Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Психология

Татрова А. С.,

Тема занятия №6. Личность и ее структура. Акцентуации характера. Методика Леонгарда, Шмишека, Д.Ж. Олдхэма и Л. Морриса

Место проведения: учебная аудитория

Продолжительность занятия: 2 часа

Цель: Сформировать представление о личности, классификации типов личности; рассмотреть личность врача и больного.

Студент должен знать:

  1. Определение понятия «личность», «индивид», «индивидуальность».
  2. «Я» - концепцию и мотивацию личности.
  3. Понятия «акцентуации характера» и «психопатии».
  4. Личность врача.
  5. Личность больного. Отношение больного к медицинскому персоналу.

Студент должен уметь:

  1. Определять нарушения интеллекта.
  2. Определять темперамент личности.
  3. Выявлять акцентуации характера при помощи методики К. Леонгарда, Х. Шмишека.
  4. Составить «автопортрет» личности, при помощи методики определения типа личности и вероятностных расстройств Д.Ж. Олдхэма и Л. Морриса.

Рекомендуемая литература:

Основная литература:

  1. П.И. Сидоров, А.В. Парняков. Клиническая психология. - М., 2008.
  2. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. - М., 2005.
  3. Л. Хьелл, Д. Зиглер. Теории личности. - Питер, 2005.

Дополнительная литература:

  1. Г.С. Абрамова. Практическая психология. - М., 1997. - 368 с.
  2. С.Л. Соловьева, Е.Б. Одерышева, А.А. Великанов. Медицинская психология. Уч.- мет. пособие. - СПб.: СПбГМА, 2009. - 164 с.

Исходный контроль уровня знаний:

  1. Как вы можете охарактеризовать понятие «личность»?
  2. Какие на ваш взгляд составляющие формируют личность?
  3. Как вы считаете, в чем различие понятий личность и индивидуальность?
  4. Как формируется характер личности?
  5. Как влияет тип темперамента на формирование характера?
  6. Что такое акцентуации характера?

Основные вопросы темы:

  1. Теории личности в работах отечественных и зарубежных авторов.
  2. Личность специалиста в медицинской области (врач, медицинская сестра, администраторы и персонал структурных подразделений ЛПУ)
  3. Личность врача.

Итоговый контроль уровня знаний:

  1. Дайте определение понятий индивида, личности и индивидуальности.
  2. Перечислите отечественных авторов рассматривающих вопросы структуры личности?
  3. Перечислите зарубежных авторов рассматривающих вопросы структуры личности?
  4. Дайте определение потребности, мотива и цели. Как они соотносятся между собой?
  5. Склонности являются предпосылкой развития способностей. Всегда ли склонности совпадают с наличием соответствующих способностей?
  6. Дайте определение направленности личности как личностной поструктуры.
  7. Дайте определение «Я»- концепции. Как соотносятся «Я»- концепция с самооценкой? Каковы главные функции «Я»?
  8. Какие классы потребностей описываются в «пирамиде потребностей» А. Маслоу? Как соотносятся здесь первичные и вторичные потребности?
  9. Какие основные разновидности стойкого ослабления интеллекта выделяют? При каких заболеваниях они чаще встречаются?
  10. Дайте определение темпераменту. Что собой представляет тип темперамента?
  11. Как взаимодействуют темперамент, деятельность и общение? Каково соотношение темперамента и личности?
  12. Дайте определение характера. Как взаимодействуют характер и темперамент?
  13. Каково соотношение личности и характера? Что входит в структуру характера? Что собой представляет гармоничный характер?
  14. Какие существуют типологии характеров?
  15. Что собой представляют акцентуальные теории характера? Какие личностно-характерологические типологии предложены в их рамках?
  16. В чем различия между акцентуациями и психопатиями?

Содержательная часть

1. Личность, определение понятия

Проблемой личности занимается целый ряд наук: философские, общественно-исторические, юридические, педагогические, а также психология и патопсихология. Однако до настоящего времени в учении о личности нет единства, поэтому существуют немалые сложности в используемом понятийном аппарате. Человек, являясь организмом и личностью, представляет собой сложнейший интегративный результат биологического развития материи и процесса общественного развития. Чтобы научно описать человека, в психологии используется ряд понятий, которые представляют человека с разных сторон. Кроме самого понятия «личность», сюда относятся понятия «индивид» и «индивидуальность».

Индивид (от лат. individuum - неделимое) - это психосоматическая организация личности, делающая его представителем человеческого рода. Индивидом мы называем человека, когда говорим о нем как о биологическом существе вида «человек разумный». Индивид - отдельный человек, особь, принадлежащая к человеческому роду. Поэтому мы можем назвать индивидом любого человека - новорожденного, ребенка, взрослого или старца.

Человек появляется на свет исключительно как индивид. Социальные условия (воспитание, обучение и др.), конечно, способствуют развитию в индивиде как общечеловеческих свойств и способностей, так и индивидуальных качеств, т.е. индивид не воспроизводится стереотипно по некоторому образцу. Его врожденные, индивидуально-генетические особенности и приобретаемые под влиянием условий воспитания и других внешних воздействий индивидуальные качества делают индивида отличным от других людей, однако наиболее общей характеристикой индивида является целостность его психофизиологической организации, что определяет устойчивость во взаимодействии с окружающим миром и активность.

Личность - это особое системное социальное качество индивида, которое он приобретает в процессе возрастного развития при взаимодействии со своим социальным окружением. Младенец как индивид имеет лишь врожденные задатки для становления его как личности. Эти природные предпосылки развиваются только в том случае, если индивид «втянут» в общение и совместную деятельность с другими людьми. Опыт изучения детей, воспитанных животными, свидетельствует об исключительной сложности осуществления этой задачи. В личности прежде всего мы обнаруживаем социальные качества человека. Развитие человека в обществе и формирует его как личность.

Таким образом, понятия «индивид» и «личность» не тождественны. Индивид - это та реальность, которая заключена в границах тела человека, в то время как личность - образование, не только выходящее за пределы этого тела, но и формирующееся во внешнем пространстве социальных отношений.

Индивидуальность - это понятие отражает только те особенности психики и личности индивида, которые присущи только данному человеку. Тем самым эти особенности отличают одного человека от другого. Сюда относятся как индивидуально-неповторимые психобиологические особенности организма индивида, так и те, которые следует отнести к уникальным свойствам личности. Индивидуальность складывается из особенностей различных черт личности, причем роль социальных и биологических вкладов в них далеко не одинакова. Имеются личностные качества, в развитии которых роль биологических, врожденных влияний очень велика (например, темперамент), но имеются качества (например, мышление, память или воображение), в развитии которых существенную роль уже играют особенности обучения. Еще более возрастает роль обучения в развитии таких качеств личности, как знания, навыки, умения. Особую группу составляют качества направленности личности (например, интересы, идеалы, убеждения, мировоззрение), в формировании которых роль биологического ничтожна, но исключительно велика роль социального опыта, особенностей воспитания.

2. Современные теории личности в отечественной психологии

В отечественной психологии также существует ряд попыток представить структуру личности (Ковалев А.Г., Платонов К.К., Мясищев В.Н., Рубинштейн С.Л. и др.). В частности, А.Г. Ковалев (1963) духовный облик личности рассматривает как синтез сложных структур: темперамента - как комплекса природных свойств; направленнос-ти - как совокупности потребностей, интересов и идеалов; способностей - как системы интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств. В процессе деятельности личности психические свойства определенным образом связываются в соответствии с требованиями деятельности.

С Л. Рубинштейн (1946), исходя из историко-материалистических позиций, также обобщает проблематику структуры личности в трех сходных планах.

1. Подструктура направленности личности (ответ на вопрос: «Что человек хочет?»): установка, интересы, потребности, мировоззрение, идеалы, убеждения, интересы, склонности, самооценка и др.

2. Задатки и способности (ответ на вопрос: «Что человек может?»): интеллект (мыслительные способности), частные способности (музыкальный слух, хороший глазомер, любой другой талант), природно-индивидуальные проявления уровня развития психических процессов (ощущения и восприятия, память, мышление и воображение, чувства и воля).

3. Темперамент и характер (ответ на вопрос: «Что человек из себя представляет?»): темперамент и характер.

К.К. Платонов (1986) на основе критерия соотношения социального и биологического в качествах личности выдвигает четыре группы, составляющие основные стороны (подструктуры) личности:

1-я - направленность и моральные качества личности. Элементы этой подструктуры, за исключением влечений и склонностей, не имеют непосредственных врожденных задатков, а отражают индивидуально преломленное общественное сознание: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, убеждения, мировоззрение);

2-я - опыт. Подготовленность, индивидуальная культура личности: знания, навыки, умения и привычки, приобретаемые в личном опыте путем обучения, но уже с заметным влиянием и биологических и даже генетически обусловленных свойств личности;

3-я - индивидуальные особенности психических процессов, или психических функций, понимаемых как формы психического отражения (ощущения и восприятия, память, мышление и воображение, чувства, воля);

4-я - биопсихические свойства личности. Активность этой подструктуры определяется больше основными физиологическими свойствами нервной системы: темперамент, половые и возрастные особенности личности, включая ее патологические, т.н. органические изменения.

Особенностями этих четырех подструктур, однако, не исчерпываются индивидуальные свойства личности, поскольку на эти подструктуры накладываются еще две общие подструктуры: характер и способности. Являясь подструктурами наложенными, выделяющимися из общей структуры личности, характер и способности представляют собой не самостоятельные подструктуры, а общие качества личности, включающие особенности каждой из четырех основных иерархических подструктур.

Несколько иначе трактует понятие структуры личности В.Н. Мясищев (1960). Он рассматривает структуру личности только в качестве одной из ее сторон, наряду с направленностью, уровнем развития и динамикой. По мнению В.Н. Мясищева, психические образования и их функции должны быть непрерывно связаны с содержанием психической деятельности. Именно особенности содержания определяют функциональную структуру психики и личности. Доминирование их в сознании и поведении зависит от отношения человека, положительной или отрицательной значимости их содержания для него. Психические отношения человека - это его сознательные избирательные связи с различными сторонами действительности. Отношения человека различны соответственно сторонам действительности, процессам деятельности. Побудители поведения - это те же отношения человека к разным сторонам действительности, в которую он включен, и проявляющиеся в форме потребностей, интересов и склонностей. Исполнительский компонент - его способности, т.е. те свойства личности, которые являются условиями выполнения ею разных видов деятельности.

Структурно-характерологические особенности личности схематично можно изобразить следующим образом:

А) Структура личности.

1. Отношения и их уровень развития: а) высокий (идейный - убеждения, сознание долга, общественно-коллективистские мотивы); б) средний (преобладание конкретно-личных отношений - личные симпатии и антипатии, непосредственный утилитарный интерес или расчет); в) низкий (примитивно-витальный - влечения).

2. Интеллект и способности и степень их развития: а) уровень развития - высокий, средний, низкий; б) дифференцированность отдельных компонентов: запаса знаний (высокий, средний, бедный), развития умений, характеристики работоспособности и воли (мера стремления к реализации потребности), а также особенностей других психических процессов (памяти, внимания, мышления).

3. Темперамент (динамика психических реакций и особенности эмоциональности человека): а) типы по Гиппократу - Павлову: холерический (безудержный), сангвинический (сильный, подвижный), флегматический (сильный, инертный), меланхолический (слабый); б) человеческие типы по Добролюбову - Павлову: художественный, мыслительный, средний.

4. Характер (личность в ее своеобразии, личность индивидуума и привычные способы поведения): а) тип характера - сильный, слабый, недифференцированный; б) структура характера - цельный (гармонический), противоречивый (дисгармонический); в) направленность основных тенденций - экспансивный, импрессивный, уравновешенно-рассудочный, неуравновешенно-безрассудочный.

Б) Содержание личности.

1. Содержание основных отношений личности: социальных, общественных, производственных, бытовых, семейных, личных, интимных;

2. Характеристика мировоззрения личности: взгляды и оценки (широкие - объективные, узкие - субъективно-личные); уровень интересов (идейные, коллективистские, семейные, личностно-индивидуалистические, эгоистические, витально-примитивные); нравственно-эстетический уровень (гуманистический, индивидуалистический, аморальный); идеологический уровень.

Таким образом, представленная система отношений, составляющих личность, выступает как определенная структура, в которой образующие ее отношения постоянно оказываются субординированными таким образом, что ведущими среди них и подчиняющими себе все другие оказываются отношения, в которых находят выражение основные потребности и интересы личности. Указанные «ядерные» отношения накладывают свой отпечаток на все другие отношения личности - характер их проявления, устойчивость, действенность и др. Единство в структуре личности, с одной стороны, идеального и материального, с другой - общественного и индивидуального, возникает в процессе ее исторического развития. Формирование человека в социальной среде определяет способы его действия, реакций и переживаний, соответствующие этой среде. Социальное извне, из условий, воздействий, требований, образцов, знаний и впечатлений переходит во внутренние свойства: потребности, привычки, требования личности к себе и к окружающим.

А.Н. Леонтьев - Деятельный подход

В теории деятельности Алексея Николаевича Леонтьева (1903-1979), развившего идеи Льва Семеновича Выгодского (1896-1934) и Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960), личность рассматривается как продукт социально-общественного развития; в качестве же реального базиса ее выступает совокупность общественных от­ношений человека, реализуемых его деятельностью.

В деятельности происходит переход объекта в его субъективную форму, в образ; вместе с тем в деятельности совершается также пе­реход деятельности в ее объективные результаты, в ее продукты. То есть деятельность выступает как процесс, в котором осуществляются взаимопереходы между полюсами «субъект-объект». Через деятельность человек воздействует на природу, вещи, других людей. При этом по отношению к вещам он выступает как субъект, а по отношению к другим людям - как личность.

Внутренняя, психическая деятельность человека произошла из внешней практической деятельности путем процесса интериоризации. Внешняя и внутренняя деятельности имеют тесное взаимо­действие, существует и обратный процесс порождения внешней деятельности на основе составления ее во внутреннем плане - это процесс экстериоризации. Сами эти переходы возможны только потому, что внешняя и внутренняя деятельности имеют одинаковое строение.

Деятельность - это не реакция и не совокупность реакций, а система, которая имеет строение, свои внутренние переходы и пре­вращения, свое развитие. Деятельность - это специфически человеческая, регулируемая сознанием активность, порождаемая потребностями и направленная на познание и преобразование внешнего мира и самого человека.

Понятно, что деятельность человека вытекает из его потребнос­тей и вне деятельности реализация любой потребности невозможна. При этом ядром личности, ее стержнем выступают мотивы и цели деятельности. Мотивом называется предмет потребности или, дру­гими словами, мотив - это опредмеченная потребность. Мотивы, побуждая и направляя деятельность, порождают действия, т.е. приво­дят к образованию осознанных целей.

Наряду с классом осознанных мотивов существуют мотивы, ко­торые актуально могут не осознаваться. Однако они также представ­лены в сознании, но в особой фор-ме - это личностные смыслы и эмоции. Личностный смысл определяется как переживание повы­шенной субъективной значимости предмета или явления, оказав­шихся в поле действия ведущего мотива. Это понятие исторически связано с представлениями Л.C. Выгодского о динамических смысловых системах индивидуального сознания личности, выражающих един­ство аффективных и интеллектуальных процессов. По своей функ­ции личностный смысл делает доступным сознанию субъективное значение тех или иных обстоятельств или действий, но это «инфор­мирование» чаще осуществляется в эмоционально-чувственной форме. Тогда перед субъектом стоит задача рефлексии - задача на поиск смысла. А иногда субъект бессознательно ставит другую за­дачу - на сокрытие смысла, и прежде всего от самого себя. Это сокрытие и лежит за защитными механизма­ми, поэтому для их объяснения нет нужды привлекать понятия конф­ликта между инстанциями Я или врожденными влечениями. Прояв­ления личности, которые обнаруживаются в проективных тестах, также могут быть поняты в терминах личностных смыслов и соответ­ствующей деятельности человека по поиску либо сокрытию этих смыслов. Аналогично эмоции возникают лишь по поводу таких со­бытий или результатов действий, которые связаны с мотивами. Если человека что-то волнует, значит это «что-то» каким-то образом зат­рагивает его мотив. Эмоции ревалентны деятельности, а не реализу­ющим ее действиям и операциям. Поэтому одни и те же операции, осуществляющие разные деятельности, могут приобретать противо­положную эмоциональную окраску.

Полимотивация человеческой деятельности - типичное явле­ние. Одни мотивы, побуждая к деятельности, придают ей личност­ный смысл (смыслообразующие мотивы), другие (мотивы-стиму­лы), сосуществующие с первыми, играют роль побудительных факторов (положительных или отрицательных). Распределение фун­кций смыслообразования и побуждения между мотивами одной де­ятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности, отношения иерархии мотивов.

Следует отметить, что в ходе самой деятельности могут образо­вываться новые мотивы. В теории деятельности изучается механизм образования мотивов, который получил название механизма сдвига мотива на цель (механизм превращения цели в мотив). Суть этого механизма состоит в том, что цель, ранее побуждаемая к ее осуще­ствлению каким-то мотивом, со временем приобретает самостоя­тельную побудительную силу, т.е. становится мотивом. Важно под­черкнуть, что это происходит только при накоплении положительных эмоций, связанных с достижением этой цели. Только тогда новый мотив входит в систему мотивов на правах одного из них.

Деятельность имеет сложное иерархическое строение и состоит из нескольких «слоев» или уровней: уровень особенных деятельностей (или особых видов деятельности), уровень действий (процесс, направленный на достижение осознаваемого результата), уровень операций (способы, приемы действия, техническая сторона дей­ствий) и уровень психофизиологических функций (физиологическое обеспечение психических процессов).

Структура личности по Б.Г.Ананьеву

Многообразие связей личности с обществом в целом, с различными социальными группами и институциями определяет интраиндивидуальную структуру личности, организацию личностных свойств и ее внутренний мир. Ограничение социальных связей личности нарушают нормальный ход человеческой жизни и могут быть одной из причин возникновения неврозов и психоневрозов.

Структура лично­сти, оказывает влияние на состояние личности, динамику ее поведения, процессы деятельности и все виды общения. Структура личности является продуктом развития человека. Из множества социальных ролей, установок, цен­ностных ориентации лишь некоторые входят в структуру личности. Вместе с тем в эту структуру могут войти свойства индивида, многократно опосредствованные социальными свой­ствами личности, но сами относящиеся к биофизиологиче­ским характеристикам организма (например, подвижность или инертность нервной системы, тип метаболизма и т.д.). Структура личности включает структуру ин­дивида в виде наиболее общих и актуальных для жизнедея­тельности и поведения комплексов органических свойств. Эту связь нельзя, конечно, понимать упрощенно как прямую корреляционную зависимость структуры личности от сомати­ческой конституции, типа нервной системы и т.д.

В теории личности часто недооценивалось значение интеллекта в структуре личности. В теории интеллекта слабо учи­тываются социальные и психологические характеристики лич­ности, опосредствующие ее интеллектуальные функции. Это взаимообособление личности и интеллекта представляется нам противоречащим реальному развитию человека, при ко­тором социальные функции, общественное поведение и моти­вации всегда связаны с процессом отражения человеком окру­жающего мира, особенно с познанием общества, других людей и самого себя. Поэтому интеллектуальный фактор и оказыва­ется столь важным для структуры личности...

Все четыре основные стороны личности (биологически обусловленные особенности, особенности отдельных психи­ческих процессов, уровень подготовленности или опыт лич­ности, социально обусловленные качества личности) тесно взаимодействуют друг с другом. Доминирующее влияние, од­нако, всегда остается за социальной стороной личности - ее мировоззрением и направленностью, потребностями и инте­ресами, идеалами и стремлениями, моральными и эстетически­ми качествами.

Статус и социальные функции-роли, мотивация поведения и ценностные ориентации, структура и динамика отношений - все это характеристики личности, определяющие ее мировоззрение, жизненную направленность, общественное по­печение, основные тенденции развития. Совокупность таких свойств и составляет характер как систему свойств личности.

На любом уровне и при любой сложности поведения лич­ности существует взаимозависимость между: а) информаци­ей о людях и межличностных отношениях; б) коммуникаци­ей и саморегуляцией поступков человека в процессе общения; в) преобразованиями внутреннего мира самой личности. По­ведение человека выступает не только как сложный комплекс видов его социальных деятельностей, с помощью которых опредмечивается окружающая его природа, но и как общение, практическое взаимодействие с людьми в различных соци­альных структурах.

