Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

6.3. Великий А.С. Пушкин: особенности мышления

Аннотация. Мышление и поведение человека тесно связаны с особенностями филогенеза многослойного головного мозга. Ряд особенностей древнего отдела головного мозга – лимбики – генерирование сильных и ярких эмоций (любви, веселья, ярости, и пр.) во многом соответствуют особенностям поведения великого поэта. Филогенез мозга, превалирующие функции лимбической системы («эмоциональное» мышление) оказали влияние на жизнь и творчество гения, включая отношение к женщинам и страсть к игре в карты. Влияние на творчество оказала и склонность мозга к упрощенному мышлению. В соответствии с философией множественности позитивный пласт деятельности (выдающееся творчество гения) уравновешивался негативным пластом – постоянными «уколами» вышестоящих чиновников; постоянным унижением, ведущим к неустойчивости (лабильности) поведения, острой реакции на придирки и оскорбления, пренебрежению ценностью собственной жизни, и др.; экономическим и другим сложностям в семейной жизни. Если бы склонный к рациональному мышлению неокортекс полностью руководил другими отделами мозга, не появился бы яркий, гениальный поэт.

Summary. Thinking and human behavior are closely connected with the peculiarities of the phylogenesis of the brain. Several features of the ancient part of the brain – limbic system – generating strong and bright emotions (love, joy, fear, etc.) largely correspond to the behavior of the great poet. Brain phylogenesis prevailing functions of the limbic system («emotional thinking») have influenced the life and works of genius, including attitudes towards women and passion for the game of cards. Impact on creativity had a tendency of the human brain to simplistic thinking. In accordance with the philosophy of plurality, the outstanding creativity of genius was balanced by constant humiliation, leading to instability (lability) of behavior, to acute reaction on insult, to neglect of value of his or her own lives, etc. If the inclined to rational thinking neocortex is guided fully the other divisions of the brain, not would appear the bright, ingenious poet.


Представляет несомненный интерес изучение многогранной, разносторонней личности гениального поэта с точки зрения возможного влияния на его поведение и творчество особенностей мышления, связанных с филогенезом головного мозга, и представления о бинарной множественности предметов и явлений мира, развивающихся с уравновешивающими разветвлениями. Мышление и поведение человека тесно связаны с особенностями филогенеза многослойного головного мозга. Филогенез мозга и, вероятно, «эмоциональное мышление», определяемое лимбической системой, оказали большое влияние на жизнь и творчество гения. Ряд функций древнего отдела головного мозга – лимбической системы – генерирование сильных и ярких эмоций (любви, веселья, страха, ярости, агрессивности, и пр.) во многом соответствуют особенностям поведения великого поэта. Именно для А.С. Пушкина характерна повышенная роль эмоций и страстей в жизни и творчестве – начиная от яркого эмоционального поведения в течение всей жизни (яркая поэзия, любовные увлечения, дуэли, ссоры, острые эпиграммы, и пр.), от пронизывающих почти все произведения тем ярких чувств, вплоть до колоритных описаний множества страстей преступников, злодеев, и пр.

Мышление человека обусловлено сложным строением его мозга, включающим в себя новые и более древние слои. Условное триединство мозга подчеркивается наличием в многослойном мозгу древней части – мозга рептилий; мозга высших млекопитающих (лимбической системы); самой крупной части – неокортекса (это условное деление поддерживается не всеми исследователями, но оно наиболее удобно для описания особенностей мышления). Неокортекс не руководит в полной мере низшими отделами мозга; такую ситуацию обеспечивает ретикулярная формация – древний контролер. Преобладание решений отделов мозга, влияющих на поведение человека, не постоянно: у разных людей могут интенсивнее проявляться функции более древних отделов и подавляться решения неокортекса, при ограниченном контроле с его стороны. Согласно делению, описанному в [1], наиболее древняя часть мозга – это мозг рептилий, затем – мозг высших млекопитающих (лимбическая система, названная так П. МакЛином в 1952 г. и расположенная выше самых древних отделов мозга, окружающая мозговой ствол), и самая крупная новая кора мозга – неокортекс.

