Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Лекция 2. МЕТОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ СОПОСТАВИТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ ФРАЗЕОЛОГИИ АНГЛИЙСКОГО, НЕМЕЦКОГО И ШВЕДСКОГО ЯЗЫКОВ

Проблема выбора метода исследования фразеологии разных языков

Фразеологическая единица есть прежде всего элемент фразеологической системы. Следовательно, для определения предмета исследования, т.е. для выявления принадлежности устойчивых сочетаний слов к фразеологии прежде всего обращаемся к методу фразеологического анализа и составляющим его методам фразеологической идентификации и фразеологического описания (Кунин 1996).

Предложенный Куниным (1964) метод фразеологической идентификации уточнялся и совершенствовался по мере совершенствования методов лингвистического исследования и развития теории фразеологии. Метод фразеологической идентификации способствует не только выявлению фразеологичности того или иного сочетания слов, но и таксономии ФЕ по уровню фразеологической абстракции. Основными показателями фразеологичности являются переосмысленность, раздельнооформленность, структурная и семантическая устойчивость. В целях определения этих показателей используем ряд предусматриваемых методом фразеологической идентификации процедур, а именно:

1. Факт наличия переосмысления компонентного состава устанавливаем с помощью контекста и с помощью словарных дефиниций.

2. Семантическая устойчивость во фразеологических единицах, которая выражается в полном или частичном переосмыслении, устанавливается путем наложения значения фразеологической единицы на буквальное значение ее компонентов. Например, значение ФЕ sit on the fence определяется как not to take any clear choice or decision between two possibilities or opposing groups of people; not to take sides. Ни слово sit, ни слово fence не могут фигурировать в дефиниции данной ФЕ, что убедительно доказывает полное переосмысление рассматриваемого оборота. Эта же процедура может быть использована в анализе ФЕ и немецкого, и шведского языка. Так, шведская ФЕ pa fri hand, значение которой объясняется с помощью дефиниции utan hjalp eller forberedelse (Almhult, s. 100), не может быть объяснена ни с помощью компонента fri, ни с помощью компонента hand, что подтверждает факт ее полного переосмысления. Или, согласно словарному толкованию, ФЕ немецкого языка auf den Handen sitzen имеет значение keinen Beifall spenden (Kupper, B.2, S.130), в котором не находят места компоненты Handen и sitzen.

3. При частичном переосмыслении значения ФЕ компонент с буквальным значением может входить в состав ее дефиниции: англ. make
a fool of oneself – behave like a fool, loose face – lose a respect or good opinion (Longman, p. 104), нем. Hand in Hand gehen – zusammen gehen, wie eine Ratte bei Sonnenschein schlaftig sein – sehr schlaftig sein, швед. ha handerna fulla med nagot – ha fullt att gora (ISO, s. 509), envis som en asna – mycket envis и др.

4. В целях установления раздельнооформленности устойчивых оборотов используем контекстный анализ грамматических изменений их компонентов, т.к. установление цельнооформленности слов является доказательством раздельнооформленности устойчивых образований, в состав которых они входят: англ. prick up one’s ears, нем. die Tapete wechseln, швед. sticka svansen mellan benen и т.п.

5. Анализ соотнесенности фразеологизмов со знаменательными, служебными и др. словами, а также с переменными предложениями с учетом как различий между ними, так и их сходства, дает возможность выделить различные классы фразеологических единиц: субстантивные, адъективные, адвербиальные, глагольные и др. фразеологизмы, а также цельнопредикативные (Кунин 1970), или коммуникативные (Кунин 1996; Fedulenkova 2003) фразеологические единицы.

6. Посредством компонентного анализа фразеологизмов, основанного на учете их константности и вариантности, имеем возможность определять типы зависимости компонентов ФЕ: константная зависимость, константно-вариантная зависимость, константно-переменная зависимость, константно-вариантно-переменная зависимость, трансформационная зависимость (Кунин 1970).

7. С помощью грамматического анализа устанавливаем грамматическую структуру фразеологизмов, а также, при необходимости, их морфологические и синтаксические особенности.