Нам представляется по­нимание личности как субъекта поведения, посредством кото­рого реализуется потребность в определенных объектах и опре­деленных ситуациях. Организация поведения включает интеллект и волю в структуру личности, соединяя их с потребностями, интере­сами, всей мотивацией поведения личности.

В реальном процессе поведения взаимодействуют все «бло­ки» коррелируемых функций (от сенсомоторных и вербально-логических до нейрогуморальных и метаболических). При любом типе корреляции в той или иной степени изменяется человек в целом как личность и как индивид (организм). Од­нако сохранению целостности организма и личности способ­ствуют только те коррелятивные связи, которые соответству­ют объективным условиям существования человека в данной социальной и природной среде.

Однако структура личности строится не по одному, а по двум принципам одновременно: 1) субординацион­ному, или иерархическому, при котором более сложные и бо­лее общие социальные свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные социальные и психофизиологические свойства; 2) координационному, при котором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допускающих ряд сте­пеней свободы для коррелируемых свойств, т.е. относитель­ную автономию каждого из них. Рассмотренные выше явле­ния интеллектуального напряжения развиваются именно по координационному тину, подобно системе ценностных ориен­тации, социальных установок, форм поведения, представлен­ной в структуре личности сложным комплексом свойств

А.А. Бодалев

Общение следует рассматривать в качестве специфической фор­мы деятельности человека и одного из главных регуляторов его социального поведения. Общение оказывает решающее влияние на фор­мирование личности, ее содержательных и формальных характерис­тик, психических процессов, свойств и состояний. А.А. Бодалевым особо подчеркивается недостаточность традиционного подхо­да к исследованию роли в формировании личности лишь одной предметно-практической деятельности.

Обязательным компонентом общения является гностический компонент - познание людьми друг друга в совместной жизни и деятельности. Способность к общению складывается из умения разбираться в людях и верно оценивать их психологию, адекватно эмоционально откликаться на состояние и поведение окружаю­щих, умения выбора способа обращения с окружающими, адек­ватного с точки зрения как общественной морали, так и индивиду­альных особенностей человека. Качество этих характеристик социальной перцепции повышается с накоплением и обобщением опыта общения.

Различают следующие уровни общения: дефиниция - обще­ние, не сопровождающееся эмоциональной реакцией; идентифи­кация - принятие на себя роли другого, отождествление с ним; эмпатия - сопереживание.

3. Теории личности в трудах зарубежных ученных

З. Фрейд. Структура личности

Существуют теории личности, которые известны не только пси­хологам, но и популярны в широких слоях населения. Одной из таких концепций является психодинамическая теория лич­ности З.Фрейда. По мнению Фрейда, личность образуется тре­мя структурными компонентами: ид (оно), эго (я) и суперэго (сверх я).

Ид

Сфера ид - это инстинктивное ядро личности. Мощные инстинк­ты, находящиеся в сфере ид, требуют своей реализации и опре­деляют (прямо или косвенно) поведение личности. В целом функционирование сферы ид подчиняется принципу удоволь­ствия. В психодинамической теории Фрейда выделяются два основных инстинкта - сексуальный инстинкт, трактуемый еще как инстинкт жизни (либидо, эрос), и деструктивный, разруши­тельный инстинкт, трактуемый как инстинкт смерти (мортидо, танатос). Такая форма поведения человека как агрессия рас­сматривается в данной концепции в качестве проявления де­структивного инстинкта личности.

Эго

Сфера эго - это рациональная часть личности, то есть сфера сознания. Эго находится в постоянном взаимодействии со сфе­рой ид, пытаясь предотвратить опасные, дезадаптивных прояв­ления двух базовых инстинктов. Рациональная сфера эго долж­на разрабатывать для личности такие программы действий, которые, с одной стороны, удовлетворяли бы требованиям ид, а с другой стороны, учитывали бы требования и ограничения социального мира и собственного сознания человека. Функци­онирование сферы эго определяется принципом реальности.

Суперэго

Сфера суперэго - это сфера морального я личности, включаю­щая в себя систему норм, ценностей, этических представлений, согласующихся с требованиями социума. Эта сфера формиру­ется в процессе социализации и является, по Фрейду, последним (во временном смысле) компонентом развивающейся личнос­ти. Сфера суперэго, хотя и не является инстинктивной, так же как и ид находится в противоречии с рациональным эго. Мож­но сказать, что суперэго пытается убедить эго в приоритете иде­алистических целей над реалистическими.

Теория типов Г. Айзенка

Широкое распространение получила в психологии концепция личности Г. Айзенка. В этой теории выделяются два измерения личности: интроверсия - экстраверсия и нейротизм - стабильность. Указанные два измерения (или факто­ра) являются независимыми друг от друга. Каждый из полю­сов этих измерений личности представляет собой некую супер - черту, так как, по мнению Айзенка, в основе каждой из них лежит совокупность нескольких составных черт. Кроме того, каждая суперчерта (например, интроверсия) - это не дискретный ко­личественный показатель, а континуум определенной протяженности. Поэтому в теории Айзенка относительно суперчерт при­меняется термин «тип».

Экстравертированный тип характеризуется обращеннос­тью личности на окружающий мир. Таким людям свойствен­ны: импульсивность, инициативность, гибкость поведения, об­щительность, постоянное стремление к контактам, тяга к но­вым впечатлениям, раскованные формы поведения, высокая двигательная и речевая активность. Они легко откликаются на различные предложения, «зажигаются», берутся за их выпол­нение, но так же легко могут и бросать начатое, берясь за новое дело.

Интровертированный тип характеризует направленность личности на себя, на явления собственного мира. Для таких лю­дей характерна низкая общительность, замкнутость, склонность к самоанализу, рефлексии. Прежде чем взяться за что-либо, ана­лизируют условия, ситуацию, задачу; склонны к планированию своих действий. Внешнее проявление эмоций находится под контролем, но это не свидетельствует о низкой эмоциональной чувствительности, скорее справедливо обратное. В зависимости от сочетания параметров интроверсия - экс­траверсия и нейротизм - стабильность всех людей можно раз­делить на четыре группы.

  Значительно позже того, как Айзенк описал экстраверсию и интроверсию, он ввел в свою теорию еще одно измерение - психотизма. Таким образом, в настоящее время в теории Айзенка выделяются не два, а три ортогональных (независимых) из­мерения личности. Люди с высокой степенью выраженности такой суперчерты, как психотизм являются эгоцентричными, импульсивными, равнодушны к другим, склонны к асоциаль­ному поведению, трудно контактируют с людьми и не находят у них понимания, отличаются конфликтностью и неадекватно­стью эмоциональных реакций.

Индивидуальная теория личности А. Адлера

Индивидуальная психология Альфреда Адлера имеет несколько ключевых принципов и исходя из них описывает человека. Эти основные принципы:

1) человек является единым, самосогласующимся и целостным;

2) человеческая жизнь - это динамическое стремление к превосходству;

3) индивидуум - есть творческая и самоопределяющаяся сущность;

4) социальная принадлежность индивидуума.

Согласно Адлеру, люди стараются компенсировать чувство собственной неполноценности, которое они испытывали в детстве, и переживая неполноценность, в течение жизни борются за превосходство. Каждый человек вырабатывает свой уникальный стиль жизни, в рамках которого стремится к достижению фиктивных целей, ориентированных на превосходство или совершенство. (С этим связано понятие «фикционный финализм» - идея о том, что поведение человека подчинено им самим намеченным целям в отношении будущего). Согласно Адлеру, стиль жизни особенно ясно проявляется в установках личности и её поведении, направленном на решение трёх основных жизненных задач: работа, дружба и любовь. Основываясь на оценке степени выраженности социального интереса и степени активности по отношению к этим трём задачам, Адлер различал 3 типа установки, сопутствующих стилю жизни: управляющий (самоуверенность, напористость, незначительный социальный интерес, установка превосходства над внешним миром) берущий (паразитизм в отношении внешнего мира, отсутствие социального интереса, низкая степень активности), избегающий (отсутствие активности и социального интереса, опасение нуда, бегство от решения жизненных задач) и социально-полезный (сочетание высокой степени социального интереса с высокой активностью, забота о других и заинтересованность в общении, осознание важности сотрудничества, личного мужества и готовности вносить вклад в благоденствие других).

Адлер полагал, что стиль жизни создаётся благодаря творческой силе индивидуума, однако определённое влияние на него оказывается порядком рождения (первенец, единственный ребёнок, средний или последний ребёнок).

Также в индивидуальной психологии упор делается на так называемый социальный интерес - а именно внутреннюю тенденцию человека к участию в создании идеального общества.

Центральным понятием всей теории Альфреда Адлера является творческое «Я». В этом понятии воплощается активный принцип человеческой жизни; то, что придаёт ей значимость; то, под чьим влиянием формируется стиль жизни. Эта творческая сила отвечает за цель жизни человека и способствует развитию социального интереса.

Типологические модели социальных характеров Эриха Фромма

Эрих Фромм продолжил постфрейдистскую тенденцию в психологии личности, акцентируя внимание на влияние на личность социально-культурных факторов. Фромм утверждал, что определённой частью людей движет желание бегства от свободы, осуществляющееся посредством механизмов авторитаризма, деструктивности и конформизма. Здоровый путь освобождения по Фромму - в обретении позитивной свободы благодаря спонтанной активности.

Фромм описал пять экзистенциальных потребностей, присущих человеку: в установлении связей; в преодолении; в корнях; в идентичности; в системе взглядов и преданности. Фромм полагал, что основные ориентации характера являются следствием способа удовлетворения экзистенциальных потребностей. Непродуктивные типы характера: рецептивный (сентиментальный, зависимый и пассивный, считающий, что надо быть любимым, а не любить), эксплуатирующий (человек, который добивается от других желаемого силой и обманом), накапливающий (скупой, упрямый и ориентированный на прошлое) и рыночный (человек, определяющий себя как товар, который можно выгодно продать/обменять; предельно отчуждённый от других). Продуктивный характер только один; согласно Фромму, он представляет собой цель развития человечества, и в его основе лежат разум, любовь и труд. Этот тип независимый, честный, спокойный, любящий, творческий и совершающий социально-полезные поступки.

Типологические модели индивидуальных характеров Г. Юнга.

Аналитическая психология - одна из школ глубинной психологии, базирующаяся на понятиях и открытиях человеческой психики, сделанных швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом. Он утверждал, что душа состоит из трёх отдельных взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного. Эго является центром сферы сознания и включает в себя все мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность. Эго служит основой нашего самосознания. Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, когда-то осознававшиеся, но теперь подавленные и забытые. Юнг ввёл понятие комплекса, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и переживаний, вынесенных индивидуумом из личного или наследственного бессознательного опыта. Комплексы могут возникать вокруг самых обычных тем и оказывать сильное влияние на поведение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного уникален и доступен для осознания. Наконец, более глубокий слой в структуре личности - коллективное бессознательное, представляющее собой хранилище латентных следов памяти человечества. В нём отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ.

Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов - архетипов. Архетипы - врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определённым образом; иначе говоря, это универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-то объект или событие. Среди архетипов, описанных Юнгом, есть мать, ребёнок, герой, мудрец, Солнце, плут, Бог, смерть и т.д. Наиболее важные архетипы - персона (наше публичное лицо), тень (подавленная, тёмная сторона личности), анимус/анима (внутренний образ женщины в мужчине и наоборот, внутренний образ мжчины в женщине), самость (сердцевина личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы).

Юнг описал две основные эго-направленности: экстраверсия и интроверсия.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, или либидо, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и

Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения. В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа, четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению, в действительности это недостижимо, хотя и остается желанной целью, определяя таким образом одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем чтобы достичь психической целостности.

Акцентуаций характера и психопатий К. Леонгарда

Типологические модели акцентуаций характера и психопатий К. Леонгарда включает в себя 10 типов акцентуированных личностей. Они разделены на 2 группы: акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый) и акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно-боязливый, циклотимический, аффективный).

Леонгард считает, что люди отличаются не только акцентуированными чертами, но и особенностями, индивидуальными чертами. Черты, определяющие индивидуальность, относятся к разным психическим сферам:

1) к сфере направленности интересов и склонностей;

2) к сфере чувств и воли;

3) к сфере ассоциативно-интеллектуальной.

Не всегда легко, считает Леонгард, провести разницу между акцентуированными чертами и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. При знании отдельных черт, можно проследить и их сочетаемость. Леонгард отмечает, что сочетание акцентуированных черт отличается явственными особенностями обычно в области характера.

Теория идентичности Эрика Эриксона

Эриксон разработал теорию личностного развития на протяжении всей жизни человека-от рождения до старости. Он полагает, что наряду с выделенными Фрейдом фазами психосексуального развития, в ходе которого меняется направлен­ность влечения от аутоэротизма к внешнему объекту, существуют и психологические стадии развития «Я», в ходе которых индивид уста­навливает основные жизненные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Эриксон выделил ставшие широко извест­ными восемь стадий развития личности. На каждой из них существу­ют свои определенные параметры, которые могут принимать поло­жительные или отрицательные значения. Механизмом смены стадий является конфликт, кризис идентичности личности.

Понятие «психосоциальная идентичность» у Эриксона выс­тупает в качестве центрального интегративного начала личности. Групповая, социальная идентичность начинает формироваться очень рано - ребенок с первых дней жизни ориентирован на вклю­чение в определенную социальную группу и постепенно начинает воспринимать и понимать мир так, как и большинство его окруже­ния. Но постепенно у него формируется и индивидуальная иден­тичность - чувство устойчивости и непрерывности своего «Я», несмотря на то, что в нем идут и многие процессы непрерывного изменения и развития. Таким образом, индивидуальная идентич­ность означает сознание тождественности самому себе, непрерывности во времени собственной личности и связанное с этим ощу­щение, что другие также признают это. Если идентичность - со­стояние, то идентификация - процесс его формирования. Иден­тификация всегда связана с другими людьми, которые в течение определенного времени могут служить «образцами».

В индивидуальной идентичности можно различить личност­ную идентичность и Я-идентичность. Последняя («эго-идентичность») означает более узкую, глубинную область, ответственную за постоянство личности. Значение этого конструкта яснее всего проявляется в психопатологии, когда Я-идентичность утрачивает­ся, меняется, «расщепляется» или человек вынужден бороться за ее сохранение.

Идентификационное поведение и идентичность развиваются не­прерывно в течение всей жизни, начиная с раннего детства. При этом важнейшее влияние оказывают родители и другие референтные лич­ности. Согласно Эриксону, каждый человек в ходе развития своей идентичности переживает несколько критических фаз. Критическая фаза - не патологическое состояние, а своеобразное состояние не­стабильности с мобилизацией созидательных сил. Человек задает себе вопросы: «Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?» Каждая стадия характеризуется задачами этого возра­ста, а задачи выдвигаются обществом. Решение всех этих вопросов определяется уровнем развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

Стремление к собственной идентичности и к ее сохранению Эриксон выводит из психоаналитических посылок, стадии личност­ного развития у него соответствуют в общих чертах фазам психосек­суального развития.

Раннее младенчество (до 1 года): главную роль в жизни играет мать (кормит, ухаживает, ласкает), в результате у ребенка форми­руется «базовое доверие к миру». Динамика развития доверия зависит от матери. Если мать тревожна и невротична или ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в детском доме), то формируется базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Эмоциональная депривация приводит и к резкому замедлению психического развития.

Позднее младенчество (1-3 года) связано с формированием ав­тономии и независимости, ребенок начинает ходить, контролировать сфинктеры, приучается к опрятности. Социальное неодобрение от­крывает глаза ребенка внутрь, он чувствует возможность наказания, формируется стыд. В конце стадии должно быть равновесие автоно­мии и стыда.

Раннее детство (3-6 лет): возникает убеждение у ребенка, что он уже личность. В игре формируется инициативность и предпри­имчивость. Если родители сильно подавляют ребенка, то это замед­ляет формирование инициативности, способствует закреплению пассивности, неуверенности, чувства вины.

Среднее детство (6-12 лет): возможности развития в рамках семьи исчерпаны, ребенок овладевает знаниями и новыми навыка­ми в школе. Он спокоен и верит в свои силы, но школьные неудачи приводят к появлению или закреплению чувства своей неполноцен­ности, отчаяния, потери интереса к учебе. Если родители лишь руга­ют и наказывают за плохую учебу, чувство неполноценности может закрепиться на всю жизнь.

Отрочество и юность (12-20 лет): формируется окончательно «эго-идентич­ность». Бурный рост и половое созревание создают озабоченность тем, как он выглядит перед другими. Возникает не­обходимость профессионального самоопределения. Если на ран­них стадиях у ребенка сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, уверенность в своих силах, то подросток легко на­ходит свое «Я», признание окружающих. В противном случае про­исходит диффузия идентичности, он не может найти свое «Я», не осознает целей и желаний, регрессирует к инфантильным, ижди­венческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое чувство тревоги и одиночества. Появляется страх общения, особенно с про­тивоположным полом.

Ранняя взрослость (20-25 лет): актуален поиск спутника жизни, укрепление связей со своей социальной группой. Человек не боится обезличивания, появляется чувство близости, сотрудничества, ин­тимности с определенными окружающими людьми. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст, человек замы­кается, закрепляется изоляция и одиночество.

Средняя взрослость (25-65 лет): дальнейшее развитие идентич­ности - идет воздействие со стороны других людей, особенно детей. Они подтверждают, что ты им нужен. Есть любимый труд, есть на кого излить свое «Я». В противном случае - опустошенность, зас­той и косность, психологический и физиологический регресс.

Поздняя взрослость (65 лет и более): создание завершенной формы эго-иден­тичности на основе всего пути развития личности, переосмысления всей жизни. Человек должен понять, что жизнь - это неповторимая судьба и ее надо «принять» такой, какая она есть. Если «принятия себя и жизни» не произошло, то человек чувствует разочарование, теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно, зря.

4. «Я»- концепция и мотивация личности

«Я»- концепция - это совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую «Я»- концепции часто называют образом «Я» или картиной «Я». Составляющую, связанную с отношением к себе или отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя. В сущности, «Я»- концепция определяет не просто то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает и как смотрит на свои настоящие возможности и возможности развития в будущем.

Образ своего «Я», можно рассмотреть и как совокупность установок, направленных на самого себя и включающих следующие основные компоненты:

когнитивный - образ своих качеств, способностей, внешности и социальной значимости (самосознание);

эмоциональный - аффективная оценка «Я»- образа, которая проявляется в самоуважении, себялюбии или самоуничижении;

оценочно-волевой - потенциальная поведенческая реакция, т.е. конкретные действия, которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой (это и стремление повысить свою самооценку, завоевать уважение).

«Я»- концепция играет, по существу, троякую роль: она способствует внутренней согласованности личности, определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий. Стремление защитить «Я» - концепцию, оградить ее от разрушающих воздействий является одним из основополагающих мотивов всякого нормального поведения (Бернс Р., 1986).

Субъективно переживание наличия собственного «Я» выражается в следующих его главных функциях:

1) самоидентичности, т.е. целостности «Я» с чувством непрерывности, сохранения и понимания тождественности самому себе в настоящем, прошлом и будущем;

2) активности «Я» с чувством собственной автономности и независимости от других;

3) защиты «Я» с чувством собственного достоинства;

4) самосовершенствования «Я» с чувством определенного рода линии надежды, направленности на цели, реализация которых мыслится как будущее личной жизни.

В «Я»- концепции можно выделить следующие «Я»- образы:

«Я»- реальное, т.е. представление о себе в настоящем, текущем времени. Если человек говорит или думает в какой-то момент времени о себе с презрением, то это не должно восприниматься как стабильная характеристика его «Я»- образа. Более чем вероятно, что его представление о себе сменится через некоторое время на противоположное.

«Я»- идеальное - можно противопоставить «Я»- реальному представлению о себе. «Я»- идеальное - это представления о том, каким бы хотел быть индивид в данных конкретных условиях. «Я» -идеальное выступает как необходимый ориентир самовоспитания личности.

