Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.2. Социальная безопасность молодежи в контексте социологического знания

На современном этапе развития цивилизации человечество осознало необходимость обеспечения социальной безопасности в планетарном масштабе. Сегодня мир столкнулся с новыми рисками и угрозами национального, экономического, социального и экологического характера, нейтрализация которых уже невозможна посредством существующих национальных и региональных систем безопасности.

Как было выявлено в ходе проведенного исследования, в современной социологической науке сложилось несколько направлений изучения социальной безопасности.

Во-первых, направление, связанное с формированием самого понятия «социальная безопасность». Данное понятие введено в научный оборот совсем недавно. В современной научной литературе существуют различные его определения. Необходимо подчеркнуть, что они отличаются размытостью содержания, применяются с различным смысловым наполнением и каждый исследователь акцентирует внимание на одной из сторон этого понятия. На сегодняшний день можно выделить четыре группы исследователей данного понятия.

Первая группа ученых (С.З. Павленко, В.Л. Манилов, С.В. Лекарев и др.) считает, что якобы широкое толкование понятия «социальная безопасность» отражает в комплексе все виды безопасности (экономическую, политическую, экологическую, военную и др.) и равнозначно понятиям «национальная безопасность», «безопасность России» и поэтому нет смысла в его употреблении [106, 117, 156].

Вторая группа исследователей (А.Г. Арбатов, Г.В. Брои, С.А. Тюшкевич, А.А. Стрельцов, Н.М. Пожитной и др.) придерживается мнения, что выделение социальной безопасности в узком смысле невозможно или крайне затруднено, так как собственно социальные процессы почти невозможно отделить от экономических, политических, духовно-нравственных, а в литературе часто можно встретить понятия «социально-экономическая», «социально-политическая», «социально-культурная безопасность» и т.д. [1, 19, 199, 210, 215].

Третья группа исследователей (М.Б. Лига, В.Н. Кузнецов, С.И. Григорьев, В.Н. Гусаков, Н.А. Зотова) рассматривает социальную безопасность в сопоставлении понятий «национальная безопасность» и «общая безопасность» [46, 48, 100]. При этом разграничения предлагается проводить по следующим критериям: агент, объект, цели и угрозы безопасности. Так, национальная безопасность в рамках данного подхода понимается как единство внутренних и внешних условий существования государства, гарантирующих ему целостность и исключающих насильственное изменение конституционного строя. Общественная же безопасность есть единство социальных условий, которые обеспечивают достойное выживание, благосостояние и свободу. Как отмечает М.Б. Лига, такое понимание социальной безопасности является не совсем правильным. Во-первых, национальная безопасность понимается здесь очень узко, она отождествляется с государственной безопасностью, иначе говоря, национальная безопасность – это стабильность государства. В результате за пределами безопасности остаются безопасность самого народа, социальных групп, гражданского общества, семьи, личности. Во-вторых, вызывает возражение сочетание понятий «достойное выживание» и «благосостояние», так как непонятен смысл, вкладываемый авторами в это сочетание [108, с. 45].

Четвертая группа ученых (В.Л. Манилов, Н.Р. Маликова, В.М. Мирошниченко, А.В. Возжеников и др.) отождествляет социальную безопасность с достойным статусом и гарантиями предотвращения угроз физической и экономической безопасности. Эти гарантии предоставляются государством и общественными институтами. На наш взгляд, данное определение социальной безопасности носит, скорее, правовой характер. В нем сужено понимание угроз социальной безопасности, не раскрыты механизмы обеспечения социальной безопасности [26, 116, 117, 130].

Кроме того, в настоящее время в рамках разных наук сложились различные подходы к определению понятия «социальная безопасность». В рамках дисциплинарного подхода психология понимает социальную безопасность как ощущение, восприятие и переживание потребности в защите. Юриспруденция трактует социальную безопасность как систему законов, направленных на защиту жизненно важных интересов личности. В философской науке социальная безопасность определяется как состояние, тенденция и условия развития социума. Политология дает определение социальной безопасности как результата деятельности отдельных систем, направленных на защиту личности, общества [212].

Таким образом, сегодня существуют различные определения социальной безопасности. Учеными выделяются объекты, субъект, названы критерии социальной безопасности. Также предлагаются разные механизмы ее обеспечения. В большинстве определений социальная безопасность понимается как характеристика состояния социальных институтов, обеспечивающих эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования личности и общества. Иначе говоря, социальная безопасность – это качество социальной сферы и ее институтов, обеспечивающих эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования личности. К числу механизмов ее обеспечения относят совокупность осуществляемых государством и обществом объединенных политических, правовых, экономических, идеологических, организационных и социально-психологических мер, проведение социологического мониторинга.