8. При анализе фразеологического значения используем семный анализ, выделение степеней абстракции и анализ внутренней формы ФЕ. Степени абстракции значения определяются в зависимости от характера абстрагирования от лексического и грамматического значения компонентов фразеологической единицы, от прототипа ФЕ и значения ее синтаксической конструкции. Характер внутренней формы устанавливается с помощью процедуры сопоставления значения ФЕ с буквальным значением ее компонентов.

9. Определяющим в описании фразеологической единицы считаем системный подход.

Специфичность фразеологических единиц в национально-культурном плане – как в интралингвистическом, так и в плане неповторимости отображаемых в ФЕ внеязыковых факторов: национальной культуры, национальной истории, национальной экономики, национального склада характера и пр. –
не вызывает сомнений. Совершенно верно, в связи с этим, утверждение, что фразеология есть зеркало национальной культуры. Но фразеология –
это к тому же и зеркало, отражающее особенности системной организации языка, его структуры. С другой стороны, само понятие структуры языка, его строя, определение его типологических характеристик должно включать в себя и данные его фразеологии. Теория фразеологии, в свою очередь, приобретет значительно более интегративный и законченный характер, если в большей степени будет оперировать понятиями и категориями общего языкознания и, в частности, лингвистической типологии.

Ставя задачи по изучению фразеологии германских языков в русле сопоставительно-типологической проблематики, намеченной в статьях и книгах по фразеологии А.Д. Райхштейном (1974-1983) и в трудах по сопоставительной типологии В.Д. Аракиным (1976-1984), отмечаем, в первую очередь, необходимость изучения изоморфных и алломорфных характеристик их фразеосистем. При этом считаем, что изоморфизм не следует понимать как наличие жестких одно-однозначных отношений между языковыми подсистемами. В противном случае гипотеза о наличии изоморфных корреляций между структурно-семантическим моделированием фразеологии и другими подсистемами языка оказалась бы «тривиальной и не нуждалась бы в верификации» на конкретном языковом материале. Неадекватность абсолютизации изоморфизма подчеркивалась в трудах В.Н. Ярцевой (1981).

Исследуя фразеологию германских языков, исходим из общепризнанного факта, что современные германские языки представляют собой различные языковые типы с различной степенью аналитичности/синтетичности языкового строя. В полной мере это относится и к изучаемым в данном случае языкам: английскому, немецкому и шведскому, которые, будучи языками близкородственными, обладают качественно сопоставимыми системными организациями и, следовательно, образуют типологический ряд. Тот факт, что сопоставительно-типологическое исследование основано на анализе фразеологического материала трех близкородственных языков, находится в соответствии с общепринятым положением, утверждающим, что «конкретные типологические исследования строятся на материале достаточно ограниченного числа языков, составляющего типологический ряд» (Нерознак 1986).

С другой стороны, довольно распространенным является мнение, что типология должна оперировать большим количеством типологически разнообразных языков для обоснования своих общих выводов, в то время как сопоставительно-контрастивная работа должна опираться на два сравниваемых языка, из которых один может быть опорным. Поддерживая мнение В.Н. Ярцевой, отметим, что различие между типологическими и сопоставительно-контрастивными работами лежит не в объеме взятого языкового материала, а в методике его анализа (Ярцева 1987).

Общеизвестным является и тот факт, что языки, подвергающиеся исследованию с позиций сопоставительной типологии, могут быть близкородственными. Как подчеркивает В.Н. Ярцева, для типологического анализа изучение группы родственных языков играет большую роль, причем не только широко распространенных, но и, в особенности, менее распространенных и менее изученных (Ярцева 1987). Таким языком в данном случае является современный шведский язык.

Что касается построения собственно фразеологической типологии, то в этом плане прогнозы лингвистов весьма сдержанны. Лишь для межъязыкового сопоставления наиболее значительными считаются такие параметры фразеологии, как «лексический и структурно-синтаксический аспект фразеологии, ее семантическая организация, фразообразовательная характеристика» (Райхштейн 1980).

