлетворяется с целью прямого или опосредованного «завоевания» самки: здесь и создание выдающегося произведения, и овладение богатством, и достижение разнообразных рекордов, и пр. Характерны в этом смысле строки Н. Гумилева о том, что красоту «ни съесть, ни выпить, ни поцеловать…»: все эти действия направлены на удовлетворение двух-трех биологических потребностей (пищевых, питьевых, сексуальных), хотя речь в стихотворении идет об удовлетворении потребности в красоте. Человечество независимо от наличия абстрактного (высшего) мышления накопило в своей памяти множество подтверждений описанного выше предположения о закреплении новых и новейших потребностей как псевдо-древних. Например, во многих языках для подтверждения привлекательности партнера говорится «сладкий мой» или «сладкая моя», «аппетитный мужчина», «пышка», «так бы и съел», а для двух партнеров имеется определение «сладкая парочка». Все это – целиком пищевые определения. Партнеры дают друг другу эмоционально окрашенные и пищевые клички («кошечка», «цыпочка», «зайчик», «птичка», «яблочко», «рыбка», «конфетка», и пр.). Многие последствия удовлетворения самых разнообразных новых потребностей оцениваются с участием пищевого центра как «горькая доля», «сыт по горло». Во множестве взаимодействий проявляется «животная» иерархия: «мой господин», «я – твоя раба», и т. д. При оценке произведений в разных видах творчества, если она призвана подчеркнуть их высокий уровень, обычно прибегают к терминам, заимствованным из биологии: «яркий», «красочный», «пиршество цвета», «душистый талант» (о С.А. Есенине (!), «мощный», «сильный», «буйство глаз и половодье чувств», «какая глыба, какой матерый человечище!», и т. д. Если множество новых потребностей закреплено в древних «центрах», то становятся понятны слова А.С. Пушкина о «сладостном внимании женщин как почти единственной цели наших усилий». Не потому ли создатели технических объектов – автомобилей, судов, и пр. часто присваивают им женские имена, маскируя таким образом стремление к привлечению внимания? Можно с большой степенью уверенности утверждать, что новые и новейшие потребности в большинстве закреплены в древних структурах мозга, в тех центрах (кругах) лимбической системы, которые поддерживают немедленное удовлетворение внутренних потребностей, связанных с устойчивостью физиологических функций и обеспечением нормальной жизнедеятельности организма [9].

Именно это и поощряет стремление к немедленному удовлетворению (в реальности или в мифе) новых и новейших потребностей, которые замаскированы под первоочередные, настоятельные. Человек при этом получает не только естественные эмоции, которые достигаются с затратами значительных усилий, но и псевдо – эмоции, в том числе генерируемые с помощью фальшивого самовознаграждения мозга [5]. Именно таким образом древние структуры мозга определяют историю развития человека. Поэтому человечество часто избирало неблагоприятные пути жизни и развития, опасные способы взаимодействия с природой и между людьми. Разум, логическое мышление, как будто не участвовали в определении путей рационального взаимодействия, их место занимали яркие «животные» эмоции и упрощенное мышление, не способное к оценке будущих последствий. В основе такого развития человечества, видимо, лежат структура и свойства его мозга, в первую очередь восприятие им действительности и упрощенное мышление, обусловленное сложной структурой мозга. Эти особенности работы мозга и восприятия действительности представляют опасность для развития человечества. Надо пытаться их осознавать и контролировать.

7. Отсутствие предела удовлетворения потребностей, кроме биологических. Объем биологических потребностей ограничивается объемом органов (желудок, легкие и пр.) и их возможностями. Всеживотность (животные корни) человека влияют в первую очередь на его мышление и стремление к немедленному удовлетворению витальных потребностей, обеспечивающих выживание. Стремление к быстрому удовлетворению потребностей и к достижению положительных эмоций – детерминант жизни и эволюции животных и человека [8, 9]; это стремление человек унаследовал от животных, у которых оно органично определяет их жизнь и эволюцию. Человек стремится к удовлетворению своих растущих потребностей, которые выросли и стали намного шире и глубже, чем потребности животных, но по-прежнему воспринимаются им как насущные потребности. Связь между стремлением к достижению положительных эмоций, и удовлетворением потребностей, подчеркивает существенную роль «целиком животных» структур мозга, ответственных за эмоции. В основе поведения животных и человека – стремление к удовлетворению первичных естественных биологических потребностей – в территории (собственной нише), в пище, воде, в естественных отправлениях, в продолжении рода, в семье, в обществе, в сексуальном общении, в благоприятных физических полях. Очевидно, что именно эти древние, первичные потребности являются определяющими в мышлении и деятельности человека. Человек должен изучить особенности удовлетворения потребностей и учитывать их в процессе удовлетворения.

