Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ПАРАТГОРМОН-РОДСТВЕННЫЙ ПРОТЕИН. 2-е издание переработанное и дополненное

Курзанов А. Н., Ледванов М. Ю., Быков И. М., Медведев В. Л., Стрыгина Е. А., Бизенкова М. Н., Заболотских Н. В., Ковалев Д. В., Стукова Н. Ю.,

14.4.2. Паратгормон-родственный протеин и рак молочной железы

В течение многих лет рак молочной железы является наиболее распространенным онкологическим заболеванием у женщин во всем мире (Ferlay et al., 2015; Siegel R.L. et al., 2018; Torre L.A. et al., 2015). Это заболевание затрагивает ~ 12 % женщин и является причиной 14 % всех смертельных случаев, связанных с раком (McGuire A., et al., 2015). Самая высокая заболеваемость наблюдается в Северной Америке, Австралии, Новой Зеландии, Западной и Северной Европе, где у каждой восьмой женщины развивается рак молочной железы (Parkin D.M. et al., 2005; Coleman R.E., 2009). Кость является наиболее распространенным местом метастазирования рака молочной железы, причем более чем у 70 % пациентов, умерших от рака молочной железы, обнаруживают метастазы в кости при посмертном исследовании (Coleman R.E., 2006). Рак молочной железы представляет собой совокупность различных злокачественных новообразований, которые развиваются в молочных железах (Feng Y. et al., 2018). Установлено, что рак молочной железы является гетерогенным, с различными подтипами, основанными на их молекулярном профиле (Cancer Genome Atlas Network 2012). Благодаря прогрессу в молекулярной и системной биологии, биохимии и геномики в последние десятилетия понимание этой болезни значительно расширилось на клеточном, молекулярном и геномном уровнях. Существуют убедительно доказанные параллели между нормальным развитием и прогрессированием рака на молекулярном уровне (Macias H., Hinck L., 2012; Huebner R.J., Ewald A.J., 2014). ПТГрП вносит очень значительный вклад в патофизиологию рака молочной железы (Boras-Granic K., Wysolmerski J.J. et al., 2012). Недавние исследования показали критическую роль ПТГрП в инициации, росте и метастазировании рака молочной железы (Zhang R. et al., 2019). Роль ПТГрП в биологии рака молочной железы не вызывает удивления, учитывая доказательства того, что он имеет важное значение для формирования молочной железы (Henderson, M.A. et al., 2006). Нормальное развитие человека строго контролируется сложными сигнальными путями, которые обеспечивают межклеточные коммуникации (Hunter T., 2000; 2007). Утверждается, что, рак обусловлен генетическими и эпигенетическими изменениями, которые позволяют клеткам избегать механизмов, которые обычно контролируют их пролиферацию, выживание и миграцию. Многие из этих изменений соответствуют сигнальным путям, которые управляют пролиферацией и делением клеток, гибелью клеток, дифференцировкой и судьбой клеток и подвижностью клеток (Sever R., Brugge J.S., 2015). Одним из преобладающих сигнальных путей, которые регулируют, как нормальное развитие и функционирование молочной железы, так и и функции клеток рака молочной железы, является каноническая передача сигналов Wnt. Подробная информация о роли канонического сигнального пути Wnt/ β-catenin в нормальном развитии и функционировании молочной железы была приведена в предшествующих разделах данной главы. В данном разделе проанализирована существующая информация о роли ПТГрП в функционировании сигнального пути Wnt/ β-catenin при раке молочной железы. При раке молочной железы передача сигналов Wnt, вероятно, конститутивно активируется через аутокринный механизм. Путь Wnt/ β-catenin был активирован в базально-подобных опухолях молочной железы, и его ядерная локализация коррелировала с худшим прогнозом (Khramtsov A.I. et al., 2010; Lin S.Y. et al., 2000). Активированный β-катенин не только способствует развитию тройного негативного рака молочной железы, он также играет роль в опухолях молочной железы, вызванных HER2 (Schade B. et al., 2013). Рак молочной железы был одной из исходных опухолей, из которых был очищен и секвенирован ПТГрП, из-за повышенной концентрации его циркулирующей формы (Stewart A.F. et al., 1987). Ikeda, K. et al. (1988) идентифицировали транскрипты ПТГрП в опухолях молочной железы методом Нозерн-блоттинга у пациентов с гиперкальциемией Иммуногистохимическим методом было обнаружено, что ПТГрП экспрессируется примерно в двух третях первичного рака молочной железы (Southby J. et al., 1990). Многие последующие иммуногистохимические исследования с поликлональными антителами выявили значительный процент клеток, окрашенных положительно на ПТГрП: 69 % при карциноме молочной железы (Liapis et al., 1993). Аналогичным образом рецептор PTH1R был обнаружен при раке молочной железы (Iezzoni J.C. et al., 1998; Linforth R. et al., 2002). Downey S.E. et al., (1997) обнаружили, что 100 % обследованных инвазивных карцином молочной железы имели иммунореактивность ПТГрП, а 96 % реагировали с антителами против рецептора PTH1R. Маркировка антителом опухолей рака молочной железы человека показала, что значительные количества иммунореактивного ПТГрП продуцируют стромальные фибробласты (Iezzoni J.C. et al., 1998, Cros M. et al., 2002). В других более поздних исследованиях с использованием моноклональных антител обнаружены положительные сигналы в 100 % протестированных инвазивных карцином (Iezzoni J.C. et al., 1998; Linforth et al., 2002, 1998; Surowiak P. et al., 2003). Присутствие иммунореактивности ПТГрП при многих видах рака молочной железы привело к предположению, что пептид обладает аутокринным эффектом на рост опухоли. Исследования in vitro идентифицировали ПТГрП в первичных культурах опухолей молочной железы и в клеточных линиях рака молочной железы, хотя их количество варьировалось от одной линии к другой (Birch M.A. et al., 1995; Guise T.A. et al., 1996; Cataisson C. et al., 2000,). Эндогенный ПТГрП, по-видимому, стимулирует пролиферацию различных клеточных линий карциномы (Martin T.J. et al., 1997). Это может быть связано с опухолеспецифическими реакциями на дисрегуляцию продукции ПТГрП этими раковыми клетками или отражением тканеспецифических эффектов роста пептида. Анализы клеточных линий рака молочной железы человека и иммунологические и in situ гибридизационные исследования опухолей человека показали, что неоплазированные эпителиальные клетки экспрессируют как ПТГрП, так и рецептор PTH1R (Iezzoni J.C. et al., 1998). Исследования с использованием культивируемых клеточных линий рака молочной железы продемонстрировали противоречивые результаты об эффектах на поведение опухолевых клеток (Shen X. et al., 2004; Luparello C. et al., 2008).

