Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Множественный мир

Тетиор А. Н.,

7.5. Гетерогенность человечества препятствует решению проблем позитивного развития планеты

Аннотация. Невероятно разнообразное (гетерогенное) человечество живет на единой для всех уникальной планете, отличаясь исключительно множественными и зачастую негативными правилами взаимодействия с природой и между собой. Вследствие этого планета пришла в состояние глобального экологического кризиса. Человечество слишком разнообразно по уровню развития, по отношению к проблемам развития и к удовлетворению потребностей, чтобы создать единую программу выхода из кризиса. Вряд ли можно надеяться на согласованное движение всего разнообразнейшего человечества к сохранению и реставрации природы планеты, к постепенному исключению признаков глобального кризиса, к исключению войн и терроризма, к сохранению невозобновимых ресурсов. Здесь может помочь только система длительного экологического образования. Но есть витальные (жизненно необходимые) условия, которые все человечество обязано соблюдать – сохранение природы, ресурсов и пр. Для соблюдения этих условий может быть создан Всемирный экологический суд. Гетерогенность человечества позволяет предположить и в будущем его сложное гетерогенное конфликтное развитие.

Summary. Incredibly diverse (heterogeneous) humanity lives on one unique green planet, differing extremely varied rules of interaction with nature and with each other. Therefore, the planet came into the state of the global environmental crisis. Humanity have too diverse levels of development, too diverse relation to development issues, and to satisfaction of needs. Heterogeneous humanity cannot create a unified program of overcoming the crisis. One can hardly hope for coordinated movement of all humanity for the most various conservation and restoration of nature of the planet, to the gradual exclusion of the signs of the global crisis, to the exclusion of war and terrorism to preserve nonrenewable resources. Only the system can help a long environmental education. However, there are vital conditions that all humanity must observe: the preservation of nature, resources, etc. To comply with these conditions may be created World Environmental Court. Heterogeneity of humanity suggests its complex heterogeneous conflicting development.


На единой для всех и уникальной в космосе планете Земля существует и неравномерно растет исключительно разнообразное человечество, которое стремится удовлетворять множественные потребности – от самых простых биологических (в пище, территории, и пр.) до современных сложных, обусловленных научно-технической революцией (виртуальный мир, Интернет, социальные сети, сложные электронные устройства, личный транспорт, и пр.). Исключительное разнообразие морфологических и физиологических признаков, свойственное человеку, велико; разнообразны отдельные популяции, народы и расы. Многообразие людей обусловлено индивидуальной, внутривидовой и межгрупповой изменчивостью. Вероятно, изменчивость легла в основу механизма приспособления человеческих популяций к условиям среды обитания. Технические достижения человека (города, здания, и пр.) ослабляют действие природных факторов, освобождая его от необходимости биологической адаптации, характерной для ранней эволюции. Исключительно разнообразное человечество отличается еще и филогенезом мозга; мозг человека – это многослойный мозг «всеживотного» (по С.Н. Булгакову), в котором присутствуют отделы, унаследованные от предков, и продолжающие контролировать через ретикулярную формацию решения высшей коры. Мало того, по крайней мере два отдела мозга унаследованы от животных – врагов (лимбическая система высших млекопитающих и R-комплекс рептилий). Они могут выдавать противоречивые решения, что может вести к различным «фобиям» и даже к расщеплению сознания (предположение автора). Многообразие соотношений телесного и духовного, биологического и социального, чувственного и рационального, соединяется с множественностью мозга, и с многообразием типов нервной деятельности, темпераментов, характеров, воспитания, с дополнением множества психопатологических состояний.