8. Закрепление диктатуры, агрессии, тирании, рабства как наследия животных предков. Правители – деспоты, тираны и диктаторы – зачастую крайне негативны для общества. Их мышление и поведение связаны с особенностями филогенеза головного мозга. Головной мозг человека – это «многослойный мозг всех предков»: условно в человеке присутствуют, уживаются и одновременно влияют на его поведение и рептилии, и млекопитающие, и человек. Противоречивость решений отделов мозга, принадлежащих в природе животным – врагам, может вести к подавлению их решений, или к борьбе, что влияет на психофизиологическое состояние человека, вплоть до расщепления сознания. За особенности поведения деспота, диктатора и тирана отвечает в первую очередь R-комплекс (он поддерживает борьбу за власть, желание всем руководить, и пр.). Влияние на поведение человека решений разных отделов мозга множественно; поразительно, что неокортекс контролируется древнейшими структурами через покрывающую его ретикулярную формацию, связанную с ними. Склонность к деспотическому поведению задана структурой мозга, подавлением возможных гуманных решений неокортекса R-комплексом. Деспоты, диктаторы и тираны – заложники филогенеза мозга; они не могут быть гуманными руководителями.

Одно из негативных (с человеческой точки зрения) эстетических свойств природы – агрессия, «зло», первичный инстинкт, направленный на сохранение вида. Спонтанность этого инстинкта свидетельствует о его опасности. Агрессивность человека и человечества – это инстинкт, привитый в результате длительного внутривидового отбора. Агрессию нельзя исключить: она надежно закреплена в древнем мозгу; с ней нельзя справиться путем морального запрета; она необходима (борьба с преступниками, соревнование, конкуренция, защита слабых, и пр.). К агрессии должно быть спокойное, выдержанное отношение: ее при необходимости можно переориентировать на эрзац – объект (например, соревнования в спорте). Есть два вида деятельности, которые объединяют людей и снижают агрессию: это – наука и искусство.

9. Внушаемость и подчинение лидеру. Среди унаследованных от животных – предков особенностей поведения человека как «всеживотного» есть свойство внушаемости и связанной с ней конформности, в основе которых лежат особенности иерархии животных, приспособления к среде, упрощенного мышления. Внушаемость – мера или степень восприимчивости к некритическому принятию идей, суждений и моделей поведения, наблюдающихся или демонстрируемых другими, определяемая и ограничиваемая рядом факторов, в основном субъективной готовностью подвергнуться и подчиниться внушающему воздействию [3, 5]. Это – некритичное принятие чужой точки зрения и готовность подчиниться; изменение своего поведения в соответствии с указанием извне; склонность перенимать чужие привычки и настроения; некритическая поддержка внушающего лидера; некритически чрезмерно усиленные факторы поддержки внушенной концепции или лидера. Варианты поведения при внушаемости:

1. Внушаемость, после достижения которой требуются немедленные активные действия.

2. Внушаемость, связанная с подчинением какой-либо доктрине, и не требующая активных действий (например, подчинение какому-либо нетрадиционному учению).

Внушаемость массы или отдельных личностей под воздействием тривиальных лидеров зачастую ведет к агрессии и терроризму: она проявляется как побуждение к реализации массовых и немассовых быстрых экстремальных событий (агрессия, войны, крестовые походы, революции, восстания, революционные акции, терроризм, и т. д.). Так как внушаемость может вести к агрессии, она, вероятно, связана с реакцией воодушевления [5]. Воодушевление побуждает человека к действиям; одновременно это – способ воздействовать на других людей. Воодушевление наряду с внушением заинтересовывает людей; внушение может вызвать реакцию воодушевления.

Внушаемость и близкая к ней конформность, проявляющиеся в умеренной степени, вероятно, играют положительную роль: приспособление – один из унаследованных человеком механизмов взаимодействия с окружающим миром. Благоприятствуют повышенной внушаемости низкая самооценка, покорность, робость, доверчивость, тревожность, повышенная эмоциональность, впечатлительность, относительно низкий уровнем интеллектуального развития, слабость логического мышления. Подобием внушаемости является конформность – подчинение человека давлению окружения, с изменением его поведения и установок в соответствии позицией большинства. Человек должен глубоко изучить феномен внушаемости и конформности для учета в своей деятельности.