Иногда в «Я»- концепции выделяют еще и «Я»- фантастическое, т.е. то, каким бы субъект пожелал стать, даже если невероятное оказалось возможным. Фантастический образ своего «Я» имеет большое значение у детей, особенно у подростков, в связи с их склонностью строить планы на будущее, создание которых невозможно без фантазии и мечты. Однако преобладание в структуре личности фантастических представлений о себе, которые не сопровождаются осуществлением желаемого, не всегда положительное явление, т.к. очевидное несовпадение желаемого и действительного могут дезорганизовать самосознание и травмировать человека.

Во всем множестве «Я»- образов следует упомянуть и о «Я»- зеркальном, т.е. собственных представлений человека о том, каким он воспринимается глазами окружающих его людей. Этот компонент «Я»- образа является существенным для формирования личностной значимости и самооценки.

Изучение «Я»- концепции и мотивации личности

«Я»- концепция, или идеальная представленность индивида в себе как в другом, - важный структурный элемент психического облика личности. Степень адекватности «Я»- образа наиболее часто выясняется при изучении самооценки личности.

Самооценка - это оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Самооценка играет важную роль в регуляции поведения человека.

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он нередко сталкивается с противодействием окружающих, отвергающих его претензии. Все это может привести к озлобленности, проявлениям мстительности или нарочитого высокомерия в поведении. Чрезмерно низкая самооценка лежит в основе комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе и самообвинений.

Уровень притязаний тесно связан с самооценкой. По сути, уровень притязаний - это уровень самооценки личности, проявляющийся в степени трудности цели, которую ставит перед собой человек. Стремление к повышению самооценки в условиях, когда человек свободен в выборе степени трудности очередного действия, приводит к конфликту двух мотивов (тенденций): тенденции повысить притязания, чтобы одержать максимальный успех, и тенденции снизить их, чтобы избежать.

Люди, мотивированные на успех, обычно ставят перед собой некоторую положительную цель, достижение которой может быть однозначно расценено как успех. Взявшись за какую-нибудь работу, они рассчитывают на успех, одобрение, и сама работа вызывает у них полную мобилизацию и положительные эмоции.

Иначе ведут себя люди, мотивированные на избегание неудачи. Они неуверенны в себе, боятся критики. Работа, особенно такая, которая чревата возможностью неудачи, является источником отрицательных эмоций. В результате они часто оказываются неудачниками.

Для человека, стремящегося к успеху, привлекательность и интерес к неудавшейся ему задаче или деятельности возрастает, а для человека, ориентированного на неудачу, падает. Значимая, отдаленная во времени цель в большей степени способна стимулировать деятельность человека с развитым мотивом достижения успеха, чем с выраженным мотивом избегания неудачи.

Каузальная атрибуция (от лат. causa - причина и англ. attribute - приписывать, наделять) - склонность человека к причинному объяснению поступков других людей. Необходимость ее обусловлена тем, что информация, которую дает человеку наблюдение, часто недостаточна для адекватного взаимодействия с его социальным окружением и нуждается в «достраивании». Если мы знаем причину поступка другого человека, то мы можем не просто его объяснить, но и предсказать подобный поступок в будущем, что важно в общении и взаимодействии людей. При таком подходе каузальная атрибуция одновременно выступает и как потребность человека в понимании причин поступков других людей, и как способность к такому пониманию (Хайдера Ф., 1958 и другие).

Основные теории и модели описания мотивации

Следует различать первичные виды мотивации, или биологические виды побуждения, необходимые для нормального функционирования организма, и потребности, имеющие лишь отдаленное отношение к выживанию. Для того, чтобы объяснить эти два различных вида мотивации, выдвигалось множество теорий.

Теория биологических побуждений. Голод, жажда, потребность в кислороде - первичные потребности, удовлетворение которых жизненно необходимо для всех живых существ. Любое отклонение в балансе нужного организму компонента автоматически приводит к соответствующей потребности и биологическому импульсу к ее удовлетворению. Поддержание равновесия, при котором организм не испытывает никаких потребностей, называется гомеостазом. Отсюда термин «гомеостатическое поведение», т.е. поведение, которое направлено на устранение мотивации путем удовлетворения вызвавшей ее потребности.

Гомеостатические системы часто сравнивают с термостатом, который обеспечивает постоянство температуры внутри него. Эта теория прямой и простой мотивации позволяет объяснить удовлетворение биологических потребностей, но совершенно непригодна для объяснения всей сложности поведения человека.

Теория оптимальной активации. Известно, что поведение индивидуума тем эффективнее, чем ближе его уровень бодрствования к некоторому оптимуму - он не должен быть ни слишком низким, ни слишком высоким. При более низких уровнях готовность субъекта к действию постепенно уменьшается, и вскоре он засыпает, а при более высоких он будет больше взволнован, возбужден, и его поведение может даже полностью дезорганизоваться. Изучение потребностей привело к формулировке знаменитого закона Йоркса - Додсона, который позволяет фиксировать оптимальный уровень потребностей человека и их влияние на организацию активности. Суть закона состоит в том, что для каждой задачи, стоящей перед человеком, существует свой оптимум мотивации.

Согласно теории оптимальной активации, организм стремится поддерживать оптимальный уровень бодрствования и активности, который позволяет ему функционировать более эффективно. Этот уровень зависит от физиологического состояния человека в каждый данный момент. Таким образом, одни люди нуждаются в более сильном притоке стимулов, другие способны выносить их лишь в ограниченном количестве.

Оптимальный уровень активации различен в разных психических состояниях - при отдыхе или в состоянии творчества. Из описания экспериментов с сенсорной изоляцией известно, что мозг неадекватно реагирует при отсутствии раздражителей. Приверженцы теории оптимальной активации видят в этом пример такой ситуации, которой организм стремится избежать. Однако эта теория, хотя и позволяет объяснить, чем вызывается какое-то поведение, но не дает ответа на вопрос, по какому конкретному пути это поведение пойдет.

Потребностно-информационная теория предложена академиком П.В. Симоно-вым (1987).

По мнению автора и его последователей, между витальными функциями индивида и структурой его личности имеется неразрывная связь. Под витальными функциями понимаются как общевитальные (индивидуально-органические, видовые), так и специфически человеческие (социальные, когнитивные).

Витальные функции, получая свое отражение в сознании, осознаются как определенные потребности. Осознание витальных функций как потребностей на языке физиологии есть их кортикальное представительство, высшая интеграция. Переживание витальных функций означает актуализацию потребности жить, и притом жить в каждый момент времени определенным образом. Здесь имеется в виду осознание нужды в чем-то, находящемся вне организма, - в вещах объективного мира и в манипуляциях с ними, а также в других людях и определенных взаимоотношениях между ними.

В данной концепции существенны указания на связь потребностей с эмоциями. Эмоция является отражением мозгом не только какой-либо актуальной потребности, но и вероятности (информация, знания, навыки, энергетические ресурсы и пр.) ее удовлетворения. Низкая вероятность удовлетворения потребности ведет к возникновению отрицательных эмоций. Возрастание вероятности удовлетворения по сравнению с ранее имевшимся прогнозом порождает положительные эмоции. Сама по себе эмоция не несет информации об окружающем мире, но выступает важным регулятором усиления или ослабления потребности, их динамики.

Когнитивные теории мотивации. Побуждение к действию может возникать у человека не только под влиянием эмоций, но также, под воздействием знаний (когниций), - их согласованности или противоречивости.

Одним из первых обратил на это внимание Л. Фестингер (1957). Главным положением его теории когнитивного диссонанса является утверждение о том, что система знаний человека о мире и о себе стремится к согласованию. Существование диссонанса, т.е. отношений рассогласованности, несоответствия между когнициями (знания, мнения, убеждения) является само по себе мотивирующим фактором и психологически дискомфортно. Человек пытается уменьшить диссонанс и добиться консонанса («соответствия»).

Когнитивный диссонанс может рассматриваться как исходное условие, которое вызывает активность, направленную на уменьшение диссонанса, подобно тому как голод ведет к активности, направленной на его утоление.

Наиболее выраженное мотивационное влияние когнитивный диссонанс оказывает при принятии жизненно важных решений, вынужденном совершении нравственно неприемлемых поступков, преодолении межличностных конфликтов. Человек стремится к избеганию диссонанса. Даже после совершения действия, повлекшего за собой нежелательный результат, он стремится задним числом повысить ценность этого результата и невольно ищет дополнительные, оправдывающие аргументы. Однако иногда после принятия решения повышается ценность не того варианта, который был избран, а того, который оказался отвергнутым. В результате диссонанс не уменьшается, а еще больше увеличивается.

Иерархия потребностей. Многие психологи усматривают в мотивации ядро личности, а в его познании - ключ к исследуемому человеку.

В каждой теории личности предлагаются в качестве ведущих различные мотивы. Например, в группе теорий личности психоаналитической ориентации, как правило, предлагается ведущим один мотив: либидо (3. Фрейд), превосходства (А. Адлер), избегания тревоги (Г. Салливан), аффилиации (Э. Фромм) и др.

По мнению отечественного психолога А.Н. Леонтьева (1903-1979), количество мотивов может быть бесконечным, т.к. их источники находятся в практической деятельности человека, которая весьма разнообразна.

Существует и промежуточная точка зрения, когда в качестве ведущих выдвигается несколько мотивов. Например, американский исследователь мотивации Г.А. Мюррей (Murrey H., 1953) предлагает список вторичных (психогенных) потребностей, возникающих у человека на базе инстинктоподобных влечений в результате воспитания и обучения: в достижении успеха, аффилиации, агрессии, независимости, противодействия, уважения, унижения, защиты, доминирования, привлечения внимания, избегания вредностей, избегания неудач, покровительства, порядка, игры, неприятия, осмысления, сексуальных отношений, поиска помощи и зависимости, понимания.

По иному к классификации потребностей подходит один из создателей гуманистической психологии, американский психолог А. Маслоу (Maslow A., 1962). Он классифицирует потребности по иерархически построенным группам. Выбор когнитивной деятельности может быть адекватно осуществлен только тогда, когда организм в оптимальной степени активирован, и его элементарные потребности удовлетворены. По мнению Маслоу, у человека с рождения последовательно появляются следующие семь классов потребностей.

1. Физиологические потребности, обеспечивающие выживание человека. К ним относятся потребности в еде, питье, жилище, отдыхе и сексе.

2. Потребности в безопасности (и уверенности в будущем) - это стремление чувствовать себя защищенным, желание избавиться от неудач и страхов (безопасность физическая и психологическая).

3. Социальные потребности включают чувство принадлежности к чему-либо или к кому-либо, чувство принятия тебя другими, причастности к группе.

4. Потребности в уважении - это потребности в самоуважении, признании личных достижений и компетентности, уважении и одобрении окружающих.

5. Когнитивные (познавательные) потребности.

6. Эстетические потребности (в красоте, гармонии, симметрии и порядке).

7. Самоактуализация - это потребность самовыражения и реализации своих способностей, талантов, самосовершенствование.

Согласно гуманистическому подходу, любое существо стремится к своему расцвету, действуя в наибольшем соответствии со своими возможностями и притязаниями. Теория А. Маслоу обращает особое внимание на то, что высшие потребности не могут проявиться, если более примитивные не были удовлетворены. Следующая ступень мотивационной структуры имеет значение лишь тогда, когда предыдущие ступени реализованы («пирамида потребностей»).

Методы удовлетворения потребностей высших уровней (Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф., 1992)

Социальные потребности:

1. Давайте сотрудникам такую работу, которая позволяла бы им общаться.

2. Создавайте на рабочих местах дух единой команды.

3. Проводите с подчиненными периодические совещания.

4. Не старайтесь разрушить возникшие неформальные группы, если они не наносят организации реального ущерба.

5. Создавайте условия для социальной активности членов организации вне ее рамок.

Потребности в уважении:

1. Предлагайте подчиненным более содержательную работу.

2. Обеспечьте им положительную обратную связь с достигнутыми результатами.

3. Высоко оценивайте и поощряйте достигнутые подчиненными результаты.

4. Привлекайте подчиненных к формулировке целей и выработке решений.

5. Делегируйте подчиненным дополнительные права и полномочия.

6. Продвигайте подчиненных по служебной лестнице.

7. Обеспечивайте обучение и переподготовку, которая повышает уровень компетентности.

Потребности в самовыражении

1. Обеспечивайте подчиненным возможность для обучения и развития, которая позволила бы полностью использовать их потенциал.

2. Давайте подчиненным сложную и важную работу, требующую от них полной отдачи.

3. Поощряйте и развивайте у подчиненных творческие способности.

5. Акцентуации личности в психологии

Понятие «Акцентуации характера» в психологии. Описание основных типов акцентуаций по К. Леонгарду

Акцентуации характера - крайние варианты психической нормы, при которых отдельные черты характера наиболее выражены, в связи с чем обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного ряда психогенных воздействий при хорошей устойчивости к другим психогенным воздействиям.

Акцентуации характера наиболее ярко проявляются в подростковом возрасте; у взрослых людей они могут быть относительно компенсированы.

Описание акцентуаций личности по К. Леонгарду

1. Гипертимический тип. Гипертимическая личность легко распознается в обычной беседе. Разговорчивость и жизнерадостное настроение сразу обращают на себя внимание. Умственная подвижность находит свое отражение в мимике.

Гипертимические натуры всегда смотрят на жизнь оптимистически, без особого труда преодолевают грусть, вообще им нетрудно живется на свете. Благодаря усиленной жажде деятельности, они достигают производственных и творческих успехов. Жажда деятельности стимулирует у них инициативу, постоянно толкает на поиск нового. В обществе гипертимические личности являются блестящими собеседниками, постоянно находятся в центре внимания, всех развлекают. Они способны говорить и рассказывать без конца, только бы их слушали. Такие люди не могут наскучить, с ними интересно, они пересыпают свою речь прибаутками, остротами и никогда долго не задерживаются на одной теме. Такие люди любят господствовать в обществе. Здесь они выделяются своим повышенным тонусом, весельем, находчивостью и остроумными выходками. В трудовой деятельности их отличительные качества - изобретательность и богатство идей. Иногда они бывают раздражительны, что особенно заметно в семейном кругу, где нет ни отвлекающего оживленного общества, ни сдерживающего влияния начальства. Все это сопровождается частой сменой места работы, а иногда и профессии. Безоблачная веселость, чрезмерная живость таят в себе опасность, ибо такие люди шутя проходят мимо событий, к которым следовало бы отнестись серьезно. У них постоянно наблюдаются нарушения этических норм, поскольку они в определенные моменты как бы утрачивают и чувство долга, и способность к раскаянию. Человек за многое берется и ничего не доводит до конца. Положительные черты гипертимического типа: общительность, энергичность, оптимизм, инициативность, легкое отношение к жизненным проблемам, эрудированность, цветущий внешний вид, прекрасный аппетит. Отрицательные черты гипертимического типа: импульсивность, необдуманность поведения, высказываний, необязательность, леность, легкомысленность, раздражительность, склонность к позе к фразе. Позитивные ситуации, благоприятные для этого типа: трудовое общение, множество поверхностных контактов, необходимость оперативных решений без их глубокой проработки. Негативные (неблагоприятные) ситуации: необходимость спокойного анализа, ответственных решений, работа в неспешном ритме, вынужденное одиночество, однообразие обстановки, скука, конкуренция на роль лидера, контроль.

2.   Дистимический тип. Дистимная личность по натуре серьезна и обычно сосредоточена на мрачных, печальных сторонах жизни в гораздо большей степени, чем на радостных. Дистимическая личность также может быть легко распознана в обыкновенной беседе уже по одному застенчивому и безрадостному виду. Мимика у таких людей маловыразительная. При расспросах они обычно подтверждают, что всегда серьезны,а чувства свободной и приятной веселости вообще никогда по-настоящему не испытали. Если серьезность достигает патологической степени, это может привести к полной утрате жизнерадостности и общей замедленности реакции. Серьезная настроенность выдвигает на передний план тонкие, возвышенные чувства, несовместимые с человеческим эгоизмом. Серьезная настроенность ведет к формированию серьезной этической позиции. Пассивность в действиях и замедленное мышление, в тех случаях, когда они выходят за пределы нормы, относятся к отрицательным свойствам этого темперамента.Положительные (благоприятные) черты дистимического типа: серьезность,          ответственность, добросовестность, пунктуальность, чувство справедливости. Отрицательные черты: инертность, замедленность, пассивность, пессимизм, отшельничество, неумение радоваться вместе с окружающими, поддерживать группу. Позитивные (благоприятные для дистимического типа) ситуации: профессии типа «Человек - знаковые системы», «Человек - природа», не требующие работы на скорость. Негативные (неблагоприятные для типа) ситуации: необходимость быстро реагировать на изменения обстановки, менять способы работы, быстро принимать решения, сходиться с новыми сотрудниками, знакомиться с людьми.

3. Циклотимический тип. Аффективно-лабильные, или (при ярко выраженных проявлениях) циклотимические, личности - это люди, для которых характерна сменагипертимических и дистимических состояний. На передний план выступает то один, то другой из этих двух полюсов, иногда без всяких видимых внешних мотивов, а иногда в связи с теми или иными конкретными событиями. Любопытно, что радостные события вызывают у таких людей не только радостные эмоции, но также сопровождаются общей картиной гипертимии: жаждой деятельности, повышенной говорливостью, скачкой идей. Печальные события вызывают подавленность, а также замедленность реакций и мышления. Причиной смены полюсов не всегда являются внешние раздражители, иногда достаточно бывает неуловимого поворота в общем настроении. Если собирается веселое общество, то аффективно-лабильные личности могут оказаться в центре внимания, быть «заводилами», увеселять всех собравшихся. В серьезном, строгом окружении они могут оказаться самыми замкнутыми и молчаливыми. Положительные черты циклотимического типа: нестандартное отношение к миру, сочетание серьезности и романтичности, нормативность, обязательность, ответственность, не склон­ны к                         криминальному и делинквентному поведению. Отрицательные черты: погруженность в свой внутренний мир, субъективность оценок. Позитивные (благоприятные для циклотимического типа) ситуации: индивидуальный темп труда, отшельнический образ жизни. Негативные (неблагоприятные) ситуации: ситуации лишения привычной обстановки, ломка жизненного стереотипа, работа по заданию и в срок, необходимость в широком общении с людьми по условиям труда.

4. Эмотивный тип. Эмотивность характеризуется чувствительностью и глубокими реакциями в области тонких эмоций. Эмотивные личности отличаются крайней мягкосердечностью. Под этим подразумевают, что тяжелые переживания чересчур глубоко задевают обследуемого, что он не может «выключиться», его легко растрогать, события, происходящие в романе или в фильме, часто вызывают у него слезы. Такие люди предельно жалостливы, детских слез они не выносят и часто начинают плакать вместе с обиженным ребенком. Мужчины стесняются сознаться в чрезмерной слезливости, но они знают свою слабость и признают, что легко поддаются глубокой растроганности. Необходимо спрашивать у людей эмотивного темперамента также и о том, какое впечатление на них оказывают приятные переживания: вызывают ли глубокую реакцию радостные события, счастливые переживания, семейное счастье, красота природы, ощущают ли они трепет перед великими произведениями искусства. Эмоциональные реакции сильнее захватывают таких обследуемых, когда речь идет о печальных событиях, но они необычно сильны также и при радостных. Стоит лишь заговорить о событиях, мало-мальски связанных с эмотивными переживаниями, мимика таких людей всегда,  выражает мягкосердечие или жалость. Положительные черты типа: добросердечие, эмоциональность, исполнительность, чувство долга, доброжелательность и тактичность. Отрицательные черты: крайняя впечатлительность, потребность в особом стиле отношений, всепрощенчество, неумение увидеть главное, увязание 6 деталях. Позитивные (благоприятные для эмотивного типа) ситуации: общение в сфере искусств, необходимость субъективного проникновения в переживания других, отсутствие формальных ограничений общения и труда и объективного контроля. Негативные (неблагоприятные для эмотивного типа) ситуации: проблемы и болезни семьи, грубые отношения, конфликты, несправедливость со стороны близких людей и руководства.