Новая кора – это органическая часть триединого мозга; древние структуры не исчезли и продолжают контролировать деятельность. Мозг человека, несмотря на наличие древних и более новых отделов, является единым целым, объединенным с помощью сети нейронов. Мозг несет в себе всю историю антропогенеза. «Человек не произошел от низших видов, но сам в себе их несет: человек есть всеживотное и в себе содержит как бы всю программу творения» (С.Н. Булгаков). Если «всеединый» мозг человека сохранил в себе древние структуры некоторых предков, то логично было бы предположить, что, являясь фильтрами на пути прохождения импульсов, эти структуры могут конфликтовать между собой и выдавать полностью противоречащие друг другу решения [2]. Отделы мозга, принадлежащие несовместимым между собою животным (в природе – хищникам и жертвам), конфликтуют между собой [2]. Не отсюда ли разнообразные фобии, расстройства, синдромы?

Философия бинарной множественности мира – это познание двойственной множественности предметов и явлений, совмещающих в разных соотношениях множество противоположных качеств [2]. В соответствии с этой философией для А.С. Пушкина характерна бинарная множественность качеств личности, поступков, особенностей жизни и творчества, уравновешивание гениальности негативными воздействиями. Здесь – и легкость гениального творчества, неустойчивость (лабильность) поведения, склонность к «проказам», сложное взаимодействие с миром, четкое деление мира на добро и зло, острая реакция на сторонние замечания и оскорбления, стремление к дерзким эпиграммам, безусловный приоритет собственных потребностей, спорный выбор героя времени – бездарного Онегина, пренебрежение ценностью собственной жизни, затмевающая все страсть к игре в карты, и др. Наряду с этим заметна склонность к упрощенному мышлению, характерная для человека как следствие быстрого реагирования для выживания в опасном мире природы. Важным фактором является уравновешивание позитивных и негативных ветвей – гениальных произведений и сложностей бытия, унижений и оскорблений. Особенности жизни и мышления А.Н. Пушкина, оказавшие влияние на его творчество, таковы:

1. Детство будущего поэта было осложнено отношением к нему родителей. Хотя А.С. Пушкин очень любил и ценил период детства, он вырос в далеко не идеальной, почти равнодушной к нему семье. Он был толстым малоподвижным мальчиком, не любимым родителями: любимым был младший Левушка [3]. Мать, стремясь избавить ребенка от постоянного потирания рук, издевательски завязывала ему руки за спиной; чтобы он не терял носовые платки, она пришивала спереди носовой платок, которым было трудно пользоваться. Отец не оказывал будущему поэту внимания. Пушкин убегал к доброй няне и прятался в корзине для вязанья. Отсутствие родительской любви несомненно оказало влияние на формирование свободолюбивой и независимой личности. Добавившееся затем многолетнее унижение со стороны императора и других лиц (частично инициированное самим поэтом, его стихами и дерзкими эпиграммами) закрепили исключительно резкое реагирование поэта на любые замечания и оскорбления.

2. На формирование собственного «Я» оказали влияние множественные физические особенности личности А.С. Пушкина:

а. С одной стороны, известно критическое отношение поэта к себе: «Потомок негров безобразный…». «Я молодой повеса, // Еще на школьной скамье; // Не глуп, говорю, не стесняясь, // И без жеманного кривлянья. // Никогда не было болтуна, // Ни доктора Сорбонны – // Надоедливее и крикливее, // Чем собственная моя особа… // Я люблю свет и его шум, // Уединение я ненавижу; // Мне претят ссоры и препирательства, // А отчасти и учение. // Спектакли, балы мне очень нравятся,… // Сущий бес в проказах, // Сущая обезьяна лицом, // Много, слишком много ветрености – // Да, таков Пушкин».