10. Пространственный императив. Пространственный императив (требование) – это врожденное стремление многих животных (в том числе людей) иметь, использовать и защищать свое жизненно необходимое пространство. Одна из потребностей человека – потребность в собственной земле, в пространственной свободе. Многие животные имеют определенное (большое или незначительное) личное пространство. Для ряда крупных животных это пространство может составлять десятки км2. Первоначальный пространственный императив человека заключался в стремлении иметь личную природную территорию (ее точный размер неясен). Затем, с одной стороны, он был деформирован техногенной эволюцией городов, человек был помещен в небольшие «клетки для жилья». С другой стороны, он был эволюционно изменен в требования к человеку сократить экологический след, потребную территорию.

Не отсюда ли разнообразные фобии, расстройства, синдромы? Новая кора стремится управлять более древними структурами, но ее контролирует ретикулярная формация. Части триединого мозга названы в соответствии с их определяющими функциями: неокортекс – это когнитивный (познавательный) мозг; лимбическая система – эмоциональный мозг; «рептильный» комплекс – «ритуальный» или «агрессивный» мозг. Для оценки влияния сложной структуры мозга на поведение человека наибольший интерес представляет степень влияния более древних структур на восприятие и поведение. Эти структуры занимают сравнительно небольшой объем мозга, но существенно влияют на его работу.

Древние животные оценивали объект и отдавали предпочтение тому или иному качеству с точки зрения удовлетворения их биологических потребностей (несколько условно, бабочка оценивала бабочку или цветок; самка – газель оценивала силу и привлекательность самца как полового партнера, богатство флоры и степень безопасности ландшафта; хищник оценивал привлекательность газели как объекта охоты, и пр.). Это многообразие оценок привлекательности, или, напротив, непривлекательности объектов, в ходе эволюции к «всеживотному» накапливалось в многослойном мозге человека.

Закрытые более новыми слоями древние участки мозга сохраняются, так как, очевидно, они не могли быть исключены в процессе эволюции: они контролировали важнейшие функции, обеспечивающие жизнь и выживание – двигательные, физиологические, равновесие, координацию движений, и др. Поэтому информация в кору больших полушарий поступает по нескольким каналам, и не одновременно. Если более древние структуры нервной системы не исчезают (не полностью исчезают) по мере ее совершенствования, то можно считать, что в ходе эволюции происходило наслоение новых структур, и в мозгу человека сохранилось множество нервных систем предков.

Что, кроме известных «переключений» [1, 3, 7], происходит с сигналами в древних структурах? Можно полагать, что в них поступающая информация интерпретируется вначале с использованием критериев самых древних предков, затем, – менее древних, и так вплоть до человека. В этих отделах создаются целиком «животные» картины внешнего мира, существенно отличающиеся от конечного экрана внешнего зрительного поля в париетальной коре. Возможно, эти картины становятся видимыми, когда снимается руководящее действие коры больших полушарий, – в экстремальных обстоятельствах, если идет речь о жизни человека, либо в сновидениях.

Все органы чувств были связаны с древними отделами мозга, например, с миндалиной. В то же время сейчас все они соединены и с участками новой коры, которая, в свою очередь, связана с древними структурами. Восприятие сенсорных модальностей (зрительных, звуковых, вкусовых, запаховых) зависит от того, в какой отдел мозга поступают однотипные сигналы – нервные импульсы. Рецепторы сенсорных систем частично изменялись, не наслаиваясь друг на друга (глаз, ухо), тогда как в мозгу сохранялись древние отделы. Зрительные сигналы идут по нервным волокнам зрительного тракта с переключениями в более древних структурах, – например, в верхних буграх четверохолмия среднего мозга, в таламусе, и т. д. Сигналы идут к первичной (стриарной) зрительной коре, к вторичной зоне, проецируются к подушке таламуса, к лобной коре. Сигналы от всех сенсорных систем идут в такие древние отделы мозга, как миндалина; в мозжечке проецируются афферентные (центростремительные) пути от зрительных, слуховых и др. рецепторов. В древних отделах мозга формируются целиком «животные» образы, которые иногда, в экстремальных случаях, подавляют «человеческие» образы. В этих случаях поведение человека и его эмоциональное реагирование становится целиком животным, и чем более древние структуры мозга превалируют в формировании образов, тем более «древним» и «животным» становится реагирование. В [3] отмечается, что первичный образ в древнейших структурах мозга создается без участия коры больших полушарий. При этом простейшие и полезные поведенческие системы формируются как последовательные экраны. «Дефинитивный (вполне развитой) вызванный потенциал в коре взрослого животного является сложным, физиологически гетерогенным образованием, состоящим из нескольких восходящих возбуждений, имеющих различный генез и разный филогенетический возраст» [3].

