Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Биографический очерк

Четырнадцатого июня тысяча девятьсот двадцать седьмого года в Саратове в семье Василия и Марии Горьковых родилась дочь. Назвали ее Алевтина.

missing image file

Имя Алевтина относится к православным именам. В переводе с греческого языка оно означает «отражать» или «отражение». Также встречается и другое значение имени, которое определяется двумя словами «чуждая дурного». Имя это довольно редкое, и мировой истории известно немного обладательниц этого красивого имени. Святая мученица Алевтина в истории упоминается вместе с другими христианами, пострадавшими за веру в Иисуса Христа: Павлом и Хионией. Однажды мученица вместе с другими христианами была схвачена и по приказу императора доставлена в Кесарию. Здесь мученики подверглись допросу, на котором они отказались отречься от веры в Господа и остались верны своим религиозным убеждениям. За это их подвергли жестоким пыткам: сначала каждому сожгли левую ногу, затем выкололи правый глаз и только потом дали умереть. Первою была повешена верующая Хиония, после нее зверски замучена Алевтина, а затем обезглавлен Павел.

missing image file

Считается, что редкое имя делает его обладательницу заметной в любом коллективе. Алевтина с детства растет непохожей на других, уверенной в своей неповторимости и превосходстве. Она прямолинейна, справедлива и больше предпочитает общество мужчин, нежели женщин. Во многом это и подтвердилось дальнейшей жизнью Алевтины Горьковой.

Дома звали дочь Алей, Аличкой. Василий учился тогда в Саратовском университете, мама была домохозяйкой, и жила с ними еще бабушка Александра Геннадиевна. Аля трогательно любила бабушку, как она потом признавалась, больше матери, даже переживала из-за этого. Будучи в прошлом профессиональной портнихой, бабушка научила внучку придумывать модели одежды, кроить, шить. Жили они тогда в красивом доме на углу Немецкой (проспект Кирова) и Александровской (улица Горького) улиц, построенном в 1853 году. Принадлежал он в то время генералу Македонскому, после которого новый владелец, купец Н. А. Барсуков, открыл в доме гостиницу. После революции 1917 года здание было реквизировано, но продолжало функционировать как гостиница. Известные постояльцы – Владимир Маяковский (1914), Нестор Махно (1918). С 1920-х годов здание превратилось в общежитие, в котором и поселилась семья Горьковых. На коридор с шестнадцатью комнатами приходилась одна кухня с четырьмя газовыми плитами, общий туалет и помещение для помывки. Полы в коридоре были асфальтированными. Парадная чугунная лестница осталась со времён гостиницы.

missing image file

Общежитие на углу Немецкой и Александровской улиц

Между первым и вторым этажом на ней располагался грот с рыбкой. Маленькой Але очень нравился этот грот. Он казался таинственным и волшебным. По удивительному стечению обстоятельств впоследствии в этом общежитии жила и семья Стуковых. Их дочь Наташа любила играть около этого грота, придумывая сказочных принцев и волшебные встречи с ними. И действительно, много, много лет спустя волшебная встреча с принцем произошла – на Наташе женился сын Али Михаил.

missing image file

То, что осталось от волшебного грота в 2020 году

missing image file

Аля с бабушкой Александрой Геннадиевной

Родители жили, как многие в те годы: любили, радовались, ездили отдыхать на море.

missing image file

Аля с родителями

missing image file

Аля с родителями

Когда Але исполнилось 14 лет, грянула война. Никто особенно не испугался в первые дни войны. Детям, да и взрослым было даже интересно. Ведь вера в то, что «Красная Армия всех сильней», была незыблема. Все ждали, что враг со дня на день будет разбит и Германия повержена. Но из магазинов очень быстро стали исчезать продукты. Сколько-нибудь значимых запасов сделать уже не удавалось. Зимой 1941 года начался голод. Этот зимне-весенний период 1941–1942 годов был для большинства жителей Саратова самым страшным за всю войну.

Определенную продовольственную помощь населению города оказала депортация немцев Поволжья. Через Волгу напротив Саратова располагалась достаточно обширная и богатая Автономная Республика немцев Поволжья с центром в городе Энгельсе. Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 г. республика была ликвидирована. Немцам было отдано распоряжение в течение 24 часов подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункты сбора. Переселенцы старались, насколько это возможно, быстрее распродавать бросаемое имущество. Саратовцы устремились в немецкие поселения и за бесценок скупали продукты и вещи. Родителям Али удалось купить топленого масла, вяленого мяса – сколько могли унести. За какие-то копейки предлагалась корова. Но куда и как ее транспортировать, где хранить мясо? Об этой корове родители вспоминали все голодные военные годы. Тяжелое было время. Но любая война несправедлива и страшна. Можно, конечно, и это правильно, жалеть немцев Поволжья, но немцы ждали своих, да и построенный компартией «социализм» им не нравился. По воспоминаниям Л.Д. Петрова, заброшенный в республику после начала фашистской интервенции на советскую территорию десант переодетых в фашистскую форму советских воинов был с восторгом встречен жителями республики как ожидаемое прибытие своих (Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина. – М.: Родина, 2019. – С. 652. – 656 с. – ISBN 978-5-907149-23-6).

12 августа в Саратове было установлено полное затемнение. Первые вражеские самолёты в небе над Саратовом были замечены в феврале 1942 года. Саратовский авиационный завод и Саратовский нефтеперерабатывающий завод (крекинг-завод) были включены лично Гитлером в список объектов, подлежащих обязательному уничтожению. Важнейшей целью им ставилось также разрушение железнодорожного моста через Волгу в районе Саратова – единственного в Нижнем Поволжье. Начались бомбежки. 8 июня 1943 года полсотни бомбовозов Junkers и Heinkel нанесли сильнейший удар по крекинг-заводу и расположенной поблизости Увекской нефтебазе. Налеты повторились еще 8 (!) раз, в результате чего НПЗ был практически полностью разрушен. Всего на завод и прилегающие к нему кварталы и подъездные пути было сброшено около 1 тыс. фугасных и 5 тыс. зажигательных бомб. Война пришла в Саратов.

С весны 1942 года всем желающим жителям города раздавались участки земли для ведения подсобного хозяйства. Семья Горьковых получила участок земли на Соколовой горе для выращивания проса и участок на Зеленом острове (в середине Волги) под огород.

Аля с отцом или матерью, а часто и одна добиралась на остров на старой барже, принимавшей на борт людей сверх всяких нормативов. Неоднократно такая баржа становилась целью немецких летчиков. Баржи они не бомбили: видимо, им запрещалось нецелевое использование авиабомб. А пострелять на бреющем полете любили. Капитан в такой ситуации перекладывал штурвал слева направо и наоборот. Баржу кидало из стороны в сторону, и основной задачей пассажиров было остаться на палубе. Родители Али рассказывали, как у Зеленого острова немцы все-таки потопили баржу с арбузами. Транспортировка двух мешков выловленных ими арбузов до дома была очень тяжелым, но веселым занятием.

Осенью собрали два мешка проса. Хозяин просорушки запросил полмешка за обработку. В итоге получился мешок пшена. Плюс картофель, огурцы, капуста, вяленая рыба – и зиму 1942 года пережили уже лучше.

Василий преподавал физику в спецшколе ВВС.

1.tif

Василий Горьков преподает физику в спецшколе ВВС

missing image file

Мария работала агрономом, сестрой- хозяйкой в госпитале, заведующей яслями. За этот труд уже в 1946 году она была награждена медалью.

2.tif

Мария Горькова (в центре) — заведующая яслями (фото 1947 года)

Холодно, голодно, но война и жизнь продолжались. К сожалению, особенно для волжанина, пришлось сдать на хранение не только радиоприемник, но и моторную лодку. Удивительно, но в конце войны ее вернули почти целую.

Началась эвакуация в Саратов с запада страны. Первые эшелоны с эвакуированным населением и предприятиями прибыли в область уже в конце июня, а наиболее интенсивным их поток был с августа по ноябрь 1941 года. Эвакуированных размещали в том числе в домах и квартирах населения. В целом саратовцы с пониманием и сочувствием относились к беженцам, чем могли помогали. Семье Горьковых также пришлось одну комнату из двух отдать эвакуированной семье. Наиболее «проблемные» беженцы были с Запада Украины. Они привезли с собой большие деньги, ценности. Цены на продукты на базаре взлетели в десятки раз. Впервые в обществе в полной мере и очень наглядно возник «тот самый вопрос». После занятий школьники, ребята вместе с девчонками, ходили лупить заносчивых приезжих. Забавно, но в драках с удовольствием участвовали и исторические земляки эвакуированных.