Случайные мутации, закрепляемые как некоторые преимущества развития и служащие адаптации, без предварительного плана формирования такого важного органа будущего высшего создания природы, привели в итоге к необычайно сложной структуре мозга. Филогенез мозга и наличие в нем ряда совместно и иногда параллельно действующих структур – подтверждение такого хода естественного отбора. Многослойный мозг человека потому и является сложным, с параллельным существованием множества древнейших, древних и старых структур, что он рос в процессе естественного отбора. Отсюда и множество качеств человека как наследие длиннейшей истории его эволюции, в том числе и эволюции всех его предков. Все многообразие свойств предков проявляется в человеке: в его мышлении, действиях, и даже сходстве внешнего образа и поведения: наблюдательные люди подчеркивают сходство других людей с ланью, медведем, орлом, гориллой, змеей, лисой, коровой, и т. д. Животное в человеке прочно закреплено в древних структурах мозга историей его формирования, «животная» часть мозга оказывает существенное влияние на его действия, она отвечает за определенный круг эмоций и деятельности. Известна гипотеза о том, что чувства лежат в основе работы мозга, о преобладающем влиянии чувств, а не мышления, на анализ информации и выводы сознания [1, 2].

Отбор в длинном ряду поколений должен был давать преимущества в выживании и размножении предкам людей, умным, крепким, и приспособленным к выживанию. Только множественностью направлений эволюции можно объяснить то, что выжили и существуют до сих пор племена, оставшиеся на примитивном уровне развития, не сделавшие шагов по пути физического и культурного совершенствования – пигмеи и пр. Этим же можно объяснить и то, что многие органы и параметры человека, совершенствование которых должно было бы поощряться отбором, слабо улучшаются в процессе эволюции (красота, состояние зубов, подверженность болезням, и пр.).

Поведение человека определяется объединением в нем биологического и социального начал (биологического и социального, телесного и духовного, чувственного и рационального), что ведет к двойственности структуры поведения. С одной стороны – человек является животным; с другой стороны, человек – существо социальное, с высшим разумом, с высокой культурой, принципиально отличающееся этим от животных. Это объединение двух отличающихся основ, признаков, вызывает бинарную множественность поведения человека. На эту двойственность влияет структура мозга, в котором представлены современные и более древние отделы.

Исследователями выделяются новая кора (неокортекс), старая кора (архикортекс), мезокортекс, древняя кора (палеокортекс) и несколько других участков (очень важный из них – накрывающая новую кору ретикулярная формация) [2, 6–9].

Согласно делению, описанному в [8], наиболее древняя часть мозга – это мозг рептилий, затем – мозг высших млекопитающих (лимбическая система, названная так П. МакЛином в 1952 г. и расположенная выше древних отделов мозга, окружающая мозговой ствол), и самая крупная новая кора мозга – неокортекс. Неокортекс возник в течение достаточно короткого времени («взрывоподобный рост») [6, 8]. Таким образом, одновременно в современном человеке «присутствуют», уживаются и влияют на его поведение и рептилии (К. Саган считал, что понятие «хладнокровный убийца» для человека соответствует определению рептилии – крокодила), и млекопитающие, и человек [8]. Сложный мозг ведет и к сложному, зачастую нелогичному поведению человека. Как отмечал К. Саган, развитие мозга человека происходило «изнутри – кнаружи», проходя последовательные стадии от «рептильного» мозга через лимбическую систему к новой коре. Эти три части триединого мозга названы в соответствии с их определяющими функциями: неокортекс – это когнитивный (познавательный) мозг; лимбическая система – эмоциональный мозг; «рептильный» комплекс – «ритуальный» или «агрессивный» мозг. Известно также деление на конечный мозг, промежуточный мозг, средний мозг, мозжечок, ромбовидный мозг, спинной мозг, вегетативные и спинальные ганглии. Для оценки влияния сложной структуры мозга на поведение человека наибольший интерес представляет не деление мозга (как и любое деление, оно условно), а степень влияния более древних структур на восприятие и поведение. Эти структуры занимают сравнительно небольшой объем мозга, но существенно влияют на его работу. Многочисленные функции мозга человека – это продукт его длительного развития – от простейшей диффузной нервной системы к ассоциативной коре. Как считает К. Саган, мозг рептилий играет важную роль в агрессивном ритуальном и территориальном поведении и в установлении иерархии, лимбическая система генерирует яркие и сильные эмоции. «Триединый» мозг (по выражению П. МакЛина) отличается тем, что каждая его часть имеет свои функции, свой разум, свое чувство времени и пространства (в действительности эти структуры взаимосвязаны и взаимодействуют, выстраивая в итоге некую комплексную картину восприятия мира). Рептильный комплекс, возникший несколько сотен млн. лет назад, общая со всеми млекопитающими лимбическая система, появившаяся около 150 млн. лет назад, и новая кора, последняя в ходе эволюции, появившаяся десятки млн. лет назад, вместе определяют поведение человека. К. Саган приводит слова Сократа, который уподобляет душу человека колеснице с двумя лошадьми – белой и черной, которые тянут в противоположные стороны. Он продолжает, что колесница напоминает нейро-шасси МакЛина (так он назвал комбинацию спинного, заднего и среднего мозга), а две лошади – рептильный комплекс и лимбическую систему, которыми управляет возница – неокортекс, с трудом справляющийся с лошадьми и с кренящейся повозкой [8].