5. Демонстративный тип. Демонстративные личности улавливают любую возможность представить себя с наилучшей стороны и с удовольствием ее используют. Демонстративные личности вообще склонны приписывать себе разные весьма положительные качества даже и тогда, когда о них не спрашивают. Свою истерическую сущность такие люди, как правило, выдают всем своим поведением: все у них преувеличено - выражение чувств, мимика, жесты, тон. Всегда чувствуется отсутствие настоящего внутреннего фона всех этих проявлений. Они показывают себя не такими, какими есть на самом деле, а такими, какими им в данных обстоятельствах выгодно себя показать. Демонстративные личности, если расспрашивать их осторожно, охотно признаются в своем актерском даровании. Они с удовлетворением подчеркивают, что в обществе всегда чувствовали себя уверенно, что еще в школе выразительно декламировали стихи, с успехом участвовали в детских театральных постановках, а позже - в любительских спектаклях. В способности играть сказывается и положительный характер данной акцентуации: подобно тому как они играют, чтобы выставить себя в выгодном свете, они весьма успешно играют и на сценических подмостках. Демонстративные личности вообще часто одарены фантазией, столь важной и в других областях искусства. В большинстве своем они охотно признаются в полетах фантазии. Поскольку у таких людей явно выражена склонность избегать трудностей, они часто меняют не только место работы, но и профессию. В стрессовых ситуациях наблюдается бегство в болезнь и аномальные способности к вытеснению. Положительные черты демонстративного типа: эмоциональность, раскованность, способность увлечь, актерские данные, яркость выражения чувств, общительность. Отрицательные черты: эгоизм в маске участия, фантазерство, неискренность, способность увиливать от решения неотложных вопросов, уходить в болезнь. Позитивные (благоприятные для демонстративного типа) ситуации: возможность устроить «шоу», быть на сцене в широком смысле слова, торговать, распоряжаться, «заботиться» о других. Негативные (неблагоприятные) ситуации: возможность раскрытия игры и обмана, недооценка «зрителями», ущемление права быть «звездой», равнодушие.

6. Застревающий тип. Основой застревающего, параноического, типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта. Действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождавшие стресс эмоции. Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активизируют. Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обидчивыми, легкоуязвимыми, злопамятными людьми. Обиды в таких случаях в первую очередь касаются самолюбия, сферы задетой гордости, чести. «Я могу простить обиду, но не забыть ее». Обычно их сильно задевает несправедливость по отношению к ним самим. Лица этого склада весьма честолюбивы. Может проявиться стремление утвердить себя, добиться высокого положения. Такие люди часто достигают весьма высокого служебного положения, хотя оно и не всегда соответствует их образованию. В случае успеха мы часто наблюдаем проявления заносчивости, самонадеянности Должному признанию, должной оценке таких людей постоянно мешают их конфликты с окружающими, из-за которых они не только не продвигаются вверх по служебной лестнице, но сплошь и рядом их понижают в должности. Такие люди обычно обвиняют в этом других, но иногда осознают и собственную вину. Они своенравны и не терпят возражений, они настолько бестактны в своих честолюбивых замыслах, что вызывают своим поведением искреннее возмущение коллег. Человек постоянно страдающий от мнимого «плохого отношения» к себе. Положительные черты застревающего типа: принципиальность, несгибаемость, сдержанность, хозяйственность, чувство идеи и долга, самопожертвование. Отрицательные черты: спонтанность привязанностей и обид, подозрительность, мстительность, самонадеянность, непомерные требования к окружающим. Позитивные (благоприятные для застревающего типа) ситуации: ситуации признания заслуг, поощрения привязанностей, следования его примеру. Негативные (неблагоприятные) ситуации: сомнение в ценности идей и привязанностей, уличение в несправедливом отношении к миру.

7. Педантичный тип. Представители данного типа относятся некоторым рабочим процессам чересчур серьезно, перепроверяют себя по многу раз, хотя это и не вызвано необходимостью. Они могут по дороге с работы домой мысленно возвращаться к рабочему дню, спрашивая себя, все ли ими было сделано как следует. Мы узнаем, что они по 2-3 раза себя проверяют, прежде чем сдать работу. Они рассказывают и о том, что с концом рабочего дня для них вовсе не кончаются служебные заботы, что, улегшись спать, они еще долго обдумывают, «как все сегодня получилось», а иногда, забегая вперед, начинают заранее «переживать» и завтрашний день. Бывает и так, что такие люди с полдороги возвращаются в учреждение: им показалось, что они забыли сделать что-то важное, хотя это почти никогда не подтверждается. Эти люди невероятно скрупулезены, на них можно положиться как ни на кого другого. Может быть, именно из этих соображений им поручают такую работу, при исполнении которой недопустимы ошибки. Правда, им часто требуется больше времени, чем другим людям, чтобы довести работу до конца. Такие люди, поэтому сплошь и рядом работают сверхурочно, не требуя никакой оплаты. Педанты «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Они хотят, прежде чем начать действовать, еще и еще раз убедиться, что лучшее решение найти невозможно, что более удачных вариантов не существует. Ананкаст не способен вытеснять сомнения, а это тормозит его действия. Для педантических личностей трудности начинаются там, где особая точность оказывается известной помехой в работе, так как бывают ситуации, когда в интересах работы в целом можно не стремиться к совершенству в отдельных деталях. Эти люди могут в связи со своим характером дойти в таких случаях даже до конфликтов. Вообще такие лица очень серьезно страдают под бременем ответственности: невозможность все выполнить так, как требует их добросовестность, делает их несчастными. Вследствие этого они не только не стремятся к повышению по службе, но даже отказываются, когда им предлагают более ответственную высокооплачиваемую должность. Нередко при этом устанавливаем, что педантичность распространяется не на все области жизни. Мужчины, озабоченные тем, чтобы на работе все шло идеально четко, часто в быту оказываются не слишком аккуратными. Любопытно, что для педантических личностей нередко более приемлемо вовсе снять с себя ответственность за порученное дело, чем пытаться справиться с ним неполноценно. Положительные черты педантичного типа: обязательность, ровное настроение, надежность, порядочность. Отрицательные черты: «занудливость», «буквоедство», формализм, ненужная дотошная перепроверка себя и других, нерешительность в неопределенных ситуациях. Позитивные (благоприятные для педантичного типа) ситуации: возможность реализации заданий в соответствии с инструкциями или определенными требованиями обстановки, стабильность отношений. Негативные (неблагоприятные для педантичного типа) ситуации: требования самостоятельных и нестандартных решений в неопределенной обстановке.

8. Тревожный тип. Тревожность, боязливость может быть как результатом аффективной экзальтации, так и первичным свойством личности тревожного человека. У детей частично отмечается акцентуация личности в плане тревожности, боязливости, у взрослых такая отличительная черта чаще присуща женщинам. Дети такого склада, обладающие тревожно-боязливым темпераментом, боятся, например, засыпать в темноте или когда в помещении никого нет, заходить в неосвещенные комнаты и коридоры. Боятся собак. Трепещут перед грозой. Наконец, боятся других детей, поэтому те их часто преследуют и дразнят. Они не решаются защищаться от нападений, что как бы провоцирует других, более сильных и смелых, детей поиздеваться над своим боязливым товарищем, ударить его. Это «козлы отпущения», как их обычно называют, или «мишени», как предложил бы их назвать я, ибо они постоянно «вызывают огонь на себя». Любопытно, что сверстники сразу распознают их слабое место. Такие дети испытывают сильный страх перед учителями, которые этого, к сожалению, часто не замечают, усугубляя страх ребенка своей строгостью. Иногда дети при очередной шалости сваливают вину на боязливого ребенка, который действительно становится «козлом отпущения». У взрослых картина несколько иная, страх не столь полно поглощает взрослого, как ребенка. Окружающие люди не представляются им угрожающими, как в детстве, а поэтому их тревожность не так бросается в глаза. Впрочем, неспособность отстоять свою позицию в споре остается. Достаточно противнику выступить поэнергичнее, как люди с тревожно-боязливым темпераментом стушевываются. Поэтому такие люди отличаются робостью, в которой чувствуется элемент покорности, униженности. Наряду с этим различают еще ананкастическую робость, спецификой которой является внутренняя неуверенность в себе. В первом случае человек постоянно настороже перед внешними раздражителями, во втором - источником робости служит собственное поведение человека, именно оно все время находится в центре его внимания. Эти два типа робости можно дифференцировать при простом наблюдении. В обоих случаях возможна сверхкомпенсация в виде самоуверенного или даже дерзкого поведения, однако неестественность его сразу бросается в глаза. Боязливая робость может иногда перейти в доверчивость, в которой сквозит просьба: «Будьте со мной дружелюбны». Временами к робости присоединяется пугливость, которая может иметь чисто рефлекторный характер, но может быть и проявлением внезапного страха. Чем ярче выражена пугливость, тем более вероятна сопровождающая ее повышенная возбудимость вегетативной нервной системы, усиливающая соматическую реакцию страха, которая через системуиннервации сердца может сделать страх еще более интенсивным. Положительные черты тревожного типа: обязательность, впечатлительность, самокритичность эмоциональность, заинтересованность, дружелюбность, надежность и постоянство привязанностей. Отрицательные черты тревожного типа: тенденция «прилипать» к обстоятельствам и к людям, неумение дать отпор, растерянность перед новым, безынициативность, несамостоятельность, молчаливое согласие на несправедливое, но зато привычное течение событий. Позитивные (благоприятные для тревожного типа) ситуации: однозначные отношения с другими людьми, преимущественно благоприятные; точно определенные права и обязанности, ненужность инициативы, лидерства и дополнительного общения. Негативные (неблагоприятные) ситуации: несправедливые обвинения со стороны других, насмешки, необходимость определиться в отношениях, особенно с новыми людьми.

9. Возбудимый тип. Весьма существенны черты характера, вырабатывающиеся в связи с недостаточностью управляемости. Они выражаются в том, что решающими для образа жизни и поведения человека часто являются не благоразумие, не логическое взвешивание своих поступков, а влечения, инстинкты, неконтролируемые побуждения. Реакции возбудимых личностей импульсивны. Если что-либо им не нравится, они не ищут возможности примириться, им чужда терпимость. Напротив, и в мимике, и в словах они дают волю раздраженности, открыто заявляют о своих требованиях или же со злостью удаляются. В результате такие личности по самому пустячному поводу вступают в ссору с начальством и с сотрудниками, грубят, агрессивно швыряют прочь работу, подают заявления об увольнении, не отдавая себе отчета в возможных последствиях. Причины недовольства могут оказаться самыми разными: то им не нравится, как на данном предприятии с ними обращаются, то зарплата мала, то рабочий процесс их не устраивает. Лишь в редких случаях речь идет о тяжести самого труда, ибо возбудимые личности, как правило, имеют склонность к занятиям физическим трудом и могут похвастаться тут более высокими, чем у другим людей, показателями. Раздражает их чаще не столько напряженность труда, сколько моменты организационные. В результате систематических трений наблюдается частая перемена места работы. У возбудимых личностей также часто констатируется весьма неровное течение жизни, однако не потому, что они постоянно избегают трудностей, а потому, что часто высказывают недовольство, проявляют раздражительность и склонность к импульсивным поступкам. Достаточно того, чтобы им что-либо не понравилось, как они сразу же отворачиваются и, не утруждая себя взвешиванием последствий, берутся за новое. Особенно отчетливо их возбудимость проявляется при глубоких аффектах. По мере возрастания гнева личности с повышенной возбудимостью от слов обычно переходят к «делам», т.е. к рукоприкладству. Неприятные события, расстроенные чувства могут привести этих людей к необдуманным поступкам, иногда к попытке самоубийства. Но особенно характерна для них необузданная возбудимость со вспышками ярости. Возбудимые личности нередко производят впечатление людей примитивных, т.е. уже по их мимике можно судить о невысокой интеллектуальной подвижности, они замечают только то, что сразу бросается в глаза. В беседе такие люди угрюмы на вид, на вопросы, отвечают крайне скупо. Одним словом, и здесь они не умеют держать себя в руках; Недостаточность управления собой нередко ведет к конфликтам в общении с людьми. Нередко у этих лиц мы сталкиваемся с хроническим алкоголизмом, так как и в приподнятом, и в подавленном настроении они охотно прибегают к алкоголю как возбуждающему средству. У девушек отмечается также сильное сексуальное влечение. Положительные черты возбудимого типа: энергичность, деловитость, инициативность, домовитость, хозяйственность, добросовестность. Отрицательные черты: раздражительность, склонность к гневу, нетерпимость к противоречию и самостоятельности других, способность «поднять руку», безудержность в увлечениях. Позитивные (благоприятные для возбудимого типа) ситуации: ситуации умственной и физической активности, работа в одиночестве. Негативные ситуации: ситуации обвинения, противодействия, морального и материального ущерба.

10. Экзальтированный тип. Такие личности склонны к глубокому реагированию на отдельные события, но также и к депрессивным или эйфорическим состояниям в широком общем плане. Аффективно-экзальтированные люди реагируют на жизнь более бурно, чем остальные. Темп нарастания реакций, их внешние проявления отличаются большой интенсивностью. Аффективно-экзальтированные личности одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. От «страстного ликования до смертельной тоски», говоря словами поэта, у них один шаг. Экзальтация в незначительной мере связана с грубыми, эгоистическими стимулами, гораздо чаще она мотивируется тонкими, альтруистическими побуждениями. Привязанность к близким, друзьям, радость за них, за их удачи могут быть чрезвычайно сильными. Наблюдаются восторженные порывы, не связанные с сугубо личными отношениями. Любовь к музыке, искусству, природе, увлечение спортом, переживания религиозного порядка, поиски мировоззрения - все это способно захватить экзальтированного человека до глубины души. Другой полюс его реакций - крайняя впечатлительность по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным способна довести такого человека до отчаяния. По поводу легко поправимой неудачи, легкого разочарования, которое другим назавтра уже было бы забыто, экзальтированный человек может испытывать искреннее и глубокое горе. Какую-нибудь рядовую неприятность друга он ощущает болезненнее, чем сам пострадавший. Страх у людей с таким темпераментом обладает, по-видимому, свойством резкого нарастания, поскольку уже при незначительном страхе, охватывающем экзальтированную натуру, заметны физиологические проявления (дрожь, холодный пот), а отсюда и усиление психических реакций. Тот факт, что экзальтированность связана с тонкими и очень человечными эмоциями, объясняет, почему этим темпераментом особенно часто обладают артистические натуры - художники, поэты. Артистическая одаренность представляет собой нечто в корне иное, чем научные способности в определенной области, например в математике. Положительные черты              экзальтированного типа: эмоцио­нальность, выразительность оценок и действий. Отрицательные черты: несдержанность чувств, гневливость или слезливость, эгоизм. Позитивные (благоприятные для экзальтированного типа) ситуации: возможность иметь «пищу» для чувств, работа «на износ». Негативные (неблагоприятные для типа) ситуации: монотонная работа, требование взвешенных оценок окружения, ограничение инструкциями, неприятие чувств и «глубины» ситуации.

6. Личность врача

Врачебная деятельность относится к трудным профессиям. Чело­век, посвятивший себя медицине, несомненно, должен иметь к ней призвание. Стремление оказать помощь другому человеку всегда счи­талось полезным качеством личности и должно было быть воспитано с детства. Только тогда, когда эти свойства личности становятся потреб­ностью, можно считать, что у человека есть главные предпосылки ус­пешного овладения медицинской профессией. Не случайно извест­ный писатель и врач В.В. Вересаев писал, что научиться врачебному искусству невозможно, точно так же, как и искусству сценическому или поэзии. Можно быть хорошим медиком-теоретиком, но в практи­ческом отношении с больными быть несостоятельным.

Гуманизм врача. Больной прежде всего вправе ожидать от врача искреннего желания помочь ему и убежден, что иным врач и быть не может. Он наделяет врача наилучшими качествами, присущими людям вообще. Можно думать, что первый человек, который оказал медицинскую помощь своему ближнему, сделал это из чувства со­страдания, стремления помочь в несчастье, облегчить его боль, иначе говоря, из чувства гуманности. Вряд ли нужно доказывать, что именно гуманность всегда была особенностью медицины и врача - ее главного представителя.

Гуманизм, сознание долга, выдержка и самообладание в отноше­ниях с больными, совестливость всегда считались главными характе­ристиками врача. Впервые эти морально-этические и нравственные нормы врачебной профессии были сформулированы врачом и мыс­лителем древности Гиппократом в его знаменитой «Клятве». Конеч­но, исторические и социальные условия, классовые и государствен­ные интересы сменявшихся эпох многократно трансформировали «Клятву Гиппократа». Однако и сегодня она читается и воспринима­ется как вполне современный, полный нравственной силы и гума­низма документ. Ее основные положения следующие:

  • уважение к жизни («Я не дам никому просимого у меня смертель­ного средства и не покажу пути для подобного замысла, точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария»);
  • запрет на причинение вреда больному («Я направлю режим больных к их выгоде сообразно моим силам и моим разумениям, воздер­живаясь от причинения всякого вреда и несправедливости»);
  • уважение к личности больного («В какой бы дом я ни вошел, я войду туда только для пользы больного, будучи далек от всего наме­ренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с жен­щинами и мужчинами, свободными и рабами»);
  • врачебная тайна («Что бы при лечении, а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной»);
  • уважение к профессии  («Клянусь... считать научившего меня вра­чебному искусству наравне с родителями... Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство»).

Врачебная тайна (конфиденциальность). Во взаимоотноше­ниях врача и больного не последняя роль принадлежит умению вра­ча хранить врачебную тайну. Обычно она включает в себя три вида сведений: о болезнях, об интимной и семейной жизни больного. Врач - не случайный обладатель этих сведений, сокровенных пере­живаний и мыслей больных. Они доверяются ему как человеку, от которого рассчитывают получить помощь. Поэтому распоряжаться имеющимися у врача сведениями о больном по собственному усмотрению можно лишь в редких случаях. Требование о неразглаше­нии врачебной тайны снимается лишь в случаях, когда этого требуют интересы общества (например, при угрозе распространения опас­ных инфекций), а также при запросе судебно-следственных органов.

