Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

6.4. М.Ю. Лермонтов: мятущийся противоречивый гений

Аннотация. Впервые сделана попытка научного объяснения противоречивости мышления и творчества М.Ю. Лермонтова. Мятущийся в попытках понять себя и мир М.Ю. Лермонтов велик, загадочен, противоречив. Современники оценивали М.Ю. Лермонтова исключительно противоречиво. Противоречивы многие его желания, потребности, поступки; противоречивы его собственные философские взгляды; отличаются противоречиями многие его герои, которым он, возможно, передал некоторые свои черты; противоречиво его отношение к окружению, к высшему свету, к женщинам. Вероятно, это – следствие филогенеза многослойного мозга (возможно влияние противоречивых решений отделов мозга), формирования патологических черт, негативного уравновешивания гениальности.

Summary. An attempt of scientific explanation of the contradictory thinking and creativity of M. Lermontov is made for the first time. Restless in trying to understand ourselves and the World M. Lermontov is great, enigmatic, and contradictory. Contemporaries were evaluated M. Lermontov extremely contradictory. Contradictory are many of his desires, needs, and behavior; contradictory are own philosophical views; different contradictions, many of his characters, which he may have handed over some of his traits; contradictory are his attitude to the company, higher light, women. This is probably a consequence of phylogenesis of multilayer brain (possibly contradictory influence of decisions of the brain parts), formation of pathological features, and negative equilibration of genius.


«Кажется, он сам, если не сознавал ясно, то более или менее смутно чувствовал в себе это «не совсем человеческое», чудесное или чудовищное, что надо скрывать от людей…»

(Мережковский Д.С.).

Гениальный М.Ю. Лермонтов велик, загадочен, противоречив. Исключительно противоречива оценка М.Ю. Лермонтова современниками; противоречивы многие его желания, потребности, поступки; противоречивы его философские взгляды; отличаются противоречиями многие герои его произведений, которым он, возможно, передал некоторые свои черты; противоречиво его отношение к окружению, к высшему свету, к женщинам. По нашему предположению, это – следствие филогенеза его индивидуального многослойного мозга. Безусловным отражением этой противоречивости и влияния филогенеза мозга являются его произведения – от стихотворных молитв, когда «…и верится, и плачется…», и от видения Бога в небесах, до не оставляющих никаких надежд холодных строк «…И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг – // Такая пустая и глупая шутка…». «Холодное внимание» – это проскользнувший в стихи вероятный признак оценки действий рептильного комплекса мозга.

А. Труайя полагает, что «Поэт сознавал … двойственность своей натуры. … ряд противоречивых поступков … было нелегко приписать одному и тому же человеку. Неужели этот же самый человек напивался как свинья со своими товарищами-юнкерами – и рисковал не только репутацией, но и жизнью, защищая честь Пушкина? Беспардонно вел себя с Екатериной Сушковой – и видел идеал любви в маленькой Вареньке? Готов был пойти на все, чтобы его приняли в свете – и мужественно изобличал ничтожество высших лиц империи? Сочинял скабрезные стихи – и стихотворные молитвы? … Поочередно гордый и униженный, великодушный и мелочный, нежный и безжалостный, искренний и лживый, деликатный и грубый, Лермонтов не делал выбора между добродетелью и развращенностью» [8]. Это чересчур резкое (по нашему мнению) суждение А. Труайя подчеркивает двойственность натуры великого М.Ю. Лермонтова, но не объясняет такое сложное, противоречивое поведение.