б. Вместе с тем известны многочисленные позитивные мнения современников: Разночинец А.В. Никоненко: «Это человек небольшого роста, на первый взгляд не представляющий ничего особенного. Если смотреть на лицо… глаза непременно остановят вас: в них вы увидите лучи того огня, которым согреты его стихи – прекрасные, как букет свежих весенних роз, звучные, полные силы и чувства». Свидетельство М.В. Юзефовича: «Как теперь вижу его, живого, вертлявого, с великолепными, большими, чистыми и ясными глазами… с белыми блестящими зубами, о которых он очень заботился, как Байрон. Вовсе не был смугл, черноволос – вполне белокож, с вьющимися каштановыми волосами». Поэт не был красавцем, но был великолепно сложен, строен, физически крепок (нырял в прорубь, скакал верхом на лошади, для укрепления мышц носил тяжелую трость), с огнем гения в глазах.

3. Отношение к женщинам. Это очень важная характеристика поэта, учитывая предполагаемое преобладание у него эмоционального («лимбического») мышления и недостаточность контроля со стороны высшей коры. С периода юности Пушкин с головой погрузился в чувственные наслаждения, постоянно посещал проституток (однажды упорно ждал на крыльце под дождем и заболел), болел венерическими болезнями, с которыми крепкий организм справлялся. Это – безусловное подтверждение ведущей роли лимбической системы в анализе событий и руководстве поведением. Между этими посещениями и болезнями он умудрялся писать гениальные стихи.

В соответствии с философией множественности [2], отношение к женщинам у Пушкина бинарно множественно – от восхищения («гений чистой красоты»; правда, слова заимствованы у В.А. Жуковского) до унижения («шкурка»). Через полтора года после написания строк «я помню чудное мгновенье», Пушкин мимоходом сообщил Соболевскому: «Ты ничего не пишешь мне о 2100 руб., мною тебе должных, а пишешь мне о m-me Kern, которую с помощью Божьей я на днях <у…б>». В письмах такой глагол в отношении женщин не повторялся, но, видимо, он не был для А.С. Пушкина необычным: никто из его друзей не удивился, не изумился. Чувственное мышление и бинарная множественность качеств – причина этого. Удивительно, что ряд исследователей считает недопустимым для великого поэта употребление таких выражений в отношении женщин. Хотя это действие в целом – нормальное завершение естественного любовного процесса. Восхищение красотой женщины («Гений чистой красоты…») – это только начало процесса, который в норме должен закончиться так, как написал Пушкин.

Эволюционно почти все люди разделены на два пола, на мужчин и женщин, влечение которых друг к другу является одной из основ продолжения рода и жизни. Их гендерная (имеющая отношение к полу) красота как важнейший фактор влечения принципиально различна (Цицерон писал: «…есть два рода красоты, из которых в одном – прелесть (venustas), в другом – достоинство (dignitas), прелесть должны мы считать принадлежностью женской красоты, а достоинство – мужской»). Красота женщины, которой восхищался А.С. Пушкин, – это только начало получения нужной информации (кстати, интересен вопрос о самодостаточности красоты: необходимо ли приложение к красоте таланта, успешной деятельности, материнства, и пр., или достаточна физическая красота? Судя по конкурсам красоты, в обществе поддерживается нелогичная мысль о самодостаточности красоты: победители конкурсов становятся послами ООН, «лицами» фирм, и пр., причем их духовное совершенство далеко не всегда соответствует физическому). Мысль о самодостаточности красоты незримо присутствует в стихах Пушкина, хотя в соответствии с философией множественности «гений чистой красоты» далеко не обязательно станет (а, скорее, обязательно не станет) духовно совершенной личностью. Тем не менее проблема самодостаточности красоты исключительно интересна, она требует углубленного анализа; при этом надо помнить об уравновешивании позитивных и негативных качеств. В соответствии с этим «красавица, комсомолка, спортсменка, отличница …» – это недостижимый идеал.

