Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

6.9. Тривиальные бинарно множественные руководители упрощенно мыслящего человечества

Аннотация. В соответствии с законом бинарной множественности мира человечеством руководили люди с бинарно множественными качествами личности – сочетанием позитивных, негативных и нейтральных качеств. Идеальные лидеры очень редки, для соответствия идеализированным требованиям лидерами используется социально-психологическая мимикрия, и другие особенности поведения. Человечество обладает упрощенным мышлением как следствием стремления к выживанию; такое мышление стимулирует повышенную внушаемость – склонность к некритической податливости воздействиям других. Поэтому люди зачастую не решают проблемы развития; они подвержены воздействию тривиальных, упрощенно мыслящих лидеров. Человечество под руководством большинства таких лидеров пришло к глобальному кризису, угрожающему существованию планеты. Поэтому такие тривиальные лидеры должны быть исключены из процесса принятия решений ввиду опасного влияния на судьбу человечества. Возможен парламентаризм без лидеров с коллективными решениями: нет согласия – решение не принимается. В таких условиях ООН должна быть модернизирована, с передачей ей более широких полномочий.

Summary. In accordance with the law of binary plurality of World people with binary plural qualities (positive, negative, and neutral) was the leaders the humanity. In accordance with this law, the ideal leaders are very rare, idealized leaders used psychological mimicry for requirements compliance. Humanity has a simplistic thinking as a result of the pursuit of survival. Such thinking stimulates increased suggestibility – propensity to uncritical compliance of influences of others. Therefore, people often do not address the issue of development; they are susceptible to simplistic minded convincing leaders that use various techniques to do this. Humanity, under the leadership of the leaders came to a global crisis, threatening the existence of the planet. Therefore, these trivial leaders are not needed; they should be excluded from the decision-making process because of the dangerous impact on the fate of humanity and the planet. Parliamentarism is possible without leaders with the collective decisions: no consent – the decision shall not be taken. In such circumstances, the United Nations should be upgraded, with the transfer of greater powers.


Лидер (от англ. leader – ведущий, первый): лицо в группе, организации, пользующееся признанным авторитетом, обладающее влиянием, склонное к управляющим действиям [2]. Лидер несколько отличается от руководителя: лидер – чаще всего явление (продукт) неформальных отношений, а руководитель – явление официальных отношений. Но в итоге они могут решать одни задачи. В истории человечества известны лидеры с самыми разнообразными позитивными и негативными особенностями мышления и действий. Тривиальность лидеров ярко проявляется в современности (можно вспомнить выборы в США). В случае руководства большими массами внушаемого народа качества лидеров могут чрезвычайно негативно сказаться на народе; лидеры могут завести массы в тупик и оставить их там (Наполеон, Гитлер и пр.). Поэтому влияние собственных качеств лидеров на судьбу народов и всей планеты может быть исключительно велико. Таких примеров – множество; из современных – лидерство А. Гитлера и И.В. Сталина. И в том, и в другом случаях, наряду с особенностями конкретной исторической обстановки, использованы мощные механизмы внушаемости по отношению к упрощенно мыслящему народу, создание образов врагов и спасителя. В борьбе за внушаемые массы применялось множество способов, с привлечением всех средств – массовой информации, угроз, обмана, и пр.