Полагают, что пролиферативные эффекты ПТГрП в клетках рака молочной железы опосредованы регуляцией клеточного цикла и апоптоза, и что контроль продукции ПТГрП при раке молочной железы может быть терапевтически полезным (Tovar Sepulveda V.A. et al., 2002). Многие исследования продемонстрировали роль ПТГрП в росте клеток и апоптозе (Falzon M., Du P., 2000; Ye Y. et al., 2001; Okoumassoun L.E. et al., 2007; Luparello C., 2010). ПТГрП может изменять восприимчивость клеток к апоптозу путем изменения соотношения анти- и проапоптотических факторов, включая членов семейства Bcl-2. Было показано, что ПТГрП индуцирует активацию проапоптотических генов Bcl-xS, Bad, Rip1 и активирует экспрессию каспаз -2, -5, -6, -7 и -8 в клетках MDA-MB-231 (Luparello C., 2010). Соотношение белков, регулирующих апоптоз, Bcl-2 к Bax и Bcl-XL к Bax было выше в клетках рака молочной железы, сверхэкспрессирующих ПТГрП, но не в NLS-мутированных сверхэкспрессирующих клетках ПТГрП (Tovar Sepulveda V.A. et al., 2002). Кроме того, митогенные эффекты ПТГрП связывают с интракринным действием, поскольку мутация NLS-области ПТГрП устраняет апоптотический и пролиферативный ответ, а экзогенный ПТГрП не оказывает влияния (Ye Y. et al., 2001). Показано, что интракринный ПТГрП защищает от апоптоза, вызванного голоданием, в клетках рака молочной железы линии MCF-7 (Tovar Sepulveda V.A. et al., 2002). Сверхэкспрессия ПТГрП защищает эпителиальные клетки молочной железы от апоптоза, вызванного активацией чувствительного к кальцию рецептора (Li H. et al., 2015).