Поэтому представляет несомненный интерес попытка научного объяснения противоречивости исключительно сложной личности одного из самых великих и загадочных поэтов и писателей, гениального М.Ю. Лермонтова, с учетом возможного влияния на его поведение и творчество особенностей мышления, связанных с филогенезом головного мозга. Мышление и поведение человека тесно связаны с особенностями филогенеза многослойного головного мозга. В ходе филогенеза был создан многослойный мозг, включающий практически все в той или иной степени сохранившиеся отделы. Наиболее важные и крупные из них – древнейший отдел мозга (пресмыкающихся и др. животных, условно называемый рептильным комплексом) и древняя лимбическая система (млекопитающих) с помощью древнейшей ретикулярной формации, накрывающей новую кору, контролируют прохождение информации. Подавление решений неокортекса древнейшим и древним отделами, оказали, вероятно, существенное влияние и на жизнь, и на творчество гения. Ряд особенностей работы древнего отдела головного мозга – лимбической системы – окраска мыслей чувствами, генерирование сильных и ярких эмоций (любви, веселья, страха, ярости, агрессивности), и пр., и древнейшего отдела, условно называемого R-комплексом и включающего сохранившиеся древнейшие отделы (агрессивное поведение, установление социальной иерархии, борьба за власть, желание все контролировать и всем обладать, бесстрашие, холодное отсутствие сопереживания, и др.) зачастую соответствуют особенностям поведения великого поэта: «С глазу на глаз и вне круга товарищей он был любезен, речь его была интересна, всегда оригинальна и немного язвительна. Но в своем обществе это был настоящий дьявол, воплощение шума, буйства, разгула, насмешки …С раннего детства у него уже проявлялись …жестокость, наряду с этим необыкновенная доброта и чувство справедливости, страсть к разрушению, раздражительность, капризность, упрямство, склонность к повышенному фантазированию, ранняя влюбленность, аутистическая замкнутость, болезненная чуткость и сознание собственного превосходства …Характер Лермонтова был – характер джентльмена, сознающего свое умственное превосходство; он был эгоистичен, сух, гибок и блестящ, … подчас весел, непринужден и остроумен, подчас антипатичен, холоден и едок», – говорили современники [3, 4, 7, 9, 10]. В соответствии с филогенезом мозга М.Ю. Лермонтову иногда присущи черты, поощряемые в это время древнейшими и древними отделами мозга. Некоторые из них свойственны лицам с превалированием деятельности R-комплекса – тиранам (жестокость, патологические черты, психофизиологические расстройства, неумение владеть собой, эгоизм, упрямство, своенравность, вспыльчивость, удовольствие от причинения боли сопернику, и от унижения соперника, и др.). Эти особенности частично свойственны М.Ю. Лермонтову: как человек, получавший удовлетворение от унижения неприятной личности, М.Ю. Лермонтов поступил с девушкой из соседнего имения – Е.А. Сушковой: не получив взаимности, он попытался предотвратить ее брак с А. Лопухиным; некоторое время изображал влюбленного, влюбил в себя и расстроил ее предстоящую свадьбу. Затем бросил Сушкову и сказал, что никогда ее не любил. О княжне Мэри он привел мнение Г. Печорина, который частично напоминал поэта: «Она проведет ночь без сна и будет плакать. Эта мысль доставляет мне необъятное наслаждение». Это – поведение людей с чертами тирана. Патологические черты личности – это стойкое, иногда необратимое, количественное изменение изначально присущих личностных свойств, обусловленное сочетанием врожденных особенностей характера с длительными психическими травмами. Врожденные особенности – это филогенез мозга поэта; психические травмы – влияние сложностей детства и юности поэта в семье, и иногда инициированного отклоняющимся поведением самого поэта негативного отношения к себе ряда окружающих его людей. Отклоняющееся (девиантное) поведение – это отклонение от принятых в обществе норм; у Лермонтова оно было положительным, проявлялось как следствие его гениальности, оригинального творческого мышления.