Необходим предварительный этап накопления и инвентаризации фразеологического материала. Рассматривая тождественную задачу, относительно лексики, в плане общей типологии, американский лингвист Р. Уэллс отмечает, что научно обоснованные свойства языка могут быть представлены тремя видами:

а) количественные, так как они поддаются измерению, подсчету;

б) серийные, которые не поддаются измерению, но могут быть сгруппированы в серии определенных рангов;

в) качественные, которые могут быть классифицированы в терминах «часто встречающиеся» и «нечасто встречающиеся» (Wells 1954).

Такая неоднородность наблюдаемых явлений и свойств в еще большей степени характерна для фразеологии, что находит отражение в использовании различных, подчас противоположных, методов типологического анализа.

Основным методом типологических исследований, вслед за В.Д. Аракиным, считаем сопоставительный метод, сущность которого заключается в отыскании и определении явлений и фактов ряда языков, имеющих тождественные функции, независимо от того, являются ли сопоставляемые языки генетически родственными или нет (Аракин 1989). Сопоставительный метод дает возможность установить не только факты и явления, имеющие аналогичные функции в сопоставляемых языках, но и определить то место, которое они занимают в своей микросистеме.

Сопоставительно-типологический метод по своим приемам мало отличается от сопоставительного, но он преследует более широкие цели. «Целью типологического описания языков мира, – как подчеркивает В.Н. Ярцева, – является выявление суммы сходных и различных черт, характеризующих их системы. … Поэтому важным оказывается не только наличие в данном языке какого-либо приема или отношения, но и то место, которое занимает данный языковой факт в общей схеме распределения приемов и отношений, характерной для исследуемого языка» (Ярцева 1967). То есть, в отличие от сопоставительного, типологический метод имеет дело с сопоставлением и на основе сопоставления с выявлением изоморфных и алломорфных черт микросистем, подсистем и целых систем исследуемых языков.

В свою очередь, определение изоморфных черт дает возможность установить и произвести отбор типологических констант, которые позволяют осуществить группировку сопоставляемых языков по принципу наличия/ отсутствия данного типологического признака.

В связи с задачами, которые ставит перед собой исследователь, возникает проблема отбора типологических признаков. В этом вопросе еще нет полной ясности, договоренности и единства среди лингвистов. Каждый уровень языка, как известно, имеет свои характерные только для него единицы измерения. Поэтому и типологические признаки варьируются от одного уровня/ подсистемы языка к другому.

Особенности приложения сопоставительного анализа к фразеологии определяются прежде всего генетической, структурной и функциональной вторичностью фразеологической системы и единиц, ее составляющих. Являясь языковыми знаками вторичной номинации, фразеологические единицы базируются на «иноуровневых» средствах (Райхштейн 1980), в основном, лексических и грамматических, и строятся на них. В фразеологии каждого языка в той или иной степени находят свое отражение и преломление основные, характерные, черты его других уровней. Способы и степень реализации этих черт в пределах фразеологии обусловливают специфику фразеологических систем в разных языках.

Принимая во внимание такие особенности сопоставительного анализа фразеологических единиц, как

а) опосредованность;

б) многоплановость;

в) аппроксимативность, в качестве типологических признаков ФЕ называем следующие:

1) структурная организация фразеологических единиц,

2) характер лексического состава фразеологических единиц,

3) характер морфологического оформления компонентов ФЕ,

4) тип зависимости компонентов фразеологических единиц,

5) степень устойчивости фразеологических единиц,

6) корреляция семного состава компонента со значением фразеологических единиц,

7) тип смысловой модификации фразеологических единиц,

8) характер транспарентности внутренней формы ФЕ,

9) отношение фразеологической единицы к структурно-семантической моделированности,

10) уровень фразеологической абстракции.

Поскольку все «слишком универсальное» не дает возможности выявить характерологические (по терминологии Вилема Матезиуса) признаки языков, то в конкретном исследовании целесообразно придерживаться той точки зрения, согласно которой наибольший интерес для науки о языке представляют не всеобщие, абсолютные, а общие для той или иной группы языков (например, германских) универсалии.

