Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПАРАТГОРМОН-РОДСТВЕННЫЙ ПРОТЕИН. 2-е издание переработанное и дополненное

Курзанов А. Н., Ледванов М. Ю., Быков И. М., Медведев В. Л., Стрыгина Е. А., Бизенкова М. Н., Заболотских Н. В., Ковалев Д. В., Стукова Н. Ю.,

2.4. Паратгормон-родственный белок в маточно-плацентарных тканях и амниотической жидкости

Ferguson J.E. et al. (1992) исследовали экспрессию ПТГрП в маточно-плацентарных тканях человека. мРНК ПТГрП была идентифицирована в человеческом амнионе, хорионе, плаценте, децидуальной ткани и миометрии. Самая высокая экспрессия мРНК ПТГрП наблюдалась в амнионе, где она была в 10–400 раз больше, чем в других тканях матки. Количество мРНК ПТГрП уменьшилось в амнионе (но не в других тканях) после
начала родов. Биоактивность ПТГрП и иммунореактивный ПТГрП в амнионе тесно коррелируют с содержанием мРНК ПТГрП. Амниотическая жидкость содержала ПТГрП в концентрации 21 ± 6 пмоль/л через 16 недель и 41 ± 9 пмоль/л через 38 недель беременности. Эти концентрации равнялись или превышали те, которые были обнаружены в плазме пациентов с гиперкальциемией, вторичной по отношению к ПТГрП. После разрыва плодных мембран мРНК ПТГрП в амнионе уменьшалась на 78 %. Это снижение, по-видимому, было специфичным для мРНК ПТГрП, поскольку мРНК глицеральдегид-3-фосфатдегидрогеназы оставалась неизменной после разрыва мембран. Подобно мРНК ПТГрП, биоактивность ПТГрП и иммунореактивный ПТГрП в амнионе значительно снижались после разрыва мембран. Поскольку ПТГрП является мощным антагонистом сокращения мышечной мускулатуры, снижение ПТГрП после разрыва плодных мембран может играть ключевую роль в начале родов. Установлено (Dvir R. et al., 1995), что среднее значение концентрации иммунореактивного ПТГрП в амниотической жидкости в середине беременности (21,2 ± 3,7 пмоль/л) и в последующие сроки гестации (19,0 ± 2,7 пмоль/л) Это в 13–16 раз выше, чем уровни, измеренные в плоде (1,6 ± 0,1 пмоль/л) или плазме материнской крови (1,4 ± 0,3 пмоль/л). Равные амниотическим уровни концентрации ПТГрП выявляются в плазме больных с гуморальной гиперкальциемией индуцируемой злокачественной опухолью. Исследования in vitro указывают на три возможных источника ПТГрП в амниотической жидкости: культивируемые клетки амниотической жидкости, клетки, полученные из амниотической мембраны, покрывающей плаценту и основные мезенхимальые клетки плацентарных ворсинок. Добавление в среду культивируемых клеток амниотической жидкости человеческого пролактина, плацентарного лактогена человека или человеческого гормона роста (100 мкг/л) привело к повышению секреции ПТГрП через 24 ч на 43 %; 109 % и 90 %, соответственно. После внесения в культивационную среду инсулиноподобных факторов роста I и II (100 мкг/л), инсулина (100 мкг/л) и эпидермального фактора роста (10 мкг/л) зафиксировано увеличение секреции ПТГрП на 53 %; 46 %; 68 % и 118 % соответственно. Стимуляция секреции ПТГрП эпидермальным фактором роста или плацентарным лактогеном человека была дозозависима. В противоположность этому, кальцитриол и дексаметазон (10 нмоль/л) индуцировали снижение секреции ПТГрП на 32 % и 75 %, соответственно. Эстрадиол, прогестерон, дигидротестостерон и человеческий хорионический гонадотропин не имели никакого влияния на секреции ПТГрП. Эти данные поддерживают идею о том, что ПТГрП может играть физиологическую роль в маточно-плацентарном взаимодействии и демонстрируют, что уровни ПТГрП амниотической жидкости и плазмы крови, взаимосвязанны, а секреция этого белка подвержена гормональной модуляции клетками амниотической жидкости (Dvir R. et al., 