Во-вторых, направление, рассматривающее проблемы социальной безопасности в контексте рисков, вызов, опасностей. Это направление получило всестороннюю разработку в творчестве зарубежных социологов (У. Бека, Э. Гидденса, Н. Лумана, П. Штомпка, М. Кастельса, М. Дугласа, А. Вильдавский и др.). Среди отечественных ученых, рассматривающих проблему социальной безопасности в контексте социальных рисков, могут быть названы работы Т.Е. Бейдиной, С.И. Григорьева, Л.Г. Гусляковой, В.Н. Кузнецова, М.Б. Лига, А.В. Мозговой, Г.В. Осипова, О.Н. Яницкого и др. Работы этих исследователей посвящены концептуальным, методологическим и методическим вопросам изучения риска, механизмам его преодоления и обеспечения социальной безопасности [9, 35, 36, 47, 49, 51, 60, 81, 98, 100, 113, 114, 152, 242, 245].

По мнению отечественных социологов, современное российское общество можно характеризовать как «общество риска» в силу следующих причин: во-первых, исторические причины: попытки реконструировать Россию на основе утопического социального проекта; во-вторых, культурные причины: общество оказалось неспособным адекватно осмыслить причины своего экономического и социального упадка; в-третьих, экономические причины: производство рисков преобладает над производством благ; в-четвертых, социальные причины: разрушение социальной структуры, тотальное недоверие к государству; в-пятых, политические причины: разрушение государства, превращение его в механизм, обслуживающий кланово-корпоративные интересы [244, 245, 247]. В соответствии с этим, рискологические исследования сегодня стали особенно актуальными.

В-третьих, направление, представители которого социальную безопасность изучают во взаимосвязи безопасности и опасности, реализуемой через угрозы. По прогнозам социологов XXI век будет обществом не только риска, но и угроз. Соответственно усложняется задача обеспечения безопасности человека, актуальной становится проблема выявления и предупреждения угроз. Действие угроз безопасности человека ограничивает свободу выбора, а также может привести к крайним последствиям – кризису или катастро-
фе [65, 214, 156].

Угроза безопасности – в широком смысле – это потенциальное нарушение одного или более аспектов безопасности. В зависимости от признака, положенного в основу классификации, типы угроз могут различаться: во-первых, по степени универсальности – общие и специфические; во-вторых, по времени действия – постоянные, длительно действующие, краткосрочные; в-третьих, по территориальной распространенности – глобальные, региональные, национальные (в рамках определенных национальных границ), местные; в-четвертых, по способу действия – открытые (явные) и скрытые (латентные); в-пятых, по источникам возникновения – естественные (природная стихия), искусственные (результат человеческой деятельности), смешанные (человеческая деятельность, способствующая возникновению стихийного бедствия); в-шестых, по характеру возникновения – преднамеренные и непреднамеренные (как закономерный или непредвиденный побочный результат определенных действий или явлений); в-седьмых, по характеру действия – проявляющиеся постепенно или внезапно; причиняющие ущерб прямо (непосредственно) или косвенно; в-восьмых, по степени опасности – с последствиями устранимыми, неустранимыми, устранимыми частично; в-девятых, по возможности предотвращения – угрозы, которые можно предупредить полностью, частично и невозможно предотвратить совсем [65, 185].

Необходимо также отметить, что в зависимости от классификации уровней социальной безопасности международной, европейской, государственной, региональной, муниципальной анализируются различные виды и типы угроз, а также их источники. В частности, природные, социальные, технологические. Кроме того, угрозы могут быть потенциальными и актуальными, объективными и субъективными.

Итак, природные, техногенные, технологические, продовольственные угрозы – это социальные угрозы, так как в основе их возникновения лежит деятельность самого человека. В соответствии с этим все они угрожают благополучию и устремлениям самого человека, и наконец, сам человек должен будет предпринять усилия для их предотвращения.

В рамках четвертого направления социальная безопасность изучается во взаимосвязи с социальной напряженностью. Так, исследователи В.М. Димов, В.Н. Паутов, А.Н. Сухов и др. связывают социальную безопасность с определенным уровнем социальной напряженности. Уровень социальной напряженности, по их мнению, либо снижает уровень безопасности, либо повышает его и выделяют три уровня социальной напряженности: низкий, практически не влияющий на социальную безопасность; средний, оказывающий определенное влияние на социальную безопасность; высокий, дезорганизующий функционирование социальных институтов и общностей, что приводит к созданию ситуации опасности [200, 214].