Феномен лидерства унаследован от животных, ведущих стадный образ жизни; в соответствии с иерархией в них выделяется наиболее сильная и решительная особь – вожак, руководящий стаей. Лидерство основывается на потребностях в самоорганизации, упорядочении поведения в целях обеспечения жизненной и функциональной способности стаи. Такая упорядоченность достигается благодаря вертикальному (управление – подчинение) и горизонтальному (коррелятивные одноуровневые связи) распределению функций и ролей, и выделению управленческой функции, требующей иерархической, пирамидальной организации. Вершиной управленческой пирамиды выступает лидер (у предков человека – «протолидер»). Анализ природы лидерства показывает, что оно проистекает из потребностей людей и их объединений, которые и призваны удовлетворять лидеры. Природу лидерства раскрывают различные теории. Старейшей из них является теория черт; ее суть состоит в объяснении феномена лидерства выдающимися качествами человека. Современной группой концепций лидерства, примыкающей к теории черт, являются концепции харизматического лидерства: вера в лидера, его почитание, вдохновение, испытываемое от его влияния. Факторно-аналитическая концепция лидерства основана на адаптации теории черт к реальным условиям. Идея зависимости лидерства от социальных условий развивается в ситуационной концепции лидерства, которая исходит из относительности и множественности лидерства. Развитием ситуационной концепции стала теория последователей (роль последователей признается решающей в становлении неформальных лидеров). Отметим упрощенность перечисленных теорий, наличие всего 1–2 определяющих параметров в каждой из них. Совокупность теорий лидерства позволяет увидеть его разнообразные стороны, однако не дает целостной картины. Попытку осуществить комплексное исследование лидерства представляет собой интерактивный анализ. Он учитывает черты лидера; задачи, которые он призван выполнять; его последователей; систему взаимодействия лидера и последователей. Рассмотренные теории лидерства поясняют, почему лишь некоторые люди становятся лидерами. Но они не отвечают на вопрос, почему одни люди стремятся к лидерству, а другие нет, и можно ли управлять процессом формирования лидерства. Главное, чего нет в теориях лидерства – учета реальных психофизиологических особенностей людей (удивительно упрощенный подход к сложнейшей проблеме). Неужели исследователи полагают, что достаточно перечислить идеализированные требования к лидеру – и он станет таким? В реальности он постарается соответствовать предлагаемым ему установкам. Это явление называется социально-психологической мимикрией (рис. 6.9.1). У людей мимикрия часто связана с необходимостью соответствия установкам референтной группы или конкретных значимых людей, чтобы получить их признание. Среди видов человеческих мимикрий – подражание авторитетам, «вербальная» мимикрия, и пр. По нашему мнению, социально-психологическая мимикрия и есть основная причина «успешного» создания перечней требований к «идеальному» лидеру.

В действительности идеальных лидеров почти нет, так как в природе действует всеобщий закон бинарной множественности мира [5], которому подвержены и качества лидеров.

Для того чтобы оказывать влияние на людей, лидер (и руководитель) должен обладать властью. Власть и влияние являются основой лидерства, условием изменения поведения людей и достижения целей. Власть может принимать разнообразные формы.

pic_6.9.1.tif

Рис. 6.9.1. Социально-психологическая мимикрия – из Вельзевула в ангелы (рис. Х. Бидструпа)

В управленческой литературе выделяют восемь основных форм власти: легитимная (законная); власть принуждения; вознаграждения; власть информации; власть примера «харизмы»; власть эксперта; власть, основанная на убеждении; власть, основанная на участии. Отдельно необходимо назвать власть, основанную на внушаемости упрощенно мыслящих масс. Отметим упрощенность деления, когда в каждой форме участвует один параметр (проще нельзя). Вероятно, в реальности используется множественное сочетание этих форм.

Подчеркнем, что в описанных теориях лидерства указываются только позитивные качества, которым должны удовлетворять лидеры. Тогда как в истории встречается множество исключительно негативных для человечества лидеров. Откуда они берутся при наличии целиком позитивных требований к ним? Вероятно, причины – в бинарно множественных качествах человека, в неустранимости негативной части бытия, в упрощенном мышлении, в многослойном мозге (табл. 6.9.1).

Таблица 6.9.1

Идеальные (слева) и реальные качества лидеров

Мужествен, решителен, харизматичен, стремится к управлению людьми; образован, обладает нетрадиционным мышлением; признает, что не все знает сам; ставит в известность подчиненных о характере работы; скучный труд превращает в творческий; уверен в себе; инициативен; умеет ценить время подчиненных; требователен и строг; умеет поощрять и наказывать; уравновешен, вежлив и приветлив; обладает чувством юмора; умеет говорить и слушать, радоваться чужим успехам; честен и неподкупен; самостоятелен и независим; способен взять на себя риск и ответственность; и т. д., и т. п. [2 и др.]

Социально-психологическая мимикрия: ожидаемое поведение; подражание; внушаемость; конформность. Упрощенное мышление; многослойный мозг с рептильным комплексом, лимбической системой и высшей корой

 

Автор склонен полагать, что в основе бинарно множественного поведения лидеров лежит социально-психологическая мимикрия, включающая необходимость соответствия установкам референтной группы (стандартам, системе отсчета, источнику формирования социальных норм и ценностных ориентаций); сюда вписываются ожидаемое поведение; подражание; внушаемость; конформность. Можно написать набор позитивных качеств лидеров, подобный библейским Заповедям, но в идеальные параметры неизбежно вмешается бинарно множественная реальность [4, 5].