Принципы личности медицинского работника

  1. Охрана здоровья граждан является одним из основных при­нципов деятельности медицинского работника. Соблюдай мораль­ные и этические нормы, юридические законы, регламентирующие деятельность медицинского работника. Сохраняй и укрепляй физи­ческое и психическое здоровье каждого человека.
  2. Исполняй профессиональный долг по совести и с достоинс­твом, не используй медицинские знания в ущерб нормам гуман­ности. Гарантия профессионального успе-ха - не деньги и при­быль, а качество работы. Никакое дело не будет успешным, если оно не стоит на крепкой нравственной основе.
  3. Благороден не тот, кто богат или занимает высокий пост, а тот, кто без позы, скромно изо дня в день выполняет свой долг. Все, что ты делаешь, делай хорошо. Имей чистые руки, горячее сердце и холодный ум.
  4. Проявляй высочайшее уважение к человеческой жизни с мо­мента ее зачатия. Уважение других людей - основа отношений с ними и самоуважения. Уважай пациента живого и умершего. От­носись с уважением к праву умирающего на гуманное с ним обра­щение и достойную смерть; облегчай страдания пациента и ока­зывай психологическую поддержку его родственникам; никогда не прибегай к осуществлению эвтаназии, учитывай религиозные и культурные традиции граждан.
  5. В медицинской профессии сострадание и помощь стражду­щим являются главными компонентами. Будь готов в любой мо­мент с одинаковым старанием и терпением оказать медицинскую помощь пациентам независимо от их расы, национальности, ве­роисповедания, возраста и пола, сексуальной ориентации, харак­тера заболевания, социального или материального положения. Не нарушай при этом этическую заповедь «Не навреди!» и помни: равнодушие к людям и их страданиям - качество, несовместимое с профессией медицинского работника.
  6. За все хорошее и плохое воздастся. Посвяти свою жизнь доб­ру, любви и помощи нуждающимся. Помогай пациентам осознавать свою социальную значимость. Не плоди зла, множь добро. Улыбка выздоравливающего пациента или облегчение страданий для умира­ющего больного будут первейшим вознаграждением.
  7. Будь честным к себе, пациентам и коллегам. Помни: что ты скажешь или не скажешь, может быть неверно понято. Думай, что и как говоришь. Словом лечат, но словом и калечат. Будь верен своему слову. Умей контролировать свои эмоции, мимику, взгляд, интонацию. Борись с вредными привычками. Поддерживай свой авторитет и репутацию.
  8. Уход за больным играет важную роль в его лечении и выздо­ровлении. При необходимости будь строг и в меру назидателен по отношению к больным и их родственникам, чтобы твои указания исполнялись в точности и без промедления.
  9. Невозможно пройти по жизни в одиночку. Откликайся на эмоции и духовные запросы пациента. Эффективно используй весь медицинский персонал, находящийся в подчинении. По-на­стоящему счастлив тот, кто искал способа служить людям и, как мог, служил им.
  10. Уважай право пациента на получение информации о со­стоянии его здоровья и принимаемые им решения, его право на осознанный выбор и активное участие в лечении и уходе за ним, право соглашаться на любое медицинское вмешательство или от­казаться от него.
  11. Взаимное доверие - лучшая основа делового сотрудничества. Твоя моральная, этическая и юридическая обязанность - хранить медицинскую тайну о состоянии здоровья пациента, диагнозе и прогнозе заболевания, а также о личной жизни пациента даже пос­ле того, как он умрет.
  12. Участвуй в исследовательской работе, приумножай знания и умения в течение всей профессиональной деятельности. Продол­жай работу по созданию и поддержанию высоких стандартов по качеству диагностики, лечения и сестринского ухода. Помни: за свою деятельность ты несешь ответственность перед пациентом, коллегами, обществом.
  13. Никогда не унывай, а думай и действуй. Переноси смиренно то, что нельзя изменить. Не останавливайся на достигнутом. Твой профессиональный долг - повышать уровень своей культуры, не­прерывно совершенствовать специальные знания и умения в тече­ние всей профессиональной карьеры. Высокий профессионализм медицинского работника - важнейший моральный фактор това­рищеских, коллегиальных взаимоотношений. Почитай учителей своих.
  14. Не урони достоинства своего и не унижай профессию свою. Всеми силами поддерживай честь и благородные традиции меди­цинского сообщества.
  15. Профессиональные способности - это совокупность (структура) достаточно стойких, хотя и изменяющихся под влиянием воспита­ния индивидуально-психо­ло­гических качеств личности человека, которая определяет успешность обучения определенной трудовой деятельности, выполнения ее и совершенствования в ней.
  16. Учащиеся неодинаково хорошо и быстро усваивают учебный материал и осваивают те или иные операции, так как имеют раз­ные способности. Они могут иметь хорошие способности к одним предметам и плохие - к другим. Трудолюбие и настойчивость в учении иногда компенсируют недостаточно развитые способности. Поэтому хорошая успеваемость не всегда говорит о хороших спо­собностях учеников. Способности характеризуются соотношением успеваемости и усилий учащегося для ее достижения.
  17. Профессиональные способности развиваются только в профес­сиональной деятельности и в специальных упражнениях, рассчи­танных на формирование необходимых для профессии личных качеств. Профессиональные способности представляют собой не какие-то новые особые качества, а определенные сочетания пси­хических свойств и процессов, благоприятных для осваиваемой профессии.
  18. Такие черты личности, как аккуратность, настойчивость, тру­долюбие, любовь и интерес к своему делу, нужны для любой про­фессии. Но шоферу нужно отличать красный цвет от зеленого, кулинарам необходимы тонкий вкус, обоняние, музыкантам - хо­роший слух и т.д.
  19. На формирование профессиональных способностей благотвор­ное влияние оказывают:
  • интерес учащихся к избранной профессии и учебным предме­там;
  • организованность учебного процесса и обеспеченность необхо­димыми учебными пособиями;
  • успешность теоретических и практических занятий;
  • стимулирование активности и самостоятельности учащихся в выполнении заданий;
  • воспитание уверенности в успешности овладения профессией и стрем­ления к преодолению трудностей;
  • встречи с интересными людьми данной профессии.
  • Чем сильнее педагог сумеет заинтересовать учащихся выбран­ной ими профессией, тем легче ему будет формировать их про­фессиональные способности. От того, какое впечатление у них останется от первых занятий, будет зависеть их отношение к про­фессии, к училищу, к учебным предметам, к преподавателям. Вот почему первые занятия с учащимися нового набора требуют особо тщательной подготовки.

Общая и профессиональная культура. Можно отметить еще ряд общих и более частых черт личности, которые нужно воспиты­вать у врача. Сюда относятся высокая общая культура и культура врачебной деятельности, организованность в работе, любовь к по­рядку, аккуратность и чистоплотность, т.е. черты, на которые ука­зывал еще Гиппократ. Требования к личности врача, его внешнему облику и поведению постепенно оформились в специальном уче­нии-медицинской деонтологии, которая рассматривается как наука о должном моральном, эстетическом и интеллектуальном облике медицинского работника, о том, каковы должны быть взаи­моотношения между медиками, больными и их родственниками, а также между коллегами в медицинской среде.

Профессиональная деформация. В профессиях, связанных с взаимодействием человек-человек, огромное значение имеет ори­ентация на другого как равноправного участника взаимодействия.

Врачебная деятельность очень разнообразна и не ограничивает­ся рамками только лечения, как это принято считать в немедицинс­кой среде. Разнообразие видов врачебной деятельности создает раз­личные способы ее осуществления, широкое поле деятельности для профессионала, но ставит проблему специфики влияния разных ви­дов врачебной деятельности на профессиональную позицию врача, его ценностные ориентации.

Для описания влияния профессии на психическую жизнь про­фессионала введено специальное понятие - «профессиональная деформация». Впервые она стала описываться в 60-х годах как проблема функциональных возможностей человека. В нашей стране пробле­ма профессиональной деформации впервые стала изучаться в об­ласти педагогики. Исследования показали, что в профессиях типа «человек-человек» профессиональ­ная деформация существует, как и имеет место разный уровень подготовки и квалификации профессионала, и что должен осуще­ствляться профессиональный отбор, так как существует идея про­фессиональной пригодности.

Профессиональная деформация развивается по­степенно из профессиональной адаптации. Определенная степень адаптации естественна для медицинского работника. Сильное эмоциональное восприятие страданий другого человека в начале профессиональной деятельности, как правило, в дальнейшем не­сколько притупляется. Конечно, для врача просто необходима оп­ределенная степень эмоциональной сопротивляемости, но он должен сохранять те качества, которые делают его не просто хоро­шим профессионалом, но и оставляют человеком, способным к эмпатии, уважению к другому человеку, способному к соблюде­нию норм врачебной этики. Ярким примером профессиональ­ной деформации является подход к пациенту как к объекту, носи­телю симптома и синдрома, когда пациент воспринимается врачом как «интересный случай».

Г.С. Абрамова и Ю.А. Юдчиц ( 1998) рассматривают профессио­нальную деформацию в виде обобщенной модели, которая включает как социально обусловленные причины ее, так и причины вызван­ные феноменами индивидуального сознания. К социальным причи­нам они относят влияния, связанные с необходимостью соблюдения врачом как государственным служащим многочисленных инструк­ций, которые регламентируют его деятельность. Понятием «инструк­ция» здесь обобщаются все формы готового знания (учебники, клас­сификации болезней, нормативы и пр.), которые задаются нам извне, они не «пропущены» через собственный опыт и понимание. Как только профессионал принимает инструкцию за абсолютную исти­ну, все профессиональные взаимоотношения деформируются опре­деленным образом: врач может воспринимать пациента не как цело­стную личность, а как определенную совокупность симптомов или объект манипуляций.

С другой стороны, врач может уверовать в свое могущество и власть над человеком, приняв на веру многочисленные мифы, цир­кулирующие в немедицинской среде, по поводу возможностей вра­ча и современной медицины. Внешняя сторона лечения, кажущаяся неискушенному человеку магической, доступной только врачу, рождает «кастовый» характер медицинского знания. Так формирует­ся еще один фантом профессиональной деятельности врача - ощу­щение власти над человеком, для которого медицинская помощь яв­ляется последним шансом защититься от болезни.

Таким образом, врач имеет дело с двумя реальностями: неодушев­ленной (фантомы и инструкции) и живой реальностью - жизнью своей и других людей. Возникает соблазн их отождествления и созда­ния иллюзии простоты. Профессионал начинает переживать исклю­чительно простые чувства, выражающиеся в притягательной форму­ле «я могу», «я профессионал и лучше знаю как...что...». В результате принятия фантомов за истину сознание профессионала также фанто-мизируется-становится статичным, неподвижным, оно всегда знает, «как надо», «что должно быть» и «что с этим делать». Эти фантомы иногда могут осознаваться врачом на уровне переживаний - в виде чувства неудовлетворенности собой, профессией. Однако пока есть переживание, можно говорить и о возможности осознания факта про­фессиональной деформации и перспектив работы с ним. Профессио­нальная деформация не осознается в том случае, когда врач отказыва­ется от переживаний, потому что они требуют усилий, предполагают проявления отношения к кому-либо или к чему-либо.

Синдром хронической усталости у медицинских работников. В профессиях, связанных с взаимодействием человек-человек, про­фессиональная усталость - это прежде всего усталость от другого человека. Это совершенно специфический вид усталости, обуслов­ленный постоянным эмоциональным контактом с большим количе­ством людей. Особенно это относится к профессии врача, так как она предъявляет большую требовательность к личности профессионала и предполагает принятие ответственности за жизнь и здоровье друго­го человека. В значительной степени появлению усталости могут способствовать особенности работы в здравоохранении (дежурства, работа по сменам), чрезмерно большой прием. «Астения переутомления» обычно всегда развивается постепен­но (в течение 6 и более месяцев от начала напряженной работы), ей предшествует более или менее длительный период волевого усилия, умственного напряжения и продолжения работы в условиях утомле­ния. Утомление снижает работоспособность человека и эффектив­ность его труда, что создает постоянную психотравмирующую ситу­ацию в виде ощущения им собственной несостоятельности и может привести даже к невротическому срыву. Наиболее частым симпто­мом астении является раздражительность. Она проявляется в повы­шенной возбудимости, нетерпеливости, обидчивости и несдержан­ности. Проявления раздражительности чаще носят характер кратковременных вспышек, которые нередко сменяются раскаяния­ми, извинениями перед окружающими, ощущениями вялости и ус­талости. Кроме этих основных симптомов, страдающие астенией жа­луются на рассеянность, плохой сон, тревожность, неустойчивость настроения, головные боли.

В обыденном сознании общества бытует мнение, что состоя­ние здоровья у врачей лучше, чем у других людей. Однако это далеко не так, особенно это касается их психоэмоционального, психического состояния. Отношение к своему состоянию в этом плане у врачей встречается преимущественно двух видов: 1) отри­цающее - не обращает внимания на собственное психологичес­кое состояние, считает его следствием простого переутомления, не обращается за помощью к специалистам; 2) пренебрежитель­ное - недооценивает свою усталость; не изменяет свой стиль жизни, который, как правило, бывает несовместим с психологи­ческим здоровьем. Очень часто врач с синдромом хронической усталости склоняется не только к несовершенной «самодиагнос­тике», но и несовершенной «самотерапии» - излишествам в употреблении транквилизаторов или употреблении спиртных на­питков для снятия «напряжения».

Утомление врача отрицательно сказывается на его профессио­нальной деятельности и тем самым на его пациентах. Последствия утомления могут быть самыми разнообразными. Они могут про­являться в нетерпеливости и раздражительности - врач сокращает время приема каждого пациента, стремится как можно быстрее закончить вызывающую утомление работу, а у пациента при этом создается впечатление, что врач хочет от него отделаться, не воспринимает серьезность его жалоб и в целом относится к нему неуважительно. Производительность труда у врача снижается и за­медляется из-за трудностей концентрации внимания, трудностей при постановке диагноза и выборе метода лечения, преобладанием так называемых диагностических коротких связей типа: «повышен­ная кислотность + кровь в желудке = язвенная болезнь» (Конечный Р., Боухал М., 1985). На пациента такой врач производит впечатление рассеянного, занятого своими проблемами, а зачастую и просто некомпетентного. Невнимательность и поспешность могут приво­дить к неосторожным высказываниям с психической травматизацией больного (ятрогениям) и даже к прямым врачебным ошиб­кам - необоснованному диагнозу или неудачно выбранному лечению.

Переживание собственной профессиональной несостоятельно­сти при нарастании врачебных ошибок, трудности концентрации, затруднения в восприятии нового материала являются причиной травматизации самого врача, приводят к чувству недовольства ре­зультатами своей деятельности. Его состояние может усугубляться и возникновением конфликтов как с администрацией (из-за претен­зий к неудовлетворительной работе), так и с коллегами (вследствие вызванного утомлением раздражения) и с пациентами (из-за вра­чебных ошибок, отсутствия психологического подхода, неквалифи­цированных высказываний).

Синдром «эмоционального выгорания» у медработников. Тер­мин «эмоциональное сгорание» введен американским психологом X. Дж. Фрейденбергером в 1974 г. для характеристики психологичес­кого состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тес­ном общении с клиентами (пациентами) в эмоционально перегру­жен­ной атмосфере при оказании профессиональной помощи.

Врачебная профессия требует от профессионала не только про­фессионального мастерства, но и большой эмоциональной само­отдачи. Врач постоянно имеет дело со смертью и страданиями других людей, и во многих других случаях для врача существует проблема «невключения» своих чувств в ситуацию, что ему далеко не всегда удается. Естественно, что только эмоционально зрелая, целостная личность в состоянии решать эти задачи и справляться с подобны­ми трудностями. Вероятно, существует индивидуальный предел, потолок возможностей нашего эмоционального «Я» противосто­ять истощению, противодействовать «сгоранию», самосохраняясь. Синдром «эмоционального выгорания» характерен именно для профессионалов, изначально обладающих большим творческим потенциалом, ориентированных на другого человека, фанатично преданных своему делу.

При синдроме «эмоционального выгорания» у профессионала наступает своеобразное исчезновение или деформация эмо­циональных переживаний, которые являются неотъемлемой час­тью всей нашей жизни. Его симптомы во многом сходны с таковыми при хронической усталости и составля­ют основной каркас для возможностей последующей профессио­нальной деформации.

В первую очередь человек начинает заметно ощущать утомле­ние и истощение после активной профессиональной деятельности, появляются психосоматические проблемы типа колебаний арте­риального давления, головных болей, симптомов со стороны пище­варительной и сердечно-сосудистой систем, бессонницы.

Другим характерным признаком является возникновение нега­тивного отношения к пациентам и отрицательная настроенность к выполняемой деятельности. У врача исчезает тяга к совершенствова­нию в своей профессии, появляются тенденции к «принятию готовых форм знания», действию по шаблону с сужением репертуара рабо­чих действий, ригидность мыслительных операций. Недовольство собой с чувством вины и тревожными состояниями, пессимисти­ческая настроенность и депрессия часто проявляются вовне в виде агрессивных тенденций типа гнева и раздражительности по отноше­нию к коллегам и пациентам.

Содержательные характеристики СЭВ Абрамова Г.С. и Юдчиц Ю.А. (1998) описывают через изменение (деформацию) профессиональ­ных и личностных качеств (авторитетность, оптимизм и др.), присутствие которых просто необходимо для успешного осуществления профессиональной деятельности и личностного роста врача.

Авторитет врача - профессионал с СЭВ неизбежно утрачива­ет свой авторитет как у пациентов, так и коллег. Авторитет связан прежде всего с профессионализмом и личным обаянием. Когда врач из-за равнодушия и негативного отношения к своей работе не в со­стоянии вдумчиво, внимательно выслушать жалобы пациента, до­пускает врачебные ошибки или проявляет агрессивность и раздра­жительность он утрачивает доверие к себе к как профессионалу и уважение своих пациентов и коллег.

Оптимизм врача - пациент должен чувствовать здоровый опти­мизм врача, а не основанный на желании поскорее закончить обсле­дование («что вы волнуетесь зря, все у вас нормально, можете идти»). И наоборот, под влиянием выгорания врач демонстрирует циничное, часто жестокое отношение, преувеличивая последствия, например, несвоевременной явки в больницу (часто это происходит из-за желания «наказать» пациента за собственную эмоциональную несостоятельность).

Честность и правдивость - при тревоге, беспокойстве и неуве­ренности, вызванных СЭВ, врач утрачивает способность к правдиво­му и честному изложению информации о состоянии здоровья чело­века. Либо он излишне щадит психику больного человека, заставляя его пребывать в неизвестности, либо, наоборот, утрачивает необхо­димую меру в подаче диагностической или лечебной информации.

Слово врача - слово оказывает огромное суггестивное влияние на любого человека, а тем более слово врача для его пациента. Про­фессионал с СЭВ, переживающий чувства бессмысленности, безна­дежности и вины, неминуемо передаст эти чувства своим пациентам в слове, интонации, эмоциональной реакции.

Гуманизм врача - обусловлен ценностным и целостным подхо­дом к другому человеку. Врач, утративший содержание своей психи­ческой реальности, перестает обращаться к этому содержанию в других людях, обесценивая таким образом как себя, так и их.

7. Личность больного. Взаимоотношения больного с медицинским персоналом. Больной и его образ «идеального врача»

Каждый больной на основе культуральных влияний (представ­лений общества о враче), своего прошлого опыта общения с меди­ками и характера ожидаемой помощи имеет определенный образ врача, который может удовлетворить его потребности в помощи и эмоциональном обще­нии. По мнению Ж. Лакана, существует пять факторов, влияющих на процесс взаимодействия врача и пациента: пол, возраст, нацио­нальность (раса), вероисповедание и сексуальная ориентация. Ис­следования показали, что все эти факторы оказываются значимы­ми, однако более значимыми являются личностные и характерологические свойства.

В.А. Ташлыковым (1984) на основании специального исследова­ния было выделено несколько описаний представлений больных об образе «идеального» врача: «сопереживающий и недирективный», «сопереживающий и директивный» и «эмоционально-нейтральный и директивный».

1. Сопереживающий и недирективный: «Добрый, отзывчивый, терпеливый, склонный к глубокому сочувствию и состраданию, вы­зывающий у больного полное доверие и откровенность, способный все терпеливо выслушать и с пониманием отнестись к самым нео­бычным заявлениям больного».

В клинике неврозов такой выбор предпочитался больными с истероидными чертами характера. У этих больных имеется повышен­ная потребность в особом понимании и признании их окружающи­ми вследствие свойственного им эгоцентризма.

2. Сопереживающий и директивный: «Этому врачу свойствен­но стремление проникнуть в душу больного, понять суть его пере­живаний, но, несмотря на склонность к сочувствию, он будет дей­ствовать непреклонно и сможет заставить больного следовать его указаниям; своей чуткостью, отзывчивостью и в то же время твердо­стью, строгостью он вызывает доверие и уважение».

Выбор этого типа врача свойственен лицам с тревожно-мни­тельными чертами характера и отражает их надежды избавиться от нерешительности с помощью доброжелательной и сильной личности врача.

3. Эмоционально-нейтральный и директивный: «Ему свой­ственны твердые убеждения, целеустремленность, умение внести ясность в дело и довести его до определенного конца; по отношению к больным он внимателен, сдержан; вызывает доверие к себе своей уверенностью, волей и спокойствием, а умением убеждать и вну­шать он оказывает сильное влияние на больного».

Этот образ врача больше импонировал больным неврастенией в связи с их повышенной потребностью в приобретении прежде всего такого личностного качества, как самообладание.

Пол, возраст и другие личностные качества врача. Для боль­шинства больных признаки пола и возраста врача являются второсте­пенными по сравнению с представлениями о его личности. Однако имеется некоторая тенденция к выбору врача более старшего по воз­расту. Пол врача многими больными рассматривался как фактор, облегчающий общение (например, при обсуждении некоторых ин­тимных вопросов своей жизни). В эталоне врача-женщины чаще преобладает «сопереживающий» комплекс личностных черт, а в эта­лоне врача-мужчины - «эмоционально-нейтральный».

Наиболее ценными для больных оказываются следующие (в по­рядке убывания) личностные качества врача: ум, увлеченность рабо­той, внимательность, чувство долга, терпеливость, чуткость, интуи­ция, серьезность, доброта, чувство юмора.

Техники налаживания с пациентом определенного психологи­ческого контакта, необходимого для успеха того или иного терапев­тического вмешательства, часто называют «техниками присоедине­ния». Таких техник в профессиональной психотерапии много, хотя умение «почувствовать» другого человека во многом зависит от психологических свойств самого врача, его эмпатийности и может быть естественным. Технические приемы обучения умению нала­живания психологического контакта в первую очередь направлены на развитие и совершенствование личностных эмпатийных способ­ностей у самого врача.