Аля в школе училась очень прилежно и хорошо. В Саратове, вероятно для какой-то махинации с отсрочкой от армии, группой дельцов была организована вечерняя школа для подготовки к сдаче экстерном экзаменов за 10 класс. Дети в эту школу практически не ходили и, соответственно, экзамен стоил денег. Организаторов школы арестовали, а школьникам предложили сдать настоящий экзамен за 10 класс. Из 43 учеников на экзамен пришли пять человек. Сдали экзамен только двое: Аля Горькова и Владик Мышкин (брат известного впоследствии в Саратове профессора – хирурга К. И. Мышкина). Таким образом, школу с отличием Аля закончила на год раньше сверстников. Встал вопрос о поступлении в вуз.

В эвакуации в Саратове находились многие организации: вузы и театры Украинской ССР, Московский художественный академический театр (МХАТ), Московская консерватория имени П. И. Чайковского, Ленинградский государственный университет, Государственный институт театрального искусства, Киевский академический театр Красной Армии, Полтавский драматический театр, Украинский театр имени Т. Г. Шевченко, 2-й Харьковский украинский театр.

Аля, имея аттестат с отличием, поступает в 1944 году на дневное отделение (лечебный факультет) в Саратовский медицинский институт и на вечернее отделение на физико-математический факультет в эвакуированный Ленинградский государственный университет. В двух вузах Аля проучилась семестр, сдала все экзамены на отлично, но выбор сделала в пользу медицины. Аля вспоминала: иду на занятия, в кармане кусочек хлеба, и думаю: если бы черного хлеба вдоволь, досыта, горы можно было бы свернуть.

Началась студенческая жизнь, знакомства, подруги, ребята, занятия в научных кружках. Занятия в кружках проходили по вечерам, а ходить пешком по темному городу из дома до института было очень страшно. Жила семья тогда уже в отдельном достаточно большом доме на улице Чернышевского. С переселением из общежития в свое время помог дядя Али Василий Павлович Каменский, легендарный красный командир, работавший в Самаре на большой должности в НКВД.

missing image file

Студенты. Аля в нижнем ряду, крайняя справа

8 мая 1945 года в Саратове уже начались разговоры, что война закончилась. А 9 мая, когда об этом объявили официально, все пошли на площадь Революции (ныне Театральная площадь). Там проходил торжественный митинг, выступали руководители, простые люди, военные. Конечно, Победе все очень радовались, был неописуемый общий праздник! Ужас накрыл жителей, когда объявили о начале войны с Японией. Никто толком не знал, где эта самая милитаристская Япония. Все думали о повторении страшных лет. С ликованием встретили известия об атомной бомбардировке американцами японских городов. В военкомате объявили о возможности брать пленных немцев на работу. Мария, а иногда и Василий приводили утром из военкомата немца, он делал ремонт в квартире. Белил потолки, красил стены. В обязанность хозяев входила доставка немца и его питание. Немец был вежливый, предупредительный. Сделал от себя резную полочку в подарок.

Аля в 1949 году с отличием заканчивает институт и получает распределение врачом в Алтайский край. За время учебы в институте желание заниматься исследовательской работой только окрепло. Алевтине очень хотелось остаться в аспирантуре и продолжить обучение. Тем более что все формальные права она на это имела, даже более, чем кто-либо другой.

missing image file

На кафедре фармакологии объявляется прием в аспирантуру – одно место. Кафедрой фармакологии заведовал в те годы доктор медицинских наук, профессор Константин Андреевич Шмелев. Аля ходила в научный кружок при кафедре, делала доклады, ставила эксперименты. Константин Андреевич видел в ней будущего талантливого исследователя и знал о ее огромном желании учиться. Аля подала заявление в аспирантуру. На это же место подала заявление и дочка ректора политехнического института Лида Прокофьева. Могли быть у кого-то сомнения в результате конкурса? Отец Али в то время лаборант кафедры физики, мать – домохозяйка. На приёмном экзамене Константин Андреевич ставит Але отлично, Лиде – удовлетворительно. Скандал! На такое мог решиться только очень порядочный и уверенный в себе человек (он был Героем Социалистического Труда, был награжден Орденом Ленина). Алевтину вынужденно (с точки зрения ректора мединститута) принимают в аспирантуру. Но тут же находится еще одно место в аспирантуре и для Прокофьевой. Хотя справедливости ради следует отметить, что и Лида впоследствии стала доктором наук, профессором, читала превосходные лекции по физиологии.

Всю жизнь Алевтина вспоминала с благодарностью и большой теплотой своего первого учителя – профессора Константина Андреевича Шмелева. Ему она была благодарна за всю свою дальнейшую судьбу и научную карьеру.

3.tif

Шмелев Константин Андреевич (1892–1954),

фармаколог, Герой Труда (1935), доктор медицинских наук, профессор

На кафедре под руководством К. А. Шмелева сложился увлеченный талантливый коллектив (К. А. Кузьмина, С. Л. Фрейдман, Л. А. Мартынов, К. И. Бендер, С. Г. Кузнецова, Б. Г. Волынский и др.). Новым научным направлением кафедры явилось изучение зависимости действия различных групп лекарственных веществ от функционального состояния (обменных процессов) организма. Полным ходом шла работа над кандидатской диссертацией, тема которой звучала так: «Влияние некоторых ядов на активность сукциндегидразы сердечной мышцы, почек и печени у кроликов при введении их в организм». Материалы диссертации публиковались в авторитетном журнале «Фармакология и токсикология» (№ 5, 1953, № 6, 1958).

4.tif

Сотрудники кафедры фармакологии Саратовского медицинского института

19 мая 1953 года Алевтина успешно защищает кандидатскую диссертацию.

missing image file

missing image file

Лаборатория кафедры фармакологии. Саратов

Аля была ошеломляюще красивой девушкой. Не удивительно, что от поклонников и воздыхателей не было отбоя.

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file

Аля и любимец всей семьи пес Мишка.

После рождения сына Миши был переименован в Шарика

В институте Аля знакомится со знаменитым Юрием Ледвановым (как сейчас бы сказали, секс-символом мединститута тех времен) – отличником, спортсменом. Юра Ледванов имел редкую, просто «голливудскую» внешность. «Золотые» волнистые волосы, темные густые ресницы, темные брови и голубые глаза. Да еще мастер спорта по спортивной гимнастике. Не было студентки (и не только студентки), которая не знала бы его и не мечтала бы с ним подружиться. С Алей иногда они ходили в кино, ездили на пляж, занимались в научном кружке. Ничего серьезного, предвещающего брак.

missing image file missing image file

Юрий Ледванов выступает на городских соревнованиях (1948)

После защиты диссертации Алевтину направляют на педагогическую работу по специальности в Воронежский медицинский институт.

missing image file

Воронежский медицинский институт

Места на кафедре в Саратове ей, в отличие от Л. Прокофьевой, получить уже не удалось. В то же время Алевтину приглашали (за нее тогда хлопотал будущий академик И. В. Доморадский) на должность научного сотрудника в знаменитый противочумный институт «Микроб». Но избавиться от направления в Воронеж не получилось.