При этом особое внимание следует обращать на возможность формулирования импликаций, т.к. импликационные универсалии дают возможность установить некоторую сумму признаков, на основании которых можно будет установить типологическую принадлежность исследуемого языка (Ярцева 1976).

Принципы межъязыкового синхронно-сопоставительного анализа фразеологических единиц

Теоретические достижения в области типологии языков (Ярцева 1974; Аракин 1983; Кацнельсон 1983; Климов 1983), а также практический опыт сопоставительного изучения фразеологии современных германских языков З.З. Гатиатуллиной, Р.А. Глазырина, А.Д. Зинькова, Ю.А. Долгополова, А.Д. Райхштейна, Д.О. Добровольского и других лингвистов, специализирующихся в области фразеологии, предоставляет возможность исследователю руководствоваться в своей работе следующими принципами межъязыкового синхронно-сопоставительного анализа:

а) системностью отбора и изучения фразеологического материала каждого из сопоставляемых языков;

б) первичностью внутриязыкового описания относительно межъязыкового: на каждом этапе исследования изучение ФЕ каждого отдельного языка предшествует их сопоставлению;

в) первичностью тождеств над различиями в исследовании: сопоставительный анализ ФЕ трех германских языков основывается на объективном сходстве между сопоставляемыми единицами и образованными ими подсистемами, следовательно, установление тождеств ФЕ предшествует установлению различий, причем их удельный вес может быть различным;

г) сопоставимостью внутриязыковых описаний: изучение ФЕ каждого из языков ведется на базе единой теории, едиными методами и с помощью единого понятийно-терминологического аппарата;

д) параллельностью процедуры сопоставления и изложения его результатов: ведется параллельное описание ФЕ изучаемых германских языков относительно предварительно установленного в этих языках набора структурных, семантических и функциональных явлений;

е) взаимодействием семасиологического подхода к изучению избранной подсистемы фразеологизмов с ономасиологическим.

Типы межъязыковых фразеологических соответствий

В целях описания типов межъязыковых отношений сопоставляемых фразеологических единиц в английском, немецком и шведском языке обобщаются и используются критерии их разграничения, предложенные исследователями фразеологии языков германской группы (Гатиатуллина 1968; Зиньков 1976).

Очевидно, что межъязыковые отношения фразеологических единиц могут быть двух видов:

1) эквивалентные ФЕ

2) безэквивалентные ФЕ (Бархударов 1980; Шадрин 1990).

В зависимости от степени полноты межъязыковых соответствий эквивалентные фразеологические единицы сопоставляемых языков могут быть описаны в следующих терминах:

1. Межъязыковые тождества ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по структурной организации и лексико-морфологическому составу знаменательных и служебных компонентов.

2. Межъязыковые лексические варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по структурной организации, морфологическому оформлению компонентов, имеющие межъязыковой лексический инвариант, но различающиеся разнокоренными знаменательными и/или служебными компонентами с тождественным или нетождественным значением.

3. Межъязыковые морфологические варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по структурной организации и лексическому составу знаменательных компонентов, но различающиеся морфологической формой знаменательного компонента и/или служебными компонентами (артиклями и их заменителями).

4. Межъязыковые лексико-морфологические варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по структурной организации и имеющие межъязыковой лексический инвариант, но различающиеся лексическим составом знаменательного или служебного компонента, а также морфологической формой знаменательного компонента и/или служебными компонентами (артиклями и их заменителями).

5. Межъязыковые лексико-квантитативные варианты ФЕ – фразеологические единицы, проявляющие способность к такой лексической вариантности, которая влечет за собой изменения в количественном составе компонентов.

6. Межъязыковые морфолого-квантитативные варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по лексическому составу знаменательных компонентов, но различающиеся морфологической формой знаменательного компонента и/или служебными компонентами (артиклями и их заменителями), что сопровождается изменением количественного состава компонентов.

7. Межъязыковые морфолого-синтаксические варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, совпадающие в сопоставляемых языках по лексическому составу знаменательных компонентов, но различающиеся морфологической формой знаменательного компонента и/или служебными компонентами (артиклями и их заменителями), а также типом синтаксических конструкций.