Негативная часть этой реальности неустранима. Поэтому в самых различных обществах, общественных формациях возникают и сохраняются диктаторство, преступность, тирания, тоталитаризм, деспотизм, – постоянные спутники и демократических, и всех других государств. Но, как и многие недостатки, некоторые из них могут быть относительны, если эти качества служат для позитивных целей, – например, для совместного отражения наступления врага, когда диктатура служит цели быстрого и беспрекословного подчинения людей диктатору – военачальнику. В первобытном обществе могло не быть большинства этих недостатков, так как небольшие племена могли не выдвигать из своего состава руководителей, а преступность пресекалась старейшинами, и часто не имела смысла – не было богатых, которых можно было грабить. До сих пор известны небольшие племена, сохранившиеся в первобытном виде, и не имевшие явных лидеров, – например, вымирающее мирное племя «призраки желтых листьев», не владеющее оружием, и др. [5].

Эти недостатки могли быть следствием антропогенеза и эволюции, как наследство, доставшееся от животных. Жесткая этологическая иерархия во многих стаях животных заключается в доминировании («господстве») части особей над другими, подчиненными им. Поддержание статуса вожака стаи и более высоко расположенных в иерархии животных (обычно это – сильные самцы, или опытные самки), происходит путем демонстрации агрессивности (со стороны вожака) и одновременно – жестов подчинения, покорности со стороны рядовых членов стаи, тормозящих агрессию более высоко расположенных представителей. Поза покорности, «изобретенная», как подчеркивает К. Лоренц [3], независимо друг от друга самыми разными группами позвоночных, является стимулом к снижению агрессивности. Это – необходимая часть процесса управления в стае, от анонимной до «союза». Подчинение группы животных одному или нескольким вожакам, самым сильным и мудрым животным, – это условие их выживания. Поэтому природой предусмотрено естественное замещение вожаков стаи по мере утраты ими силы и мудрости, обычно путем изгнания или убийства молодым и более мощным представителем. Жесты демонстрации агрессивности (предъявление «оружия» – зубов, клюва, когтей, сгиба крыла, кулака, визуальное увеличение размеров путем поднятия шерсти и раздувания грудной клетки, показ большего контура тела, резкие движения, и пр.) и жесты умиротворения и покорности (мягкие движения, исключение всех агрессивных стимулов, и пр.) взаимно противоположны. Они поразительно похожи на жесты агрессивности и покорности в человеческом обществе.

Поведение человека – руководителя, лидера – диктатора, деспота, тирана во многом, как считают некоторые исследователи, напоминает взаимоотношения между вожаком стаи (стада) и подчиненными, особенно в среде приматов. Это поведение также основано на демонстрации со стороны руководителя – диктатора силы, и на ответной реакции покорности со стороны подчиненных. Поэтому диктаторы, тираны должны были обладать определенной силой (на заре своего существования, – скорее всего, только физической силой, а затем – военной), которая запускала бы у подчиненных реакцию подчинения, покорности. Масса подчиненных должна видеть перед собой сильного диктатора, способного наказать за непослушание, или поощрить за покорное поведение. Но у человека как высшего создания природы, «HomoSapiens», есть и принципиальные отличия от животных:

– Лидер обязан быть самым мудрым и сильным (не только и не столько физически, сколько поддерживаемым силовой частью структуры управления; к тому же он обязан быть носителем некоей «идеи», учения, которое является единственно правильным. Все остальные учения объявляются неверными, вредными. В этом случае ритуал покорности и подчинения носит более осознанный, «человеческий» характер.

– Лидер не обязательно должен осуществлять визуальное управление, быть «на виду», чтобы подчиненные видели его реальную мощь и мудрость. Гораздо лучше создание образа всесильного и мудрого лидера, который может существенно отличаться от реальности. Невидимый, всесильный, всезнающий лидер получает самую покорную массу стаи, пока он своими действиями не создаст критическую ситуацию (то есть пока развитие с положительными обратными связями в ней не дойдет до точки, когда включатся отрицательные обратные связи).