Филогенез мозга определяет его чрезвычайно сложную работу:

1. Возможно, кортикогенез связан с ростом, дифференциацией структур старой и древней коры (это подтверждается, например, связью всех слоев новой коры с ретикулярной формацией). Структурная разница мозга человека и высших животных невелика [1, 6]. Новая кора не может считаться структурой, принципиально отличающей человека от остальных животных.

2. В разные отделы мозга поступают одни и те же импульсы от органов чувств, при этом импульсы идут и в древние отделы мозга, которые до появления новой коры успешно создавали необходимые для животного ощущения.

3. Учитывая наличие параллельных, древних и новых, структур мозга, ответственных за одни и те же участки деятельности, не происходит ли отмирание старых структур? Или же все древние структуры настолько прочно и надежно закреплены, что это затрудняет переход к «социальному» человеку?

4. Не полностью выяснена функция «маленького» мозга – мозжечка, (называемого «копией» – «smallreplica» больших полушарий [7]) и похожего по строению на большие полушария мозга (два полушария, соединенные «червем», извилины, снаружи – серое вещество, внутри – белое, почти то же множество каналов поступления информации, и пр.)? Не отражаются ли в этом маленьком параллельном мозгу картины мира?

5. Необычайно интересна роль ретикулярной формации (сетевидного образования центральной части продолговатого и среднего мозга), представляющего собой густую сеть нервных волокон с клеточными телами. Ее тесная связь с новой корой больших полушарий специфической и неспецифической афферентными системами, имеющими разные окончания в разных слоях коры, полностью подтверждает образование больших полушарий новой коры из более древних отделов мозга в результате их разрастания. Поэтому новая кора может только условно считаться принципиально новым образованием.

6. Вряд ли кора больших полушарий «подчиняет» себе деятельность старых и древних отделов мозга; все они работают в тесном взаимодействии, одновременно оценивая информацию.

7. Как взаимодействуют рецепторные и эффекторные центры, расположенные в самых разных структурах мозга, – например, в продолговатом мозгу, варолиевом мосту, в мозжечке, в гиппокампе, в миндалине, в гипоталамусе?

8. В течение длительного времени размер мозга не растет, хотя кора больших полушарий является функционально наиболее сложным отделом «серого вещества», а ее самые новые слои, ответственные за наиболее сложные и, по-видимому, самые «человеческие» функции, расположены в тонком верхнем слое коры. Размеры ограничены черепной коробкой, которая не может расти вследствие невозможности рождения ребенка с более значительным объемом черепа [7]. В то же время пространство внутри черепной коробки занято многими древними и старыми структурами, функции которых зачастую параллельны и дублируются в той или иной степени новой корой.

9. Как мышление, так и мозг, в определенной степени несовершенны. Насколько реально вмешательство в важный и в то же время не эволюционирующий в благоприятном направлении орган? Может быть, человеку нужно положиться на эволюцию и дождаться отмирания древнейших структур?

Возникновение новой коры не было внезапным, отменившим все предыдущие структуры, которые достаточно успешно руководили животными предками. В [5] отмечается, что изменения мозга в процессе эволюции носят в большей степени количественный характер: увеличиваются относительные размеры мозга и его долей, что связано с усложнением функций, развитием психики и обучением. Вместе с тем в нервной системе человека не выявлены морфологически принципиально качественные признаки, которые отличали бы его мозг от мозга крысы или обезьяны. Поэтому общая схема строения нервной системы у человека и многих животных отличается гораздо меньше, чем сами эти организмы [5]. Поэтому, например, шимпанзе способен к обучению азбуке глухонемых и к оперированию понятиями. Новая кора стала надстройкой над предыдущими «животными» структурами, включившей в себя всю нервную систему. Если учесть гораздо более древнюю и надежную связь лимбической системы и других древних отделов мозга с органами чувств (детекторами) и органами тела (эффекторами), то можно предположить, что после образования новой коры все сигналы проходят по тем же каналам через эти структуры. При этом древние системы являются своего рода фильтрами, добавляющими к мыслям чувства, к сознанию – эмоции. Все осознанное в мозгу, все мысли «окрашиваются», сопровождаются ощущениями, эмоциями. В функции новой коры входят когнитивные операции – мышление, воображение, запоминание, желание, причем все эти процессы делятся на неосознаваемые и осознаваемые (в категорию бессознательных включают досознательные – биологические потребности, безусловные рефлексы, подсознательные процессы – стереотипы, и сверхсознание, интуицию.