Представители пятого направления едины во мнении, что прежде, чем решать проблемы обеспечения политической, экономической, социальной стабильности, необходимо, в первую очередь, обеспечить соблюдение и защиту прав и свобод личности, обеспечить индивидуальную безопасность, лежащую в основе всего остального. В связи с этим возрастает интерес ученых, политических деятелей к проблеме именно социальной безопасности, так как, только обеспечив социальную безопасность, можно добиться укрепления национальной и международной безопасности [171, 199, 201, 235].

Анализ существующих направлений исследования социальной безопасности позволил прийти к следующим выводам:

– во-первых, социальную безопасность можно определить как устойчивое состояние и способность общественной системы обеспечить эффективное функционирование государства, социальных институтов общества, обеспечивающих стабильное развитие личности и общества во всех сферах общественной жизни, на основе повышения качества жизни своих граждан, соблюдения их прав и свобод;

– во-вторых, состояние социальной безопасности во многом обуславливает и детерминируют условия, созданные обществом и государством для развития каждой отдельной личности и реализации ее потребностей. Способность личности преодолевать различные риски, угрозы и опасности будет зависеть от степени обеспечения ей социальной безопасности.

Реформирование российского общества, социальное и экономическое развитие России и ее субъектов в значительной мере зависят от «молодежного фактора», в том числе от степени обеспечения социальной безопасности молодежи.

Обеспечение социальной безопасности молодежи, как одно из эффективных средств успешного решения многочисленных проблем молодого поколения, в XXI веке может стать для России важнейшим фактором и базовым условием успешного экономического и политического реформирования общества. Этот специфический вид обеспечения социальной безопасности влияет на характер жизнеобеспечения молодежи и определяет, в конечном счете, качество молодого поколения россиян.

Социальная безопасность молодежи – важнейшая составляющая общей социальной безопасности, что определяет необходимость выделения самостоятельного теоретического пространства исследования этой проблемы.

Особый интерес к молодежи вполне понятен и обоснован. Молодежь – будущее страны, образ завтрашнего дня. Опыт последних десятилетий убедительно доказывает, что политических и экономических успехов, а также стратегического преимущества добиваются именно те государства, которые уделяют повышенное внимание молодежи. В докладе ООН «О положении молодежи в мире», опубликованном в декабре 2007 года в Нью-Йорке, отмечается: «Молодежь составляет четверть трудоспособного населения планеты. Современная молодежь – самое образованное поколение в истории, однако главными препятствиями при вступлении во взрослую жизнь остаются бедность и трудности в поисках достойной работы. Мы призываем правительства обеспечить молодому поколению возможность использовать свой потенциал» [180].

По данным ежегодного Доклада Государственного комитета РФ по делам молодежи, на начало 2010 года общее число граждан в возрасте от 14 до 30 лет составляет более 33 млн человек, или чуть больше 23 % от численности населения России. На сегодняшний день молодежь является одной из самых изучаемых возрастных категорий населения – более трети всех социологических исследований, проводимых в нашей стране, так или иначе затрагивают ее проблемы.

В ХХ веке сложилось несколько научных школ, исследовавших молодежную проблематику и пытавшихся объяснять противоречивые особенности сознания и поведения подрастающего поколения. Наиболее представительными из них являются следующие:

1. Психоаналитическая школа, которая исходит из основных положений психоанализа З. Фрейда, его концепции жизненного пути личности, чьи мотивы поведения и характеристики сознания определены особенностями жизни, воспитания в раннем возрасте. Изучение проблем молодежи с позиций этого направления основывается на возрастных особенностях и свойственных им психических параметрах личности. Концепция (структура) сознания и поведения личности молодого человека базируется на постулатах З. Фрейда, развитых и продвинутых его учениками и последователями (С. Халлек, Э. Эриксон, Д. Абрахамсон, Дж. Сорредо, А. Айхорн и др.).

2. Структурно-функциональная школа (Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Т. Парсонс и др.), представители которой анализировали сознание и поведение социальных групп, включая молодежь, системно, в тесной взаимосвязи с окружающей социальной действительностью.

3. Западная культурологическая школа, основоположниками которой являлись П. Бергер, А. Шюц, Т. Лукман и др. Представители данной школы изучали различные проявления сознания и поведения молодежи под углом зрения феноменологии человеческой культуры. Западные ученые в ХХ веке исследовали мир молодежи непосредственно в органической связи с бытием индивида, соотнося его с конкретными идеями, мотивами поведения «реально действующих» молодых людей. Широкое распространение в западной научной мысли нашли работы, посвященные проблеме формирования молодежной субкультуры. В американской социологии в 20-х годах ХХ века доминировала тенденция исследования делинквентных субкультур (Д. Маца, У. Миллер, А. Кон).