Апоптоз-индуцирующий лиганд (Apo2L/TRAIL) является одним из нескольких членов суперсемейства генов TNF, которые индуцируют апоптоз посредством вовлечения рецепторов смерти. Apo2L/TRAIL является новым многообещающим противораковым средством, благодаря его способности избирательно индуцировать апоптоз в раковых клетках, в то же время щадя большинство нормальных клеток. Однако некоторые раковые клетки устойчивы к апоптозу, вызванному Apo2L/TRAIL, что ограничивает его терапевтическую эффективность. Эффекты ПТГрП на сигнальные пути гибели клеток, инициированные Apo2L/TRAIL, были исследованы в клетках рака молочной железы (Cheung V. et al., 2013). Экспрессия ПТГрП в клеточной линии MCF-7, устойчивой к Apo2L/TRAIL, повышает чувствительность этих клеток к апоптозу, вызванному Apo2L/TRAIL. Действия ПТГрП были результатом внутриклеточных эффектов, а не через его внеклеточные действия, поскольку введение экзогенного ПТГрП не оказывало влияния на апоптоз, вызванный Apo2L/TRAIL.
Apo2L/TRAIL-индуцированный апоптоз в экспрессирующих ПТГрП клетках происходил посредством активации каспазы-10, приводящей к активации каспазы-9 и индукции апоптоза через эффекторные каспазы-6 и -7. Один из предложенных механизмов чувствительности Apo2L/TRAIL в раковых клетках зависит от уровня экспрессии рецепторов Apo2L/TRAIL. Результаты исследования показали, что избыточная
экспрессия ПТГрП индуцировала увеличение экспрессии на клеточной поверхности рецепторов смерти TRAIL-R1 и TRAIL-R2, что может частично объяснить чувствительность клеток к экзогенному индуцированному Apo2L/TRAIL апоптозу. Apo2L/TRAIL-индуцированный апоптоз клеток со сверхэкспрессией ПТГрП происходил посредством связывания Apo2L/TRAIL с рецептором TRAIL-R2. Антагонистические антитела против рецепторов смерти продемонстрировали, что Apo2L/TRAIL опосредовал свои апоптотические сигналы посредством активации TRAIL-R2 в экспрессирующих ПТГрП клетках рака молочной железы. Результаты работы (Cheung V. et al., 2013) демонстрируют, что избыточная экспрессия ПТГрП повышает чувствительность клеток рака молочной железы к апоптозу, вызванному Apo2L/TRAIL и, таким образом, клинические последствия этого исследования предполагают, что ПТГрП может быть показательным диагностическим фактором при определении терапевтических стратегий с Apo2L/TRAIL при лечении больных раком молочной железы.