1995). Исследование содержания ПТГрП в образцах амниотической жидкости, неонатальной интратрахеальной жидкости, внутрижелудочной жидкости и первой мочи новорожденных полученных во время кесарева сечения (Sasaki Y. et al., 2000) позволило установать, что уровень ПТГрП в внутритрахеальной жидкости (41,0–19,6 пмоль/л) был значительно выше, чем в амниотической жидкости (22,1–0,8 пмоль/л), неонатальной желудочной жидкости (13,5–2,5 пмоль/л) и в первой моче (0,95–0,6 пмоль/л). Концентрация ПТГрП при этом в плазме венозной и артериальной крови пуповины была равна (1,35–0,2 и 1,63–0,3 пмоль/л), а в плазме материнской крови (1,05 ± 0,1 пмоль/л). Mitchell M.D. et al. (1996) исследовали содержание ПТГрП в амниотической жидкости, полученной амниоцентезом при доношенной беременности, в обычных родах в срок, в досрочных родах при недоношенной 1 неделе беременности, в преждевременных родах, связанных с клиническим хориоамнионитом. Установлено значительное снижение концентрации ПТГрП в амниотической жидкости во время родов в срок. Преждевременные роды не были связаны со значительными изменениями концентрации ПТГрП в амниотической жидкости, хотя наблюдалась тенденция к снижению концентрации этого белка. Амнион и хорион продуцировали измеряемые количества ПТГрП, и темпы секреции были увеличены внесением в культуральную среду IL-1-бета. Децидуальные клетки не продуцировали обнаруживаемые количества ПТГрП. Следовательно, роды в срок связаны с уменьшением концентраций ПТГрП в амниотической жидкости, что может отражать уменьшение продукции белка амнионом, которое, в свою очередь, может играть активную роль в механизме родов. Изучение влияния различных цитокинов на продукцию ПТГрП и экспрессию мРНК ПТГрП в клетках человеческого амниона (Ichizuka K. et al., 1999) показало, что добавление интерлейкина-1beta (IL-1beta, 10 нг/мл) и IL-6 (10 нг/мл) в культуральной среде в течение 24 часов приводило к увеличению уровней ПТГрП в 1,5 и 1,6 раза, соответственно. Эффект этих цитокинов был дозозависимым. Напротив, ИЛ-2 (10 нг/мл) и ИЛ-8 (10 нг/мл) не влияли на продукцию ПТГрП из амниотических клеток. Воздействие IL-1beta или IL-6 в течение 6 часов увеличивала экспрессию мРНК ПТГрП в клетках амниона. Стимулирующий эффект IL-1бета снижался антагонистом рецептора IL-1 (IL-1Ra) дозозависимым образом. Результаты этого исследования свидетельствуют об участии воспалительных цитокинов в регуляции продуцирования ПТГрП в клетках человеческого амниона. Целью исследований Ramirez M.M. et al. (1995), было определение изменений уровней содержания и локализации пептидных фрагментов ПТГрП в плаценте и эмбриональных мембранах, которые могли бы указывать на их биологическую активность и роль в течение гестационного периода и преждевременных родах. Иммунореактивные ПТГрП (1–34) и ПТГрП (67–86) выявлены в амниотических эпителиальных хорионических трофобластах, децидуальных клеткх и плацентарных синцитиотрофобластах. В эндотелиальной оболочке ворсистых капилляров показано присутствие ПТГрП (67–86), но не ПТГрП (1–34). Эти результаты, показывающие дифференциальную локализацию ПТГрП (1–34) и ПТГрП (67–86), предполагают специфическую обработку предшественника ПТГрП в плаценте человека. Более того, изменения в ПТГрП (1–34), но не ПТГрП (67–86), указывают на особую роль этого пептида в фукционировании матки в процессе родов. Сообщалось, что ПТГрП экспрессируется в плаценте и присутствует на высоких системных уровнях у плода, что подтверждает участие этого протеина в стимуляции плацентарного переноса кальция (Simmonds C.S., Kovacs C.S., 2010).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074