8. Межъязыковые лексико-морфолого-квантитативные варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, имеющие в сопоставляемых языках межъязыковой лексический инвариант, но различающиеся разнокоренными знаменательными и/или служебными компонентами с тождественным или нетождественным значением, морфологической формой знаменательного компонента, а также количественным составом компонентов.

9. Межъязыковые лексико-морфолого-синтаксические варианты ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, имеющие в сопоставляемых языках межъязыковой лексический инвариант, но различающиеся разнокоренными знаменательными и/или служебными компонентами с тождественным или нетождественным значением, морфологической формой знаменательного компонента, а также типом синтаксических конструкций.

10. Межъязыковые синонимы ФЕ – фразеологические единицы, тождественные по содержанию, представляющие собой одноструктурные или разноструктурные образования, различающиеся в сопоставляемых языках лексико-компонентным составом.

Понятие об идиоматическом алломорфизме

Между внутренней формой и значением фразеологической единицы не существует одно-однозначного соответствия в силу семантической модификации ее компонентного состава. Другими словами, внутренняя форма и значение ФЕ не совпадают. Более того, это несовпадение, по определению А.В. Кунина, переосмысление, является важнейшей частью дефиниции ФЕ и, следовательно, ее ведущим категориальным признаком. Назовем это расхождение идиоматическим алломорфизмом, опираясь на определение В.Д. Аракина, который утверждает, что алломорфизм есть разнотипность структуры языковых единиц (Аракин 1979), отсутствие параллелизма. Проиллюстрируем тезис об алломорфизме внутренней формы фразеологической единицы и ее значения: 

английский язык

а) go off to Gretna Green (букв. уехать в Гретну) – значение: (about couples under age) to get married secretly, not obtaining the consent of their parents (о несовершеннолетних, жениться тайно, не получив разрешения своих родителей;

б) to be full of Blarney (букв. быть полным Бларни) – значение: to make wild promises, to flatter and deceive (делать дикие обещания, льстить и обманывать);

в) to send smb to Coventry (букв. послать кого-л. в Ковентри) – значение: to punish someone by not speaking to him (наказать кого-л., отказавшись разговаривать с ним);

немецкий язык

а) Salamander reiben (букв. тереть саламандру) – значение: an der Studentenzecherei teilnehmen (принимать участие в коллективной студенческой попойке);

б) eine Natter am Busen nahren (букв. гадюку на груди кормить) – значение: einem undankbaren Menschen helfen (проявлять внимание, заботу, любовь к человеку, который впоследствии платит за это неблагодарностью);

в) durch Dreck und Speck gehen (букв. пройти сквозь нечистоты и свиное сало) – значение: drauflosgehen (действовать, не разбираясь в средствах, идти напролом);

шведский язык

1) rycka masken av ngn (букв. оборвать маску с кого-л.) – значение: avsloja nagon (разоблачить кого-л.);

2) ha en rav bakom orat (букв. иметь лису за ушами) – значение: vara slug och opalitlig (быть очень хитрым, ненадежным);

3) bita i det sura applet (букв. надкусить кислое яблоко) – значение: (tvingas) gora nagot som man inte vill (проглотить горькую пилюлю, молча, терпеливо снести обиду, оскорбление, выслушать что-л. неприятное).

Нет сомнения в том, что все эти фразеологические единицы демонстрируют дивергенцию смысла суммы компонентов генетического прототипа ФЕ и собственно фразеологического значения, образовавшегося в результате семантической трансформации компонентного состава прототипа ФЕ. В данном случае правомерно говорить об идиоматическом алломорфизме как категориальном признаке ФЕ. С другой стороны, идиоматический алломорфизм, вероятно, представляет собой в межъязыковом плане явление изоморфное и, очевидно, универсальное, поскольку фразеологическая единица любого языка, по определению предполагает наличие семантической модификации компонентного состава.

Список литературы

Основная литература

Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. Л.: Просвещение, 1979.

Аракин В.Д. Структурная типология русского и некоторых германских языков (единицы сопоставительно-типологического анализа языков): Автореф. дис. ... д-ра филол. наук в форме науч. докл. М., 1983.

