Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ГЛАВА 3. СКАЗКИ СОЛНЕЧНОГО ЛУЧА. СКАНДИНАВСКИЕ МИФЫ И ФОЛЬКЛОР В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ХАНСА КРИСТИАНА АНДЕРСЕНА

Сказки Андерсена... Образы, знакомые с детства... После изучения скандинавской мифологии и народной сказки передо мной по-новому раскрылся необыкновенный талант Андерсена, создателя оригинальных литературных сказок, его мастерство. В свои сказки автор включал фольклорные материалы, черпая сюжеты, мотивы и образы из скандинавских народных сказок, устных преданий и легенд. Л.Ю. Брауде установила, что «только в Дании и только у Андерсена наблюдается особый процесс создания литературной сказки, выросшей на основе не только фольклорных мотивов и образов, но и целых сюжетов» [6, с. 62].
Рассмотрим, как датский сказочник использует в своих произведениях солярные мифологические образы (образы солнца). Некоторые скандинавские народные сказки, в которых используются солярные мифологические образы (у большинства исследователей происхождение сказки из мифа не вызывает сомнения), Андерсен обработал, сохранив сюжет и детали. Это сказки «Дикие лебеди» и «Дорожный товарищ». В сказке «Дорожный товарищ» встречается описание дворца из золота: «Потом они прошли по горам еще много-много миль и наконец увидели перед собой большой город с сотнями башен, которые блестели на солнце, как серебряные; посреди города стоял великолепный мраморный дворец с крышей из червонного золота; тут жил король». Здесь использована народная традиция в описании небесного дворца, солнечного дома (можно сравнить также с мифическим чертогом в Асгарде, крыша которого была устлана позолоченными щитами [23]). Золотая окраска предметов, встречающаяся в волшебном мире, есть окраска солнца [15, c. 253]. Дворец тролля в горе в сказке Андерсена выглядит внутри так: «На стенах большой залы из серебра и золота сияли большие красные и голубые цветы вроде подсолнечников, но боже упаси сорвать их! Стебли их были отвратительными ядовитыми змеями, а самые цветы - пламенем, выходившем у них из пасти...». Фантастическое соединяется здесь с мифологическим, описание поэтично. Хорошо видна творческая манера сказочника, поэтичность его произведений, выраженная позиция автора («Боже упаси сорвать их!»).
В сказках Андерсена встречаются и героини, в описании которых явно прослеживаются черты мифических солнечных дев. «Принцессу окружали двенадцать красавиц на вороных конях; все они были в белых шёлковых платьях, с золотыми тюльпанами в руках. Сама принцесса ехала на белой как снег лошади; вся сбруя была усыпана бриллиантами и рубинами; платье на принцессе было из чистого золота, а хлыст в руках сверкал, точно солнечный луч; на голове красавицы сияла корона, вся сделанная будто из настоящих звёздочек» («Дорожный товарищ»). Автор, используя фольклорные и мифологические источники, создал свой образ чудесной красавицы, добавив авторские детали: тюльпаны, хлыст, плащ из сотни прозрачных стрекозиных крыльев (характерные черты облика небесной девы - белая как снег лошадь, платье из золота, корона из звёзд).
Часто датский сказочник использует образ сада. Это не просто чудесный сад, а сад, связанный с христианскими представлениями о рае: в саду находится древо познания добра и зла, в ветвях его прячется змея, а возле стоят Адам и Ева. Религиозность свойственна творческой манере Андерсена, часто идеями его произведений являются христианские истины. Характерной особенностью произведений сказочника является также сочетание христианского и языческого.
В сказке «Дикие лебеди» использован фольклорный сюжет (сказки «Одиннадцать диких лебедей», «Двенадцать диких уток»). Заклятье, наложенное на братьев, связано с солнечным циклом: «В ту же самую минуту, как солнце скрылось под водой, оперение с лебедей вдруг спало, и на земле очутились одиннадцать красавцев принцев, Элизиных братьев». Известно, что лебедь (или утка как вариант в народных сказках) в мифологии связан с солнцем [24, c. 112]. В индийском мифе некий риши (мудрец) силой своего знания превращается в золотого лебедя, летит на небо и соединяется с солнцем. В индоевропейской мифологии есть представление о способности души странствовать по небе в образе лебедя [13, т. 2, с. 349]. Девы-лебеди встречаются и в славянской мифологии, в народных русских сказках. Хорошо известен в мифах и фольклоре сюжет о метаморфозе лебедя в человека и человека в лебедя (обычно девицы), одежда лебедя из перьев обладает магическими свойствами. В датских народных сказках известен мотив превращения героя в чудесную птицу (сокола), одно крыло у которого из чистого серебра, другое из чистого золота. В сказке Андерсена Элиза должна молчать несколько лет, пока не сплетёт из крапивы рубашки-панцири для своих братьев (в народной сказке героиня делает рубашки из болотного пуха). Девушка в сказке находится в пещере. Мотив заключения девушки в сказке исследован В.Я. Проппом [15], мифологические представления о необходимости заключения девушек в период полового созревания собраны Д. Фрэзером [26]. Элиза, накидывая на своих братьев-лебедей сплетённые рубашки, снимает заклятие. Накладывание шкуры, перьев животного для «превращения» в него - часть тотемических ритуалов. Все эти мотивы, используемые в скандинавских сказках, а позднее Андерсеном в его сказке, уходят корнями в мифы.
В сказке «Дочь болотного царя» датский писатель использовал сюжеты народной сказки, древние предания, египетские мифы. Египетская принцесса в сказке может превращаться в лебедя. На болоте, в котором исчезла принцесса, вскоре показался цветок, «он под лучами солнца распустился, и аист увидел в чашечке крошечную девочку...». В египетских мифах появление бога Солнца Ра связывается с первозданным цветком лотоса - Нефертумом, аромат которого вдохнул жизнь в Ра. Этот миф позже упростился: молодое Солнце выходило из цветка лотоса. В сказке «Дочь болотного царя» Андерсен соединяет египетские мифы, скандинавские (упомянуты боги Один, Тор, Фрейя, рассматривается мировоззрение викингов), использует сюжеты скандинавских народных сказок («Один день в царствии небесном») и излагает свои взгляды на добро и зло в человеке, на религию и её роль, создает образ христианского бога. Сказка приобретает воспитательную и назидательную направленность. Это произведение - яркий пример своеобразного стиля писателя.
Образ солнца в сказках Андерсена может быть антропоморфным: «Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на ясное солнышко и разговаривали с ним, - им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос» («Снежная королева»). В мифах есть представления о солнце как оке бога [24, c. 116]. Образ солнца как небесного светила в сказке соединяется с образом Христа. Датский сказочник использует и представление о солнце как обиталище душ праведных людей («Дочь болотного царя», «Девочка, наступившая на хлеб»): «Вознёсся к небу прекрасный образ, чище, прозрачнее воздуха; солнечный луч вернулся к отцу». Часто в сказках солнце представляется светом, который озаряет жизнь человека, придаёт ей смысл («Жаба», «Рассказы солнечного луча»).
Литературные сказки Андерсена самобытны. В них соединяются мифологические представления и образы, христианская мораль, сюжеты, мотивы и образы скандинавских народных сказок, бытовые описания и поэтическое. Вклад Андерсена в развитие жанра литературной сказки огромен.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074