В системе мышления человека эволюционно закреплено упрощенное восприятие внешнего мира, с упрощенным анализом типа «прогресс – регресс», «хорошо – плохо», «да – нет» (иногда с промежуточной нейтральной оценкой); как правило, число определяющих параметров в анализе не превышает 5 ± 2. Упрощенное восприятие было обусловлено эволюцией и необходимо для выживания. Нами отмечено, что обладающие таким мышлением известные исследователи создали 3 общих закона диалектики, содержащих по 2 определяющих параметра; предложили 3 смысла и 3 ценности жизни; описали историю как процесс смены 3 эпох и 3 способов производства; ход истории, по их мнению, определяют 3 фактора и 3 движущие силы истории; философские оценочные понятия красоты, добра и истины дуальны, и т. д. [9]. Упрощенное мышление привело к созданию тривиальных и потому полностью понятных законов природы. В итоге в философии и истории созданы упрощенные постулаты, относящиеся и к идеологии марксизма и коммунизма, далекие от действительной бинарной множественности мира [9].

Биологическая и социальная мотивация на основе доминирующих потребностей – это основа поведения, как животных, так и человека [8]. Не является ли стремление к выделению из массы себе подобных самцов путем достижения более высокого результата древним влечением к превосходству над соперником? Если природа стремления к демонстрации превосходства такова, то это подчеркивает ее прочное закрепление в мышлении человека и определяющую роль более древних структур мозга. В связи с этим представляется чрезвычайно важным выявление механизма стремления к росту числа и сложности удовлетворяемых потребностей у человека. Закрепление в древних структурах мозга новых и новейших потребностей, представление их псевдо – первоочередными потребностями, постоянно и мощно стимулирует человека к росту потребностей.

В мозгу животных – предков человека был создан центр удовлетворения первоочередных потребностей, определяющих выживание (витальных). У подавляющего большинства животных этот центр практически не меняется, так как потребности сохраняются в течение сотен тысяч лет. У человека постоянно расширяется круг потребностей. Нами предполагается, что новые потребности закрепляются в том же центре мозга и потому рассматриваются как первоочередные. Это обстоятельство ведет к стремлению быстрого удовлетворения всех, в том числе новых и новейших, потребностей [8, 9].

Человек перенял все бинарное множество форм взаимоотношений в природе. Формации в природе и взаимоотношения в них во многом зависят от уровня эволюционного развития. Бинарная множественность взаимодействий в природе протекает во многих формах – от антибиоза до симбиоза. Без факторов множественности и ее двойственности (бинарности) существование и эволюция мира невозможны. Это относится и к взаимодействиям в природе. Множество организмов живой природы находится во множестве взаимоотношений, в «глобальной сети жизни», что является одним из определяющих факторов естественной эволюции и дивергенции видов.

Все многообразие этих взаимоотношений условно сводится в биологии к неантагонистическим отношениям (совместной жизни особей разных систематических групп, когда один или оба партнера получают определенные преимущества в пище или среде обитания), и антагонистическим (одна или несколько взаимодействующих популяций испытывают вредное влияние на свою жизнедеятельность). В литературе подчеркивается, что «невзаимодействующих популяций и видов в природе нет» [6]. Видимо, так и обстоит дело в действительности, потому что все живое, как известно, находится в «глобальной сети жизни». Таково же множество взаимоотношений в человеческом сообществе, разумеется, с учетом особенностей человека: так, формы симбиоза и антибиоза могут проявляться не только для отдельных личностей, но и для групп людей, для сообществ, стран.