Физическая красота, безусловно, важна, она является внешним отражением глубинного внутреннего состояния тела человека – его здоровья и идеального функционирования всех внутренних органов, хорошей и рационально подобранной пищи, своевременного и правильного санирования тела, здоровой окружающей среды, в общем, хорошего психофизиологического состояния человека. Он зависит даже от состояния любви – в этом состоянии благоприятно изменяются некоторые внешние признаки красоты: блестят глаза, розовеет кожа лица, разглаживаются морщины и пр. Глядя на гибкое и здоровое женское тело со здоровой кожей, густыми и блестящими волосами, обнимая женщину и осязая пальцами хороший тургор, ощущая приятный запах здоровой кожи и свежее дыхание, мужчина, таким образом, получает достаточно полную информацию о функционировании внутренних органов, подтверждающую или опровергающую его выбор (вероятно, страсть к объятиям, обнюхиванию, поцелуям, «ощупыванию» девушек и женщин частично связана с получением такой информации): «Много девушек я перещупал, много женщин в углах прижимал» (С.А. Есенин). Даже небольшие неблагоприятные изменения функций или состояния внутренних органов негативно отражаются на физической красоте. Особенно информативны состояние и цвет кожи, глаз, волос, состояние зубов, запах тела и дыхания, стройность фигуры, легкость походки и дыхания (вспомним яркий рассказ И.А. Бунина «Легкое дыхание»). Так что процесс любовных отношений не ограничивается визуальным любованием, он более деятельный и длительный.

Упрощенно-биологическое отношение к женщинам было иногда характерно для поэта. Так, в 1826 г. Пушкин писал П.А. Вяземскому: «Письмо это тебе вручит милая и добрая девушка, которую один из твоих друзей неосторожно обрюхатил. Полагаюсь на твое человеколюбие и дружбу. Приюти ее в Москве и дай денег, сколько ей понадобиться – а потом отправь в Болдино... При сем с отеческой нежностью прошу тебя позаботиться о будущем малютке, если только то будет мальчик. Отсылать его в Воспитательный дом мне не хочется – а нельзя ли его покаместь отдать в какую-нибудь деревню, – хоть в Остафьево. Милый мой, мне совестно ей богу – но тут уж не до совести».

Вообще отношение к женщинам, к супружеской верности и к изменам у Пушкина многогранно, бинарно множественно. В лирике он обычно утверждал верность: «Но я другому отдана // И буду век ему верна». Но сам поэт постоянно искал внимания все новых и новых женщин, особенно в молодости. Судя по некоторым недостаточно подтвержденным свидетельствам, он не отличался верностью и после женитьбы [3].

Отношение к жене на этом фоне отличается сложностью: вне всякого сомнения, А.С. Пушкин любил жену; но она была не единственной кандидаткой в жены; Пушкин придумал далеко не нежное обращение к ней «женка» (хотя использовал и ряд нежных обращений – «моя мадонна», и др., но чаще – «женка»); не посвятил ей ни одного крупного любовного произведения; часто поучал ее в письмах; оправдывал некоторую холодность жены в интимных отношениях; будучи эмоциональным, ревниво относился к ее танцам во дворце с императором; был в ярости, узнав об ухаживаниях Дантеса и об интересе, проявляемом Н.Н. Пушкиной к нему. А.С. Пушкин не знал, но, возможно, догадывался о чувстве, вспыхнувшем у Н.Н. к Дантесу (что было установлено только в конце XX века, после публикации ее писем к Дантесу). Если это так, то несложно представить глубину переживаний поэта, его растерянность перед этим событием. Возможно, этот удар подтолкнул его к дуэли и к гибели. Он искал гибель, не в силах перенести духовную измену Н.Н.