30 октября 1952 года Алевтина Васильевна Горькова была зачислена на должность и.о. ассистента кафедры фармакологии, где и проработала до 1 июля 1953 года.

missing image file

Интересно, что эти месяцы работы в Воронеже Алевтина вспоминала как одни из самых интересных, счастливых и беззаботных дней своей жизни. Она рассказывала, как перед Новым годом на одну из первых зарплат на базаре купила гуся, обложила его апельсинами в посылке (на базаре в Воронеже было всё) и отправила родителям в Саратов. Родители эту посылку вспоминали всю жизнь. В Воронеже она знакомится с талантливым молодым человеком Рэмом Петровым (будущий вице-президент РАН, академик). Его настроенность на науку, образованность, эрудиция поражали. Они много времени проводили вместе, обсуждали книги, научные статьи, театр. Близилось логическое развитие их дружбы, но в Воронеж к Але из Ленинграда приезжает Юрий Ледванов. Хотя Аля и была очень правильной, с твердым характером и волей, но она все-таки была молодой женщиной. Юрий делает предложение, и она соглашается. 14 апреля 1953 года в Воронеже они заключают брак. Юрию еще нужно закончить Ленинградскую военно-медицинскую академию и получить распределение. Оставлять Алю в Воронеже Юрий не захотел, ей пришлось уволиться и переехать на время в Куйбышев, где благодаря знакомым отца удалось устроиться с 27 ноября 1953 года в медицинский институт на должность ассистента кафедры фармакологии.

missing image file

missing image file

Летом 1954 года состоялся выпуск офицеров Ленинградской военно-медицинской академии и Юрий Федорович Ледванов получил распределение на Семипалатинский ядерный полигон.

missing image file

Военный врач Ледванов Юрий

Как жену офицера Алевтину переводят в Семипалатинский медицинский институт на кафедру биохимии в должности ассистента с 16 сентября 1954 года. У заведующего кафедрой, к несчастью, случился инсульт, и с 1 ноября 1954 года Алевтина стала исполнять обязанности заведующей кафедрой.

Курьезный случай. У всех студентов института были студенческие билеты, являвшиеся пропусками. У преподавателей таких пропусков не было. В корпусе, где располагалась кафедра, сменился вахтер. Алевтину, несмотря на ее заверения, что она заведующая кафедрой, вахтер не пропускал, полагая, что над ним издеваются. Собралась толпа студентов, радостно сообщавших, что эта девушка на самом деле заведующая кафедрой биохимии, что еще больше заводило вахтера. Ситуацию спас подошедший и вызвавший доверие у вахтера сотрудник кафедры. Але нравилось вспоминать этот случай.

missing image file

Семипалатинский медицинский институт

Алевтина и Юрий сняли комнату в частном доме недалеко от мединститута. Юрий работал на полигоне и приезжал в Семипалатинск только на выходной.

С сентября 1954 года по август 1956 года на полигоне было произведено более 20 атомных взрывов, воздушных и наземных. Алевтина Васильевна вспоминала: на горизонте появлялась темно-коричневая приближающаяся и увеличивающаяся полоса, превращающаяся в облако, застилающее все небо. Хозяйка квартиры привычно бросалась как можно скорее плотно закрывать все окна и двери дома. Налетал сильный ветер и все вокруг на несколько миллиметров покрывалось коричневой тонкой, как пудра, пылью. Потом приходилось несколько дней все сметать и мыть. Пыль проникала в дом, и избавиться от нее было непросто. Конечно, ни про какую радиацию никто не думал.

22 ноября 1955 года бомба мощностью 1,6 Мт (первая термоядерная бомба РДС-37) была сброшена с самолета Ту-16 и взорвалась на высоте 1550 метров. Случаи разрушения остекления наблюдались в отдельных населённых пунктах, расположенных на удалении до 350 километров. В корпусах медицинского института вылетели почти все стекла, поранив некоторых сотрудников. К удивлению жителей, в течение нескольких часов в город прибыли грузовики с солдатами и стеклом. К концу следующего дня почти все стекла в городе были вставлены.

Жизнь семьи в Семипалатинске была непростой. Плохие жилищные условия без ясных перспектив на их улучшение. Редкие встречи с мужем. Опасность близости полигона. Разочарование в карьерном росте. Назначение на заведование кафедрой решалось в пользу поддержки национальных кадров. И, наконец, беременность. С большим трудом Юрию удается демобилизоваться, и супруги решают вернуться в Саратов. По пути в Саратов в Омске у Алевтины начинаются роды. 9 июля 1956 года родился сын Михаил.

missing image file

Аля, Юрий и маленький Миша

Вернувшись в Саратов, семья поселяется у родителей в доме на улице Чернышевского. Алевтина устраивается с 16 ноября 1956 года на работу ассистентом кафедры патологической физиологии Саратовского мединститута, Юрий – хирургом в клинику.

missing image file

Кафедра патологической физиологии СМИ. В центре зав. кафедрой доцент П. Я. Новорасова. Вторая слева в нижнем ряду – А. В. Горькова (Ледванова).

missing image file

Алевтина Васильевна впоследствии не любила вспоминать этот период работы на кафедре патологической физиологии. Маленький ребенок, сложный быт. Приходилось каждые три часа бегать домой кормить Мишу. Невозможность выспаться. Алевтина Васильевна рассказывала, что на занятиях, объясняя предмет, она старалась не садиться и быть все время на ногах, чтобы не уснуть. Какая уж тут подготовка к занятиям, а она всегда старалась быть отличницей, самой лучшей.

За последние годы Алевтина привыкла быть самостоятельной, принимать решения, руководить. Жизнь в одном доме с родителями тяготила всех. Алевтина и Юрий переезжают в две комнаты в коммунальной квартире в доме на улице Ленина (теперь Московская), а ее родители в дом на улице Некрасова.

missing image file

Дом (на фото слева), где жила семья Ледвановых. Три крайних окна второго этажа. Теперь этого дома нет.

Нельзя сказать, что жилищные условия у семьи улучшились. Пять семей на общей кухне. Удобства во дворе. Печь топится углем (главное, не угореть). Газ только обещали провести. Уголь приходилось носить на второй этаж из сарая во дворе. Одна соседка больна шизофренией. При готовке еды от плиты отходить нельзя. Хотя маленькому Мише квартира нравилась. Так таинственно разжигалась печь и завораживающе горел уголь. И по коридору можно было кататься на велосипеде. Понятно, что в таких условиях ребенок все чаще оставался у бабушки.

missing image file

Родители А. В. Горьковой у дома на улице Некрасова. Этого дома теперь тоже нет.

На кафедре обсуждалось грядущее сокращение штатов. Обычно сокращали пришедших последними, хотя заведующая клятвенно обещала не сокращать Алевтину. У них были свои отношения. Полина Яковлевна Новорасова очень любила ходить в кино. Для компании она часто брала с собой надежную Алевтину, объявляя на кафедре, что идут на какое-нибудь заседание, и поручала другим преподавателям заменить Алевтину на занятиях. Але такая ситуация нравилась, она могла во всяком случае отоспаться на сеансе.

В Саратовском НИИ ортопедии и восстановительной хирургии функционировала патофизиологическая лаборатория. Лабораторией по совместительству заведовала ассистент кафедры физиологии Саратовского медицинского института Сусанна Артёмьевна Георгиева (с марта 1946 года по июнь 1958 года). В 1954 году пост директора НИИ занял известный саратовский хирург-травматолог доцент Я. Н. Родин (1954–1972 годы). Яков Николаевич стремился развивать фундаментальные научные направления в травматологии. Естественно, его не устраивало совместительство заведующей лабораторией патофизиологии. Был объявлен конкурс, Алевтина подала документы и прошла по конкурсу на должность заведующей лабораторией. Уходя с должности ассистента кафедры патологической физиологии мединститута, в деньгах никакого выигрыша она не получала (институт был III категории), но появлялась стабильность, самостоятельность и, наконец, возможность заниматься наукой.

missing image file

16 сентября 1958 года Алевтина Васильевна приступила к работе в СарНИИТО.

missing image file

Саратовский институт травматологии и ортопедии

В первую очередь она начала оснащение лаборатории, приобреталось новое оборудование для проведения биохимических и электрофизиологических исследований.

В институте была также организована биохимическая лаборатория. С 1957 по 1966 год лабораторией заведовал Владимир Иванович Рубин. В это время им была выполнена докторская диссертация «Нарушение некоторых показателей азотистого обмена и изменения состояния надпочечниковой системы у больных с травмой спинного мозга», вышедшая из двух учреждений: Саратовского института травматологии и Ленинградского института нейрохирургии. Лаборатории конструктивно сотрудничали, в соавторстве с другими научными сотрудниками института выходили публикации (Горькова А. В., Рубин В. И., Супоницкая М. А., Бабиченко Е. И., Новиков А. М., Крылов А. А., Черфас М. Д., Комаров Ю. В., Родин Я. Н., Косицина А. М., Горюнов Ю. Г. и др.).