Объясняя особенности молодежного сознания и поведения, специфику молодежных проблем, роль и место молодого поколения в жизни современного общества, западные ученые всегда пытались найти «золотое сечение» в конгломерате социальных и естественных наук, в комплексном и междисциплинарном подходе к анализу механизмов сложного и противоречивого процесса биосоциального становления молодого поколения.

Изучение проблем молодого поколения зарубежными учеными оказало значительное влияние на развитие отечественной научной базы в данной сфере. Более того, практически до 80-х годов ХХ века многие советские «исследователи-молодежники» активно использовали и теоретические, и прикладные наработки своих западных коллег, которые легли в основу становления «науки о молодежи» в России, формирования и реализации молодежной политики в 90-х го-
дах ХХ века.

Первые попытки определения молодежи как общественной группы, изучения ее проблем и ценностных ориентаций были предприняты в нашей стране еще во второй половине 20-х годов ХХ столетия. К исследованию проблем молодого поколения обратились психологи и педагоги В.С. Смирнов, А.И. Армянов, А.Б. Залкинд, В.Н. Мясищев, М.М. Рубинштейн, В.Е. Игнатьев, Н.А. Рыбников и другие (определение отношения к Советской власти, исследование домашнего быта, изучение идеалов крестьянских детей и т.д.). Всего за период 20–30-х годов издано около 300 книг и брошюр, в которых подробно освещались результаты конкретных исследований новых социальных процессов и явлений в стране Советов [88, с. 5–6].

В 60-х годах начинают проводиться массовые исследования социальных проблем молодежи в различных городах нашей страны (Г.В. Осипов, В.В. Грушин, С.Н. Иконникова, И.С. Кон, Л.Н. Коган, В.А. Филиппов и др.). В центре внимания этих ученых было изучение роли и места молодежи в современном мире, анализ интересов и потребностей, ценностных ориентаций и социальных ожиданий категорий молодого поколения в сфере труда, учебы и досуга.

В нашей стране исследования молодежной проблематики охватывают четыре основных направления (типология, предложенная В.И. Чупровым и дополненная Е.Г. Слуцким):

1) антропологическое (психологическое или социально-психологическое). В его основе лежит концепция личности, сознание и поведение которой детерминировано возрастными психофизиологическими особенностями и опосредовано психоаналитическими комплексами, а также различными защитными психологическими механизмами. Представителями этого направления являются К.А. Абульханова-Славская, Г.М. Андреева, Л.М. Архангельский, Л.И. Божович, Л.П. Буева, С.И. Голод, Р.Г. Гурова, И.С. Кон, А.С. Кулагин, А.В. Петровский, В.Б. Ольшанский, Д.Б. Эльконин и др.;

2) структурно-функциональное направление. Сформировалось в 70-е годы ХХ века на основе общественной потребности в структурном (системном) анализе эмпирического объекта (молодежи) в его сложных и противоречивых взаимосвязях с окружающей социальной средой. Последователями указанного направления являются такие исследователи, как Н.М. Блинов, В.И. Васильев, С.И. Григорьев, А.А. Колесников, Е.Е. Леванов, А.Л. Маршак, Н.С. Мансуров, Б.А. Павлов, Е.Г. Слуцкий и др.;

3) представители культурологического направления рассматривают сложный мир молодых людей через субъективные проявления (идеи, интересы, мотивы действий), которые отражаются в определенных типах культуры. Соответственно мир молодого поколения интерпретировался через некую форму его субкультуры (В.С. Боровик, С.И. Григорьев, Г.Т. Журавлев, И.М. Ильинский, Г.Г. Квасов, Л.Н. Коган, В.Т. Лисовский, В.Г. Немировский, Ю.П. Ожегов, А.И. Шендрик и др.). Анализ мировоззренческих позиций, форм досуга молодежи эти исследователи осуществляют под углом зрения феноменологии культуры. Данное научное направление позволило существенно расширить представления об особенностях молодежного сознания, произвести его типологизацию в рамках изучения субкультуры молодежи (как феномена);

4) интегративное (или ювенологическое) направление, суть которого заключается в синтезе разных сочетаний вышеназванных направлений. Появилось в конце 80-х – начале 90-х годов, когда отечественные исследователи начали изучать молодежь во всем многообразии проявлений ее сознания и поведения в сложных взаимосвязях с окружающим миром. Достаточно остро был поставлен вопрос о медико-биологических характеристиках молодежной популяции, опосредующих ее социальную жизнедеятельность (С.С. Бразевич, Е.А. Воронова, О.И. Иванов, В.Н. Келасьев, В.Т. Лисовский, Ю.В. Манько, И.Л. Первова, Е.Г. Слуцкий, В.И. Чупров, Т.В. Шипунова и др.) [187, 88, 240, 241].