– Лидер может руководить огромной массой людей, превышающей обычные, самые крупные стаи животных (стремление к безграничному росту потребности в форме присвоения [5]). Причем такие лидеры стремятся подчинить себе сначала все большее число стран, а затем – весь мир. Им неведом закон бинарной множественности, запрещающий одностороннее развитие. Замена лидера в случае его смерти происходит, как правило, путем наследования или назначения, но не так, как в животном мире. Поэтому следующий лидер далеко не всегда соответствует предъявляемым ему требованиям. На определенных негативных этапах эволюции человека и общества, – как правило, при развитии в направлении реализации только положительных обратных связей, в интересах узкого общественного слоя, возникают диктаторские режимы, диктаторы, тираны. Диктаторы и тираны обычно выдвигаются для решения назревшей проблемы кризисного выживания общества, стоящего на краю гибели. Они вначале играют позитивную роль отрицательной обратной связи, но, будучи построены на тирании, принуждении, насилии, губят и общество, и себя. Тирания, деспотизм, нацизм, диктатура, насилие, иго, принуждение, рабство, тоталитаризм, – это явления, производные от насилия и зла. Тем не менее, все тираны и диктаторы объявляли своей основной целью либо спасение страны, либо помощь всему человечеству. Тоталитаризм, нацизм, диктатура каждый раз играли вполне определенную роль в истории – сначала как будто бы направленную на исправление негативной ситуации, затем – полностью негативную. Диктаторство и подчинение являются производными от взаимоотношений в мире животных, но усовершенствованными с учетом особенностей человеческого мышления и технических достижений.

Истоки появления лидеров – диктаторов и тиранов носят, видимо, биологический и эволюционный характер (можно говорить о детерминизме диктаторов, об их включении в системы управления в природе). Диктатор и тиран появляются, когда они востребованы историей развития, особенностями процесса развития, но их биология должна соответствовать «запросам», требованиям к кандидату. Один из первых в истории Земли и «ярких» тиранов Чингисхан почти с самого рождения испытывал зло, бедствия, голод, издевательства (вернее, еще до рождения, – вождь монголов Есугей отнял его мать Оэлун у жениха и силой принудил стать его женой). Став ханом, Темучжин (Чингисхан) стал мстить всему миру. Но для этого нужны были условия, при выполнении которых реализовался бы потенциал тирана: на первом месте здесь – личные качества, особенности мышления, взаимодействия «животного» и человеческого в мозгу Чингисхана, позволившие ему хладнокровно убивать людей, уверенно стать вожаком стаи и демонстрацией своей жестокости и силы подчинить покорных ему монголов; на втором месте – создание более совершенного орудия убийства, – монгольского лука, стрела которого пробивала имеющиеся доспехи и позволяла уверенно побеждать; на третьем месте – исторические условия, вражда племен, невозможность существования без войн, захвата. Тирания породила насилие и зло: в 1211 г. – нашествие на Китай с опустошением и гибелью; в 1220 г. – «всеобщая резня» в Средней Азии, и т. д. «С тех пор, как Бог сотворил Адама, до настоящего времени мир не видел подобного испытания. Может быть, люди не увидят подобного до скончания мира, исключая разве Гога и Магога. Даже антихрист пощадит тех, кто ему подчинится, и погубит только тех, кто будет ему сопротивляться. А эти не щадили никого» (арабский летописец Ибн-ал-Асир). Но постоянное развитие с положительными обратными связями невозможно, оно подобно стихийному природному бедствию, и за этим страшным периодом последовало возрождение, были включены отрицательные обратные связи.