«Всеживотное» можно понимать, как высшее животное, в составе которого (в различных системах) сохранились (унаследованы) элементы строения или органов древнейших и древних животных – его предков. Человеческий мозг, как известно, содержит древнейшие и древние отделы, которые ранее принадлежали животным – предкам человека. Поэтому в мозгу человека могут существовать зрительные поля, сигналы в которые проходят через древние отделы. Можно предположить, что вследствие этого человек как «всеживотное» стал воспринимать красоту и безобразие, и промежуточные качества компонентов ландшафтов, их флоры и фауны: древние животные оценивали объект и отдавали предпочтение тому или иному качеству с точки зрения удовлетворения их биологических потребностей (несколько условно, бабочка оценивала бабочку как партнера, или цветок, как объект питания; газель оценивала богатство флоры и степень безопасности ландшафта, хищник оценивал привлекательность газели как объекта охоты, и пр.). Это многообразие оценок привлекательности, или, непривлекательности объектов, в ходе эволюции накапливалось в многослойном мозгу человека (см. выше).

Очевидно, у разных людей могут быть различны соотношения указанных выше функций древних и новых структур мозга и относительное преобладание тех или иных типов мышления и поведения. Исключительно большое количество разнообразных сочетаний типов мышления и поведения, на которое к тому же наложены темпераменты, характеры, воспитание, психические отклонения, приводит к невероятно разнообразному человечеству. Это отмечал и Ч. Дарвин: «Человек – со всеми его высокими способностями – тем не менее, носит в своем физическом строении неизгладимую печать своего низкого происхождения» [3]. Поэтому сосуществуют люди с самыми разными, позитивными, негативными и промежуточными нормами поведения. К. Лоренц говорил о двойственности и сложности человеческой натуры, мышления: «Разумная, но нелогичная человеческая натура заставляет две нации состязаться и бороться друг с другом, даже когда их не вынуждает к этому никакая экономическая причина; …. Как же получается, что предположительно разумные существа могут вести себя столь неразумно? … Все эти поразительные противоречия находят естественное объяснение …, если заставить себя осознать, что социальное поведение человека диктуется отнюдь не только разумом и культурной традицией, но… по-прежнему подчиняется еще и …закономерностям поведения животных» [4]. Значит, мышление человека обусловлено сложным строением его мозга, включающим в себя новые и более древние слои. Считается, что неокортекс в целом сильно влияет на ритуальное и эмоциональное поведение, что человек способен управлять импульсами, идущими от рептильного комплекса и лимбической системы. Разумеется, новая кора – это органическая часть триединого мозга, но древние структуры не исчезли и продолжают контролировать деятельность. Эти части мозга были связаны с органами чувств и управляли органами тела до возникновения неокортекса, поэтому, естественно, они были учтены новой корой как более поздним образованием. Поэтому высказанная многими исследователями [2, 5, 6] мысль о том, что информация от органов чувств поступает не напрямую в неокортекс, а через более древние и глубоко расположенные структуры, вполне правомерна. Эти структуры «пропускают» через себя информацию от органов чувств и ответную информацию, являясь неким фильтром. Для понимания роли этого фильтра отметим функции, контролируемые тремя частями мозга (по К. Сагану). Можно предполагать, что упрощенная дуальность была естественной и необходимой для выживания особенностью мышления и реагирования человека как представителя животного мира. Но после выделения социального человека из мира природы и расположения его над этим миром в качестве определителя его судеб, эта дуальность привела к невозможности анализа сложных явлений и связей в окружающем мире, к упрощенному восприятию действительности, и как итог – к