Как отмечает В.Т. Лисовский, всплеск общественного интереса к молодежным проблемам сегодня связан с кризисом в российском обществе, который породил новый конфликт поколений, не исчерпывающийся традиционным для любого общества расхождением «отцов» и «детей» во взглядах на одежду и прическу, музыку, танцы и манеры поведения. В России он касается философских, мировоззренческих, духовных основ развития общества и человека, базисных взглядов на экономику и производство, материальную жизнь общества. Поколение «отцов» оказалось в положении, когда передача материального и духовного наследия преемникам практически отсутствует. Социальные ценности, которыми жили «отцы», в новой исторической ситуации в подавляющем большинстве утратили практическое значение и в силу этого не наследуются «детьми», поскольку не приемлемы ни для настоящей, ни для будущей жизни. В российском обществе налицо разрыв поколений, отражающий разрыв исторического развития. Мировой опыт свидетельствует, что недостаточное внимание к вступающему в жизнь молодому поколению превращает его в мощный фактор дестабилизации общества [109, с. 20].

В 60-е – 80-е гг. XX века прочно установился проблемный подход, и исследователи чаще ориентировались на объективный анализ ситуации в молодежной среде. Это направление заложило реальную основу для становления социологии молодежи как особой научной отрасли. Авторы коллективной монографии «Социология в России» выделили несколько наиболее известных школ в отечественной социологии молодежи.

Комсомольские исследования молодежи (И.М. Ильинский и др.) – исследования эффективности работы комсомола по формированию нравственности и коммунистическому воспитанию молодежи, ее активной жизненной позиции.

Исследования В.Н. Шубкина (Новосибирск, Москва) – изучение социальных ожиданий молодого поколения, профессиональных ориентаций и выбора профессии, жизненных планов и путей молодежи в социалистическом обществе.

Исследования Ф.Р. Филиппова, М.Н. Руткевича (Свердловск, Москва) – изучение жизненных планов молодежи, роли образования как фактора социальных перемещений (социальной мобильности) и межпоколенческой мобильности.

Школа лонгитюдных исследований (М.Х. Титма и др.) – изучение жизненного пути поколения на отрезке от 17 лет до завершения социального становления на основе периодически повторяющихся опросов возрастной когорты 1965–1967 гг. рождения, выявление региональной и поселенческой дифференциации процессов жизненного самоопределения молодежи.

Ленинградская школа (И.С. Кон, В.Т. Лисовский, С.Н. Иконникова и др.) – изучение психологии юношеского возраста и молодежной субкультуры, типов жизнедеятельности молодежи (особенно студенческой, развития личности молодого человека). Основателем ленинградской школы является В.Т. Лисовский, руководитель первой лаборатории исследования проблем молодежи в НИИ комплексных социальных исследований Ленинградского университета. Результаты исследований лаборатории под руководством В.Т. Лисовского получили отражение в более чем 200 работах, опубликованных в России и за рубежом. В 1995 году под редакцией профессора В.Т. Лисовского был опубликован первый учебник по социологии молодежи.

Исследования молодежной субкультуры – изучение неформальных объединений и асоциальных молодежных группировок, отношения молодежи к ним и к явлениям субкультуры (Т.Б. Щепанская, Е.Л. Омельченко).

Современная социология молодежи. Преобразования российского общества вызвало к жизни новые направления в области молодежных исследований, касающихся проблем трудоустройства молодежи и рынка труда, безработицы, актуальных направлений молодежной политики, политической социализации молодежи, социальной защиты молодых семей, стиля жизни молодых людей. Эти и другие проблемы успешно исследуются в Центре изучения занятости Института социологии РАН (Л.В. Колягина), новые формы потребительского поведения молодежи – сфера интересов В.С. Магуна, проблематика бездомных – В.И. Журавлева. Проблемы материального благосостояния и социальной защиты молодежи находят отражение в работах В.И. Чупрова в Институте социально-политических исследований РАН, изучение социально-дифференцирующих функций среднего и высшего образования продолжается В.Н. Шубкиным в Институте социологии РАН. В этом же институте изучаются разные типы жизненных траекторий представителей новых социально-профессиональных групп (предпринимателей, безработных и т.д.), особенности жизненных карьер женщин и мужчин, новые типы идентификаций [201, 203, с. 339].