4. Судьбоносной для поэта стала случайная встреча с Дантесом. Внешне это – антиподы: высокий, красивый и достаточно умный Дантес – и невысокий (ростом существенно ниже жены), некрасивый, но с творческим огнем в глазах, гениальный А.С. Пушкин. После знакомства и зародившегося взаимного интереса и Дантес, и Н.Н., несомненно, оценивали и сопоставляли: Дантес – себя и А.С. Пушкина, Н.Н. – Дантеса и А.С. Пушкина. Оценка явно была не в пользу А.С. Пушкина: его гениальность не учитывалась ни Дантесом (он ничего не знал об этом), ни Н.Н. (она, вероятно, не воспринимала А.С. Пушкина как национального гения). Как красивый молодой мужчина, Дантес был просто обязан увлечься красавицей Н.Н. Это – основы биологии, влечения одного пола к другому, поддержания численности вида. Противоестественным было бы отсутствие влечения. Точно так же красавица Н.Н. была биологически обязана испытать интерес, и, может быть, влечение к достойному партнеру для продолжения рода (здесь должно было бы вмешаться ее замужество – «я другому отдана…»). Сопоставляя себя с Дантесом после его появления в ближнем окружении, поэт, склонный к критическому отношению к себе, возможно, сделал печальный для себя вывод о превосходстве соперника как мужчины, и о возможном увлечении Н.Н. Дантесом. Был ли обязан Дантес прекратить ухаживанья? Судить сложно: он один знал о пробудившемся чувстве любви Н.Н. к нему; дальше в поведение людей наряду с рациональным мышлением и человеческой логикой могут вмешиваться законы биологии, унаследованные человеком от предков.

5. Взаимоотношения с людьми у Пушкина бинарно множественны – от любви до ненависти. Близких друзей у него было мало (в ссылку к нему приехал вообще один Пущин). В этом смысле Пушкин был почти одинок: близкие друзья – Вяземский, Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер, может быть, Рылеев,… и все? Некоторых возможных друзей он потерял после острых эпиграмм. Взаимоотношения осложняли постоянные долги. Трудно поверить, что поэт относился к людям в соответствии с его же строками: «Ктожилимыслил, тотнеможет // В душенепрезиратьлюдей». Подтверждением его отношения к людям в молодости является письмо брату: «Тебе придется иметь дело с людьми, которых ты еще не знаешь. С самого начала думай о них все самое плохое, что только можешь вообразить; ты не слишком сильно ошибешься... презирай их самым вежливым образом... будь холоден со всеми... не проявляй услужливости и обуздывай сердечное расположение, если оно будет тобой овладевать: люди этого не понимают...». Печальное мнение и отношение к людям, сформированное, видимо, отношениями в семье, особенно отношением матери.

Интересно отношение А.С. Пушкина к детям: он очень любил своих детей, но не смог им дать отцовского воспитания, так как они были малы. Они выросли достойными людьми, сказалась хорошая наследственность.