Luparello C. et al., (1995) протестировали влияние различных доменов ПТГрП на пролиферативное поведение клеток линии 8701-BC, происходящей от первичной протоковой инфильтрирующей карциномы молочной железы человека (Minafra S. et al., 1989). Полученные результаты показали, что ПТГрП (67–86) и, что более заметно ПТГрП (107–138) и ПТГрП (1–34), в разной степени проявляли антипролиферативные, но проинвазивные эффекты, которые были отменены при инкубации с антителом против ПТГрП. Кроме того, эксперименты с клональными клеточными линиями, которые были выделены из родительской линии 8701-BC и наделены различными пролиферативными и инвазивными свойствами in vitro продемонстрировали гетерогенность роста и инвазивного ответа различных субпопуляций на введение фрагментов ПТГрП, что свидетельствует о существовании сложных взаимодействий ПТГрП с клетками рака молочной железы в пораженной ткани (Luparello C. et al., 1997). Другие данные, полученные после воздействия на клетки линии 8701-BC домена ПТГрП (67–86) показали эффект модуляции экспрессии генов, связанных со стрессом, в частности, кодирующих белки теплового шока. В свою очередь, такая избыточная экспрессия, как было обнаружено, участвует в модуляции экспрессии урокиназного активатора плазминогена и матриксной металлопротеазы-1 и, следовательно, в приобретении инвазивного фенотипа этой клеточной линией (Luparello C. et al., 2003). Другие данные были получены с использованием в качестве модельной системы клеточной линии MDA-MB231, негативной по отношению к рецептору эстрогена (ER) высокозлокачественной опухоли молочной железы. В работе Luparello C. et al., (2001) было доказано, что введение фрагмента срединного региона ПТГрП (38–94) заметно снижает пролиферацию, инвазивность и рост клеток рака молочной железы in vitro и in vivo, тем самым представляя привлекательную мишень для молекулярного моделирования активных противоопухолевых агентов. Противоположные результаты, то есть стимулирование роста, были обнаружены с использованием ER-позитивной линии клеток MCF-7. В частности Alokail M.S. (2009) исследовал влияние различных N-концевых доменов ПТГрП на клетки, трансфицированные рецептором эпидермального фактора роста (EGFR), и продемонстрировал, что рецептор индуцирует активацию ERK через ерегулин β1 и ПТГрП, а также ERK и PKC индуцируют митогенные эффекты через MAPKs, таким образом, потенциально объясняющие ПТГрП-зависимые пролиферативные эффекты.

В работе, опубликованной в журнале Nature Genetics, Ghoussaini M. et al., (2012) объединили несколько наборов данных, охватывающих 70 000 пациентов и 68 000 контролей, для проведения общегеномных ассоциативных исследований для выявления новых локусов восприимчивости к раку молочной железы. Один из трех новых локусов, которые они идентифицировали, rs10771399, находился в блоке неравновесного сцепления 300 кб, который содержит только один ген ПТГрП. Эти результаты акцентирует внимание на ПТГрП как потенциальном факторе определяющим предрасположенность к раку молочной железы.