Совсем недавно возникала новая наука, в которой объектом научного исследования становится деятельность молодежи в глобальном, национальном и региональном аспектах. Эта наука получила название «ювентология». Она представляет собой комплекс наук, изучающих молодежь с социологических, психологических, культурологических, историко-этнографических, педагогических, демографических, медико-физиологических и правовых сторон.

Обращаясь к определению возрастных границ молодежи, следует отметить, что в современной научной литературе отсутствует четкое определение таких возрастных границ (как молодежи социально-демографической группы), которые исторически и социально обусловлены, и в настоящее время включают в нашей стране период от 11–17 до 35 лет. Установление границ, периодов на шкале возраста индивидов всегда условно и индивидуально, а также зависит от географических, региональных, историко-культурных (традиции и нравы народов) и даже политически факторов.

В настоящее время существуют различные типологии жизненных циклов [157, с. 98]. Американский психолог Э. Коуэн предлагает следующую переодизацию жизненных циклов молодежи (табл. 1).

Таблица 1

Деление жизненного цикла на этапы (по Э. Коуэн)

Жизненная стадия

Ключевая система

Задачи
развития

Ресурсы
развития

Кризисы развития

Подростковый возраст
(13–17 лет)

Семья, сверстники, школа

Физическое созревание, абстрактные мыслительные операции, принадлежность
к группе сверстников, начальная половая близость

Физиологическая информация, когнитивное решение проблем, навыки построения отношений, понимание роли полов и ее культурных истоков, возможность независимых моральных суждений

Социальная принадлежность или социальная защита

Юность (18–22 года)

Сверстник, школа или работа, семья, окружающие

Независимое существование, принятие решения о начале карьеры, интериоризация морали, интимные отношения, принятие природы отношений

Учения, знания для финансовой независимости, самоизучение, принятие решения, углубление отношений, понимание плюрализма ответственности за выбор

Четкая или неуверенная идентификация личности

Взросление (23–30 лет)

Новая семья, дружеские связи, окружающее общество

Жизнь в новой семье родительская роль (начало), развитие карьеры, выработка стиля жизни, принятие обязательств

Знания и навыки планирования семейного бюджета, межличностные переговоры и разрешение конфликтов, родительская роль, ролевые ограничения

Способность к социальному бытию, либо отчужденность

В мировой практике нет общего похода к определению возрастных границ молодежи. В законодательствах многих стран о молодежи чаще встречается верхний 25-летний возрастной порог. Для отдельных правоотношений он может быть выше (30 лет) или ниже (21 год). В международной практике, по классификации ЮНИСЕФ, к детям относят все население в возрасте до 18 лет. В конвенции ООН о правах ребенка дано следующее определение: «ребенком является каждое человеческое существо до 18-летнего возраста, если по закону, применяемому в данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее» [85].

Периодизация взросления в нашей стране является наиболее запутанной. В современной России фактическое равноправие молодежи с другими общественными группами обеспечивается установлением молодым гражданам в возрасте от 14 до 30 лет дополнительных правовых гарантий, дающих возможность реального осуществления ими основных прав. Между тем действующим законодательством для молодых специалистов установлен 33-летний возрастной порог, а отнесение супругов к молодой семье зависит не только от возраста одного из супругов, но и от стажа семейной жизни. Так, согласно Постановлению ВС РФ от 3 июня 1993 г. № 5090-1 «Об основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации» к молодежи в нашей стране относят:

– граждан Российской Федерации (включая иностранных граждан и лиц без гражданства) в возрасте от 14 до 30 лет;

– молодые семьи (семья в первые три года после заключения брака, в случае рождения детей без ограничения продолжительности брака, при условии, что один из супругов не достиг 30-летнего возраста, а также неполных семей с детьми, в которых мать или отец не достигли 30-летнего возраста);

– молодежные объединения [166].

Тем не менее, определение возрастных границ молодежи принципиально по ряду причин: во-первых, оно даёт возможность выбрать для социологической и других областей научных знаний конкретную группу населения с целью эмпирических исследований; во-вторых, позволяет выявить виды деятельности, занятий исследуемой возрастной группы не только для научного анализа, но и для выработки государственной молодежной политики; в-третьих, дает дополнительные возможности для изучения особенностей социализации данной возрастной группы и социальных деформаций [203, с. 7].

Предпринятый экскурс в проблему определения возрастных границ молодежи позволяет констатировать лишь запутанную ситуацию в попытках провести четкую границу между различными когортами молодого поколения.

Следует также отметить, что основными признаками молодежи являются не только возрастные, но еще и социокультурные характеристики. К ним современная социология относит: специфические соматические и физиологические признаки, связанные с незавершенностью процесса формирования личности; экономическую, политическую и социальную несамостоятельность, связанную с отсутствием социального опыта; открытость мировоззрения и связанную с этим неустойчивость поведения; низкий статус внутри социальной группы, к которой она принадлежит по «факту рождения» [73, 187, 241].