Личность больного и эффективность психологического контакта с ним

Пациент, как правило, имеет право выбора врача в соответ­ствии с собственными мотивами и ценностями. Врач ограничен в своем выборе пациента и должен быть подготовлен к общению с любым человеком.

Личность больного, как и любого другого человека, характеризу­ется группой качеств: темпераментом, способностями, интеллек­том, характером и пр. Многие из этих характеристик врачу приходит­ся учитывать для формирования эффективного контакта с больным. Одна из таких особенностей личности - это соотношение в ней ка­честв экстраверсии и интроверсии.

Больные экстраверты полностью обращены во внешний мир, у них широкий круг знакомств и интересов, они инициативны, импуль­сивны, гибки. В своих неприятностях они чаще винят внешние обсто­ятельства, судьбу, случай. Они склонны к агрессии и гневу. Психоло­гические тесты позволяют легко установить принадлежность больного к экстравертам. Общение с такими пациентами целесооб­разно начинать с формирования эмоционального контакта, а уста­новив его, переходить к информационному.

Для противоположного, интровертированного типа больных гораздо больший интерес представляет не внешняя среда, а пере­живания собственного внутреннего мира. Им никогда не бывает скучно «наедине с собой». Они более замкнуты, склонны к само­анализу, хуже адаптируются к изменениям окружающей среды. Для таких больных нет мелочей в своем здоровье, любой вопрос должен быть разобран максимально подробно, иначе у них легко формируется тревога. Ответственность за события своей жизни та­кие пациенты чаще всего берут на себя. Темп их мышления неред­ко бывает медленным, и это заставляет врача испытывать серьез­ные трудности, если беседа идет в условиях дефицита времени. Контакт с таким больным труден, его лучше начинать с нейтрально­го, информационного. Лишь при условиях хорошего делового об­щения у подобных больных формируется положительное эмоцио­нальное отношение к врачу.

Большое значение для установления эффективного контакта име­ет знание врачом характерологических особенностей больного, осо­бенно наличие стойкого чрезмерного усиления (акцентуации) ка­ких-либо отдельных черт характера. В повседневной жизни акцентуированные черты могут играть двоякую роль в социальной адаптации: они одновременно усиливают личностную устойчивость к одним неблагоприятным воздействиям и ослабляют ее к другим. При психотравмирующих ситуациях такая избирательная уязви­мость может облегченно приводить к личностной декомпенсации и невротическому состоянию. Психологические тесты позволяют лег­ко выделять все основные типы акцентуации характера.

Методики установления психологического контакта

Практически любая встреча и беседа врача с больным, даже если она предпринимается только с диагностической целью, имеет важ­ное значение для установления и поддержания оптимального психо­логического контакта. Особенно важно профессионально грамотно и умело провести с больным первую встречу и беседу, с которой и начинается лечебный процесс.

Первую беседу с больным следует организовывать и проводить обдуманно. Она имеет не только диагностическое значение, но важ­на и как психотерапевтический фактор. Больной должен увидеть вни­мательное отношение к себе и искреннее желание помочь ему. Луч­ше, когда при первой беседе нет посторонних лиц, а иногда и родственников. Тогда врачу легче найти контакт с пациентом, начать диалог, поставить вопросы и стимулировать рассказ о себе.

Очень важно уметь выслушать больного и отметить, что для него является самым важным. В самой постановке вопросов следует из­бегать воздействий внушающего характера - суггестивные вопро­сы, требовательный тон голоса или игнорирование жалоб. Конечно, трудно составить четкие универсальные правила первой беседы и вообще правила обращения с больными. В каждом конкретном слу­чае наиболее удобный способ избирается врачом в зависимости от состояния больного и опыта врача.

Техники активного слушания

Стремительный темп жизни привел к тому, что мы все хорошо говорим и плохо умеем слушать. Имеется два вида слушания: оце­ночное или без оценки. В медицинской практике ценится слушание без оценки. В любом случае цель врача - разговорить пациента и получить максимум информации. Поза врача должна демонстриро­вать внимание: подбородок на руке, легкий наклон головы к больно­му. Встреча глаз - пе­рио­дически. Нельзя «сверлить» больного глаза­ми, но при информации об интимных вещах отводить глаза не следует, это ведет к мгновенной потере контакта.

Безоценочное слушание. Главное при активном безоценочном слушании - это умение молчать, поддакивать, перефразировать со­общения больного. Обязательное условие - заинтересованность. Можно демонстрировать больному эмпатийное понимание того, что тот чувствовал. Это могут быть следующие стандартные фразы-клише: «Вы тогда, наверное, расстроились», «Сколько же Вам при­шлось пережить» и прочие. Однако нельзя перегружать беседу по­добными психологическими клише, т. к сверхсочувствие - это всегда бесчувственность.

Для того чтобы добиться одинакового с больным понимания того, что он говорит, можно пользоваться приемами усиления диа­лога, например такой фразой-клише: «Продолжайте, пожалуйста, это очень важно». Умению видеть «горячие точки» в анамнезе по­могают симптомы напряженности в речи больного и психологи­ческая защита. Напряженность проявляется в изменении темпа речи - появлении пауз и слов-паразитов (если их ранее не было), штампов, иронии. В отличие от юмора, свидетельствующего о хо­рошем контроле за ситуацией, ирония чаще говорит о психологи­ческом неблагополучии.

Важными признаками психологического неблагополучия явля­ется стремление больного уклоняться от ответа на некоторые вопро­сы или отвечать общими фразами. Кроме того, больные психосома­тическими заболеваниями на вопрос о своих конфликтах часто также отвечают отрицательно, искренне полагая при этом, что у них «все нормально». В речи этой группы пациентов нужно уметь выявлять элементы психологической защиты, указывающие на фактическое присутствие конфликтной ситуации. Распознавание защитного поведения важно для последующего лечения больного. Оно поможет осознать причины возникшего заболевания. Все это можно уловить при максимально полном высказывании больного, слушая его безо всяких оценок.

Оценочное слушание. Оценочное слушание целесообразно тогда, когда сам больной хочет оценки. При обсуждении течения болезни, результатов анализов медицинский работник ежедневно сталкивается с необходимостью оценочного слушания. Его всегда желательно начинать с положительной оценки. Следует помнить, что осудить и психологически всегда легче, поскольку это повыша­ет собственную самооценку. У больных с лабильным или снижен­ным настроением приходится помнить о сильном деструктивном компоненте порицания, поэтому не стоит заканчивать разговор от­рицательной оценкой чего-либо, касающегося больного.

При затянувшемся или малоэффективном разговоре могут быть применены приемы сокращения диалога. Психологическое клише в этом случае может быть следующим: «Уточните, пожалуйста, я не совсем понял...» и жест остановки рукой.

Когда больной ошибается в своих суждениях, возникает необхо­димость немедленной отрицательной оценки. Чтобы не потерять при этом установившийся психологический контакт, можно вос­пользоваться приемами корректного отбоя. Психологическое клише в этом случае может быть следующим: «Вы, конечно, можете со мной не согласиться, но я совершенно уверен, что...».

Часто у больного во время эмоциональной беседы могут по­явиться слезы или наблюдается гнев, агрессия. Этого не следует пу­гаться. Такие проявления свидетельствуют о «горячих точках» в анамнезе, которые могут играть серьезную роль в заболевании. Подкрепив ситуацию фармакологическими средствами (возможно, что вполне достаточным будет дача валерианы или пустырника), паци­енту все же следует дать возможность полностью высказаться. Отре-агирование эмоций обычно значительно облегчает психологическое состояние больного.

Бессловесное общение. Информация, получаемая от больного, идет на разных уровнях восприятия, так как общение не исчерпыва­ется устными и письменными сообщениями, важную роль в нем играет и невербальная информация - мимика, жесты, интонации. Все эти проявления имеют значение только в контексте разговора и не несут никакой прямой смысловой нагрузки вне беседы.

Читая жесты в диалоге с больным, мы осуществляем обратную связь, понимая, как встречено то, о чем мы говорим, - с одобрени­ем или враждебно, сомневается больной или не верит. Своеобраз­ным предупреждающим сигналом о неблагополучном протекании беседы будет появление рассогласованности жестов и речи больно­го. Это бывает, когда устное сообщение больного сопровождается противоречащими словам видимыми жестами. Бессловесная ин­формация в этом случае гораздо более информативна, и это может указать врачу, что нужно изменить свое поведение с больным, что­бы достигнуть нужного результата.

Первое впечатление больного от встречи с врачом

Известный психолог Д. Карнеги в своей книге «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» отмечал, что «нет ниче­го приятнее для человека, чем звук его собственного имени», поэто­му еще до первой беседы с больным целесообразно знать полное его имя, так как пациенту всегда будет импонировать такая инфор­мированность врача.

Если имеются условия и позволяет состояние больного, то пер­вую беседу с ним лучше проводить наедине. Перед беседой меди­цинскому работнику обязательно нужно «посмотреть» на себя в зер­кало: какой я иду. Это необходимо, т.к. на лице может оставаться мимика от предыдущего контакта, например, раздраженность, что может серьезно повлиять на первое впечатление.

Поскольку контакт с пациентом имеет две стороны - информа­ционную и эмоциональную, то беседу хорошо бы начать тоном, ко­торым мы говорим со старыми знакомыми. Хорошо, когда во время первой встречи имеется возможность не спешить и дать больному выговориться полностью. Первая беседа позволяет оценить ожида­ния больного о степени директивности контакта или наоборот, парт­нерства, сотрудничества. Первый разговор покажет также предпочи­таемый для данного больного контакт - информационные сообщения или же эмоциональные проявления медицинского ра­ботника находят больший отклик у больного.

Больные, предпочитающие эмоциональный контакт, ищут в пер­вую очередь сочувствия, человечности и никогда не простят отноше­ния к себе, как к «материалу». Информацию такие больные воспри­нимают без сопротивления только от эмоционально-приятного собеседника. Вторая группа больных предпочитает информацион­ный контакт - лишь врач, показавший свои деловые качества, стано­вится достойным их уважения. Таким образом, обе стороны контак­та являются необходимыми для успешного лечения, но очередность информирования врача разная с разными больными.

Техники убеждения

С необходимостью убеждать больного приходится сталкиваться ежедневно, особенно если принять во внимание, что около полови­ны пациентов, согласно данным зарубежной статистики, не выпол­няют назначения врача. Поэтому для многих больных выписанный рецепт или рекомендация врача является не более, чем информаци­ей к размышлению. Прямые, лобовые советы (уехать из данного го­рода, уйти с этой работы и прочее), как правило, вызывают сильное сопротивление больного. Любопытно, что явное сопротивление (когда пациент честно отказывается выполнить совет врача), является обычно не таким сильным, как скрытое (когда на словах больной обещает все сделать и ничего не выполняет фактически).

Лучше прямых советов работают косвенные приемы убеждения. Психологическое клише: «Я бы на Вашем месте, может быть, сделал бы так...» Эффект косвенного внушения связан с тем, что оно вызы­вает минимальное сопротивление больного. Однако значимая информация должна исходить от значимого человека. Если контакт с больным формальный, то лучше подыскать референта из окруже­ния больного (друга, родственника), который по совету врача дове­дет до больного эту необходимую информацию. Быстро и эффек­тивно может помочь найти референта в окружении больного «Цветовой тест отношений» (Эткинд А.М., 1980).

В литературе приводится ряд конкретных методов (техник) убеждения.

  1. Метод выбора. Больному следует описать все «за» и «против» (например, положительные и отрицательные стороны его жизни после какой-либо операции), подвести его максимально близко к ре­шению окончательного выбора, который он делает сам.
  2. Метод сократовского диалога (метод семи «да»). Врачу сле­дует подготовить 7 вопросов, на которые больной ответит утверди­тельно. Последним идет то, в чем необходимо убедить пациента. Не­ гибкие больные по инерции отвечают «да» и на последний вопрос.
  3. Метод авторитета. Психологическое клише: «Консультант считает, что...»
  4. Метод вызова. Психологическое клише: «Если Вы не сможете бросить курить, я Вас пойму, поскольку справиться с этим может только очень волевой человек». Метод практически не работает при убеждении женщин.
  5. Метод дефицита. Определенная группа больных считает, что дефицитная процедура априорно считается хорошей. Поставив больного в ситуацию дефицита (например, очереди на консульта­цию или исследование), удается без психологических потерь перейти через необходимость самой процедуры. Метод лучше работает при убеждении женщин.
  6. Метод проекции ожидания. Психологическое клише: «Вы, как умный человек, конечно, согласитесь со мной, что...»

Вышеприведенные техники прямого убеждения «работают» го­раздо лучше при разовых встречах с больным, а при длительных и тесных контактах большее значение приобретает эмпатийная ис­кренность врача.

Спор и конфликт

Споры нужны и в медицине, и в жизни. В спорах мы становимся умнее и логичнее. Знание, преподнесенное больному в беседе, всего лишь информация к размышлению. Знание, полученное в споре, становится убеждением. Спор - борьба, и побеждает тот, кто лучше вооружен. Однако врачу следует помнить, что нужно различать два вида споров. Есть споры конструктивные (реалистические, предметные), где ищется истина и больной восполняет свой дефицит информации. И есть споры конфликтные, софистические (нереалистические, беспредметные), где не истина важна, а необхо­дима победа любой ценой.

В первую группу споров с больным врачу вступать можно и нужно. Во вторую врача, как правило, втягивают насильно. После­дний конфликтный спор надо распознавать сразу: он ведь тоже ря­дится в поиски истины. Признаки конфликтного спора следующие: нежелание и неумение слушать противника, монолог, а не диалог; переход с истины на дискредитацию личности противника; преду­бежденность; эмоциональная агрессия; демонстрация своей зна­чительности; порицание и осуждение, особенно огульное, всеоб­щего характера, что является неосознанным стремлением повысить свою самооценку. Этот тип конфликтов нередко обуслав­ливается предвзятым отношением пациента к медицинской службе в целом или к отдельному врачу.

Беседа: общая структура

Особенности беседы, ее структура зависят от поставленных за­дач, личности и опыта врача, характера заболевания и этапа лечения. Однако можно выделить и некоторые общие элементы структуры и последовательности каждой беседы. Акценты на том или ином эле­менте беседы могут быть различными в зависимости от характера болезни и ее этапа, методов лечения и личности больного.

Первым ее элементом является установление психологической атмосферы доверия и откровенности в общении терапевта с паци­ентом. С этой точки зрения ошибочным является чрезмерное «вы­пытывание» больного при сборе анамнеза. Как правило, такая сверх­настойчивость врача вызывает сопротивление, уход и замкнутость пациента. Желательно начинать диалог с уточнения анкетных данных в стиле взаимного знакомства, а не допроса. Это позволит с первых минут задать необходимый тон общения и быстро психологически взаимно адаптироваться.

В процессе беседы врач должен проявлять терпимость к челове­ческим слабостям и категорически избегать роли моралиста. Явно выражаемая врачом моральная оценка негативных поступков боль­ного неизбежно несет в себе элемент осуждения, что затрудняет кон­такт и толкает больного на сокрытие некоторых эпизодов жизни, ко­торые, возможно, существенны для понимания причины болезни. Это, конечно, не означает того, что врач одобряет негативные по­ступки больного, но он принимает его таким, какой он есть. Основ­ная задача врача - лечение, и каждый больной, независимо от его личностных особенностей, имеет право на максимально возмож­ную медицинскую помощь.

Внешний вид врача, поведение, поза, выражение лица - все должно демонстрировать больному искреннюю заинтересован­ность беседой и участие в проблемах больного. Не следует, однако, забывать и то, что диалог с больным - это не праздный разговор, а довольно напряженная работа как врача, так и больного. Поэтому следует избегать и другой крайности - выслушивания нецеленап­равленного "излияния" больного. Необходимо умелое управление ходом беседы с больным, и инициатива в общении должна принад­лежать врачу.

Вторым элементом беседы является предоставление больному необходимой и понятной информации относительно болезни и ле­чения. В беседе не следует употреблять специальную медицинскую терминологию. Несмотря на очевидность этого положения, студен­ты старших курсов и молодые врачи регулярно его нарушают. Веро­ятно, это обусловлено характером обучения, необходимостью осво­ения профессионального языка. Число терминов, которыми должен овладеть студент-медик, по объему эквивалентно изучению трех иностранных языков. Усвоить такой объем информации можно, лишь постоянно используя ее. Все студенты и начинающие врачи вначале испытывает серьезные трудности при общении с больным, который о своем заболевании рассказывает бытовым языком и спо­собен воспринимать только лишенные медицинской терминологии вопросы. Кроме того, не следует забывать, что понятные для больно­го разъяснения, его просвещение способствуют усилению веры больного в врача как знающего специалиста.

Третьим элементом беседы является обсуждение с пациентом динамики проявлений болезни и хода лечения. Здесь важно согласо­вание с больным поэтапного выполнения лечебных задач, степени и формы участия самого больного в лечебном процессе. Врач актив­но поддерживает адекватное этапу болезни поведение больного и сдерживает нежелательные поведенческие реакции.

Четвертым элементом беседы может быть обсуждение какой-либо проблемы больного, связанной с жизненной ситуацией, меж­личностным или внутриличностным его конфликтом. Интерпрета­ция обсуждаемой проблемы в случаях неврозов или другой психогенной патологии направляется на осознание пациентом свя­зей между особенностями конфликта, нарушенной системой его от­ношений, патогенной ситуацией и функциональными болезненны­ми расстройствами.

Пятой, заключительной, частью беседы является подведение итогов. В каждой беседе важно точной формулировкой определить достигнутое и наметить дальнейшие задачи лечения. Не следует за­бывать подчеркивать соответствующее участие самого больного в процессе лечения.

Строя общение с больным, целесообразно понимать, что лучше всего усваивается конец беседы, хуже - начало и совсем плохо - середина беседы. Эмоциональный накал в конце беседы приближает ее к внушению в состоянии бодрствования. После первой же беседы больному необходимо хоть приблизительно знать свою лечебную перспективу и иметь надежду. Если невозможно дать надежду, то хорошо бы поставить цель. Это делает больного активным участни­ком своего выздоровления.

Познавательный аспект беседы

Врач является важнейшим источником сведений, нужных для больного, особенно на первом этапе лечения, уже при первой их встрече. Эти сведения касаются характера болезни, прогноза тече­ния ее, методов лечения и перспектив выздоровления. Для врача важно знать особенности собственной «концепции» пациента о бо­лезни, его представлений о ее причинах, выраженности у него чув­ства угрозы для жизни и эмоционального стресса на факт заболева­ния, влияние болезни на социальную ситуацию («масштаб переживаний» больного). С учетом этих данных и особенностей личности больного врач по уточнении диагноза передает пациенту свое понимание болезни и обсуждает с ним методы лечения. Устранение дефицита информации - важнейший аспект любой беседы и суть малой повседневной психотерапии лечащего врача, по Б.Е. Вотчалу (1972). Искусство заключается в том, кому и сколько сказать. При этом никогда не следует давать больному оснований уличить врача в обмане.

Известные трудности представляет сообщение диагноза больно­му с тяжелым и малокурабельным заболеванием, объяснение его сущности и прогноза. Больной обычно знает или догадывается об истинной природе заболевания. Однако неуточняющие объяснения врача поддерживают у него механизмы психологической защиты по типу "отрицания", которые и создают двойственную позицию в представлениях больного о диагнозе и тем самым сохраняют надеж­ду на возможность благоприятного исхода.

Основное условие, которое следует учитывать при сообщении диагноза, - знание того, что хочет и что боится услышать больной. Главное требование при сообщении диагноза и прогноза - это щажение чувств больного и его родных.

Никогда не следует обманывать. Лучше недоговорить, чем обма­нуть. Надо подбирать слова, чтобы они ободряли и в то же время не давали повода больному и его родным говорить, что врач их обма­нул или ошибся.

Прогнозирование в медицине всегда представляет собой слож­ную задачу. Очень часто то, что представляется больному и его род­ным неопасным, нетяжелым, на самом деле вовсе таким не является. Важно умение так отвечать на вопросы о прогнозе, чтобы избежать ятрогенного воздействия.

При сообщении прогноза, особенно если он неблагоприят­ный, надо быть экономным в словах. Не стоит вдаваться в подроб­ности и прибегать к специальным терминам. Там, где это возмож­но, хорошо бы указать приблизительные сроки в изменениях течения болезни к лучшему. Более подробно описываются лекар­ства, порядок их приема, каковы они на вид и вкус и как себя вести после приема препаратов.