В основе любой деятельности лежит мышление, работа мозга. Отметим, что изложенное ниже разделение функций отделов «триединого» мозга поддерживают не все ученые. Тем не менее, оно позволяет достаточно наглядно объяснить особенности мышления человека. Человек в процессе эволюции получил от предков весьма консервативный и чрезвычайно сложно устроенный орган управления – мозг с наслоениями сохранившихся древних и более новых структур, в котором последующие слои, отвечающие за все более сложные органы и действия, взаимосвязаны и, видимо, контролируются всеми предыдущими слоями. Мозг содержит в себе, как археологический срез, всю историю эволюции человека, но при этом все древнейшие, древние, старые и более новые слои, работают и взаимодействуют. И.П. Павлов полагал, что кора больших полушарий в процессе исторического развития организма … у высших млекопитающих и человека стала главным «распорядителем и распределителем всей деятельности организма». Это не так: в процессе восприятия импульсов от органов чувств и выдаче решений взаимозависимо участвуют почти одновременно многие более древние структуры [1, 2, 6]. В структуре мозга представлены современные и более древние отделы. Деление мозга во многом условно, как любое деление: так, исследователи выделяют новую кору (неокортекс), старую кору (архикортекс), мезокортекс, древнюю кору (палеокортекс) и другие участки (очень важный – ретикулярная формация) [1]. Одновременно в современном человеке «присутствуют», уживаются и влияют на его поведение и рептилии (К. Саган считал, что понятие «хладнокровный убийца» для человека удивительно точно соответствует определению рептилии – крокодила), и млекопитающие, и человек [5]. «Ритуально-агрессивный» Р-комплекс отвечает за ритуальное и агрессивное территориальное поведение, установление социальной иерархии, послушание, бесстрашие. Он оказывает фундаментальное влияние на поведение, отвечает за безопасность вида и управляет базовым поведением: он контролирует инстинкт размножения, защиту своей территории, агрессию, желание всем обладать и все контролировать, следование шаблонам, имитацию, обман, борьбу за власть, стремление к иерархическим структурам, ритуальное поведение, контроль меньшинства. Ему присущи хладнокровное поведение, отсутствие сопереживания, безразличие к последствиям действий относительно других людей (особенности, характерные для Лермонтова и некоторых его героев). Он полезен для немедленных реакций: реакция, затем ее осмысление.

Лимбическая «эмоциональная» система ответственна за генерирование сильных и ярких эмоций, за окраску мыслей чувствами. Новая кора мозга – неокортекс – отвечает за ряд важнейших функций – память, сознательное восприятие, мышление, речь, в ней расположены соматосенсорные системы, получающие импульсы от сенсоров тела человека. В ее функции входят абстрактное разумное мышление, планирование действий и управление ими, сложные задачи восприятия, пространственное восприятие, обмен информацией между мозгом и телом. Но ее определяющее влияние на более древние системы, стремление к управлению ими далеко не абсолютно. Напротив, все импульсы проходят через многие древние структуры, в которых, как известно, происходит их оценка, эмоциональная и другая более древняя окраска (например, агрессивно-оборонительная, иерархическая, ритуальная и пр.).

Мозг человека, несмотря на наличие древних и более новых отделов, является единым целым, объединенным с помощью сети нейронов. Он несет в себе всю историю антропогенеза. «Человек не произошел от низших видов, но сам в себе их несет: человек есть всеживотное и в себе содержит как бы всю программу творения» (С.Н. Булгаков).

Если мозг человека сохранил в себе структуры предков, то можно предположить, что, являясь фильтрами на пути прохождения импульсов, эти структуры могут конфликтовать между собой и выдавать полностью противоречащие друг другу решения [6]. Нами высказано предположение, что отделы мозга, принадлежащие несовместимым между собою животным (в природе – хищникам и жертвам), конфликтуют между собой. Не отсюда ли разнообразные фобии, расстройства, синдромы? Новая кора стремится управлять более древними структурами, но ее контролирует ретикулярная формация. Функции, контролируемые отделами мозга, оказали влияние на мышление М.Ю. Лермонтова; видимо, существенно влияли R-комплекс и лимбика при сохранении функций неокортекса, контролируемого древними отделами.

Человек стремится к упрощенному и чаще всего одностороннему восприятию действительности. В основе этого лежат этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. Дуальный анализ реальности (плохие – хорошие ситуации и стимулы, особенно если они имеют высокую биологическую цену) протекает намного быстрее, чем множественный. По нашему мнению, дуальное восприятие реальности является одним из наиболее необходимых механизмов выживания в живой природе: животное должно быстро реагировать на опасность, чтобы убежать или отразить нападение; оно должно быстро определить объект питания, жертву, которую необходимо добыть и съесть, чтобы выжить. Оно должно мгновенно выбрать путь выживания: «опасность – безопасность», «друг – враг», и пр. Это было бы невозможно, если бы кратковременная память использовалась для анализа большого объема информации, содержащего много единиц (бит). Поэтому в процессе естественной эволюции было закреплено упрощенное бинарное и даже однополярное мышление.