6. Особенности упрощенного мышления оказали влияние на творчество А.С. Пушкина. Человек стремится к упрощенному и чаще всего одностороннему восприятию действительности. В основе этого лежат этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. При реагировании на действующий стимул человек запоминает ограниченное число единиц информации, не сопоставимое с ее действительным большим объемом, он не склонен и иногда не способен анализировать всю сложность мира. Человек «живет» в кратковременной памяти, частями которой являются наиболее кратковременная иконическая память емкостью 3 элемента и сенсорная память только что действовавшего стимула с максимальной емкостью 7 ± 2 элементов. Дуальность восприятия действительности и реагирования была сформирована в процессе эволюции человека как представителя животного мира среди других живых организмов природы, для обеспечения естественного гомеостаза. Дуальный анализ реальности (плохие – хорошие релизеры, гештальты, ситуации и стимулы, особенно если они имеют высокую биологическую цену) протекает намного быстрее, чем множественный. Вполне вероятно, что дуальное восприятие реальности является одним из наиболее необходимых механизмов выживания в живой природе: животное должно быстро реагировать на опасность, чтобы убежать или отразить нападение; оно должно быстро определить объект питания, жертву, которую необходимо добыть и съесть, чтобы выжить. Оно должно мгновенно выбрать путь выживания: «опасность – безопасность», «друг – враг», «бежать – стоять», «хорошо – плохо», «нападать – защищаться», «бодрствовать – отдыхать», и пр. Это было бы невозможно, если бы кратковременная память использовалась для анализа большого объема информации, содержащего много единиц (бит). Поэтому в процессе естественной эволюции было закреплено упрощенное бинарное и даже однополярное мышление. Нетрудно было придти к выводу, что окружающий мир быстро и дуально оценивался человеком только как «полезный – вредный», «хороший – плохой». Очевидно, именно таков способ мышления вообще у всех живых организмов в природе, если они выжили в процессе эволюции. Если представить себе гипотетическое животное, мозг которого в момент принятия решения был бы склонен к более глубокому анализу взаимосвязей в природе, к определению более отдаленных последствий своего поведения, то можно уверенно сказать, что животные с замедленным реагированием не смогли бы выжить.

В творчестве, особенно в эпиграммах, и в жизни (в высказываниях) А.С. Пушкин часто склоняется к двусторонней оценке предметов и явлений, что свидетельствует о преобладании упрощенного мышления. Например: «Зависть – сестра соревнования, следственно хорошего роду». Но это – лишь одна из многих сторон зависти; сестры зависти множественны – и ненависть, и всяческое зло, и агрессия, и терроризм. Или «Ты понял жизни цель, счастливый человек: // Для жизни ты живешь!». Но это – исключительно упрощенное понимание цели жизни. В действительности цель жизни человека гораздо глубже – всемерное развертывание своих способностей; «для жизни» живут все представители флоры и фауны. Или «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Между этими оппозициями располагается множество других истин – можно совсем не любить и не нравиться, можно сильно любить и не нравиться, и пр., и пр. Двусторонняя упрощенная оценка сохраняется во многих произведениях поэта, в сказках, и особенно – в эпиграммах (в них оценка личностей ярко односторонняя, тогда как людей с односторонними качествами, как правило, нет). Такова, например, эпиграмма на губернатора М.С. Воронцова: «Полугерой, полуневежда, // К тому ж еще полуподлец! // Но тут, однако ж, есть надежда, // Что полный будет наконец». Хотя у губернатора, как известно, были и безусловно позитивные качества и поступки. Даже Евгений Онегин как герой выдающейся поэмы – поразительно односторонний, бездеятельный человек, не совершающий практически никаких позитивных действий (только во сне). Тема упрощенного мышления бесконечна – здесь и черно-белые сказки, и черно-белые поэмы. Хотя в ряде случаев персонажи были все же не столь односторонни – например, Пугачев.

7. Влияние унижения А.С. Пушкина в течение всей жизни на его творчество. Унижение и оскорбления великий А.С. Пушкин испытывал в течение всей жизни – от периода детства с издевательствами матери, и вплоть до гибели после появления анонимных издевательских писем. Между этими периодами – унизительное отношение императора, его приближенных (присвоено самое младшее придворное звание камер-юнкера; по словам друзей Пушкина, он был в ярости: это звание давалось обыкновенно молодым людям; ссылки; слежка; запреты на печатание произведений; запрет на выезд за границу; постоянные замечания и угрозы от высших чиновников; унижение со стороны ряда лиц в результате открыто развивающихся любовных взаимоотношений Дантеса и Н.Н. Пушкиной, и пр.). Возможно, у А.С. Пушкина развился «синдром унижения», тяжело переживаемый и требующий немедленного противодействия, прекращения этого состояния, и приведший к исключительно резкому реагированию на попытки унижения и оскорбления. Этому способствовало эмоциональное мышление, руководство поступками со стороны лимбической системы при отсутствии необходимого контроля со стороны неокортекса.