В действительности человек унаследовал множество самых разных параметров – от устройства тела до религиозных представлений – от других живых существ. Значительное число особенностей мышления и деятельности, унаследованных от животных-предков, стало опасным для бытия и развития человечества, и степень их опасности для сохранения природы и человека постоянно растет. Эти особенности, описанные ниже, вступили в противоречие с законами бытия и развития природы планеты; техническая и социальная эволюция человечества не поддерживается природой Земли.

Таким образом, многое в поведении высших животных и человека подобно. Нет принципиального отличия и в биологических потребностях; но есть существенное отличие в неограниченном росте новых и новейших потребностей человека и несоответствии этой тенденции ограниченному природно-ресурсному потенциалу Земли. Необходимо обратить внимание на отсутствие принципиальных различий в строении мозга человека и многих высших млекопитающих, и в их поведении. Как отмечается, например, в [1], «…сознание является весьма древним «изобретением» природы. Очевидно, основной предпосылкой возникновения сознания являлась необходимость восприятия себя живым существом в качестве целостного элемента, отделимого от среды обитания… Очевидно, сознание – основной компонент фактора отбора адекватных решений – включается у млекопитающих животных с первым вздохом новорожденного». Обучаемость и рассудочная деятельность животных могут достигать уровня, сопоставимого с уровнем человеческой деятельности при обучении детей. Ввиду прочного закрепления биологических потребностей в древних структурах мозга, наиболее подобно для человека и высших животных удовлетворение этих потребностей – пищевых, сексуальных (в продолжении рода), агрессивно-оборонительных, в экологической нише и ее параметрах, и др.

Как уже отмечалось, в ходе эволюции происходило наслоение новых структур, и в мозгу человека в разной степени сохранилось множество нервных систем его предков. Считается [3], что подтверждением этого служит, например, взаимодействие в передаче информации двух классов информационных молекул – медиаторов (появившихся намного позже и передающих информацию на близкое расстояние от нейрона к нейрону) и пептидов, действующих на большие расстояния по химическому адресу. Эволюционно более поздняя синаптическая система тесно взаимодействует с древней пептидергической системой. Эмоции – более древние психические процессы, чем сознание и мышление, они интегрируют в себе соматические, вегетативные и субъективные компоненты. Казалось бы, за эмоции должны быть ответственны только структуры лимбической системы, но это не совсем так. Например, миндалина получает сигналы от всех сенсорных систем и ответственна за эмоциональное и социальное поведение, но интенсивность и знак эмоций зависят и от передних отделов новой коры и гиппокампа [3]. «Нейронные сети, представляющие эмоции, распределены по многим структурам мозга» [1, 3]. В восприятии, создающем константный экран внешнего зрительного поля, участвует множество структур. Если древние отделы мозга сохранились, то не продолжают ли они создавать упрощенные, целиком «животные» картины внешнего мира? Можно определенно утверждать, что это справедливо в отношении эмоционального восприятия мира.

Если древние части мозга по-прежнему создают параллельные зрительные, звуковые и другие образы внешнего мира, причем более древние картины служат только для сопоставления с новыми, то, возможно, в экстремальных, критических условиях они могут проявляться более определенно. Например, у впадающего в ярость человека существенно меняется зрительный образ врага, – поле зрения сужается, в нем виден только ненавистный враг, который должен быть повергнут. В сильном горе представляется «небо с овчинку», то есть зрительное поле сужается. Не включаются ли в этих экстремальных случаях «животные» зрительные образы с помощью эмоций? Сигналы поступают одновременно через ретикулярную формацию, таламус, гиппокамп, миндалину и гипоталамус к лобной коре. Таким образом, древние структуры стоят на пути сигналов от рецепторов и определяют их значимость.

Особенности строения и работы мозга человека поддерживают склонность к упрощенному мышлению, к дополнению мышления чувствами. Но если бы эмоции полностью контролировались корой больших полушарий, это существенно обеднило бы восприятие и жизнь человека. Эмоции, унаследованные от животных предков, украшают жизнь, в т. ч. и высшие формы творчества («Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»). Можно сказать, что все эмоции нужны, но – во всесторонне обоснованном объеме (даже смех, юмор). Это – бинарная множественность, необходимая для развития и для жизни. Всеживотное в человеке не только играет негативную роль (упрощенное мышление, агрессивность и пр.), но и вносит яркие краски в его жизнь, еще раз подтверждая закон бинарной множественности всех предметов и явлений [9].