созданию упрощенных и потому понятных дуальных законов природы. Истоки упрощенного мышления лежат в филогенезе сложного, многослойного мозга, в его строении и функционировании. Три пары паттернов реакций, связанных с тремя отрицательными эмоциями, подчеркивают упрощенное дуальное реагирование [5, 6]. В системе мышления и реагирования человека эволюционно закреплено упрощенное восприятие внешнего мира. Между тем мир природы, в который входит и человек, очень сложен, его развитие протекает также сложно, все его компоненты взаимосвязаны единой глобальной «сетью жизни» [9–11]. Человеческое же восприятие склонно к упрощенной дуальности и даже к однополярности, к наиболее простому анализу типа «хорошо – плохо», «да – нет», «инь – ян», и пр. Можно предполагать, что упрощенная дуальность была естественной и необходимой для выживания особенностью мышления и реагирования человека как представителя животного мира, живущего обычной жизнью животного. Таким образом, истоки упрощенного мышления лежат в филогенезе многослойного мозга, в его строении и функционировании. Нами предполагается, что масса новых потребностей закрепляется в существующих древних центрах удовлетворения, связанных с первичными потребностями. Все новые потребности закрепляются чаще всего как сексуальные, или пищевые, или агрессивно-оборонительные.

Например, существенная часть трудовых и экономических потребностей удовлетворяется с целью прямого или опосредованного «завоевания» самки: здесь и создание выдающегося произведения, и овладение богатством, и достижение разнообразных рекордов, и пр. Характерны в этом смысле строки Н. Гумилева о том, что красоту «ни съесть, ни выпить, ни поцеловать…»: все эти действия направлены на удовлетворение двух-трех биологических потребностей (пищевых, питьевых, сексуальных), хотя речь в стихотворении идет об удовлетворении потребности в красоте. Человечество независимо от наличия абстрактного (высшего) мышления накопило в своей памяти множество подтверждений описанного выше предположения о закреплении новых и новейших потребностей как псевдо – древних в уже сформированных центрах мозга. Например, во многих языках для подтверждения привлекательности партнера говорится «сладкий мой» или «сладкая моя», «аппетитный мужчина», «пышка», «так бы и съел», а для двух партнеров имеется определение «сладкая парочка». Все это – целиком пищевые определения. Партнеры дают друг другу эмоционально окрашенные животные и пищевые клички («кошечка», «цыпочка», «зайчик», «птичка», «яблочко», «рыбка», «конфетка», и пр.). Многие последствия удовлетворения самых разнообразных новых потребностей оцениваются с участием пищевого центра как «горькая доля», «сыт по горло». Во множестве взаимодействий проявляется «животная» иерархия: «мой господин», «я – твоя раба», и т. д. При оценке произведений в разных видах творчества, если она призвана подчеркнуть их высокий уровень, обычно прибегают к терминам, заимствованным из биологии: «яркий», «красочный», «пиршество цвета», «душистый талант» (о С.А. Есенине (!), «мощный», «сильный», «буйство глаз и половодье чувств», «какая глыба, какой матерый человечище!», и т. д. Если множество новых потребностей закреплено в древних «центрах», то становятся понятны слова А.С. Пушкина о «сладостном внимании женщин как почти единственной цели наших усилий». Не потому ли создатели технических объектов – автомобилей, судов, и пр. часто присваивают им женские имена, маскируя таким образом стремление к привлечению внимания? Можно утверждать, что новые потребности в большинстве закреплены в древних структурах мозга, в тех центрах, которые поддерживают немедленное удовлетворение внутренних потребностей, связанных с устойчивостью физиологических функций и обеспечением нормальной жизнедеятельности [10]. Именно это и поощряет стремление к немедленному удовлетворению (в реальности или в мифе) новых и новейших потребностей, которые замаскированы под первоочередные, настоятельные.