В творчестве М.Ю. Лермонтов часто склоняется к двусторонней оценке предметов и явлений, что свидетельствует о преобладании упрощенного мышления. Большая часть персонажей его произведений – двусторонние (черно-белые) или даже односторонние по качествам характера (неисправимые негодяи и злодеи, прекрасные люди, и пр.) хотя в действительности таких односторонних характеров нет. «Добро и зло, Ангел и Демон – эти изначальные сущности жили в нем днем и ночью. Лермонтову нравилось делить окружающих на ангелов и демонов и давать им характеристики…» [8].

Таков «герой нашего времени» Г.А. Печорин (он может быть назван героем произведения, но не героем времени – он не похож на героя: его лучшие чувства умерли, он – нравственный калека, полный ненависти, равнодушия и других негативных чувств. Настоящий герой совершает подвиг, проявляет личное мужество, стойкость, готовность к самопожертвованию; Печорин абсолютно далек от этого. «Обиженный всеми» Печорин говорит о себе: «Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду – мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось … холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой...». Печорин равнодушен к чувствам окружающих. «Ненасытную жадность» он ощущает лишь к власти над чужими мыслями и сердцами (признаки R-комплекса): «я смотрю на страдания и радость других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы». «Все читали на моем лице признаки дурных свойств, которых не было; но их предполагали – и они родились...». Все, чего касается «герой времени» Печорин, заканчивается плохо: добился любви Бэлы – и бросил ее (так же поэт в жизни поступил с Е.А. Сушковой); сходная ситуация с княжной Мэри (похоже, страдания влюбленной доставляют удовольствие герою; это – явный признак тирана, подавления R-комплексом решений высшей коры); смерть Грушницкого от руки героя, причем повод для дуэли не очень весомый: Печорин испытывает холодную злобу, Грушницкий распускал про Печорина слухи и пытался выставить его в черном свете. Можно за это ненавидеть человека, но нельзя лишать его жизни. Печорин равнодушен, он убивает Грушницкого и, не оглядываясь, уходит (холодное равнодушие – признак R-комплекса, А.Т.). Так же упрощен герой романа «Вадим» – физически неполноценный антигерой, убийца, полный ненависти к негативному персонажу – помещику Палицыну. Ненависть – негативное, непродуктивное чувство. Лермонтов «награждает» чувством ненависти своих «героев». Возможно, он придает им некоторые свои черты (влияние R-комплекса – А.Т.). О сходстве М.Ю. Лермонтова со своим героем Вадимом см. ниже.

Важна роль физического и психофизиологического состояния личности поэта. М.Ю. Лермонтов родился болезненным ребенком, с признаками золотухи, рахитизма, повышенной нервности. Он был небольшого роста, имел кривоватые ноги, большую голову, некрасивое лицо, кифоз (переднезаднее искривление позвоночника). В молодости он начал лысеть; несчастный случай во время катания на лошади вызвал небольшую хромоту (это дало повод для сравнения себя с Байроном). Физические недостатки, безусловно, оказали влияние на формирование личности: с одной стороны, они вызвали негативное отношение к окружающим как защиту от возможных насмешек; с другой стороны, привели к осознанию своей исключительности. «Проходя мимо зеркала, он страдал, видя себя: невысокий рост, втянутая в плечи шея, большая голова…» [8]. Но с годами гениальность изменила в лучшую сторону восприятие личности поэта.