Предполагают, что злокачественная трансформация клеток молочной железы может индуцироваться фрагментом ПТГрП, содержащим последовательность ядерной локализации (Falzon M., Du P., 2000; Shen X, Falzon M., 2006; Tovar Sepulveda V.A. et al., 2002). Экспрессия гена ПТГрП, передача сигналов рецептора PTH1R и митогенез, индуцированный ПТГрП, были исследованы на трех линиях клеток эпителия молочной железы человека с большим T-иммобилизованным SV-40 с различной степенью онкогенности (Cataission C. et al., 2000). Клеточные линии S1T3 и S2T2 были созданы путем иммортализации первичных культур нормальных эпителиальных клеток молочной железы человека от двух индивидуумов с SV40-T антигеном. Клетки рака молочной железы линии MDA-MB-231, полученные из плеврального выпота, использовали в качестве положительного контроля экспрессии гена ПТГрП мРНК и белок рецептора PTH1R были обнаружены во всех трех клеточных линиях. Cataisson C. et al., (2000) изучали митогенный эффект PTHrP (1–34) и сигнальные пути, связанные с этим эффектом в этих трех иммортализованных эпителиальных клеточных линиях молочной железы. Онкогенные клетки NS2T2A1 имели самую высокую концентрацию мРНК и белка ПТГрП. ПТГрП (1–34) стимулировал пролиферацию клеток NS2T2A1, действуя через его рецептор PTH1R и путь активации фосфолипазы С. Антагонист рецептора PTH1R (Asn10, Leu11, D Trp12) антитела ПТГрП (7–34) или анти-ПТГрП дозозависимо снижали включение [3H] тимидина в клетки с высокой степенью онкогенности, но не влияли на другие линии. Этот факт, свидетельствующий о том, что антагонист рецептора PTH1R снижает пролиферацию клеток, свидетельствует о том, что передача сигналов ПТГрП, опосредованная путем фосфолипазы С, стимулирует пролиферацию этих высокоонкогенных клеток NS2T2A1. Оценка экспрессии белка и мРНК ПТГрП в линиях эпителиальных клеток молочной железы человека, иммортализованных SV40, показала, что уровни экспрессии белка и мРНК ПТГрП в различных линиях связаны с онкогенностью. Высоко канцерогенные NS2T2A1 и онкогенные S2T2 клетки экспрессировали значительно большее количество белка и мРНК ПТГрП, чем нетуморогенные клетки S1T3 (Cataisson C. et al., 2000). Исследование механизмов, лежащих в основе синтеза ПТГрП в трех линиях больших T-иммортализованных эпителиальных клеток молочной железы человека (S1T3, S2T2 и NS2T2A1) SV-40 с различными онкогенными свойствами, позволило выявить паттерны сплайсинга их мРНК ПТГрП. Ген ПТГрП, как известно, имеет три различных промотора, P1, P2 и P3. Транскрипты, полученные из P2 и P3, были гораздо более многочисленными, чем транскрипты, полученные из P1. И транскрипты, полученные из P3, были более многочисленными в образцах пациентов, у которых впоследствии развились костные метастазы. Количество транскриптов, полученных из P2, значительно выше в образцах от пациентов со смешанным метастазированием (костный и внекостный метастаз), чем в образцах неметастатических опухолей (Bouizar Z. et al., 1999). Концентрация изоформы 1–139 была значительно повышена в первичных опухолях у пациентов с раком молочной железы, у которых впоследствии развились костные метастазы, транскрипты изоформы 1–139, полученные из промоторов P2 и P3, были более многочисленными в опухолях, которые в конечном итоге
метастазировали, и транскрипты P3 были наиболее распространенными в опухолях, которые метастазировали в кости. Уровни ДНК ПТГрП 139 были повышены в опухолях молочной железы пациентов с множеством инвазивных лимфатических узлов (Bouizar Z. et al., 1999). Это говорит о том, что продукция ПТГрП 139 прямо или косвенно связана со способностью злокачественных клеток рака молочной железы распространяться через лимфатическую систему. Таким образом, изоформа ПТГрП 139 является наиболее распространенной при раке молочной железы (Bouizar Z. et al., 1993; 1999), и ее присутствие связано с плохим прогнозом и развитием метастазов в костях. Эта изоформа может быть полезным прогностическим маркером рака молочной железы.

По-видимому, различия в экспрессии гена ПТГрП в опухолях обусловлены измененной транскрипцией (Gillespie M.T. and Martin T.J., 1994). Промотор P3 содержит серию сайтов связывания транскрипционных факторов. Сайты связывания Ets, SMAD и Sp1 и CRE-подобный сайт могут участвовать в контроле экспрессии гена ПТГрП в некоторых линиях раковых клеток (Cataisson C. et al., 2003; Lindemann R.K. et al., 2001; Chilco P. et al., 1998). Кроме того, костные остеокласты могут опосредовать высвобождение TGF- β из костного матрикса, чтобы стимулировать экспрессию гена ПТГрП в клетках рака молочной железы (Yin J.J. et al., 1999; Guise T.A. et al., 2002).

Zheng L. et al., (2013) показали, что экспрессия ПТГрП в клетках рака молочной железы играет важную роль в инцуцированном опухолью ингибировании дифференцировки остеобластов и торможении формирования новой костной ткани.Это позволило предположить, что клетки рака молочной железы могут способствовать собственному роста путем продукции ПТГрП с помощью положительного механизма обратной связи.