Эмоциональный аспект беседы и самоконтроль врача

Наряду с потребностью в разъяснениях, больной всегда испыты­вает потребность в определенном характере эмоционального обще­ния с врачом. Больному важно видеть в враче не только хорошего специалиста, но и человека, который поймет его переживания, свя­занные с болезнью и его жизненной ситуацией.

Основу такого контакта между врачом и больным составляет до­верительность. Обычно речь идет о доверии больного к врачу, и сама ситуация болезни и ее лечения содействует его повышению. Однако немаловажное значение имеет и определенная степень доверия вра­ча к своему больному. Последнее является существенным факто­ром, определяющим характер эмоциональной дистанции между те­рапевтом и пациентом. Здесь следует различать жалость («мне жаль Вас»), симпатию («я сочувствую Вам») и эмпатию («я с Вами»). Эмпатический подход необходим врачу прежде всего как человеческое отношение к пациенту, именно он необходим для углубления дове­рительного контакта.

Беседуя с пациентом и наблюдая за ним, врач нередко акцентирует внимание лишь на его реакциях и поведении и значительно реже-на своих собственных чувствах и поведении. Врачу следует помнить, что суть межличностного общения состоит в постоянном действии «об­ратной связи». Врачу необходимо поддерживать в себе определенный эмоциональный самоконтроль, чтобы сохранить благожелательность даже при раздражительности, неадекватных реакциях и неадекватных установках больного. Скрываемое или недостаточно осознаваемое врачом негативное отношение к пациенту приводит к ухудшению кон­такта, так как больной улавливает невербальные проявления эмоций (мимика, жесты, интонации голоса) и тем самым получает представ­ление об истинном отношении к нему врача.

Невербальное поведение врача особенно обостренно восприни­мается мнительными и недоверчивыми пациентами. Они часто больше верят выражению лица врача, чем его словам, и это иногда может послужить источником "немой" ятрогении. В отношении та­ких пациентов весьма важным является убедительность и уверен­ность в разъяснении всех вопросов и сомнений больного. Врач так­же должен понимать, что его собственные чувства и отношения могут, в силу нарушения взаимоотношений с больным, влиять на правильность клинического анализа больных.

Основные формы психологического взаимодействия между врачом и больным

После установления контакта между врачом и больным процесс общения приводит к созданию определенных форм взаимодействия между врачом и больным, которые устойчиво сохраняются в ходе терапии или изменяются на разных ее этапах. С точки зрения характе­ра активности врача и степени участия больного в лечебном процес­се можно выделить две основные формы их взаимоотношения: ру­ководство и сотрудничество (партнерство).

Руководство - врач занимает ведущую, активную позицию, а больной остается сравнительно малоактивным. Руководство пред­ставляет собой выражение авторитета и власти специалиста, кото­рый всю ответственность за основные вопросы в период лечения берет на себя. Нередко такой врач наделяется «магическими» каче­ствами, и больные особенно восприимчивы к его суггестивным влияниям. Эти больные воспринимали врача как доминирующую силу и были ориентированы на подчинение по типу «врач знает все, боль­ной - ничего». Некоторым больным с относительно незрелой лич­ностью, нуждающимся в руководстве, в авторитетных советах, этот тип контакта был необходим, для них он был эффективен на первом этапе лечения. Недостатком этого типа взаимоотношений является низкая активность больного, а также нередко зависимость от врача по завершении лечения. Разъяснения, советы и рекомендации доста­точно обоснованы, когда они касаются медицинского аспекта болез­ни и лечения. Но обоснованность их значительно уменьшается, когда затрагиваются морально-ценностные вопросы. В этих случаях неиз­бежно отражаются собственные ценностные ориентации врача, ко­торые могут быть иными, чем у больного (например, проблемы брака, выбора профессии или перемены работы).

Партнерство - это модель не авторитарного сотрудничества, союза и предполагает активное участие больного в лечебном про­цессе, развитие его самостоятельности и ответственности в выборе альтернативных решений. Сотрудничество наиболее эффективно у больных, стремящихся противодействовать болезни. Пациент ожи­дает, что врач будет обсуждать и согласовывать с ним все предприни­маемые им действия, оставляя право принятия решения за больным. Врач избегает давать прямые указания, рекомендации, советы отно­сительно реальных жизненных проблем своего пациента, поскольку такое поведение может подкреплять тенденции ухода от принятия решений им самим.

Если на первом этапе лечения врач избирает стиль «руковод­ства», то в последующем он может стремиться к установлению сотрудничества (партнерства) в общении с больным. На разных этапах лечения отношения между больным и врачом выполняют разные функции.

На первом этапе лечения доминирует установление взаимопо­нимания, согласование целей лечения.

На втором этапе лечения более определенно структурируется система взаимоотношений между больным и врачом, устанавлива­ется стиль ролевого поведения каждого из них и степень участия в лечебном процессе. Врач использует взаимоотношения с пациен­том как лечебный инструмент (эмоциональная поддержка, коррек­ция межличностного опыта, конфронтация и т.д.).

На третьем этапе лечения врач снижает свою активность, способ­ствует углублению самостоятельности и независимости пациента.

Наиболее распространенным подходом к пониманию взаимоот­ношений врача и больного в отечественной медицине является представление об активной позиции врача, который, однако, избегает крайностей директивного и недирективного стилей.

Характер заболевания и тип контакта

Немаловажным фактором, который определяет формы взаимо­действия врача и больного, является характер заболевания.

Руководство как модель полностью доминирующей позиции врача включает много вариантов. В случае, например, коматозного состояния и при выходе из него или в ситуации операции больной совершенно беспомощен и пассивен, всю ответственность врач в данных условиях берет на себя, лечение осуществляется без активно­го сознательного участия больного. Если же заболевание протекает остро (инфекции, травмы и т.д.), но с сохранением сознания, то пас­сивность больного уже не носит абсолютного характера. Врач обсуждает с ним ряд вопросов лечения, дает советы относительно по­ведения в данной ситуации.

Другая форма взаимодействия врача и больного - сотрудниче­ство (партнерство) - также может иметь различные варианты в за­висимости от характера заболевания, методов лечения. Эта форма взаимодействия особенно важна при хроническом течении заболе­вания, при неострых психических расстройствах или в период интен­сивных реабилитационных мероприятий, т.е. в тех случаях, когда не­обходимо соучастие больного в лечебном процессе.

Практическая часть

  1. Методика определения «Типа личности» и «Вероятностных расстройств» данного типа Дж. Олдхэма и Л. Морриса
  2. Характерологический опросник К. Леонгарда, Шмишека

1. Характерологический опросник (опросник К. Леонгарда-Шмишека)

Инструкция: «Вам будут предложены утверждения, касающиеся Вашего характера. Если Вы согласны с утверждением, рядом с его номером поставьте знак «+» (да), если нет - знак «-» (нет). Над вопросами долго не думайте, правильных и неправильных ответов нет".

Текст опросника

1. У Вас чаще веселое и беззаботное настроение?        

2. Вы чувствительны к оскорблениям?         

3. Бывает ли так, что у Вас на глаза наворачиваются слезы в кино, театре, в беседе и т.п.?

4. Сделав что-то. Вы сомневаетесь, все ли сделано правиль­но, и не успокаиваетесь до тех пор, пока не убедитесь еще раз в том, что все сделано правильно?

5. В детстве Вы были так же смелы, как и Ваши сверстники?  

6. Часто ли у Вас резко меняется настроение от состояния безграничного ликования до отвращения к жизни, к себе?

7. Являетесь ли Вы обычно центром внимания в обществе, компании?    

8. Бывает ли так, что Вы беспричинно находитесь в таком ворчливом настроении, что с Вами лучше не разговаривать?

9. Вы серьезный человек?    

10. Способны ли Вы восторгаться, восхищаться чем-то?

11. Предприимчивы ли Вы?

12. Вы быстро забываете, если Вас кто-то обидел?                            

13. Мягкосердечны ли Вы?  

14. Опуская письмо в почтовый ящик, проверяете ли Вы, проводя рукой по щели ящика, что письмо полностью упало в него?

15. Стремитесь ли Вы всегда считаться в числе лучших работников?   

16. Бывало ли Вам страшно в детстве во время грозы или при встрече с незнакомой собакой (а может быть, такое чувство бывает и теперь, в зрелом возрасте)?

17. Стремитесь ли Вы во всем и всюду соблюдать порядок? 

18. Зависит ли Ваше настроение от внешних факторов?    

19. Любят ли Вас Ваши знакомые?                 

20. Часто ли у Вас бывает чувство внутреннего беспокой­ства, ощущение возможной беды, неприятности?                       

21. У Вас часто несколько подавленное настроение?  

22. Бывали ли у Вас хотя бы один раз истерика или нервный срыв?  

23. Трудно ли Вам долго усидеть на одном месте?  

24. Если по отношению к Вам несправедливо поступили, энергично ли Вы отстаиваете свои интересы?                                                       

25. Можете ли Вы зарезать курицу или овцу?   

26. Раздражает ли Вас, если дома занавес или скатерть висят неровно, или Вы сразу же стараетесь поправить их?                       

27. Вы в детстве боялись оставаться один в доме?  

28. Часто ли у Вас бывают колебания настроения?

29. Всегда ли Вы стремитесь быть достаточно сильным работником в своей профессии?

30. Быстро ли Вы начинаете сердиться или впадать в гнев?

31. Можете ли Вы быть абсолютно, беззаботно веселым?

32. Бывает ли так, что ощущение безграничного счастья буквально пронизывает Вас?

33. Как вы думаете, получился бы из Вас ведущий в юмори­стическом спектакле?

34. Вы обычно высказываете свое мнение людям достаточно откровенно, прямо и недвусмысленно?  

35. Вам трудно переносить вид крови? Не вызывает ли это у Вас неприятных ощущений?                                     

36. Вы любите работу с высокой личной ответственностью?

37. Склонны ли Вы выступать в защиту лиц, по отношению к которым поступили несправедливо?                        

38. В темный подвал Вам трудно, страшно спускаться?

39. Предпочитаете ли Вы работу такой, где действовать надо быстро, но требования к качеству выполнения невысоки?          

40. Общительны ли Вы?

41. В школе Вы охотно декламировали стихи? 

42. Убегали ли Вы в детстве из дома?

43. Кажется ли Вам жизнь трудной? 

44. Бывает ли так, что после конфликта, обиды Вы были до того расстроены, что идти на работу казалось невыносимым?    

45. Можно ли сказать, что при неудаче Вы не теряете чувства юмора?

46. Предприняли бы Вы первые шаги к примирению, если Вас кто-то обидел?

47. Вы очень любите животных? 

48. Возвращаетесь ли Вы убедиться, что оставили дом или рабочее место в таком состоянии, что там ничего не случится?                             

49. Преследует ли Вас иногда неясная мысль, что с Вами и Вашими близкими может случиться что-то страшное?                                                  

50. Считаете ли Вы, что Ваше настроение очень изменчиво?

51. Трудно ли Вам докладывать (выступать на сцене) перед большим количеством людей?

52. Вы можете ударить обидчика, если он Вас оскорбит?    

53. У Вас очень велика потребность в общении с другими людьми?     

54. Вы относитесь к тем, кто при каких-либо разочарованиях впадает в глубокое отчаяние?                                                              

55. Вам нравится работа, требующая энергичной организа­торской деятельности?

56. Настойчиво ли Вы добиваетесь намеченной цели, если на пути к ней приходится преодолевать массу препятствий?

57. Может ли трагический фильм взволновать Вас так, что на глазах выступают слезы?

58. Часто ли бывает Вам трудно уснуть из-за того, что проблемы прожитого дня или будущего все время крутятся в Ваших мыслях?

59. В школе Вы иногда подсказывали своим товарищам или давали списывать?

60. Потребуется ли Вам большое напряжение воли, чтобы пройти одному через кладбище?

61. Тщательно ли Вы следите за тем, чтобы каждая вещь в вашей квартире была всегда на одном и том же месте?  

62. Бывает ли так, что будучи перед сном в хорошем настроении, Вы на следующий день встаете в подавленном, длящемся несколько часов?

63. Легко ли Вы привыкаете к новым ситуациям?

64. Бывают ли у Вас головные боли?                  

65. Вы часто смеетесь?                        

66. Можете ли Вы быть приветливым даже с тем, кого Вы явно не цените, не любите, не уважаете?                                                    

67. Вы подвижный человек?

68. Вы очень переживаете из-за несправедливости? 

69. Вы настолько любите природу, что можете назвать ее дру­гом?

70. Уходя из дома или ложась спать, проверяете ли Вы, закрыт ли газ, погашен ли свет, заперты ли двери?                                                 

71. Вы очень боязливы?                    

72. Изменяется ли ваше настроение при приеме алкоголя? 

73. В Вашей молодости Вы охотно участвовали в кружке художественной самодеятельности?                                               

74. Вы расцениваете жизнь несколько пессимистически, без ожидания радости?

75. Часто ли Вас тянет путешествовать? 

76. Может ли Ваше настроение измениться так резко, что состояние радости вдруг сменяется угрюмым и подавленным?

77. Легко ли Вам поднять настроение друзей в компании?  

78. Долго ли Вы переживаете обиду?

79. Долго ли Вы переживаете горести других людей?

80. Часто ли, будучи школьником. Вы переписывали страни­цу в Вашей тетради, если случайно оставили в ней кляксу?

81. Относитесь ли Вы к людям скорее с недоверием и осто­рожностью, чем с доверчивостью?

82. Часто ли Вы видите страшные сны?  

83. Бывает ли, что Вы остерегаетесь того, что броситесь под колеса проходящего поезда или, стоя у окна многоэтажного дома, остерегаетесь того, что можете внезапно выпасть из окна?                           

84. В веселой компании Вы обычно веселы?

85. Способны ли Вы отвлечься от трудных проблем, требующих решения?

86. Вы становитесь менее сдержанным и чувствуете себя более свободно, приняв алкоголь?                                                          

87. В беседе Вы скудны на слова?

88. Если бы Вам необходимо играть на сцене, Вы смогли бы войти в роль, чтобы позабыть о том, что это только игра?

Ключ:

№ п/п

Название типа характера по К. Леонгарду

Название акцентуации

Ключ акцентуации и коэффициент, нормирования

Оценка

акцентуа­ции

1

Гиперимный

Гипертимическая

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 1, 11, 23, 33, 45, 55, 67, 77)

 

2

Возбудимый

Проективная

1,67×(сумма баллов за ответы на вопросы 2, 12, 15, 24, 34, 37, 46, 56, 59, 68, 78, 81)

 

3

Эмотивный

Эмоцентрическая

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 3, 13, 25, 35, 47, 57, 69, 79)

 

4

Дистимический

Дистимическая Хдепрессивная)

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 9, 21, 31, 43, 53, 65, 75, 87)

 

5

Тревожно-боязливый

Невротическая

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 5, 16, 27, 38, 49,60,71,82)

 

6

Аффективно-экзальтирован­ный

Интроективная

5×(сумма баллов за ответы на вопросы 10, 32, 54, 76)

 

7

Аффективно-лабильный

Циклотомическая

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 6, 18, 28, 40, 50, 62, 72, 84)

 

8

Застревающий (неуравновешен­ный)

Паранойяльная

2,5×(сумма баллов за ответы на вопросы 8, 20, 30, 42, 52, 64, 74, 86)

 

9

Педантичный

Ригидная

1,67×(сумма баллов за ответы на вопросы 4, 14, 17, 26, 36, 39, 48, 58, 61, 70, 80, 83)

 

10

Демонстратив­ный

Вытеснения

1,67×(сумма баллов за ответы на вопросы 7, 19, 22, 29, 41, 44, 51, 63, 66, 73, 85, 88)

 

Методика определения типа личности и вероятностных расстройств Д.Ж. Олдхем и Л. Моррис

Цель методики: В предлагаемой методике представлены 14 категорий типов личности, а также типы вероятного расстройства личности. Предлагаемый тест определяет «норму» и «акцентуацию» определенного типа личности. На основании результатов исследования предоставляется возможность составить «автопортрет» личности.

Тип личности                                   Тип вероятного расстройства

Добросовестный           -                      Навязчиво-принудительный

Самоуверенный            -                      Нарциссизм

Драматический             -                      Неестественное актерство

Бдительный                   -                      Параноидальный

Деятельный                   -                      Активность на грани срыва

Преданный                    -                      Зависимый

Отшельник                    -                      Шизоид

Праздный                      -                      Пассивно-агрессивный

Чувствительный           -                      Уклонение

Идиосинкретический   -                      Шизопатия

Авантюрный                 -                      Антисоциальный

Альтруистический       -                      Самоуничижение

Агрессивный                -                      Садист

Серьезный                     -                      Депрессивный

Инструкция. Ответьте на все 107 вопросов. Даже если вы считаете, что вопрос не касается вас или вашей личной жизни, отвечайте так, как если бы он имел к вам отношение.

Д. (Да, я согласен). Используйте этот ответ, если данное утверждение совершенно верно для вас в большинстве случаен.

М. (Может быть, я согласен). Используйте этот ответ, если данное утверждение иногда, каким-то образом верно для вас. Используйте этот ответ также для утверждений, состоящих из нескольких частей, если вы согласны с одной, но не согласны с другой.

Н. (Нет, я не согласен). Используйте этот ответ, если данное утверждение совершенно ложно для вас.