В авторитетном профильном журнале «Травматология, ортопедия и протезирование (№ 11) уже в 1959 году выходит работа А.В. Горьковой «Некоторые изменения в содержании АТФ и активности сукциндегидразы в филатовском стебле при его формировании и миграции». Это был безусловный успех. Алевтина Васильевна принимает участие во многих всесоюзных конференциях, публикуется (что было непривычно для того времени) в зарубежных журналах (“Neurologia, psihiatria, neurochirurgia”, “Cas. Lec. ces.”, “Ceskoslovenska epidemiologie, mikkrobiologie, immunologie”.

Полученные результаты складываются в возможность обобщения в виде докторской диссертации. На одной из конференций Алевтина Васильевна встречается с Иакимом Романовичем Петровым, известным патофизиологом, академиком АМН, Председателем Всесоюзного общества патофизиологов. И. Р. Петров успешно занимался исследованием значения макроэргических фосфорных соединений при кислородном голодании. Обсудив имеющиеся у Алевтины Васильевны результаты исследований и публикации, Иаким Романович соглашается быть консультантом по докторской диссертации. Вторым консультантом Алевтина Васильевна просит стать известного саратовского биохимика, лауреата государственных премий, профессора Н. Н. Ивановского.

Конечно, более возрастным сотрудницам СарНИИТО (М. А. Супоницкая, Л. С. Моногенова, В. И. Плотнягина) было крайне тяжело видеть, как молодая (ей еще не было 40 лет) красивая женщина заканчивает докторскую диссертацию (такова природа). «Девочки» убедили директора Я. Н. Родина взять по совместительству консультантом заведующего кафедрой патофизиологии Саратовского медицинского института профессора В. В. Михайлова для «помощи» и контроля за деятельностью лабораторий института в надежде притормозить работу А.В. Горьковой над докторской. Сюда же за компанию безвинно попал и В. И. Рубин. В. В. Михайлов, ничего не подозревая, предлагает Алевтине Васильевне консультативную помощь по диссертации и просит ознакомиться с результатами. Алевтина Васильевна сообщает Михайлову, что консультант у нее уже имеется и он академик АМН, а помогать ей разбираться с результатами не нужно, поскольку это патофизиология травмы, а не ботулизм, и вы, Владимир Валентинович, ничего в этом не понимаете (Алевтина Васильевна к тому времени уже имела признанный в стране авторитет в области патофизиологии травмы), но, если хотите, можете попробовать предложить свои услуги Владимиру Ивановичу Рубину. Михайлов отправился к Рубину, который предусмотрительно запер дверь лаборатории и, притворившись отсутствующим, его не пустил. Каким-то образом получаемые в качестве консультанта деньги Михайлову нужно было отрабатывать, и он начал «приставать» с дискуссиями и вопросами к Алевтине Васильевне и В. И. Рубину (не понимая ситуации) на ученых советах и конференциях. Алевтина Васильевна, блестяще разбираясь в своем научном направлении, да и вообще будучи большой умницей, жестко, остроумно, по сути дела и иногда с откровенной издевкой ему отвечала. Михайлов не был ее начальником и не был интересен ей как специалист, защита должна была состояться в Москве (ЦИТО), она ничем не рисковала. Директору Родину такие «дискуссии» очень нравились, он видел в них яркое проявление «высокой научности» проведения ученых советов. Следует отметить, что В. В. Михайлов был умным человеком и высокообразованным специалистом и такое сомнительное положение в институте перестало ему нравиться. В конце концов, он уволился.

Ездить в Москву по делам диссертации (к консультанту и в научную часть ЦИТО, к оппонентам) было очень сложно. Как известно, в гостиницу в Москве без брони устроиться было невозможно. Алевтина Васильевна останавливалась в доме на улице Пятницкой, снимая у хозяйки раскладушку на ночь. Кроме того, такие поездки при ее зарплате были чрезвычайно дороги. Иногда Алевтина Васильевна останавливалась у двоюродного брата Владимира (сына сестры отца Лидии Федоровны) во Фрязино, что было очень далеко от Москвы.

8 июня 1966 года в Москве в Центральном научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии состоялась успешная защита диссертации «Энергетический обмен в организме после травмы».

missing image file missing image file

При изучении патофизиологических закономерностей изменений биоэнергетики в организме человека, перенесшего травму, А. В. Горькова впервые установила, что последняя независимо от ее характера (перелом костей, операция, травма центральной нервной системы), как правило, сопровождается истощением энергетических ресурсов организма, заключенных в макроэргических связях аденозинтрифосфорной кислоты и креатинфосфата. Возникновение дефицита АТФ в клетках является самым общим и универсальным патогенетическим механизмом, влекущим за собой ослабление и нарушение разнообразных их функций и деятельности различных органов. Контроль и коррекция этих нарушений позволяют осуществить прогноз и скорректировать терапию возникающих осложнений. Для шестидесятых годов методический подход, новизна и практическая ценность таких исследований были неоспоримы.

missing image file

Алевтина Васильевна (в центре) с коллегами

missing image file

На Первомайской демонстрации

Занимаясь диссертацией, Алевтина Васильевна успевала уделять внимание и работе с учениками. Под ее руководством были защищены кандидатские диссертации А. М. Новиковым, М. В. Ткачевой, Н. Е. Ветловой.

missing image file missing image file missing image file

Алевтина Васильевна высоко ценила своего ученика Александра Новикова как блестящего практического врача-травматолога. Когда много лет спустя, уже работая в институте «Микроб», Алевтина Васильевна сломала ногу, к ней домой приехал Александр, осторожно пальпировал ногу, без всякого рентгена поставил диагноз перелома малой берцовой кости без смещения и дома наложил гипс. Впоследствии при снятии гипса диагноз подтвердился рентгенологически. Алевтина Васильевна абсолютно без сомнений доверилась знаниям и опыту доктора Новикова как травматолога.

На личном фронте дела обстояли хуже. Юрий Федорович, имея от природы потрясающие способности и задатки, не смог их реализовать в требуемой супругой степени. Властный, временами суровый, требовательный к себе и другим характер, поглощенность работой у жены и мягкий, покладистый, безответный характер мужа, плюс его злоупотребление алкоголем не позволили сохранить семью. Супруги разошлись в 1963 году. Тяжелая драма развода, здоровье, вероятно, подорванное на ядерном полигоне, – в итоге Юрий Федорович умирает спустя всего шесть лет, в 1969 году. Вскоре умирает и старший брат Юрия Александр. Их мать Мария Михайловна Ледванова остается одна в тяжелом материальном положении. Алевтина Васильевна регулярно высылала свекрови деньги до самой ее смерти в 96 лет, но от очных встреч отказывалась.

Развод и ядерный полигон не прошли бесследно и для Алевтины Васильевны. В 1964 году у нее обнаружили опухоль брыжейки. Страшный диагноз, страшный прогноз. Оперировал известный в Саратове хирург Николай Васильевич Герасимов (зав. кафедрой общей хирургии СМИ с 1956 по 1967 год).

missing image file

Почетный гражданин г. Саратова хирург Н. В. Герасимов

Опухоль оказалась доброкачественной, и Алевтина Васильевна получила новую путевку в жизнь.

В 1967 году Алевтина Васильевна повторно выходит замуж за Станислава Георгиевича Окрокверцхова (по паспорту грузина), заведующего отделом на одном из военных предприятий Саратова (так называемый «Почтовый ящик»). Впоследствии С. Г. Окрокверцхов работал главным метрологом государственного научно-производственного предприятия «Контакт». Был Заслуженным метрологом Российской Федерации, Почетным радистом РФ.

Родители Алевтины Васильевны переезжают в квартиру Станислава Георгиевича на улице Шевченко, а новая семья – в двухкомнатную квартиру на улице Аткарской.

missing image file

Станислав Георгиевич Окрокверцхов

missing image file

6 мая 1967 года Алевтина Васильевна (в возрасте 40 лет) получает диплом доктора наук. С научной и организационной точек зрения доктору наук, ученому уже другого масштаба становится тесно в патофизиологической лаборатории ортопедического института со штатом из одной заведующей и одного лаборанта. Да и заработная плата доктора наук в НИИ третьей категории была значительно ниже, чем, например, в медицинском институте. Многие сотрудники СарНИИТО старались перейти на кафедры мединститута (Е. И. Бабиченко, В. И. Рубин и др.).