На сегодняшний день в современной науке существует несколько подходов к определению понятия «молодежь»:

-стратификационный, который определяет молодежь как особую социально-демографическую, возрастную группу;

- институционно-функциональный, рассматривающий молодежь через ее участие в деятельности различных социальных институтов и молодежных движений;-

- аксиологический, в рамках которого молодежь рассматривается через анализ ее качества жизни, ценностей и мировоззрения;

- ресурсный, при котором молодежь рассматривается как стратегический ресурс общества, основа его будущего развития;

-тезаурсный – изучает повседневную жизнь молодежи [157, с. 250].

В рамках данных подходов существуют разные определения понятия «молодежь». Одно из первых социологических определений понятия «молодежь» в конце 1960-х годов было сформулировано основателем ленинградской школы исследований молодежных проблем социологом В.Т. Лисовским: «Молодежь – это поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих (а в более зрелом возрасте уже усвоивших) образовательные, профессиональные и культурные функции и подготавливаемых (подготовленных) обществом к усвоению и выполнению социальных ролей».

Российский исследователь проблем молодежи И.М. Ильинский рассматривает молодежь как главную ценность общества. В отношении молодежи государство должно проводить политику, направленную на опережение событий, оно должно сделать ставку на молодое поколение.

В определении молодежи, данном И.С. Коном, соединены социологический, демографический и психологический подходы. Молодежь в его понимании ? это социально-демографическая группа, которая выделяется на основе таких критериев, как возрастные характеристики, особенности социального положения, социально-психологических свойств [84, с. 375]. Это определение, несмотря на ряд имеющихся в нем недостатков, стало основным в отечественной науке.

С.Н. Иконникова считает, что молодежь является социально-демографической группой, включающей молодых людей от 16 до 30 лет, характеризующая молодых людей, их положение и роль в обществе, функции и виды деятельности, их духовный облик, мировоззрение, интересы, ценностные ориентации, социально-психологические свойства, обусловленные характером социально-экономической системы, общественными отношениями, этапом исторического развития, классовым положением [75, с. 53].

Большинство социологов молодежью считают часть населения, характеризуемую современным образом жизни, участием в одном из видов жизнедеятельности, труда и являющуюся носителем и потребителем всех форм культуры.

Придерживаясь социологического подхода к понятию «молодежь», по мнению А.Л. Маршака, нельзя не отметить, что эта социальная группа отражает сложную дифференциацию социальной жизни современного общества. Молодежь в социологии обычно разделяют на следующие социально-психологические группы:

а) выпускники неполных и средних школ, вливающиеся в ряды трудящихся;

б) молодежь в возрасте от 16 до 19 лет, работающая в различных сферах хозяйства;

в) в возрасте от 20 до 24 лет;

г) в возрасте от 25 до 30 лет – молодая интеллигенция [120].

Еще более полно содержание понятия молодежи может быть выражено в представлении о ней как о социально-демографической группе общества, где в равной степени учитываются как возрастные психологические особенности, так и внутренняя социально-классовая дифференциация, специфичная для условий современной жизни.

Российский исследователь В.В. Павловский дает определение молодежи в рамках ювентологии. По мнению ученого, молодежь – это особая биосоциальная группа людей от 13–14 до 29–30 лет (женский и мужской пол), которая занимает переходное поколение между общностями людей подросткового и взрослого возраста; представляет собой возрастное образование, включающее в себя 17 годовых подгрупп, объединяемых 4 стадиальные крупные подгруппы, которые характеризуются спецификой освоения и реализации молодежных возрасто-ориентированных программ; детерминируется природной средой, конкретно-историческим обществом с его общественной формацией, цивилизацией, государственным строем и другими особенностями социального развития; является результатом социализации в пяти основных сферах жизни общества; осуществляет переход от репродуктивной (подготовительной) к продуктивной деятельности, эволюцию от общественной и гражданской несамостоятельности – к статусу взрослых самодеятельных членов общества, полноправных граждан и сформировавшихся личностей. Это группа, которая отражает в себе классовую, социально-групповую, этническую и иную актуально важную структуру того или иного общества. При этом ученый выделяет ряд закономерностей жизнедеятельности молодежи:

1) биосоциализация;

2) внутренняя преемственность;

3) неравномерность становления и развития различных классово-социальных подгрупп молодежи [157, с. 249–250].

Данное определение, на наш взгляд, отражает специфику молодежи, все ее особенности и черты и, пожалуй, одно из самых подробных и детальных.