Li J. et al., (2011) изучили роль экспрессии ПТГрП в модели рака молочной железы на животных, индуцированного онкогеном полиомавируса со средним Т-антигеном (PyMT), который может индуцировать различные подтипы опухоли, когда широко экспрессируется в эпителиальных клетках молочной железы мыши Авторы использовали вирус опухоли молочной железы мыши (MMTV)/neu трансгенных мышей (трансген MMTV-Cre) для нацеливания на ген ПТГрП в эпителиальных клетках молочной железы и обнаружили, что хотя потеря экспрессии ПТГрП не влияет на частоту возникновения опухоли, она значительно увеличивает латентность опухоли, замедляет рост опухоли и уменьшает метастазы. Сдерживание роста опухоли коррелировало с уменьшением пролиферации и повышенным апоптозом, возможно, из-за изменений в циклине D1, протеинкиназы B1 и 2 и экспрессии В-клеточной лимфомы 2. Снижение метастазов, возможно, было связано со снижением экспрессии CXC-хемокинового рецептора 4 и ингибированием ангиогенеза. Авторы разработали блокирующее антитело к ПТГрП и продемонстрировали, что оно может ингибировать рост первичной опухоли и метастазы в легких на модели ксенотрансплантата. Эти данные свидетельствуют о том, что ПТГрП в существенной мере способствует образованию опухолей при раке молочной железы и способствуют пониманию того, как ПТГрП может изменять восприимчивость к онкопатологии. В аналогичном исследовании (Fleming N.I. et al., 2009) получены противоположные результаты, демонстрирующие, что разрушение гена ПТГрП увеличивало частоту опухолей у мышей MMTV-Neu, что согласуется с клиническим исследованием из Австралии (Henderson M.A. et al., 2006). Полагают, что молекулярный контекст, по-видимому, имеет решающее значение для определения действий ПТГрП. Хотя и MMTV-Neu, и MMTV-PyMT являются моделями рака люминального типа, пути их трансформации существенно различаются, и другие молекулы также оказывают различное влияние на формирование этих двух вариантов опухоли (Lim E. et al., 2010; Prosperi J.R. et al., 2011). Выяснение, почему ПТГрП имеет противоположные эффекты в этих двух моделях, вероятно, даст важные подсказки для понимания молекулярной природы его эффектов при раке молочной железы (Boras-Granic K., Wysolmerski J.J., 2012).

Dittmer A. et al., (2006) изучили влияние эндогенного ПТГрП, на экспрессию генов в клетках рака молочной железы с помощью анализа микрочипов. Более 200 генов показали измененную экспрессию в ответ на специфичную для ПТГрП малую интерферирующую (si) РНК (siПТГрП). Регулятор клеточного цикла CDC2 и гены (CDC25B и Tome-1), которые контролируют активность CDC2, показали повышенную экспрессию в присутствии siПТГрП. Также было обнаружено, что активность CDC2 выше в клетках, обработанных siПТГрП. Исследования с пептидами ПТГрП (1–34) и (67–86), форсколином и специфичной к рецептору PTH1R миРНК показали, что ПТГрП регулирует CDC2 и CDC25B, по крайней мере частично, через PTH1R независимым от цАМФ образом. Другие siПТГрП-чувствительные гены включали интегрин альфа6 (ITGA6), KISS-1 и PAI-1. При объединении миРНК против ITGA6, PAI-1 и KISS-1 может имитировать негативное влияние siПТГрП на миграцию, тогда как siKISS-1 и siПТГрП аналогичным образом снижают пролиферативную активность клеток. Сравнительный анализ экспрессии с 50 первичными карциномами молочной железы показал, что уровень РНК ITGA6 коррелирует с уровнем ПТГрП, и более высокие значения CDC2 и CDC25B обнаруживаются при низкой экспрессии ПТГрП. Эти данные свидетельствуют о том, что ПТГрП оказывает глубокое влияние на экспрессию генов в клетках рака молочной железы и, как следствие, способствует регуляции важных клеточных активностей, таких как миграция и пролиферация.