Хорошая подруга Алевтины Васильевны Нина Урюпина знакомит ее с заместителем директора института «Микроб», доктором медицинских наук, профессором Алексеем Константиновичем Адамовым.

missing image file

Профессор А. К. Адамов

Алексей Константинович заинтересовался возможностью применения методологических подходов, разрабатываемых Алевтиной Васильевной, применительно к иммунологическим и инфекционным процессам. Алевтину Васильевну (второй раз спустя 15 лет) приглашают в институт «Микроб» на должность старшего научного сотрудника патофизиологической лаборатории. И вновь возникают проблемы. Директор СарНИИТО Я. Н. Родин не отпускает Алевтину Васильевну из института, мотивируя это решением партийного бюро. Формально третий секретарь обкома КПСС (занимающийся кадровыми вопросами в области) Зинаида Михайловна Бубнова, поддерживая решение партбюро СарНИИТО, не рекомендует партийной организации института «Микроб» принимать на работу А. В. Горькову. Такие были времена. Отменить решение Бубновой мог только второй секретарь обкома КПСС Виктор Яковлевич Герасимов. Казалось бы, уже ничего нельзя было сделать. Тогда муж Станислав Георгиевич через своего друга (тогда инструктора обкома КПСС) Геннадия Анфиногентова договаривается о приеме Алевтины Васильевны вторым секретарем Герасимовым. Только лишь о приеме через секретариат в период отсутствия в городе Бубновой. Сможет Алевтина Васильевна убедить Герасимова разрешить перевод – будет работать в «Микробе». Не сможет – рушится и вторая попытка. Как вспоминала Алевтина Васильевна: «Больше всего я боялась, что Герасимов окажется, как это помягче сказать, малоинтеллигентным представителем передового отряда рабочих и крестьян. Но с первых же фраз я поняла, что передо мной интеллигентный, умный и проницательный человек». Разговор длился долго, о развитии науки, поддержке молодых ученых, современной медицине. В конце разговора Виктор Яковлевич просит соединить его с Родиным и говорит, что обком партии не возражает против перевода Горьковой в институт «Микроб».

Всю жизнь Алевтина Васильевна была благодарна Алексею Константиновичу Адамову за прием на работу в институт «Микроб». Она никогда не выступала против А. К. Адамова и не соглашалась конкурировать с ним за место зав. лабораторией микробиологии холеры, хотя в одно время ей настойчиво это предлагали и ее избрание практически было гарантировано.

Удивительные бывают пересечения судеб и людей. Впоследствии дочка Бубновой Людмила Тихомирова работала старшим сотрудником в отделе Алевтины Васильевны в «Микробе». Сын Алевтины Васильевны Михаил некоторое время был с ней весьма близко знаком. А внучка Марии Дмитриевны Стуковой, работавшей всего за несколько лет до Бубновой третьим секретарем обкома КПСС, стала ее снохой.

Алевтина Васильевна проходит по конкурсу и 1 июля 1968 года приступает к работе в Всероссийском научно-исследовательском противочумном институте (ВНИПЧИ) «Микроб» в должности старшего научного сотрудника лаборатории патофизиологии. Лабораторией заведовал тогда еще кандидат медицинских наук Константин Максимович Мохин.

missing image file

missing image file

Профессор К. М. Мохин поздравляет Алевтину Васильевну с юбилеем

Сразу же возникает необходимость изучения особенностей инфекционных процессов при карантинных (особо опасных) инфекциях и адаптации к ним методологических подходов, применяемых в современной патофизиологии. Ведется большая комплексная экспериментальная работа совместно с другими лабораториями института. Результаты докладываются на различных общероссийских конференциях, публикуются в журналах «Проблемы особо опасных инфекций», «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии». Изменения в ключевых звеньях энергетического обмена организма оказываются важными и в развитии инфекционного процесса, и в формировании иммунобиологической перестройки.

missing image file

Институт «Микроб»

Директору института, видному военному бактериологу, доктору медицинских наук, профессору, генерал-майору Н. И. Николаеву, 70 лет. Молодой энергичный заместитель торопит события. Но вопреки его ожиданиям в 1972 году Н. И. Николаева сменяет Сергей Михайлович Рассудов. В институте разгораются склоки и интриги, формируются группы оппозиции. Впрочем, это характерно для всех НИИ. Ярче они проявляются только в сфере искусств. Ученые советы превращаются в поля сражений, после которых в медпункт измерять давление выстраивается очередь. И только у А. К. Адамова давление 120/70. Профессор К. М. Мохин с физиологической точки зрения объясняет это низкой организацией его нервной системы – «у земноводных давление не повышается». Самая безобидная и милая шутка из всех звучащих. Работа института парализуется. В группы поддержки вовлекаются деятели (родственники деятелей) коммунистической партии, социалистической торговли, а также компетентных и малокомпетентных органов. Уже не осталось в живых большинства участников тех событий и объективную картину происходившего восстановить невозможно, да теперь уже и не нужно. Следует, однако, отметить, что Алевтина Васильевна занимала всегда нейтральную позицию (опыт СарНИИТО). Об интригах и склоках в противочумной системе и АО «Биопрепарат» лучше почитать в книге академика И. В. Доморадского «Перевертыш». Конечно, многое в этой книге субъективно и прославляет лично автора, но, как говорится, «из первых уст».

В конце концов (1973), должность директора достается П. И. Анисимову, а на должность заместителя директора по науке министерство ставит нейтральную А. В. Горькову. В это же время она принимает руководство крупным подразделением – отделом подготовки специалистов. Здесь нужно сказать, что отдел подготовки специалистов был одним из ключевых в институте, да и во всей противочумной системе. Отдел готовил чумологов, имеющих допуск к работе с особо опасными инфекциями (чума, холера, сибирская язва, туляремия, бруцеллез и др.). Подготовка длилась шесть месяцев. Курсанты сдавали экзамен и получали удостоверение «врача-специалиста по особо опасным инфекциям». Только лица, имеющие такое удостоверение, могли работать с возбудителями. Курс включал теоретические занятия и практику, в том числе работу с вирулентными микробами чумы и холеры. Работа отдела была очень ответственной в плане соблюдения режима работы с возбудителями и предотвращения внутрилабораторных заражений.

Алевтине Васильевне самой пришлось пройти курсы подготовки специалистов в своем отделе и получить соответствующее удостоверение.

missing image file

В течение 20 лет она возглавляла отдел подготовки специалистов. Под ее руководством были организованы и ежегодно проводились дополнительные курсы специализации и усовершенствования врачей и биологов противочумных и санитарно-эпидемиологических учреждений страны по особо опасным инфекциям.

Во времена СССР работали 5 противочумных институтов (ВНИПЧИ «Микроб», Волгоградский ПЧИ, Ростовский ПЧИ, ПЧИ Сибири и Дальнего востока, ПЧИ Кавказа и Закавказья, Среднеазиатский ПЧИ). Головным был Всесоюзный научно-исследовательский институт «Микроб». Институты в подчинении имели противочумные станции, станции – отделения. Руководство противочумной системой осуществляло Главное управление карантинных инфекций (ГУКИ) при министерстве здравоохранения СССР с начальником управления в ранге заместителя министра. Теперь остатки противочумной системы подчиняются так называемому «Потребнадзору». Крайне неудачное, с точки зрения многих специалистов, название, напоминающее булгаковскую «Главрыбу».