11. Зависть не закреплена генетически, она воспитывается. Человечество, состоящее из групп людей разного уровня развития и цивилизованности (от высоко цивилизованных стран до племен, сохранивших первобытный уклад жизни) поставило эксперимент на себе: оно показало, кто нанес наибольший ущерб природе при стремлении к росту удовлетворения потребностей, и кто сохранил природу при постоянном низком уровне их удовлетворения. Одни из наиболее интересных и многочисленных народностей с этой точки зрения – это пигмеи Африки, самые маленькие люди на Земле. Далекие от цивилизации пигмеи не только выжили и сохранились в условиях давления цивилизации, но и сохранили природную среду своего проживания, и не стремятся к овладению достижениями цивилизации. Они не стремятся к самореализации и к росту творческого потенциала, к богатству и к социально-экономическому отличию от других пигмеев, к введению усовершенствований в многовековой образ жизни. Поэтому нет пигмеев – выдающихся ученых, конструкторов, поэтов. И это не мешает им жить. Им удалось сохранять образ жизни и окружающую природу в течение тысяч лет, потому что у них нет чувства зависти – двигателя соревнования и выделения из массы себе подобных. Исторически у них не создалось и не закрепилось в мышлении чувство зависти, соревнования, бега наперегонки с другими и с собой [4]. Это – свидетельство бинарно множественной роли чувства зависти. Это – пример и повод для исследований современного общества, которое не может снизить потребности до экологически допустимого уровня, чтобы сохранить природу планеты и жизнь на ней. Приведенные исследования позволяют сделать важные выводы:

1. Зависть – плод воспитания (социального научения), она не закреплена генетически (есть народности без чувства зависти; например, наличие многочисленных запретов избавило пигмеев от чувства зависти).

2. Если «табу» можно привить путем социального научения, то можно предположить один из путей выхода из глобального экологического кризиса – научение жителей стран отсутствию зависти путем введения ряда «табу». Судя по наличию почти первобытных народностей с полным отсутствием чувства зависти, это – реальный путь.

3. Но воспитываемые люди не должны видеть вокруг себя общество сверхпотребления; напротив, удовлетворение потребностей должно носить экологически обоснованный характер. Только тогда удастся добиться отсутствия формирования чувства негативной зависти. Позитивная же зависть должна воспитываться как чувство восхищения красотой, гармонией, целостностью и другими достоинствами произведений другого человека.

Заключение. Человек является всеживотным как наследник особенностей строения и функционирования тела, систем и органов животных, особенностей мышления, поведения, эмоциональной сферы и форм взаимоотношений, общественных формаций многих его предков. Наследование ряда особенностей животных предков негативно влияет на бытие человека – всеживотного; оно обусловило упрощенное мышление и большую роль эмоций (окраску мыслей чувствами); отсутствие предела удовлетворения ряда потребностей, ведущее к исчерпанию ресурсов и к экологическому кризису; закрепление унаследованных агрессии, терроризма, рабства; жесткую иерархию и сложные взаимоотношения в обществе. Животное в человеке ведет к упрощенному мышлению и к непредвидению последствий научно-технических прорывов, ставящих под угрозу само существование жизни на Земле. «Всеживотный» (эмоционально, а не рационально мыслящий) человек постоянно воюет, уничтожает природу планеты; хрупкое состояние мира с трудом поддерживается в условиях наличия оружия, способного многократно уничтожить жизнь, и в обстоятельствах унаследованной агрессивности всеживотного человека. Всеживотное в человеке нуждается в глубоком изучении, с целью обеспечения выживания человечества вместе с природой планеты.


Библиографический список

1. Ата-Мурадова Ф.А. Развивающийся мозг: системный анализ. – М.: Медицина, 1980. – 296 с.

2. Булгаков С.Н. proetcontra. т. 1. – СПб.: Изд-во Рус. христ. гуманит. ин-та, 2003. – 1000 с.

3. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. – М.: Учебная литература, 1997. – 432 с.

4. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. – М.: «Республика», 1998. – 493 с

5. Оленев С.Н. Конструкция мозга. – Л.: Медицина, 1987. – 208 с.

6. Реймерс Н.Ф. Природопользование. – М.: «Мысль», 1990. – 637 с.

7. Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 312 с.

8. Тетиор А.Н. Этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. – М.: Ж-л «Сознание и физическая реальность». – 2003. – № 1. – С. 2–14.

9. Тетиор А.Н. Философия множественного мира. Сетевое издание. – М.: Академия Естествознания, 2016. – 789 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074