Критическое состояние общества, его движение к разрушению, – большая историческая проблема. Можно сколько угодно осуждать диктаторов, – сами они убежденно считают себя спасителями отечества, и у них есть сторонники, принявшие «животную» позу покорности и подчинения. Для эмоционального воздействия на массы диктаторы, тираны обычно прибегают к мимикрии: не только одеваются в яркие военные одежды, но и создают соответствующее, воздействующее на ум человека, окружение. Это и стремление к жесткому порядку, и хорошо вооруженная армия, и яркие военные парады, и марши, и «произведения» работников искусства, и подавляющая архитектура, и пр. Л. фон Мизес отмечал, что в фашистской Италии поезда на железных дорогах ходили строго по расписанию, и количество клопов во второсортных отелях уменьшилось, но это не имело отношения к идеологии фашизма. Точно так же великие музыканты, яркий балет и качество русской икры не являются заслугой Сталина [1]. Наиболее запоминающимися в ходе истории становятся самые яркие тираны, диктаторы, хотя они неизбежно, в соответствии с законом разветвляющегося развития, сменяются более гуманными лидерами. Вполне определенно тираны страдают жаждой гигантомании, играющей роль духовного (визуального) подавления и подчинения масс – так, при Гитлере, Муссолини и Сталине архитекторы и скульпторы создавали парадоксально похожие гигантские произведения, призванные прославить диктатора и подавить воображение масс, зрителей. Всех диктаторов изображали на полотнах более представительными (высокими, широкоплечими, и пр.) и просто привлекательными людьми (стая покорно выполняла заказ). Самое интересное (если позволено так говорить о трагических историях в судьбах людей) здесь в том, что вполне серьезно анализируется вопрос, что было бы, если бы очередной тиран не выжил в детстве, погиб в юности, стал жертвой одного из покушений, или вообще пошел бы другим путем, – например, вдруг стал этичным человеком. Можно полагать, что несостоявшийся диктатор был бы заменен другим тираном и диктатором, причем среди его окружения, соратников, последователей историей был бы избран самый ортодоксальный ученик. Интересно, что в специальной литературе недостаточно рассматриваются связи между антропогенезом, особенностями мозга, множественностью типов человека и его склонностью к тирании. Мало анализируется связь тирана и окружения, состояния страны, общества. Хотя обычно тирания возникает в определенный, критический исторический момент, и тиран востребуется обществом или его частью, его приводит наверх эта часть общества, стаи. При осуждении диктаторского режима, тирании, обычно почти вся полнота негативной оценки достается диктатору, тогда как он – только вершина огромной пирамиды «стаи», поднявшей тирана над собой и ставшей в позу покорности, иногда просто искусственную, выгодную по разным соображениям для стаи или просто приемлемую с учетом подчинения вожаку. Так, о В.И. Ленине далеко не объективно говорится, что «он был жестокий сверхчеловек… Он был фальшивым мессией, которого история выбрала для спасения через кровопускание… Ленин не колебался уничтожить – и безо всякого процесса – не только каждого подозреваемого, но и всех его родственников и друзей» [1]. О Гитлере: «Подобно большинству его соратников он был садистическим бандитом. Необразованный и невежественный, он не совладал даже со средним образованием... Он был психопатом, страдающим мегаломанией» (там же). Но тираны и диктатуры постоянно воспроизводятся в истории разных государств, и сейчас на Земле есть диктатуры и тираны. Поэтому можно утверждать, что диктатуры – объективная часть процесса управления, эволюции, а диктатор, тиран и стая – также элемент системы управления. К тому же тиран может быть хотя бы частично не виновен в особенностях своего мышления, ведущего к тирании, – он получает свой сложный триединый мозг при рождении. В то же время иногда закрепленные в детстве унижения, зло, насилие над ребенком проявляются затем в его взрослом поведении, – это характерно, например, для Чингисхана, Сталина. Вместе с тем, в соответствии с разветвляющимся развитием, неизбежна смена общественно-экономических формаций, замена диктатора на более гуманного руководителя, и наоборот.

Но тираны и диктатуры постоянно воспроизводятся в истории разных государств, и сейчас на Земле есть диктатуры и тираны. Поэтому можно утверждать, что диктатуры – объективная часть процесса эволюции, а тиран и стая – также элементы системы управления. К тому же тиран может быть хотя бы частично не виновен в особенностях своего мышления, ведущего к тирании, – он получает свой сложный триединый мозг при рождении. В то же время иногда закрепленные в детстве унижения, насилие над ребенком проявляются затем в его поведении, – это характерно, например, для Чингисхана, Сталина. В соответствии с разветвляющимся развитием, неизбежна смена общественно-экономических формаций, замена диктатора на гуманного руководителя, и наоборот.«Народные трибуны» воздействуют на массы, чтобы поощрить их к принятию позы покорности, всеми возможными способами: демонстрацией силы (окружение вооруженных лиц, парады военной техники), впечатляющим внешним обликом (уширенные с помощью мундира плечи, различные атрибуты власти – корона, меч, трон, и пр.), громким и убедительным голосом, до предела упрощенными и потому доходчивыми мыслями, подавляющей архитектурой официальных зданий и сооружений, в которых происходят их выступления. Или же создается «партия», отряд единомышленников, которые в силу описанных выше причин поддерживают и распространяют доктрину. Массам отводится убогая роль потребителей чужих для них доктрин, подобно тому, как в стае вожак руководит, а массы беспрекословно должны подчиняться.