Чрезвычайно интересно влияние филогенеза мозга на мышление и действия поэта. Как отмечено выше, более древние структуры мозга фильтруют информацию и сообщают новой коре ее окраску. Роль этой окраски, включения эмоций в мышление, очень велика. Возможны, очевидно, и противоречивые сообщения, поступающие одновременно от древних и новых структур мозга после поступления в них информации от рецепторов. Это может вызвать одновременное наличие двух решений мозга, не способного принять одно решение. Тогда человек может ощущать отсутствие четкого решения, вплоть до расщепления сознания; в разное время окружающие могут воспринимать его как две различных личности. Именно так воспринимали М.Ю. Лермонтова окружающие в различные периоды жизни. Вот один эпизод: увлеченная М.Ю. Лермонтовым Наталья Мартынова провожала его после очередного визита до лестницы. «Словно не подозревая о волнении девушки, Лермонтов сохранял на лице спокойствие. Затем внезапно он громко и оскорбительно захохотал, повернулся к Наталье спиной и медленно спустился по лестнице» [8]. Это – практически явное подтверждение руководства его действиями в этот момент жестокого, холодного и агрессивного R-комплекса. Но поэт не виновен в таком поведении, он – заложник деятельности мозга. Не эти ли особенности мышления поэта приводили к особенностям его поведения, отношения к окружающим, оценки окружающими: «В наружности Лермонтова было что-то зловещее и трагическое; какой-то сумрачной недоброй силой, задумчивой презрительностью и страстью веяло от его сумрачного лица, от его больших и неподвижно-темных глаз (влияние R-комплекса – А.Т.). … Вся его фигура, приземистая, кривоногая, с большой головой на сутулых плечах возбуждала ощущение неприятное; но присущую мощь тотчас сознавал всякий» [9]. В соответствии с гипотезой о подавляющем влиянии двух – древнейших и древних – структур мозга на мышление и поведение поэта, становится более реальным различное описание современниками личности поэта. И внешность, и характер Лермонтова современники изображают совершенно различно, словно описывая разных людей. Одни считают его холодным, желчным, раздражительным (подавляющее действие R-комплекса на его поведение в это время – А.Т.). Другие – живым и веселым (лимбика – А.Т.). Одному фигура поэта внушает безотчетное нерасположение. Другого он привлекает «симпатичными чертами лица». «Язвительная улыбка», «злой и угрюмый вид», «скучен и угрюм», «высокомерен», «едок», «заносчив» (R-комплекс – А.Т.), – отзывы представителей великосветского общества. Не таков Лермонтов в изображении переводчика: «В его характере преобладало задумчивое, часто грустное настроение» (лимбика – А.Т.). «Характер Лермонтова был – характер джентльмена, сознающего свое умственное превосходство; он был эгоистичен, сух, гибок и блестящ, … подчас весел, непринужден и остроумен (лимбика – А.Т.), подчас антипатичен, холоден и едок» (R-комплекс – А.Т.) [8]. Осознавал ли сам М.Ю. Лермонтов свою необычность, свое отличие от окружающих; чувствовал ли расщепление личности? Скорее всего, да, осознавал: «Лермонтов понимал, что является невероятно сложной натурой, и этим гордился. Чувствуя внутри себя нечто чудесное и чудовищное одновременно, поэт решил скрывать это от других. Отсюда его насмешки, нелюдимость и любовь к одиночеству» [8]. «Поэт сознавал … двойственность своей натуры. … ряд противоречивых поступков … было нелегко приписать одному и тому же человеку» [8]. «Кажется, он сам, если не сознавал ясно, то более или менее смутно чувствовал в себе это «не совсем человеческое», чудесное или чудовищное, что надо скрывать от людей, потому что этого люди никогда не прощают» [4]. За эту особенность М.Ю. Лермонтов был назван «поэтом сверхчеловечества» [4], хотя этот термин свидетельствует только о непонимании современниками действительных истоков противоречивости его мышления, деятельности, творчества. Мистическая приставка «сверх» дается обычно при отсутствии каких-либо реальных объяснений явления или предмета. Среди них есть даже такое свидетельство: «На светских приемах писатель всегда стоял в сторонке, выбирая жертву, на которую потом устремлял пронзительный, ядовитый взгляд. Его черные глаза приводили в замешательство даже мужчин, а женщины так и вообще обращались в бегство». Это – односторонние свидетельства современников: были и многочисленные вполне благополучные балы, на которых поэт много танцевал и успешно общался с женщинами [8]. В разные периоды времени преобладали решения разных отделов мозга.