Zia M.K. et al., (2007) исследовали уровень экспрессии ПТГрП и его рецептора PTH1R при раке молочной железы человека и коррелировали уровень их экспрессии с клиническим исходом. Уровни экспрессии оценивали количественно с помощью Q-PCR и анализировали в зависимости от стадии и степени выраженности опухоли, наличия локального рецидива и отдаленных метастазов и выживаемости после медианного периода наблюдения в 120 месяцев. Тканевое распределение белка ПТГрП и его рецептора в тканях рака молочной железы человека оценивали с использованием иммуногистохимического анализа. Полученные результаты позволили зафиксировать, значительно более высокие уровни транскрипта ПТГрП в онкотрансформированных тканях молочной железы имели по сравнению с нормальными тканями и показали, что повышенные уровни экспрессии мРНК ПТГрП, положительно коррелируют с прогрессированием заболевания, так как уровни были высокими в образцах пациентов с отдаленным метастазированием. Экспрессия ПТГрП также увеличивалась с увеличением степени и статуса TNM. Не обнаружено различий в уровнях PTH1R между нормальными и опухолевыми тканями. Протоковые карциномы имели более высокий уровень транскриптов ПТГрП по сравнению с менее злокачественными формами опухоли. Опухолевые клетки демонстрировали более сильное иммуноокрашивание по сравнению с нормальными эпителиальными клетками молочной железы. Авторы констатировали, что, экспрессия ПТГрП повышена у человека при раке молочной железы, особенно у пациентов с агрессивными опухолями. Избыточная экспрессия ПТГрП вклетках рака молочной железы приводит к более агрессивному фенотипу. У пациентов с умеренным и плохим прогнозом (по показателям Ноттингемского прогностического индекса) был более высокий уровень транскрипта ПТГрП, чем у пациентов с хорошим прогнозом. Вместе это свидетельствует о том, что ПТГрП участвует в прогрессировании заболевания при этом типе рака.

Риск развития агрессивного подтипа опухоли – тройного негативного рака молочной железы при котором отсутствует экспрессия рецептора эстрогена, рецептора прогестерона и рецептора 2 эпидермального фактора роста человека HER2 снижается у длительно лактирующих в процессе грудного кормления женщин (Unar-Munguia M. et al., 2017; John E.M. et al., 2018), что может быть связано с повышенной продукцией ряда биологически активных факторов, включая ПТГрП, в процессе лактации (Wysolmerski, 2010; VanHouten and Wysolmerski, 2013).

В недавнем исследовании с использованием количественной иммуногистохимии провели измерения ПТГрП в эпителии нормальной молочной железы, при первичном раке молочной железы и коррелировали обнаруженные уровни ПТГрП с клиническим исходом (Tran T. et al., 2018). Полученные результаты позволили констатировать, что уровни ПТГрП в ткани злокачественных опухолей были заметно снижены по сравнению с нормальным эпителием молочной железы. Кроме того, низкие уровни ПТГрП, локализованного в ядре раковых клеток коррелировали с неблагоприятным клиническим исходом. Уровни мРНК ПТГрП в опухолях подтвердили эту связь, в том числе после многопараметрической корректировки стандартных клинико-патологических параметров. Уровни ПТГрП в раковых клетках молочной железы сильно коррелировали с факторами транскрипции Stat5a/b, которые являются установленными маркерами благоприятного прогноза и ключевыми медиаторами передачи сигналов пролактина. Пролактин стимулировал транскрипт и белок ПТГрП в клеточных линиях рака молочной железы in vitro и in vivo. Эти эффекты опосредованы Stat5 через промотор гена P2, продуцируя транскрипт AT6, кодирующий изоформу ПТГрП (1–173). Низкие уровни AT6, но не два альтернативных транскрипта, коррелировали с плохим клиническим исходом. Представленные в цитируемом исследовании результаты опровергают распространенное мнение о том, что ПТГрП активируется при первичном раке молочной железы, и выявляет прямую ось пролактин-Stat5-ПТГрП, которая постепенно теряется при более агрессивных опухолях.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074