Все сотрудники противочумных учреждений должны были проходить курсы подготовки специалистов по особо опасным инфекциям. Для Сибирского региона аналогичные курсы были в ПЧИ Сибири и Дальнего востока. Но курсы «Микроба» всегда оставались методическим центром. Отсюда становится понятным значение для страны отдела, возглавляемого Алевтиной Васильевной, и важность ее работы.

missing image file

Курсанты отдела подготовки специалистов. В центре профессор А. В. Горькова

Без имени-1.tif

missing image file

Коллектив отдела подготовки специалистов. Пижамы – спецодежда в заразном блоке.

missing image file

Выпускной экзамен на курсах подготовки специалистов. В центре – заведующая курсами А. В. Горькова

Курсанты жили в общежитии, располагавшемся в здании бывшей церкви. Не случайно многие курсанты отмечали странные необъяснимые, порою жутковатые явления, происходящие в этом помещении. Все-таки церковь не место для достаточно веселого длительного проживания оторвавшихся от семей и работы молодых людей. В настоящее время церковь восстановлена.

missing image file

Общежитие института «Микроб» в бывшем здании церкви

Лекции профессора А. В. Горьковой, которые она читала на всех курсах, не только отличались высоким научно-теоретическим уровнем, но были эмоциональны и увлекательны. Большое внимание уделялось подготовке молодых преподавателей. Регулярно проводился пересмотр программ и учебных планов в соответствии с последними достижениями науки в области эпидемиологии, лабораторной диагностики и иммунологии особо опасных (карантинных) инфекций.

missing image file

А. Л. Берлин. Сотрудник института «Микроб», который привез в Москву чуму в 1939 году

Работа курсов была отлажена подобно часовому механизму. Четкий график лекций, которые читали ведущие сотрудники института и приглашенные специалисты. Каждый сотрудник четко знал свои обязанности на текущий учебный день и месяц вперед. Это подготовка штаммов возбудителей, препаратов, микроскопов, инструкций, посуды, сред, экспериментальных животных, дезрастворов, обеззараживание отработанного материала, костюмов и масок для практических занятий 20 учащихся. С каждой пятеркой курсантов работал отдельный преподаватель. Максимальная концентрация внимания, как у авиадиспетчера. В любой момент курсант мог устроить аварию с опасным микробом. В противочумной системе существовала «Инструкция по противоэпидемическому режиму работы с особо опасными инфекциями». Эту инструкцию все сотрудники должны были знать наизусть и сдавать зачет по ней каждый год. Инструкция, как говорили, была писана кровью. Никто не имел права выехать за пределы области без шестидневной обсервации с измерением температуры, если работал с заразным материалом или посещал «заразный» блок. Прошедшему обсервацию выдавали специальный документ – обсервационное удостоверение. Выезд без обсервационного удостоверения – увольнение в 24 часа, и это в лучшем случае. Обычно курсантам рассказывали хрестоматийный, описанный, естественно, в открытых источниках пример внутрилабораторного заражения чумой. В 1939 году Абрам Львович Берлин (институт «Микроб») работал с экспериментальным заражением вакцинированных животных аэрозолем чумных микробов и, вероятно, где-то допустил оплошность. Возможно, боксы для аэрозольного заражения были не столь совершенны. Не заметив совершенной аварии, Берлин без прохождения обсервации (самая главная ошибка или даже преступление!) выезжает в Москву для доклада на коллегию Народного комиссариата здравоохранения, где он должен был доложить о результатах работы над противочумной вакциной. В Москве ему был забронирован номер в гостинице «Националь». Утром он побрился у парикмахера, затем сделал доклад на коллегии Наркомздрава в присутствии наркома и еще почти десяти человек, общался с коллегами. Почувствовал себя плохо, и к нему в гостиницу вызвали терапевта. Тот поставил диагноз «крупозная пневмония» и отправил больного в НовоЕкатерининскую больницу. В приемном покое его принял дежурный – ассистент кафедры терапии Первого мединститута доктор С. З. Горелик, выпускник Сорбонны и Женевского университета. Обратив внимание на клиническую картину и узнав из беседы с больным, что тот работает с чумными животными (анамнез!), он сразу поставил диагноз «легочная чума», сообщил обо всем коллегам и начальству и заперся с больным, понимая, что сам уже инфицирован и они умрут вместе. Всех, кто контактировал с Абрамом Львовичем, отправили в изолятор. Эпидемии удалось избежать. Помимо Берлина и Горелика, умерли еще несколько человек, включая гостиничного парикмахера. Цена пропущенной аварии и нарушения режима.

Так подробно останавливаться на этом случае пришлось, чтобы подчеркнуть ту огромную сложность, ответственность и значимость работы отдела подготовки специалистов под руководством Алевтины Васильевны.

А. В. Горькова – автор более 200 научных работ, опубликованных в отечественных изданиях и научных журналах Чехословакии, Польши, Румынии, посвященных проблемам патологической физиологии особо опасных и других инфекционных заболеваний, механизмам формирования иммунитета к ним, генетической детерминированности иммунного ответа на бактериальные антигены, а также реактивности организма диких грызунов – носителей чумы в природных очагах чумы. К сожалению, далеко не все работы А. В. Горьковой доступны в открытой печати. Многие исследования существуют в виде так называемых спецотчетов.

Профессор А. В. Горькова – основатель научной школы, объединяющей исследователей научных коллективов института «Микроб», других противочумных институтов, Саратовского медицинского института, ГИСК им. Л. А. Тарасевича, Института иммунологии, которые работают в области обоснованного ею нового в инфекционной патологии направления – метаболический, иммунный и гормональный статус организма при особо опасных инфекциях, интоксикациях и формировании иммунитета с поиском новых методических подходов к разработке вакцинных препаратов и оценочных критериев биологического действия их на организм.

При использовании широкого спектра современных методов исследования профессором А. В. Горьковой и ее учениками в экспериментах на животных и в наблюдениях на людях детально изучены основные этапы формирования иммунитета на различных функционально-структурных уровнях организма (системном, тканевом, клеточном и внутриклеточном). В результате установлены важные закономерности и заложены фундаментальные основы для решения задач по расшифровке механизмов иммуно- и патогенеза, а также сложных практических проблем инфекционной иммунологии, вакцинопрофилактики и патогенеза особо опасных и других инфекций. Определены соотношения и роль специфических и неспецифических факторов антиинфекционной защиты и предложен комплекс новых информативных лабораторных методов оценки эффективности вакцинации, а также иммунологической безвредности, реактогенности, аллергизирующей активности вакцин, их повреждающего действия на органы и системы организма. Изданы соответствующие инструктивно-методические документы, утвержденные на уровне МЗ СССР.

Среди них:

• Определение стрессорного действия чумных вакцинных препаратов для оценки их безвредности (1980);

• Определение гистамина крови для оценки аллергизирующего действия вакцинных препаратов (1984).

Указанные тесты использовались как на этапе доклинических испытаний вакцинных препаратов, так и на ограниченных и широких контингентах людей.

Предложены способы повышения эффективности вакцинации путем использования иммуномодуляторов различной природы. В этом направлении большая работа велась совместно с Институтом иммунологии и его руководителем, академиком Рэмом Викторовичем Петровым (Искусственные вакцинирующие препараты на основе капсульного антигена чумного микроба и синтетических полиэлектролитов, Сб. трудов НИИЭМ им. Н. Ф. Гамалеи, Москва, 1990).

missing image file

Участники симпозиума «Регуляторные пептиды и искусственные антигены» 13–18 октября 1986 года, Сочи (комплекс Дагомыс)

Уже в те годы в качестве иммуномодулятора Р. В. Петровым был предложен полиоксидоний. Препарат действительно оказывал выраженное влияние на иммунокомпетентные клетки. Осуществлялись попытки конъюгирования полиоксидония (других полиэлектролитов) с антигенами возбудителей для более прицельной активации иммунокомпетентных клеток. На статистическом уровне при использовании больших выборок результат был позитивным, хотя на этой основе собственно вакцину создать так и не удалось. Спустя много лет исследований иммунобиологических свойств полиоксидония последователям Р. В. Петрова удалось вывести препарат с таким названием на рынок в качестве иммуномодулятора.

С учетом особенностей режима работы с возбудителями ООИ Алевтиной Васильевной с сотрудниками были разработаны чувствительные и простые в исполнении методы определения гормонального баланса, ферментативной активности и других биохимических показателей в биологических жидкостях организма при чумной инфекции. Эти лабораторные методы могут применяться в случае заболевания чумой людей для оценки тяжести состояния организма, степени повреждения жизненно важных органов и систем и при решении вопросов рациональной патогенетической терапии. Исследования показателей гормонального, метаболического и иммунного статуса организма диких грызунов и оценка их с позиций эпизоотологических характеристик природных очагов чумы позволили обосновать возможность использования данных критериев для тестирования популяций и определения их эпизоотической значимости. Этими исследованиями создано новое направление в изучении природноочаговых инфекций, имеющее значение в плане усовершенствования методов обследования энзоотичных по чуме территорий.