После того, как очередная философская доктрина получила достаточное распространение, начинается ее эволюция, она проходит обычные этапы эволюции, от относительного признания и до старения и перемещения в небольшую историческую нишу. Из этой ниши она может быть извлечена для использования и модернизации на новом этапе исторического развития. Что же в итоге изменяют эти субъективные учения, претендующие на объективность и обращенные к индоктринируемым массам? Привели ли они к долгосрочным переменам или только к временным изменениям в сознании и в действиях, на период индоктринируемости? Разветвляющееся развитие [5] предполагает смену доктрин, что и происходит в действительности: после демократии – фашизм, за ним – социализм. В соответствии с представлением о бинарной множественности качеств людей [5], одна и та же субъективная философская доктрина, созданная одним философом, понимается всеми остальными людьми, мыслящими также субъективно, по-разному, иногда совершенно противоположно изначальному смыслу. Поэтому в мире известна масса разновидностей социализма, поэтому действия самых твердолобых диктаторов находят оправдание и поддержку хотя бы части людей, поэтому в течение многих веков процветают сотни «интерпретаторов» разнообразных учений. Есть даже «социализм на германский манер», то есть фашизм, есть нацизм [1]. Особенно интересны интерпретации учений, каждая из которых претендует на единственно правильное объяснение идеи основоположника. Каждый интерпретатор вносит в учение индивидуальные особенности восприятия и мышления, поэтому, с одной стороны, он верит в правдивость своего объяснения, и, с другой стороны, все интерпретации в той или иной степени отличаются от основной доктрины. В то же время подчинение доктрине, принятие позы покорности, происходит и по желанию большей части народа, стремящегося к упрощенному восприятию действительности и мышлению, и предпочитающего не размышлять о сложных явлениях (подобно членам стаи, подчиняющимся вожаку). На какой-то период народ может подвергнуться индоктринируемости, но продолжительность этого периода конечна, она зависит от влияния доктрины и руководителя на качество жизни. Если в результате жизнь народа несколько улучшилась («вожак» успешно руководит «стаей»), – индоктринируемость продолжается, но не бесконечно, так как не бесконечен рост удовлетворяемых потребностей, и, если произошло ухудшение жизни – должна смениться доктрина.

Насильственное внедрение доктрин в сознание множества людей обычно сопровождается разнообразными кризисами. Можно с достаточной степенью уверенности отметить негативные последствия для стран, принявших в качестве государственных философские учения, разработанные одним человеком со всеми его индивидуальными особенностями (Германия, СССР, и т. д.). Народ каждой страны имеет собственные (внутренние) взгляды, и их множество. Между тем индоктринируемость обществ достигает огромных высот, массы «успешно» принимают требующиеся диктатору позы покорности (в мышлении и действиях).

Заключение. В соответствии с законом бинарной множественности мира [5] человечеством руководили и руководят люди с бинарно множественными качествами личности. Поэтому идеальные лидеры чрезвычайно редки; для соответствия идеализированным требованиям большинством лидеров используется социально-психологическая мимикрия и другие особенности поведения человека. Отсюда – многообразные реальные лидеры. Человечество обладает упрощенным мышлением как следствием стремления к выживанию [4]; упрощенное мышление стимулирует повышенную внушаемость. Внушаемое человечество подвержено воздействию упрощенно мыслящих лидеров; под их руководством оно пришло к глобальному кризису, угрожающему существованию планеты. Видимо, тривиальные лидеры не нужны; они должны быть исключены из процесса принятия решений ввиду опасного личностного влияния на судьбу своих стран и планеты. Возможен парламентаризм без тривиальных лидеров с коллективными решениями: нет согласия – решение не принимается. В таких условиях ООН должна быть модернизирована, с передачей ей более широких полномочий.


Библиографический список

1. Фон Мизес Л. Социализм. – М.: «Catallaxy», 1994. – 416 с.

2. Бендас Т.В. Психология лидерства. – СПб.: «Питер», 2009. – 447 с.

3. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. – М.: «Республика», 1998. – 493 с.

4. Тетиор А.Н. Этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. – М.: Ж-л «Сознание и физическая реальность». – 2003. – № 1. – С. 2–14.

5. Тетиор А.Н. Новая концепция философского осмысления мира и эволюции живой природы. – М.: Российская Академия Естествознания, 2016. – 247 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074