1. Я провожу за работой больше времени, чем мои коллеги, поскольку люблю, чтобы все было сделано правильно и хорошо. ДМН

2. Я очень организованная личность. Я люблю следовать расписанию и составлять списки дел, которые следовало бы выполнить. Иногда у меня оказывается столько списков, что я не знаю, что с ними делать. ДМН

3. Иногда меня называют «трудоголиком». Действительно, я работаю очень напряженно, даже когда есть деньги и все счетаоплачены. Думаю, если бы я захотел, то мог бы расслабиться и немного отдохнуть. ДМН

4. Я люблю свои ежедневные дела и обязанности. Я становлюсь упрямым, если кто-то пытается заставить меня изменитьим. Д М Н

5. Я ненавижу рутину, я не очень обязательный человек, поэтому откладываю все дела на потом или вообще не занимаюсь ими. ДМН

6. Когда бы я не добивался успеха, всякий раз обнаруживаю, что не получаю от этого удовольствия, к тому же в другой сфере жизни все начинает разлаживаться. ДМН

7. У меня множество способностей, но они не дают мне преимуществ. Если я делаю что-то хорошо, то могу помочь другим, но не могу заставить свои способности работать на себя. ДМН

8. Я прекрасно лажу с собой. Я знаю, какую работу хочу выполнять, каких друзей иметь и вообще, что для меня важно. ДМН

9. Я чувствую себя, как пустая раковина. Я могу ощущать полную бессмысленность существования. ДМН

10. Я обожаю мечтать. Представляю себя богатым, могущественным и знаменитым. Под шумные аплодисменты получающим Нобелевскую премию, обожествляемым за талант и красоту толпой Фанов. ДМН

11. Хотя я и не уверен, что это хорошо, меня привлекает насилие, оружие и боевые искусства. Я люблю фильмы, в которых много действия. ДМН

12. Считают, что я говорю довольно странно, говорю вещи, которые слишком глубоки для людей, или не объясняю, что я имею в виду. ДМН

13. Меня называют надменным, ну что ж. Д М Н

14. Я люблю, когда мной восхищаются, а когда игнорируют, пытаюсь выуживать комплименты словно рыбу. ДМН

15. Внешность очень важна для меня, я трачу много времени, удостоверяясь в том, что выгляжу привлекательно. ДМН

16. Иногда люди считают меня эксцентричным, потому что я одеваюсь по-своему и кажусь им немного «не от мира сего». Действительно, я живу в собственном маленьком мирке. ДМН

17. Хотя я думаю, что понимаю людей, они всегда говорят, что у меня нет ни малейшего понятия о том, что они чувствуют. ДМН

18. Если приходится стоять в очереди или сидеть в переполненном ресторане, я обычно пытаюсь пролезть вперед и быть обслуженным немедленно, или, по крайней мере, я считаю, что так должно быть. ДМН

19. Я никогда не ощущаю вины за то, что сделал. ДМН

20. Все люди, с которыми я сотрудничаю, и все организации, к которым я принадлежу, являются влиятельными и важными. ДМН

21. Возможно, некоторые считают меня зажатым и косным, но я свято верю, что для аморального или неэтичного поведения извинений не существует. ДМН

22. Прежде чем принять решение, я предпочитаю выслушать добрый совет, даже если это касается будничных проблем. ДМН

23. Я просто не могу выбрасывать старые вещи, даже если они бесполезны и бессмысленны для меня. ДМН

24. Может быть, я и преувеличиваю важность своей персоны, но, честно говоря, думаю, что достоин всяческих похвал. ДМН

25. Я суровый судья самому себе. ДМН

26. Я бы не назвал себя легкомысленным, для меня все имеет значение и вес. Большую часть времени я абсолютно серьезен. ДМН

27. Иногда мне кажется, что вина - это мое второе имя. Я даже не всегда уверен, что знаю повод, из-за которого чувствую себя виноватым. ДМН

28. Я не очень-то верю в себя, иногда я чувствую себя просто никчемным. ДМН

29. Я не боюсь рассказывать другим о своих проблемах, но чувствую себя очень неудобно, если мне помогают решать их. ДМН

30. Люди могут думать, что я слишком много говорю о своих неудачах, но они не понимают, насколько все действительно плохо для меня. ДМН

31. Иногда я замечаю, что смеюсь над неудачами других, хотя не очень горжусь такой реакцией. Возможно, мне просто хочется сказать: «Вот я бы на вашем месте...». ДМН

32. Мне трудно находиться среди тех, кто богаче меня, так как часто завидую их счастливой звезде. ДМН

33. Иногда мне трудно расслабиться, отдохнуть. Когда появляется возможность доставить себе удовольствие, по разным причинам мне трудно воспользоваться ею. ДМН

34. Когда дело касается взаимоотношений с окружающими, мне кажется, что я свой самый злейший враг. Я вечно связываюсь с теми, кто унижает и разочаровывает меня. Не могу поверить, что я настолько не разбираюсь в людях. Должно быть, я просто наивен. ДМН

35. Со мною трудно долго находиться рядом, потому что мои требования к людям чрезмерны. И все-таки я расстраиваюсь, когда люди сходят с ума от моего поведения. ДМН

36. Если кто-то заботится обо мне или слишком нежно ко мне относится, для меня это не интересно. Мне становится даже скучно, если в моих отношениях с окружающими отсутствует вызов. ДМН

37. Кажется, я иногда слишком много делаю для других. ДМН

38. Обычно я оставляю серьезные решения другим важным людям. ДМН

39. Я не слишком самостоятелен, я больше последователь, чем лидер, но могу быть преданным игроком в команде. ДМН

40. Мне нравится соглашаться с другими людьми. Если я не согласен, то обычно оставляю свое мнение при себе. ДМН

41. Я лезу из кожи вон, делая все для других, чтобы понравиться им. Иногда в пылу я могу даже доставить неприятности. ДМН

42. Мне гораздо лучше находиться в среде общения, потому что я чувствую себя совершенно беспомощным в одиночестве. ДМН

43. Когда общение прекращается, я начинаю паниковать и немедленно начинаю искать другое. ДМН

44. Вероятно, я слишком волнуюсь, что не могу позаботиться о себе, если потеряю важного в своей жизни человека. ДМН

45. Порой я просто теряю рассудок, когда представляю, что люди могут покинуть меня. Я принимаюсь звонить и требовать, чтобы меня разуверили в этих подозрениях, что, должно быть, здорово им докучает. ДМН

46. Я люблю быть в центре внимания, это восхитительно. Я гораздо лучше чувствую себя в центре событий, чем на обочине. ДМН

47. Мне нравится флиртовать, и я хочу, чтобы люди считали меня привлекательной. ДМН

48. Меня считают очень занимательным. Я умею живо и красочно рассказывать о том, что произошло, хотя и не всегда придерживаюсь фактов. ДМН

49. Я довольно легко поддаюсь внушению. Мне приходится быть всегда настороже, чтобы не попасть под влияние других. ДМН

50. Слишком часто я придаю больше значения взаимоотношениям, чем они того стоят. Это причиняет мне душевную боль. ДМН

51. Как правило, мои взаимоотношения очень интенсивны, чувства, которые я испытываю к человеку, бросаются из одной крайности в другую. Иногда я преклоняюсь перед ним, а иногда просто не переношу его присутствия. ДМН

52. Для меня зависть - это жизненный фактор. Я завидую - мне завидуют. ДМН

53. Я не очень доверяю людям, хотя мне бы хотелось. Просто не могу не волноваться, что они используют меня, если я не буду проявлять осторожность. ДМН

54. Иногда мне кажется, что мои друзья или коллеги не так уж преданны, как мне бы хотелось. ДМН

55. У меня нет близких друзей, кроме разве что некоторых членов семьи. ДМН

56. Я ревнив. Я всегда волнуюсь, верен ли мне мой партнер. ДМН

57. Я довольно скрытная личность. Я держу всегда все в себе, так как никогда не знаешь, кто может использовать эту информацию в своих целях. ДМН

58. Вообще-то я одиночка. Мне не очень-то нравится, если вокруг люди, даже моя семья. ДМН

59. Если есть выбор, я предпочитаю все делать сам. ДМН

60. Я не испытываю сильного желания заняться с кем-нибудь сексом. ДМН

61. Для меня трудно быть самим собой в близких отношениях. Я боюсь показаться смешным и поэтому отступаю. ДМН

62. Я стесняюсь в кругу новых людей. ДМН

63. Я часто нахожу общество невыносимым, даже если это общество людей, которых я хорошо знаю. Не могу преодолеть чувство, что другие смотрят на меня, оценивают и не всегда лестно. ДМН

64. Обычно я не связываюсь с людьми, пока не удостоверюсь, что нравлюсь им. ДМН

65. Мне более удобно заниматься работой, которая не вовлекает в себя много людей. Я беспокоюсь, что коллеги станут критиковать меня. ДМН

66. В обществе я чувствую себя уверенно. Я разговариваю спокойно, без страха сказать какую-нибудь глупость или обнаружить пробел в знаниях. ДМН

67. Люди не понимают или не одобряют меня. ДМН

68. Я могу быть довольно критичным по отношению к своему боссу или вышестоящему начальству. Может быть, я не представляю, каково это - находиться в их шкуре, но, мне кажется, я мог бы работать лучше. ДМН

69. Когда меня просят сделать то, чего я не хочу делать, я становлюсь несносным, могу спорить, дуться или ворчать. ДМН

70. Если ко мне придираются, становлюсь невыносимым, упрямым, но позже чувствую вину и пытаюсь ее загладить. ДМН

71. Лучше бы я не относился к другим так критично, я всегда нахожу в них недостатки. ДМН

72. Некоторые люди говорят, что я чересчур самостоятелен, но лучше я сделаю работу сам, чем позволю другим сделать ее неправильно. Я рискну показаться слишком «деловым», если это сможет заставить людей выполнить работу так, как нужно. Д М Н

73. Думаю, что строгая дисциплина очень важна. Хотя я не приверженец физических наказаний, верю в правильность пословицы: «Пожалеешь розгу - испортишь ребенка». ДМН

74. Члены моей семьи часто жалуются, что я ущемляю их свободу и независимость. Полагаю, я действительно довольно строг. ДМН

75. Люди говорят, что я унижаю их перед другими. Они недолжны быть такими чувствительными - слова не могут обидеть. А если они действительно считают меня слишком критичным, пусть отвечают тем же. ДМН

76. Думаю, что могу быть страшным, некоторые люди говорят, что выполняют мои указания потому, что боятся меня. ДМН

77. Я предпочитаю доминировать в отношениях с окружающими. В результате я могу показаться жестоким или плохим, не осознавая этого. ДМН

78. Я верю, что в некоторых отдельных ситуациях приходится перешагивать через других, чтобы добраться до нужного места. ДМН

79. Я вижу, что некоторые люди делают мне мелкие пакости, достают или даже оскорбляют меня лишь для того, чтобы вывести из себя. ДМН

80. Если кто-то поступил по отношению ко мне плохо, я долго держу на него зуб. ДМН

81. Я не обязательно говорю только правду. ДМН

82. Иногда я люблю присочинить или исказить факты, только чтобы посмотреть на реакцию людей, это всего лишь шутки, нет причин злиться. ДМН

83. Иногда мне говорят, что я ищу предлог к ссоре. Правда, я готов спорить или драться с любым, кто не на моей стороне. ДМН

84. Я остро чувствую критику, даже если она завуалирована, и никому не спускаю ее с рук. ДМН

85. У меня ужасный характер, но ничего не могу поделать. ДМН

86. Люди говорят, что иногда не понимают, воспринимать ли мои чувства серьезно или нет. ДМН

87. Я выражаю свои чувства пылко и театрально. ДМН

88. У меня особое проявление эмоций. Например, что-то печальное может показаться смешным, и я рассмеюсь. ДМН

89. Мое настроение - чувствительный прибор. Мелочи могут выбить меня из колеи. За несколько часов я могу испытать широкий спектр эмоций, от счастья до печали и раздражения. Но плохое настроение никогда не затягивается. ДМН

90. Я много размышляю и беспокоюсь. ДМН

91. Я бы не хотел так сильно переживать по поводу того, что думает обо мне общество. ДМН

92. Ненавижу риск и нетрадиционные решения, так как боюсь оказаться в дураках. ДМН

93. На свете не так уж много вещей, которые я люблю делать. ДМН

94. Меня можно назвать человеком с каменным лицом, потому что я вообще не очень эмоционален. ДМН

95. Я не показываю своей реакции ни на критику, ни на комплименты. ДМН

96. Я думаю, что настроен на иную, чем остальные, волну. Иногда я замечаю странные вещи, и они мне кажутся реальными, хотя я не могу доказать этого. Например, выход из собственного тела или присутствие рядом человека, который давно уже умер. ДМН

97. Меня привлекают магия и НЛО. Я обладаю подобием «шестого чувства», иногда знаю, что должно произойти задолго до того, как это случится. ДМН

98. Я вижу стакан наполовину пустым, а не наполовину полным. ДМН

99. Я не могу легко тратить деньги, хотя некоторые обвиняют меня в скупости. Я предпочитаю оставлять что-нибудь на черный день. ДМН

100. Мне нравится действовать импульсивно и по вдохновению, например, я могу напиться, если есть настроение, или позволить себе хорошо поесть. Возможно, иногда я вожу машину слишком быстро или делаю бессмысленные покупки. Так жить гораздо интереснее, хотя порою можно и обжечься. ДМН

101. Я могу быть очень театральным в печали. Я иногда угрожаю убить себя, но вряд ли это сделаю на самом деле. ДМН

102. Я заинтересован андеграундным стилем жизни, когда можно беспрепятственно ломать устоявшиеся правила. Д М Н

103. Я просто не способен долго работать или волноваться, оплачены ли мои счета, поэтому многие люди считают меня безответственным. ДМН

104. Я не принадлежу к типу людей, которые осторожничают. Я могу рискнуть ехать на повышенной скорости или немного выпивши, но я всегда знаю, что делаю. ДМН

105. Я люблю все делать спонтанно, не планируя заранее. ДМН

106. В детстве я был трудным ребенком и вечно попадал в неприятности. Я прогуливал уроки, убегал из дома, дрался, врал, воровал и спекулировал. ДМН

107. Под влиянием стресса я становлюсь подозрительным без причины или нарочно все порчу, а после притворяюсь, что ничего не случилось. ДМН

Анализ результатов. Теперь обозначьте ваши ответы в таблице.

1. Имейте в виду, что таблица разделена на 14 колонок, обозначенных буквами от А до N, каждая из этих колонок, в свою очередь, подразделена на 3 маленьких колонки, обозначенных буквами а, b, с. В них вы обозначаете свой ответ.

2. Для каждого из 107 вопросов обозначьте соответствующую букву (ДМН) в том ряду, где они появляются. Например, ваш ответ на вопрос 1 должен появиться в колонке J.

Заметьте, что на вопросы 53, 55 и 57 вы должны ответить в двух колонках вместо одной.

Расчет конечного результата

  1. В колонке А подсчитайте количество «а», после чего подсчитайте количество «b».
  2. Умножьте количество «а» на 2.
  3. К полученному результату прибавьте количество «b» и запишите конечный результат.
  4. Повторите эти расчеты для всех колонок от В до N. Заметьте, что крайние справа подколонки «с» в расчетах не участвуют.

A

B

C

U

fc

h

G

H

I

J

K

L

M

N

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

abc

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

6

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

8

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

11

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

12

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

13

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

14

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

15

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

16

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

17

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

18

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

19

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

21

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

22

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

23

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

24

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

25

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

26

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

27

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

28

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

29

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

30

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

31

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

32

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

33

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

34

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

36

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

37

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

38

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

39

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

40

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

41

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

42

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

43

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

44

 

 

 

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

45

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

46

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

47

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

48

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

49

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

50

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

51

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

52

 

 

 

 

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

53

ДМН

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

54

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

55

 

ДМН

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

56

ДМН

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

57

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

58

 

ДМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Колонка А выявляет бдительный тип, В - одинокий тип, С - идиосинкретический, D - авантюрный, Е - деятельный, F - драматический, G - самоуверенный, Н - чувственный, I - преданный, J - добросовестный, К - праздный, L - агрессивный, М - склонный к самопожертвованию, N - серьезный.

Нарисуйте свой «Автопортрет личности» в виде графика, как будет показано далее.

Для каждого из четырнадцати личностных типов постройте свою колонку и впишите в нее ваш конечный результат, например, если конечный результат в колонке  

 

А

В

С

D

Е

F

G

Н

I

J

К

L

М

N

а

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

х2=

b

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Результат

=

=

=

=

=

=

=

=

=

=

=

=

=

=

 

 

А равнялся 7, обведите цифру 7 в таблице в колонке А.  

2. После того как вы полностью обведете 14 цифр в колонке, соедините точки между собой. Полученный график - ваш «Автопортрет личности».

График «Автопортрета личности»

 

 

 

Тестовый контроль знаний

1. «Пирамида потребностей» А. Маслоу состоит из «этажей», расположенных по возрастающей в таком порядке:

1) физиологические потребности

2) потребность в безопасности

3) потребность в принадлежности

4) потребности в любви, признании

5) потребность в самоактуализации

2. Мотивация достижения успеха наиболее ярко проявляется в следующем случае:

1) спортсмен тренируется, желая выиграть олимпийскую медаль

2) студент готовится к сессии, не желая быть отчисленным

3) учащийся кататься на коньках проявляет осторожность, боясь получить травму

4) солдат убегает с поля боя, желая выжить

3. Быстрый, эмоциональный, порывистый, довольно вспыльчивый и легко возбудимый человек по типу темперамента:

1) холерик

2) флегматик

3) сангвиник

4) меланхолик

4. Характер человека - это совокупность индивидуально-психологических особенностей, проявляющаяся в:

1) задатках и способностях

2) сенсорной организации личности

3) способах типичного реагирования

4) стратегиях решения мыслительных задач

5. Преимущественная направленность личности описывается парой понятий:

1) интроверсия-экстраверсия

2) темперамент-характер

3) психоанализ-психосинтез

4) акцентуация-психопатия

5) аналитичность-синтетичность

6. Осознанная, целенаправленная активность человека называется:

1) деятельность

2) индивидуальность

3) интеракция

4) десигнация

7. Свойство психики, характеризующее динамику протекания нервных процессов

1) способность

2) темперамент

3) характер

4) креативность

8. Активный, общительный, эмоционально уравновешенный человек по типу темперамента:

1) холерик

2) флегматик

3) сангвиник

4) меланхолик

9. Спокойный, неспешный, любящий размеренность и обстоятельность человек по типу темперамента:

1) холерик

2) флегматик

3) сангвиник

4) меланхолик

10. Сильный, неуравновешенный тип высшей нервной деятельности характерен для:

1) холерика

2) флегматика

3) сангвиника

4) меланхолика

11. Характер человека - это совокупность индивидуально - психологических особенностей, проявляющаяся в:

1) задатках и способностях

2) сенсорной организации личности

3) способах типичного реагирования

4) стратегиях решения мыслительных задач

12. Дисгармоничность характера, чрезмерная выраженность отдельных его черт называется:

1) акцентуация

2) поляризация

3) интеракция

4) аттракция

5) сенсибилизация

13. Акцентуация, обладателям которой свойственно повышенное беспокойство по поводу возможных неудач, это-

1) экзальтированная

2) педантичная

3) циклотимная

4) тревожная

14. Повышенная впечатлительность, бурное реагирование на происходящее - признак такой акцентуаций характера:

1) дистимной

2) педантичной

3) циклотимной

4) экзальтированной

15. Понятие «личность» используют, когда хотят подчеркнуть

1) биологически обусловленные свойства человека

2) социально обусловленные качества человека

3) проявления интеллекта высших животных

4) психофизиологические различия между людьми

5) межвидовую коммуникацию высших животных

16. Система устойчивых представлений личности о самой себе называется:

1) рационализация

2) я-концепция

3) проекция

4) атрибуция

5) метапознание

17. Активность, связанная с достижением частных целей деятельности, называется:

1) мотивировка

2) операция

3) адаптация

4) операнд

5) действие

18. Свойствами индивида являются указанные, кроме:

1) пола

2) темперамента

3) ценностных ориентаций

4) задатков

19. Свойствами личности являются указанные, кроме:

1) ответственности

2) позиции и статуса

3) направленности

4) конституции

20. Свойствами темперамента являются указанные, кроме:

1) активности

2) эмоциональности

3) темпа деятельности

4) аккуратности

21. Определите тип акцентуации характера, если главными чертами являются нерешительность и тревожная мнительность; нерешительность проявляется особенно при необходимости сделать самостоятельный выбор; защитой от постоянной тревоги служат выдуманные приметы и ритуалы:

1) сенситивный

2) лабильный

3) психастенический

4) гипертимный

22. Чрезмерная выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющая крайние варианты нормы

1) психопатия

2) астения

3) акцентуация

4) индивидуальность

23. Определите тип акцентуации характера, если главной чертой которого является склонность к состояниям злобно-тоскливого настроения с постоянно нарастающим раздражением и поиском объекта, на котором можно было бы сорвать зло; для него свойственны мелочная аккуратность, скрупулезность, педантизм:

1) шизоидный

2) эпилептоидный

3) астено-невратический

4) конформный

24. В структуру индивидуальности входят все нижеперечисленные составляющие за исключением:

1) индивидуальные свойства организма;

2) индивидуальные психофизиологические свойства;

3) индивидуальные генетические качества;

4) индивидуальные психические свойства;

5) индивидуальные социально-психологические свойства.

25. К клиническим параметрам темперамента относится все нижеперечисленные за исключением:

1) эстетичности;

2) эмоциональности;

3) скорости мышления;

4) скорости двигательных актов;

5) коммуникабельности

26. К параметрам гармоничного характера относится все из ниже- перечисленного за исключением:

1) зрелости;

2) здравомыслия;

3) автономности;

4) гибкости самооценки;

5) нравственности.

27. Склонность к повышенной аккуратности входит в структуру:

1) истерических черт характера;

2) шизоидных черт характера;

3) психастенических черт характера;

4) паранойяльных черт характера;

5) эпилептоидных черт характера.

28. Шизоидные черты характера включают все из нижеперечисленного за исключением:

1) алекситимии;

2) замкнутости;

3) ангедонии;

4) паратимии;

5) эксцентричности поведения.

29. Повышенная подозрительность в сочетании со склонностью к образованию сверхценных идей входит в структуру:

1) истерических черт характера;

2) шизоидных черт характера;

3) психастенических черт характера;

4) паранойяльных черт характера;

5) эпилептоидных черт характера.

30. Определите тип акцентуации характера по Личко, главными чертами являются нерешительность и тревожная мнительность; нерешительность проявляется особенно при необходимости сделать самостоятельный выбор; защитой от постоянной тревоги служат выдуманные приметы и ритуалы:

1) сенситивный

2) лабильный

3) психастенический

4) гипертимный

Ответы

Номер вопроса

Ответ

Номер вопроса

Ответ

Номер вопроса

Ответ

Номер вопроса

Ответ

1

 

9

2

17

5

25

1

2

1

10

1

18

3

26

5

3

1

11

3

19

4

27

5

4

3

12

1

20

4

28

1

5

1

13

4

21

3

29

4

6

1

14

4

22

3

30

3


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074