Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Предисловие

Первые военно-уголовные источники правил применения оружия содержатся в Петровском Уставе воинском 1716 года.[1] К применению военной силы для осуществления полицейской функции Российское государство прибегало всегда. В марте 1811 года официальный статус приобрели специально предназначенные для этих целей подразделения внутренней стражи. В дальнейшем военно-полицейские формировании преобразовывались как по наименованию, так и по содержанию выполняемых ими правоохранительных задач. В настоящее время такая охранительная функция возложена на внутренние войска МВД России.[2]

Вплоть до революционных событий 1917 года уголовно-правовое регулирование исключения ответственности за правомерно примененное оружие неизменно находило свое отражение как в источниках военно-уголовного права, так и в общем головном законодательстве России. В настоящее время ситуация имеет совершенно иной характер.

В Уголовном кодексе 1996 года в качестве основания исключения уголовной ответственности предусматривается шесть обстоятельств, нашедших регламентацию в главе 8 данного нормативного акта. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»[3] и Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 года № 9 «О применении судами законодательства об ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка»,[4] отождествили условия правомерности необходимой обороны с задержанием преступника и применением оружия на основе соответствующих приказов, уставов или инструкций.

Теоретические разработки и судебная практика того периода придерживались концепции об исключении уголовной ответственности при задержании преступника и применении оружия - по правилам необходимой обороны (как при необходимой обороне).[5] Впоследствии такое положение подвергалось критике на предмет недопустимости применения института задержания преступника по аналогии с необходимой обороной.[6] Уголовный кодекс России 1996 года устранил аналогию в отношении задержания лица, совершившего преступление. Однако до нашего времени идентичная проблема продолжает существовать для правил применения оружия.

Внесенные изменения в уже действующее уголовное законодательство[7] прямо соотносят причинение смерти при необходимой обороне с угрозой для жизни обороняющегося, что, в свою очередь, требует теоретического обоснования правомерности причинения смертельных последствий при реализации права на применение оружия как летального средства силового воздействия.

К исследованию обстоятельств, исключающих преступность деяния в связке с правилами применения оружия сотрудниками различных силовых структур обращались Балалаева М.В., Баулин Ю.В., Бикма-шев В.А., Гаухман Л.Д., Дурманов Н.Д., Каплунов A.M., Князьков А.С, Кондрашов Б.П., Корецкий Д.А., Курбанов Г.С, Меркурьев В.В., Милюков С.Ф., Пархоменко С.В., Паше-Озерский Н.Н., Побегайло Э.Ф., Ревин В.П., Сахаров А.Б., Слуцкий И.И., Соловей Ю.П.,
Тишкевич И.С., Уразалин И.М., Черников В.В., Шавгулидзе Т.Г., Щербак С.И., Якубович М.И. и др.

Исследование на монографическом уровне вопроса исключения уголовной ответственности за правомерно примененное оружие в исторической ретроспективе ранее не применялось в отношении военно-полицейской сферы правового регулирования. Такой анализ способствовал формулировке выводов об особенностях уголовно-правовой природы правомерности причинения вреда при применении оружия военнослужащими военно-полицейских формирований России. Впервые правила применения оружия анализируются в сравнении с обстоятельствами, исключающими преступность деяния, и не в рамках (как это происходило ранее), а в соотношении с теми или иными обстоятельствами. Это позволило выявить сходства и различия тех и других условий правомерности причинения вреда, и предложить способ уголовно-правового регулирования исключения уголовной ответственности за правомерно примененное оружие во избежание использования аналогии закона.


[1] ПСЗ 1-е изд., Т.V. № 3006.

[2] Далее для краткости - «внутренние войска», «военнослужащие внутренних войск».

[3] Бюллетень Верховного суда СССР. 1984. № 5. С. 10-11.

[4] Бюллетень Верховного суда СССР. 1989. № 6. С. 9.

[5] См., например: Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. - М.-Л., 1948. С. 16; Дурманов Н.Д. Обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. - М., 1961. С. 24-25; Якубович М.И. Вопросы теории и практики необходимой обороны. М., 1961. С. 166-170; Он же: Учение о необходимой обороне в советском уголовном праве. М., 1967. С. 21-23 и др.

[6] См., например: Келина С. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. № 3, 1999. С. 6; Орешкина Т. Обоснованный риск в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния // Уголовное право. № 1, 1999. С. 17; Сахаров А. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность // Советское государство и право. 1987. № 11. С. 114 и др.

[7] Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ «О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 18 марта 2002 г. № 11 ст. 1021.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074