Еще одним приоритетным направлением с участием и под руководством А. В. Горьковой была разработка моделей инфекционного процесса с использованием безмикробных (гнотобиотических) животных (совместно с И. В. Исуповым, В. А. Душкиным, М. М. Интизаровым и др.). Исследовалось влияние антигенов и токсинов холерного вибриона на организм гнотобиотических миниатюрных поросят в зависимости от микробного статуса животных (Теоретические и практические проблемы гнотобиологии, М., 1986).

Одними из первых для изучения вопросов иммунологии и патогенеза особо опасных инфекций Алевтина Васильевна и профессор Игорь Викторович Исупов, морфолог, стали применять линейных, в том числе бестимусных мышей.

Конечно, со времени разработки этих методов и получения результатов прошло уже немало времени, но методические подходы и полученные данные остаются актуальными и интересными по настоящее время. Результаты, полученные А. В. Горьковой с учениками на моделях инфекционного и иммунологического процессов, имели значение не только для особо опасных инфекций. На их базе разными исследователями были запланированы и реализованы многочисленные научные работы в области хирургии, терапии, гинекологии, урологии (Мелещенко Н. Ю. «Популяционные и функционально-метаболические изменения в электрокинетически гетерогенных фракциях лимфоцитов крови у беременных с генитальным кандидозом»; Чалык Н. Е. «Функциональное состояние рецепторного аппарата нейтрофилов в зависимости от изменений их метаболизма при различных антигенных, фармакологических и других воздействиях и при ишемической болезни сердца» и мн. др.).

Алевтина Васильевна уделяла большое внимание подготовке специалистов высшей квалификации. Под ее руководством выполнены и защищены около 20 кандидатских диссертаций. Среди них:

Активности аминотрансфераз и альдолаз в процессе формирования иммунитета к чуме и при экспериментальной чумной интоксикации (Новинская Г.Б., 1977);

Показатели медиаторного обмена в процессе формирования иммунитета к холере (Щуковская Т.Н., 1978);

Процессы перекисного окисления в организме людей и лабораторных животных после введения холерных вакцин и токсинов (Петяев И.М., 1982);

Изменение баланса кортикостероидных гормонов и активности аминотрансфераз, альдолаз при экспериментальной чуме (Челова Л.А., 1984);

Изменение миграции и пролиферации стволовых кроветворных клеток, электрофоретической подвижности и популяционного состава иммунокомпетентных клеток в процессе формирования у мышей иммунитета к чуме (Тихомирова А.И., 1990);

Влияние гормонального баланса в организме полуденных песчанок на их инфекционную чувствительность к чуме и вирулентные свойства чумного микроба (Штельман Ю.А., 1991);

Сравнительная оценка реактивности организма диких грызунов и лабораторных животных к возбудителю чумы и его антигенам по показателям иммунного и метаболического статуса (Растунцева Е.В., 1994).

В 1981 году Алевтине Васильевне присваивается (ВАК СССР) ученое звание профессора.

missing image file

В 1995 году присваивается почетное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

missing image file missing image file

Многолетней деятельностью в должности заместителя директора по научной работе института «Микроб» А. В. Горькова внесла значительный вклад в развитие и организацию на современном уровне научных исследований противочумных учреждений. Ею проведена большая работа по совершенствованию планирования, повышению эффективности исследований и ускорению внедрения в практику научных достижений противочумных организаций. Своей работой она способствовала повышению роли института «Микроб» в координации научных исследований противочумных учреждений, установлению ведущих позиций института по основным направлениям научной деятельности в области особо опасных инфекций. Работа профессора А. В. Горьковой в качестве председателя проблемных комиссий (института «Микроб» и межинститутской) по микробиологии, лабораторной диагностике, иммунологии и патогенезу особо опасных инфекций была направлена на совершенствование форм интеграции фундаментальных и прикладных исследований, повышение их результативности.

Алевтина Васильевна приложила много сил для организации в институте советов по защите диссертаций. Благодаря этому был значительно расширен перечень специальностей, по которым проходили защиты. К защите принимались диссертации не только сотрудников противочумной системы, но и ученых из других институтов. Многие преподаватели Саратовского медицинского института защищались в «Микроб» по специальностям: иммунология, биохимия, патологическая физиология.

Являясь в течение многих лет заместителем председателя трех специализированных советов по защите докторских и кандидатских диссертаций, А. В. Горькова способствовала улучшению качества экспертизы диссертаций на всех этапах прохождения их в советах.

Алевтина Васильевна всегда старалась не допустить сведения каких-либо счетов или решения «политических» задач теми или иными лицами и группировками при защите учеными диссертаций, признавая только научную ценность представленных работ. Всю жизнь огромную благодарность за организационную помощь в защите докторской диссертации в сложное для него время выражал ей Вячеслав Ильич Вейнблат. Она «спасла» также докторскую Александра Федоровича Филиппова от его недоброжелателей.

Алевтина Васильевна внесла существенный вклад в редакционно-издательскую деятельность института «Микроб». Была ответственным редактором (или зам. ответственного редактора) более 50 изданий трудов противочумных организаций. Во многом благодаря ее активному взаимодействию с Министерством здравоохранения СССР удалось возобновить издание ликвидированного журнала «Проблемы особо опасных инфекций», но уже в виде институтского научного сборника (4 выпуска в год), который впоследствии опять стал полноценным авторитетным научным журналом и издается до настоящего времени. Алевтина Васильевна неоднократно работала председателем комиссий МЗ СССР по проверке деятельности противочумных институтов (Иркутского, Ростовского, Ставропольского).

Алевтина Васильевна никогда не поддерживала коммунистическую и советскую идеологию. Хотя по понятным причинам это не афишировала. Советские ученые первыми осознавали, как чудовищна пропасть технологического отставания от западных стран в области медицины. В отличие от других граждан, они все же имели возможность читать западные научные журналы и книги. Сопоставление импортного исследовательского оборудования с советским было не в пользу последнего. Российская медицинская микробиология, однако, не была фатально отстающей, в основном за счет таланта и энтузиазма наших ученых.

Это понимала и Алевтина Васильевна. Однако по должности ей было необходимо быть членом КПСС. Она вступает в партию в 1974 году.

missing image file missing image file

На заседании партийного бюро

missing image file

missing image file

На демонстрации, посвященной Октябрьской революции

На протяжении многих лет Алевтина Васильевна избиралась депутатом Городского Совета депутатов трудящихся.

В различные годы у Алевтины Васильевны было много возможностей карьерного роста, связанного с переходом на работу в Москву. Она была хорошо знакома с Владимиром Михайловичем Живодеровым (работал в Саратовском медицинском институте), который будучи (1970-1976) главным врачом ЦКБ 4-го Управления МЗ СССР (Кремлевская больница), приглашал ее на должность заведующей клинической лабораторией. Приглашали ее заместителем директора ВИНИТИ, в аппарат Министерства здравоохранения СССР и др. Даже в период работы в ортопедическом институте ей предлагали переехать в Ригу, возглавить крупную лабораторию института травматологии. Ребенок, пожилые родители, проблемы с жильем... Квартиры обычно обещали дать не ранее чем через год-два. Интересная и хорошо оплачиваемая работа в Саратове (зарплата заместителя директора составляла 825 рублей, в те времена огромная сумма). Все это не позволило ей решиться на такой поворот в своей жизни.

missing image file

В 1988 году в возрасте 59 лет П. И. Анисимов покидает должность директора института «Микроб» и руководителем учреждения становится зав. отделом биохимии А. В. Наумов. О причинах и механизмах смены руководства хорошо могут знать только его фигуранты. Возможно, энергичному, относительно молодому и успешному А. В. Наумову становится тесно в отделе биохимии, тогда как все обстоятельства складываются в его пользу. Это и проблемы со строительством огромного производственного комплекса в селе Елшанка (четвертьвековой долгострой). Постоянное в этой связи недовольство министерства директором. По удачному стечению обстоятельств хороший друг А. В. Наумова Ю. И. Кондрашин работает в системе аппарата ЦК КПСС, а в отделе Наумова работает сын генерала КГБ С. А. Коровкин.