Итак, гетерогенность человечества обеспечивают: многообразие морфологических и физиологических признаков популяций, народов и рас; индивидуальная, внутривидовая и межгрупповая изменчивость; многообразие соотношений телесного и духовного, биологического и социального, чувственного и рационального; многослойность мозга «всеживотного»; многообразие типов нервной деятельности, темпераментов, характеров, воспитания, с дополнением множества психопатологических состояний.

Заключение. На Земле живет исключительно разнообразное человечество, наделенное к тому же многослойным мозгом «всеживотного», который как наиболее консервативный орган менее всего поддается изменениям. Человечество хочет жить в условиях возможно более полного удовлетворения потребностей, и сохраненной природы планеты, но не может это сделать ввиду исключительного разнообразия своих качеств и ряда сложностей развития (ограниченность ресурсов и пр.). Можно ли надеяться на согласованное движение всего разнообразнейшего человечества к сохранению и реставрации природы планеты, к позитивному взаимодействию с природой и между людьми, к постепенному исключению признаков глобального кризиса, к исключению войн и терроризма, к сохранению невозобновимых ресурсов? Вряд ли. До сих пор даже цивилизованные страны не могут договориться о более спокойном развитии без военных конфликтов. Можно предположить, что гетерогенное человечество способно разработать множественные, не похожие друг на друга, программы гетерогенного развития, которые невозможно объединить в одну глобальную программу выживания человека вместе с природой планеты (человечество слишком разнообразно, чтобы создать единую программу). Однако, от этого гетерогенного человечества требуется выполнение ряда «витальных» (жизненно важных для всех людей) правил, которые позволят сохранить планету и жизнь на ней. Создание множественной «Программы выживания человечества вместе с природой планеты» может быть следствием применения системы длительного образования и воспитания. Может быть, в связи со все более явными и опасными признаками глобального экологического кризиса нужно создать Всемирный экологический суд, который будет следить за позитивным экологическим поведением разных народов и стран. Гетерогенность человечества позволяет предположить и в будущем его сложное гетерогенное конфликтное развитие.


Библиографический список

1. Дамазио Х., Дамазио А. Study on brain path sasur prise. – The Los Angeles Times. April 1996. – P. 1.

2. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. – М.: Учеб. Лит., 1997. – 432 с.

3. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. – С.-Петербург: Наука, 1991. – 539 с.

4. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. – М.: «Республика», 1998. – 493 с.

5. Милн Л., Милн М. Чувства животных и человека. – М.: Мир, 1915. – 303 с.

6. Оленев С.Н. Конструкция мозга. – Л.: Медицина, 1987. – 208 с.

7. Ренчлер И., Херцбергер Б., Эпстайн Д. и др. Красота и мозг. Биологические проблемы эстетики. – М.: Мир, 1995. – 335 с.

8. Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 256 с.

9. Тетиор А.Н. Упрощенно мыслящее человечество в сложном мире природы. – М.: РЭФИА, 2001. – 213 с.

10. Тетиор А.Н. Этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. – М.: Сознание и физическая реальность. – 2003. – № 1. – С. 2–14.

11. Тетиор А.Н. Философия множественного мира. Сетевое издание. – М.: Академия Естествознания, 2016. – 789 с.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074