Творчество М.Ю. Лермонтова несет несомненный отпечаток подавления древними отделами мозга решений высшей коры, и влияния этой особенности на состояние и мышление поэта во время создания произведений. Можно выделить ряд в целом негативистских по содержанию произведений, основанных на отрицании всего положительного опыта человечества, не оставляющих никаких надежд читателю и созданных скорее всего под влиянием R-комплекса, подавляющего решения высшей коры: «И скучно и грустно, и некому руку подать // В минуту душевной невзгоды... // Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?.. // А годы проходят – все лучшие годы! // Любить... но кого же?.. на время – не стоит труда, // А вечно любить невозможно. // В себя ли заглянешь? – там прошлого нет и следа: // И радость, и муки, и все там ничтожно... // Что страсти? – ведь рано иль поздно их сладкий недуг // Исчезнет при слове рассудка; И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг – // Такая пустая и глупая шутка...». «С тех пор как вечный судия // Мне дал всеведенье пророка, // В очах людей читаю я // Страницы злобы и порока. // Провозглашать я стал любви // И правды чистые ученья: // В меня все ближние мои // Бросали бешено каменья… // Смотрите ж, дети, на него: // Как он угрюм, и худ, и бледен! // Смотрите, как он наг и беден, // Как презирают все его!». «Печально я гляжу на наше поколенье! // Его грядущее – иль пусто, иль темно.» «Я счастлив! – тайный яд течет в моей крови, // Жестокая болезнь мне смертью угрожает!.. // Дай бог, чтоб так случилось!.. Ни любви, // Ни мук умерший уж не знает; // Шести досок жилец уединенный, // Не зная ничего, оставленный, забвенный, // Ни славы зов, ни голос твой // Не возмутит надежный мой покой! ...». «Мы пьем из чаши бытия // C закрытыми очами, // Златые омочив края // Своими же слезами; // Когда же перед смертью с глаз // Завязка упадает // И все, что обольщало нас, // С завязкой исчезает // – Тогда мы видим, что пуста // Была златая чаша, // Что в ней напиток был – мечта, // И что она – не наша!». И т. д. Безусловно талантливые, яркие строки, полные негативизма, вдвойне негативны для читателя.

Влияние древнейшего комплекса заметно и в прозе: так, образ героя романа «Вадим» – холодного, полного ненависти убийцы – создавался явно при его участии. Интересно, что герой романа внешне похож на М.Ю. Лермонтова (Вадиму 28 лет, автору было 29 лет в год написания романа): «В толпе нищих был один …; он был горбат и кривоног; … широкий лоб его был желт как лоб ученого, мрачен как облако, покрывающее солнце в день бури; … в глазах блистала целая будущность; его товарищи не знали, кто он таков; но сила души обнаруживается везде: они боялись его голоса и взгляда; … в его глазах было столько огня и ума, столько неземного … Ему казалось не больше 28 лет; на лице его постоянно отражалась насмешка, горькая, бесконечная; … он думал: если б я был чорт, то не мучил бы людей, а презирал бы их; стоят ли они, чтоб их соблазнял изгнанник рая, соперник бога!.. другое дело человек; чтоб кончить презрением, он должен начать с ненависти!».

Итак, герой горбат, кривоног; широкий лоб; товарищи боялись его голоса и взгляда; в его глазах было столько огня и ума; на лице его постоянно отражалась горькая насмешка. Да это же – автопортрет М.Ю. Лермонтова! Передал ли он Вадиму свои чувства? Вадим в романе – необычайно тяжелый персонаж.