Алевтина Васильевна уходит с должности заместителя директора по научной работе 31 мая 1987 года, и ее должность занимает старший научный сотрудник из отдела А. В. Наумова Сергей Коровкин. Спустя некоторое время директор вводит для баланса должность еще одного заместителя (по режиму и эпидемиологическим вопросам). Им становится доктор медицинских наук Илья Геннадиевич Дроздов, генетик, один из талантливейших ученых института. Впоследствии Дроздова назначают генеральным директором знаменитого новосибирского НПО «Вектор».

missing image file

В течение 14 лет Алевтина Васильевна была не просто заместителем директора головного в противочумной системе НИПЧИ «Микроб» по научной работе, она фактически возглавляла планирование и организацию научной работы во всей системе (пять подведомственных институтов, их станции и отделения с огромным числом научных сотрудников и подразделений). 1973–1987 годы были периодом активной и эффективной работы по созданию новейших методов и средств в противоэпидемической защите населения, которые обеспечивали за счет созданного задела эпидбезопасность в стране еще долгие годы «перестройки», «демократизации» и разрухи девяностых. В частности, в эти годы была организована разработка и внедрение в практику таблетированной вакцины для профилактики холеры «Холероген-анатоксин + О-антиген». У истоков создания этой вакцины стояла доктор наук Марианна Николаевна Джапаридзе. Потом, конечно, эта вакцина обросла массой других первых соавторов и «создателей».

До 1992 года Алевтина Васильевна продолжает заведовать отделом подготовки специалистов, а с 1992 года переходит на должность главного, а потом ведущего научного сотрудника этого отдела. Отдел возглавляет доктор наук Андрей Филиппов, который потом эмигрирует в США и работает там лаборантом в одном из микробиологических институтов.

missing image file

Поэт А. В. Наумов (80 лет)

Артур Викторович Наумов получил институт не в лучшее для страны время. Девяностые годы. Сокращение финансирования. Сотрудников переводят на доли ставки. Отправляют в неоплачиваемые отпуска. Научные сотрудники пытаются выжить, кто-то продает газеты в киоске «Печать», кто-то продает на базаре картошку. Многие пытаются эмигрировать. Начинается отток специалистов в вузы Саратова и других городов. Кто-то уходит в бизнес. Идут сокращения. Руководил институтом Наумов до 1997 года. Молодые сотрудники за глаза называли его «Батька». Выйдя на пенсию, стал писать стихи, весьма неплохие (https://stihi.ru/avtor/lemuria1).

Я построил свой дом из стихов и из песен. Приходите, друзья, пока путь не далёк… Может, я окажусь и для Вас интересен – Просто так заходите, на мой огонёк!

Отдыхать у Алевтины Васильевны получалось нечасто. Больше всего она любила ездить в Кисловодск и часами гулять по горному парку. Ближе к пенсии ездила в речные круизы. Всего лишь однажды ей удалось съездить за границу – во Францию. Эту поездку она вспоминала часто. Как и любого советского человека, ее потрясла красота Парижа, его пригороды. Когда зарубежный туризм стал доступен и в семье сына появились достаточные средства на любую поездку, Алевтина Васильевна уже не могла никуда поехать, не позволяло здоровье. Нужно стараться помогать родителям как можно раньше. Потом можно и не успеть. 31 декабря 1979 года умер отец Алевтины Васильевны, Василий Федорович Горьков, а 25 июля 1993 года – мама, Мария Павловна Горькова. Родились внуки – Александр (1979) и Юрий (1989). Правнуки: Кирилл, Илья, Федор. Из ближайших родственников Алевтина Васильевна регулярно общалась с теткой – Серафимой Федоровной Горьковой (умерла в 1999 году) и, конечно, с сыном и его женой. На протяжении всей жизни Алевтина Васильевна уделяла огромное внимание образованию и профессиональному росту сына, Ледванова Михаила Юрьевича (хотя до 14 лет он жил в основном с бабушкой). Михаил Юрьевич стал доктором медицинских наук, профессором, известным ученым, организатором науки, крупным издателем.

missing image file

Родители Алевтины Васильевны Мария Павловна и Василий Федорович

missing image file

Сын Алевтины Васильевны Михаил Юрьевич с женой Наталией Юрьевной

Несмотря на свою постоянную занятость, Алевтина Васильевна хорошо готовила. Ее торт «Наполеон» с заварным кремом был бесподобен. Пироги с вишней, яблоками, курагой! Тушеное мясо с черносливом и белыми грибами! Великолепные котлеты с хрустящей корочкой, обвалянные особым образом в манной крупе! Новогодний и рождественский гусь! Жареный гусь (кусочками) на Новый год был всегда! Если гусь оказывался не того размера и не той упитанности, сын, доставлявший продукты, получал строгий выговор. (От этого блюда Алевтина Васильевна отказалась лишь в возрасте 90 лет и то из-за камней в желчном пузыре; пришлось перейти на строжайшую диету.) Варилось варенье, заготавливались банки с вишневым компотом, соления.

В доме Алевтины Васильевны всегда жили кошки. Она помнила их всех с самого детства по именам и могла что-то рассказать о каждой. Кот Казик (Казимир), например, очень любил катать куриные яйца. Алевтина Васильевна спрятала как-то от него таз с тремя десятками яиц высоко на шкаф на кухне. Утром все яйца были на полу. Кот Лисик ходил в туалет в унитаз и однажды сломал лапку. Пришлось ему сделать специальную подставку и сажать туда на руках. Последним у нее жил большой рыжий кот Бакс. Вероятно, Алевтина Васильевна применила к его воспитанию весь свой опыт руководителя. Кот знал команды и беспрекословно по команде «место» шел на кухню. Естественно, коту все это очень не нравилось, и он вымещал обиду на приходящих в дом чужих. Шерсть вставала дыбом, и с диким воплем он бросался в атаку. Нежелательных гостей Алевтина Васильевна предупреждала: «Осторожно, он сейчас на вас бросится!» Умер кастрированный Баксик от камней в почках. Хозяйке уже было далеко за восемьдесят, она очень переживала, но заводить другую кошку отказалась.

31 июля 1997 года в возрасте 70 лет Алевтина Васильевна выходит на пенсию. Жила она одна в большой квартире на улице Московской в доме 135/144 (угол Рахова). Ей помогали сын Михаил и его жена Наталия. Большую помощь, особенно медицинскую, также оказывали дочь Наталии Мария и ее муж Кирилл (Бизенковы). Алевтина Васильевна всегда очень тепло о них отзывалась и была благодарна. Сын подарил ей и постоянно пополнял большую библиотеку. Пока позволяло зрение, много читала. Ездила к сыну на дачу, очень любила пионы, которые обычно распускались к ее дню рождения. Интересовалась политикой, телевизор чаще был включен на новостные каналы.

Из сотрудников института Алевтина Васильевна чаще общалась со своей ученицей, очень хорошим добрым человеком Еленой Васильевной Растунцевой. Алевтина Васильевна и ее бывшие коллеги, такие же пенсионеры – Алексей Константинович Адамов (в прошлом заведующий лабораторией микробиологии холеры), Ираида Ивановна Щуркина (работала председателем режимной комиссии института), Николай Иванович Хотько (был заведующим отделом эпидемиологии) – перезванивались по телефону и поздравляли друг друга с праздниками. Последние два года ей помогала сиделка, добрая порядочная женщина Тюсина Валентина Ивановна.

12 сентября 2020 года в 14:30 в своей квартире на 94 году жизни после непродолжительной болезни Алевтина Васильевна скончалась. Мера дел ее была исполнена…

Алевтина Васильевна была энциклопедически образованным, ярким, одаренным, неординарным человеком, гордым и самодостаточным. Память о ней останется в наших сердцах на долгие-долгие годы.

Поздравления с юбилеями А. В. Горьковой от учреждений противочумной системы СССР

К юбилеям Алевтины Васильевны из всех уголков СССР из противочумных учреждений от учеников и коллег всегда приходили многочисленные поздравления. Вот некоторые из них.

missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file
missing image file

ВЫПУСКИ КУРСАНТОВ РАЗЛИЧНЫХ ЛЕТ

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

ФОТОГРАФИИ АЛЕВТИНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ГОРЬКОВОЙ РАЗЛИЧНЫХ ЛЕТ

missing image file 5.tif

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file missing image file

missing image file

missing image file

7.tif

8.tif

9.tif

10.tif

missing image file

missing image file

11.tif

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file

missing image file


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074