Почему судьба гения столь трудна и сложна? Если следовать всеобщему закону бинарной множественности [2], то это – плата за гениальность, ее уравновешивание (рис. 6.3.1). У А.С. Пушкина она уравновешивалась в первую очередь негативным отношением окружения, «высшим светом». Хотя возможно уравновешивание психофизиологическими отклонениями, болезнями.

8. Психофизиологические особенности личности. Влияние на мышление и поведение человека оказывают неокортекс, лимбическая система, и, видимо, несколько меньшее – более древние слои. Человеческое «Я» связано в первую очередь с эмоциональной оценкой предметов и явлений; вероятно, человеческая индивидуальность, «Я», «Эго» кроется в деятельности древних структур мозга. Для А.С. Пушкина характерна эмоциональная оценка предметов и явлений (рис. 6.3.2).

pic_6.3.2.tif

Рис. 6.3.2. Триединый мозг и известные личности, поведение которых соответствовало превалированию решений трех отделов мозга – Ньютон (неокортекс, рациональное мышление), Пушкин (лимбика, яркие эмоции), Чингисхан (R-комплекс, агрессия)

Вполне возможно, что «Я» А.С. Пушкина сформировано древними слоями мозга (в первую очередь лимбикой), ответственными за эмоциональную оценку предметов и явлений. Это лишний раз подтверждает существенную роль лимбической системы в анализе действительности, в поведении, и в принятии решений А.С. Пушкиным.

9. Необычен выбор А.С. Пушкиным «героя» времени: о Евгении Онегине Пушкин сказал, что это «добрый мой приятель». Сопоставляя себя и Онегина, Пушкин пишет: «Страстей игру мы знали оба, // Томила жизнь обоих нас, // В обоих сердца жар угас…». Пушкина привлекает «резкий, охлажденный ум» Онегина, недовольство собой и злость эпиграмм. Но на этом сходство кончается, и становится непонятен не только выбор в качестве героя времени абсолютно бездеятельного человека, потребителя, не имеющего таланта, увлечения, живущего странной бесцельной жизнью, но и принижение самого А.С. Пушкина до уровня Онегина – «добрый мой приятель». Мог ли быть рядом с Пушкиным Онегин? Герой ли времени этот бездарный человек? Принес ли он что-либо новое, интересное в жизнь? Нет. Евгений Онегин – пример предельно упрощенного, одностороннего «героя времени»: он – аристократ, не приносящий практически никакой пользы, не имеющий цели в жизни и никак не реализующий высокий смысл своей жизни: «Он по-французски совершенно // Мог изъясняться и писал; // Легко мазурку танцевал // И кланялся непринужденно...», и т. д. Ничтожно мало для «героя времени»! Недалеко в реализации глубокого смысла жизни ушла от него и героиня – Татьяна, мало знакомая с русским языком и не совершившая в жизни никаких серьезных поступков, кроме отказа Онегину «Но я другому отдана…». Герои обладают высоким потенциалом, но никак не реализуют его.

10. Страсть к игре в карты А.С. Пушкина – подтверждение эмоционального мышления. В соответствии с особенностями своего мышления А.С. Пушкин страстно любил игру в карты. Он сообщил одному из современников: «Я бы предпочел умереть, чем не играть». «Пушкин очень любил карты и говорил, что это его единственная привязанность» (А. Керн). Он проигрывал очень крупные суммы, а если денег не было, то и свои рукописи. Вот его слова об игре: «Как в ненастные дни, собирались они // Часто. // Гнули, Бог их прости, от пятидесяти // На сто. // И отписывали, и приписывали // Мелом. // Так в ненастные дни, занимались они // Делом». Игра – дело (!). Эта страсть – безусловное свидетельство принятия решений лимбикой и отсутствия контроля со стороны высшей коры.