Наряду с отдельными негативистскими многие стихи и прозаические произведения исключительно талантливы, позитивны, гениальны, иногда поистине божественны, они созданы в другие периоды жизни. «На воздушном океане без руля и без ветрил // Тихо плавают в тумане хоры стройные светил. // Средь полей необозримых в небе ходят без следа // Облаков необозримых волокнистые стада». «Русалка плыла по волне голубой, // Озаряема полной луной…». «По небу полуночи ангел летел…». «Выхожу один я на дорогу; // Сквозь туман кремнистый путь блестит; // Ночь тиха. Пустыня внемлет богу, // И звезда с звездою говорит. // В небесах торжественно и чудно! // Спит земля в сияньи голубом... // Что же мне так больно и так трудно? // Жду ль чего? жалею ли о чем? // Уж не жду от жизни ничего я, // И не жаль мне прошлого ничуть; // Я ищу свободы и покоя! // Я б хотел забыться и заснуть! // Но не тем холодным сном могилы... // Я б желал навеки так заснуть, // Чтоб в груди дремали жизни силы, // Чтоб дыша вздымалась тихо грудь; // Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея, // Про любовь мне сладкий голос пел, // Надо мной чтоб вечно зеленея // Темный дуб склонялся и шумел». Даже стихи, написанные по мотивам других авторов (Гете и др.) звучат в изложении М.Ю. Лермонтова намного мелодичнее, чем оригиналы (хотя бы: «Горные вершины // Спят во тьме ночной…». Это – гениальные произведения, созданные при участии высшей коры и лимбики (окраска мыслей чувствами).

Важной особенностью юности и зрелости М.Ю. Лермонтова были взаимоотношения с женщинами. Он очень рано, благодаря бабушке, познакомился с женщинами: «Заботливость бабушки о Мишеньке доходила до невероятия; … бабушка стала держать в доме горничных, особенно молоденьких и красивых, чтобы Мишеньке не было скучно» [10]. «Одаренный от природы блестящими способностями и редким умом, Лермонтов любил преимущественно проявлять свой ум, свою находчивость в насмешках над окружающею его средою и колкими, часто очень меткими остротами оскорблял иногда людей, достойных полного внимания и уважения... Будучи некрасив, …неловок и злоязычен, он, войдя в возраст юношеский, когда страсти начинают разыгрываться, не мог нравиться женщинам, а между тем 6ыл страшно влюбчив. Невнимание к нему прелестного пола раздражало и оскорбляло его беспредельное самолюбие, что служило поводом с его стороны к беспощадному бичеванию женщин» [3]. «Был дурной человек: никогда ни про кого не отзовется хорошо; очернить имя какой-нибудь светской женщины, рассказать про нее небывалую историю, наговорить дерзостей – ему ничего не стоило. Не знаю, был ли он зол или просто забавлялся, как гибнут в омуте его сплетен» [7]. Полностью доверять этим оценкам современников нельзя (их необъективность отмечали многие исследователи творчества поэта [8, 11]).

Некоторые современники окрестили Лермонтова невежей, неприятным типом, «дурным человеком, который никогда ни про кого не отзовется хорошо», «желчным, испорченным и угловатым существом» (R-комплекс). Из-за сложного характера М.Ю. Лермонтов был на дуэлях. Он проявлял исключительное благородство: на дуэлях с Де Барантом и Мартыновым поднял пистолет дулом вверх и сказал, что стрелять в противника не будет. Мартынов же долго целился в поэта, М.Ю. Лермонтов спокойно ждал [8]. Удивительно этичным предстает поэт на этом смертельном поединке, и поразительно негативными, отвратительными являются его противники.

Почему судьба безусловного и яркого гения столь трудна и противоречива? Если следовать всеобщему закону бинарной множественности [6], то это – неизбежная плата за гениальность, ее уравновешивание (рис. 6.4.1).

Гениальность может уравновешиваться внешними или внутренними негативными воздействиями. Внешние воздействия инициируются поведением и успехами гения. Это – зависть, ненависть, злость, противодействие, разные способы изоляции гения (вплоть до заточения в тюрьму и убийства), и другие негативные отношения и действия окружающих, недовольных успехами гения, ревниво относящихся к чужим достижениям. «Что пользы, если Моцарт будет жив // И новой высоты еще достигнет? // Подымет ли он тем искусство? Нет; // Оно падет опять, как он исчезнет: // Наследника нам не оставит он. // Что пользы в нем? Как некий херувим, // Он несколько занес нам песен райских, // Чтоб, возмутив бескрылое желанье // В нас, чадах праха, после улететь! // Так улетай же! чем скорей, тем лучше» (А.С. Пушкин). Это сказано в том числе и о М.Ю. Лермонтове.