Аракин В.Д. Типология объектных словосочетаний в скандинавских языках // Типология германских литературных языков. М., 1976. C. 156-172.

Добровольский Д.О. Основы структурно-типологического анализа фразеологии современных германских языков (на материале немецкого, английского и нидерландского языков): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 1990.

Нерознак В.П. Метод сравнения в синхронном языкознании: К основаниям лингвистической компаративистики // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. М., 1986. Т. 45. № 5. С. 406-412.

Федуленкова Т.Н. Изоморфизм и алломорфизм в германской фразеологии (на материале английского, немецкого и шведского языков): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Северодвинск, 2006.

Федуленкова Т.Н. Фрейм как метод поиска изоморфных и алломорфных характеристик в фразеологии // Фразеология и когнитивистика: Материалы 1-й Международной науч. конф. Белгород: БГУ, 2008. С. 306-311.

Райхштейн А.Д. К сравнительно-типологической характеристике фразеологических систем // Исследования по сопоставительной типологии языков: Межвуз. сб. науч. тр. / Моск. гос. пед. ин-т им. В.И. Ленина. М., 1982. С. 102-113.

Ярцева В.Н. Принципы типологического исследования родственных и неродственных языков // Проблемы языкознания: Докл. и сообщения сов. ученых на Х Международном конгрессе лингвистов. М., 1967. С. 203-207.

Дополнительная литература

Аракин В.Д. Сопоставительная типология скандинавских языков. М.: Высш. шк., 1984.

Аракин В.Д. Типология языков и проблема методического прогнозирования. М.: Высш. шк., 1989.

Бархударов Л.С. К вопросу о типах межъязыковых лексических соответствий (на материале английского и русского языков) // Иностранные языки в школе. 1960. № 5.

Гатиатуллина 3.3. Сравнительное исследование фразеологических единиц с компонентом глаголом движения (на материале англ., нем. и швед. яз.): Автореф. дис. ...канд. филол. наук. М., 1968.

Глазырин Р.А. Сопоставительный анализ компаративных фразеологических единиц в современных германских языках: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1972.

Добровольский Д.О. Концепция словаря // Немецко-русский словарь живых идиом. Около 1000 идиом / Д.О. Добровольский. М.: Метатекст, 1997. С. 5-10.

Добровольский Д.О. Национально-культурная специфика во фразеологии // Вопросы языкознания. 1998. № 6. С. 48-57.

Добровольский Д.О. Образная составляющая в семантике идиом // Вопросы языкознания. 1996. № 1. С. 71-94.

Добровольский Д.О. Специализирующие и скрытые семы во фразеологической номинации // Номинативные единицы языка и проблемы коммуникации: Сб. науч. тр. / Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза, 1983. Вып. 208. C. 93-111.

Добровольский Д.О. Типы фразеологически связанных значений в современном немецком языке // Лексикология и фразеология немецкого языка: Сб. науч. тр. / Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза, 1981. Вып. 172. С. 38-49.

Добровольский А.О., Караулов Ю.Н. Идиоматика в тезаурусе языковой личности // Вопросы языкознания. 1993. № 2. С. 5-16.

Долгополов Ю.А. Сопоставительный анализ соматической фразеологии (на материале русск., англ., и нем. яз.): Дис. ... канд. филол. наук. Казань, 1973.

Зиньков А.Д. Сравнительное исследование адвербиальных фразеологических единиц в современных западногерманских языках: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1976.

Кацнельсон С.Д. Лингвистическая типология. Вопросы языкознания. 1983. № 4. С.19-34.

Климов Г.А. Принципы контенсивной типологии. М.: Наука, 1983.

Кунин А.В. Английская фразеология: Теоретический курс. М.: Высш. шк., 1970.

Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. 2-е изд., перераб. М.: Высш. шк., Дубна: Изд. центр «Феникс», 1996.

Кунин А.В. Основные понятия английской фразеологии как лингвистической дисциплины и создание англо-русского фразеологического словаря: Дис. … д-ра филол наук. М., 1964.