11. Эпатирующее поведение, как и страсть к эпиграммам – это, возможно, выход, найденный поэтом, в ответ на постоянные унижения. Эпатирующее поведение – это и длинные ногти на руках, и неожиданные одежды, и неожиданные стихи (например, «Гаврилиада» и др.). За острые стихи император собирался отправить Пушкина в ссылку в Сибирь. Своим эпатирующим поведением поэт как будто предупреждал, что с ним не надо ссориться. Эпиграммы А.С. Пушкина были острыми и жалили адресатов, которые в ответ всячески осложняли жизнь поэта.

В итоге степень удовлетворенности гения жизнью и творчеством – бинарно множественна; с одной стороны – «Я памятник себе возник нерукотворный…», с другой стороны – «И с отвращением читая жизнь мою, // Я трепещу и проклинаю, // И горько жалуюсь, и горько слезы лью, // Но строк печальных не смываю». Здесь же – нереальные надежды на покой и свободу: «На свете счастья нет, но есть покой и воля. // Давно завидная мечтается мне доля – // Давно, усталый раб, замыслил я побег // В обитель дальную трудов и чистых нег». Происходит несомненная эволюция поэта в отношении к теме любви и красоты, неожидан в конце короткой жизни возврат к этой теме (он давно и счастливо женат; но сердцу не прикажешь; неужели действительно пришла новая влюбленность?): «Я думал сердце позабыло // Способность легкую страдать, // Я говорил: тому, что было, // Уж не бывать! уж не бывать! // Прошли восторги и печали // И легковечные мечты... // Но вот опять затрепетали // Пред мощной властью красоты». Кто был этим объектом красоты, и был ли? Неожиданно А.С. Пушкин открывает новую для себя тему любви к отроку: «Отрок милый, отрок нежный, // Не стыдись, навек ты мой; // Тот же в нас огонь мятежный, // Жизнью мы живем одной. // Не боюся я насмешек: // Мы сдвоились меж собой, // Мы точь-в-точь двойной орешек // Под единой скорлупой». Сюжет навеян эпизодом из «Гюлистана» М. Саади: «в былые времена мы с другом были как два миндальных орешка в одной скорлупе. Внезапно мы расстались, и вернувшись, мой друг стал упрекать меня за то, что во время разлуки я не посылал к нему гонца. Я ответил: «Мне было бы жаль, если бы глаза посланца зажглись пламeнем твоей красоты, когда я был ее лишен». Интересная тема; существовал ли реальный отрок? Что за неудовлетворенность послужила стимулом к созданию этого интереснейшего произведения? Гениальный А.С. Пушкин во многом до конца не познан, и, видимо, не будет познан. Это – огромный океан, или космос.

Заключение. Функции древнего отдела головного мозга – лимбики – генерирование сильных и ярких эмоций, во многом определили особенности поведения и творчества великого поэта. В соответствии с философией множественности яркий позитивный пласт деятельности А.С. Пушкина (выдающееся творчество гения) уравновешивался негативным пластом – постоянным давлением вышестоящих чиновников; унижением со стороны «высшего света», и др. К сожалению, неизбежны были негативные, чрезвычайно осложнившие жизнь поэта, уравновешивания гениальности (соответствующие закону бинарной множественности предметов и явлений мира [2]). Если бы неокортекс полностью руководил другими отделами мозга, это существенно обеднило бы восприятие и творчество поэта. В этом случае вряд ли появился бы яркий, эмоциональный, гениальный поэт. Красочные эмоции, унаследованные от животных – предков, ярко украшают жизнь, в том числе и самые высшие формы творчества («Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»).


Библиографический список

1. Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 256 с.

2. Тетиор А.Н. Философия множественного мира. – М.: Академия Естествознания, 2016. – 827 с.

3. Труайя А. Александр Пушкин. – М.: Эксмо, 2006. – 1056 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074