Внутренние воздействия – особенности филогенеза головного мозга, сложности личной жизни, обусловленные особенностями поведения гения, психофизиологические отклонения в поведении гения, болезни, физические недостатки, и пр. Все это отражалось на мышлении и творчестве М.Ю. Лермонтова. В итоге мышление и поведение гениального поэта и писателя в значительной степени связаны с филогенезом его многослойного мозга (рис. 6.4.2). М.Ю. Лермонтов не мог быть другим: он – отражение филогенеза своего мозга.

pic_6.4.2.tif

Рис. 6.4.2. Поведение поэта соответствует превалированию решений отделов мозга: лимбика, яркие эмоции; R-комплекс, агрессия, тиранство; неокортекс – рациональное мышление

Заключение. Впервые сделана попытка научного обоснования противоречивости поведения, мышления и творчества гениального М.Ю. Лермонтова. Рассмотрен вопрос особенностей мышления, связанных с филогенезом головного мозга, и с формированием патологических черт под влиянием психических травм и особенностей отклоняющегося поведения гения, с точки зрения их влияния на поведение и творчество одного из самых великих и загадочных поэтов М.Ю. Лермонтова. Ряд индивидуально проявляющихся функций древнейшего отдела мозга – R-комплекса, и древней лимбики – возможно, наложили отпечаток на особенности личности М.Ю. Лермонтова и оказали влияние на его мышление и творчество. Возможно, противоречивость решений этих отделов мозга, принадлежащих в природе животным – врагам, ведет к подавлению их решений, или к борьбе с высшей корой, что влияет на психофизиологическое состояние человека, вплоть до расщепления сознания (предположение автора). Расщепление сознания – это противоречивые решения древнейших и древних структур головного мозга, осознаваемые новой корой. Этот фактор мог присутствовать в мышлении, действиях, творчестве М.Ю. Лермонтова. В соответствии с законом бинарной множественности [6] позитивный пласт деятельности (выдающееся творчество гения) уравновешивался негативным пластом – ненавистью и завистью окружающих, физическими и психофизиологическими недостатками, формированием патологических черт. Он платил за свою гениальность; его судьба – следствие филогенеза мозга, расщепления сознания, формирования патологических черт под влиянием психических травм, уравновешивания гениальности негативными воздействиями окружения и необычными чертами личности. Он не мог быть другим как заложник филогенеза своего мозга. Поразительно, что он не ценил свою гениальность. Его исключительная гениальность не познана и, возможно, никогда не будет познана до конца.


Библиографический список

1. Данилова Н.Н. Психофизиология. – М.: Аспект – пресс, 1998. – 373 с.

2. Оленев С.Н. Конструкция мозга. – Л.: Медицина, 1987. – 208 с.

3. Арсеньев И.А. Слово живое о неживых // Лермонтов М.Ю. в воспоминаниях современников. – М.: «Художественная литература», 1989. – С. 56–57.

4. Мережковский Д.С. М.Ю. Лермонтов поэт сверхчеловечества // Наше Наследие. – 1989. – № 5. – С. 41–48.

5. Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 256 с.

6. Тетиор А.Н. Философия множественного мира. – М.: Академия Естествознания, 2016. – 827 с.

7. Тиран А.Ф. Из записок // Лермонтов М.Ю. в воспоминаниях современников. – М.: «Художественная литература», 1989. – С. 149–153.

8. Труайя А. Михаил Лермонтов. – Санкт-Петербург: «Амфора», 2015. – 255 с.

9. Тургенев И.С. Литературные и житейские воспоминания // Полное собрание сочинений и писем в 28 тт. – Т. 14. – М.-Л.: «Наука», 1967. – С. 7–202.

10. Шугаев П.К. Из колыбели замечательных людей // Лермонтов М.Ю. в воспоминаниях современников. – М.: «Художественная литература», 1989. – С. 58–68.

11. Андроников И.Л. Лермонтов. – М.: Советский писатель, 1951. – 320 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074