Райхштейн А.Д. К вопросу о структурно-семантической и функционально-семантической характеристике устойчивых словесных комплексов // Лексикология и фразеология немецкого языка: Сб. науч. тр. / Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза, 1981. Вып. 172. С. 75-89.

Райхштейн А.Д. Немецкие устойчивые фразы и устойчивые предикативные единицы. Дис. … д-ра филол. наук. М., 1974.

Райхштейн А.Д. О межъязыковом сопоставлении фразеологических единиц // Иностранные языки в школе. 1979. № 4. С. 3-8.

Райхштейн А.Д. О сопоставлении фразеологических систем // Иностранные языки в школе. 1980. № 4. С. 8-14.

Райхштейн А.Д. Развитие теории фразеографии // Номинативные единицы языка и проблемы коммуникации: Сб. науч. тр. / Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза. 1983. Вып. 208. С. 231-238.

Райхштейн А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. M.: Высш. шк., I980.

Федуленкова Т.Н. Перспектива становления метода в изучении фразеологии // Житниковские чтения VII: Диалог языков и культур в гуманистической парадигме: Материалы международной науч. конф. Челябинск: Челябинск. гос. ун-т, 2004. С. 43-45.

Федуленкова Т.Н. Современные методы изучения фразеологии // Наука и образование 2004: Материалы международ. науч. конф. Ч. I. Мурманск, 2004. – С. 434-437.

Шадрин Н.Л. Фразеологизм как объект сопоставительной стилистики (теория и метод перевода): Дис. … д-ра филол. наук. Л., 1991.

Шадрин Н.Л. О закономерных соответствиях при переводе фразеологических единиц // Вопросы германской и романской филологии: Уч. зап. Ленинградского гос. ун-та им. А.С. Пушкина. Вып. 4. СПб, 2005. С. 129-147.

Ярцева В.Н. К определению понятия «языковой тип» // Лингвистическая типология. М.: Наука, 1985. С. 6-12.

Ярцева В.Н. Контрастивная грамматика. М.: Наука, 1981.

Ярцева В.H. От редакционной коллегии // Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Сов. энциклопедия, 1990. С. 5-6.

Ярцева В.Н. Принципы типологического исследования родственных и неродственных языков // Проблемы языкознания: Докл. и сообщения сов. ученых на Х Международ. конгрессе лингвистов. М., 1967. С. 203-207.

Ярцева В.H. Проблема универсалий и классификация языков // Универсалии и типологические исследования. М., 1974. С. 5-28.

Ярцева В.Н. Семантические корреляции единиц структуры языка // Науч. докл. высш. школы. Филол. науки. 1980. № 1. С. 37-43.

Ярцева В.Н. Сопоставительно-контрастивная лингвистика в СССР: Итоги и перспективы развития // Филологические науки. 1987. № 5. С. 3-12.

Ярцева В.Н. Типология языков и проблема универсалий // Вопросы языкознания. 1976. № 2. С. 6-16.

Ярцева В.Н. Универсалии в грамматике как один из параметров классификации языков // Универсалии и их место в типологических исследованиях: Тез. докл. М., 1971. С. 3-4. 

Ярцева В.Н. «Языковой тип» среди сопредельных понятий // Теоретические основы классификации языков мира. М., 1980. С. 24-61.

Almhult A. Ord att forklara. Stockholm: Almqvist & Wiksell Laromedel, 1980.

Fedulenkova T. A new approach to the clipping of communicative phraseological units // Ranam: European Society for the Study of English: ESSE 6 Strasbourg 2002 / Ed. P. Frath & M. Rissanen. Strasbourg: Universite Marc Bloch, 2003. Vol. 36. P. 11-22.

Illustrerad svensk ordbok. Stockholm: Natur och kultur, 1955.

Kupper H. Worterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd 2: 10000 neue Ausdrucke von A-Z. Hamburg: Classen-Verl., 1963.

Longman Dictionary of English Idioms. Harlow; London: Longman, 1980.

Wells R. Archiving and language typology // International Journal of American Linguistics. Indiana: University of Baltimore. 1954. Vol. 20. № 2. P. 53-81.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252