В нашем исследовании авторы монографии исходили из следующего понимания молодежи: это особая социальная группа людей в возрасте от 14 до 30 лет, являющихся активными субъектами социальной реальности, характеризуемых современным образом жизни, участием в одном из видов жизнедеятельности, труда и выступающих носителем и потребителем всех форм культуры.

При этом необходимо учитывать, что молодежь, как социально-возрастная группа, обладает рядом особенностей:

– во-первых, в силу объективных причин молодежь отличает несформированность ценностных, духовно-нравственных ориентиров и недостаток жизненного опыта, что увеличивает вероятность ошибочного выбора при принятии ответственных решений;

– во-вторых, молодежи присуще неполное включение в существующие социально-экономические отношения. При этом одновременно именно молодежь в наибольшей степени обеспечивает социальную мобильность и является источником экономической инициативы;

– в-третьих, как и любая социальная группа, молодежь имеет собственные цели и интересы, которые не всегда совпадают с целями и интересами всего общества;

– в-четвертых, молодежь выполняет особые социальные функции: наследует достигнутый уровень развития общества и государства, обеспечивает преемственность; формирует в себе образ будущего и несет функцию социального воспроизводства; является основой «новой», постиндустриальной экономики, развития ее высокотехнологичных отраслей, а также науки и культуры, служит источником и базой инноваций; молодые люди составляют основную часть кадрового состава силовых ведомств, отвечающих за обеспечение правопорядка и безопасности страны в целом.

Таким образом, можно констатировать, что молодежь является особой социальной группой, которая может занимать и занимает ведущие позиции во многих сферах жизнедеятельности. Высокий уровень профессиональной подготовки и личностной культуры, активный интерес к практическому участию в жизни страны помогает молодежи выступать реальным партнером государства в решении разнообразных государственных задач.

Однако необходимо отметить, что молодежь в силу своей специфики наиболее остро, чем другие возрастные группы, нуждается в помощи со стороны взрослых, так как у нее отсутствуют необходимые навыки и средства для самостоятельного функционирования (образование, опыт, умения, материальные средства и др.).

Обращаясь к определению понятия «молодежные проблемы», необходимо отметить: во-первых, что под социальными проблемами понимаются как актуально проблемные, не удовлетворяющие потребностей и желаний, противоречия в явлениях или процессах коллективных и групповых субъектов. Во-вторых, молодежные проблемы – это некое противоречие в реальной жизни представителей молодого поколения (независимо от того, осознается ли оно самой молодежью или нет), а также проблемная ситуация, в которой у молодого человека нет соответствующего обстоятельствам решения и которая заставляет его задуматься над успешным ее разрешением.

В научной литературе молодежные проблемы подразделяются на две большие группы. К первой, по мнению В.И. Чупрова, относится изучение специфических молодежных проблем: определение сущности молодежи как общественной группы, особенностей ее социального положения (статуса), роли и места в общественном воспроизводстве общества; установление критериев ее возрастных границ; изучение особенностей сознания (потребностей, интересов, ценностей) и способов деятельности молодого поколения; исследование специфики процесса социализации молодых людей, их социально-профессиональной ориентации и адаптации в коллективе, анализ социальных аспектов деятельности неформальных молодежных объединений и движений. Другую важную область научного анализа составляют такие проблемы, которые являются общесоциологическими и в то же время преимущественно касаются молодежи (проблемы образования, семьи и брака), либо находят специфические проявления в молодежной среде (особенности воспитания, развитие социальной и политической активности молодежи, ее роль и место в структурах власти, специфика социальных противоречий и конфликтов и т.д.) [240].

Большинство отечественных исследователей (В.Т. Лисовский, С.Н. Иконникова и др.) определяют специфику молодежных проблем через анализ «жизненного старта молодежи», характерного для подрастающего поколения: внебрачное состояние, отсутствие своего жилья и профессиональной квалификации, отсутствие достаточного жизненного опыта («неустойчивость мировоззрения»), относительно невысокий социальный престиж [75, 110].

Кроме того, социальные проблемы молодежи обладают яркой спецификой и отличаются от подобных проблем старшего поколения. Так, отличительными чертами молодежных проблем являются следующие:

– во-первых, в молодежной популяции существует более тесная взаимосвязь между медико-биологическими (психофизиологическими) характеристиками субъекта (социально-демографической группы) и параметрами его социальной жизнедеятельности, формами, механизмами социализации и способами разрешения конфликтных ситуаций при вхождении в «мир взрослых отношений»;

– во-вторых, молодое поколение отличается именно своим специфическим «набором», перечнем и иерархией проблем, свойственных ему в большей мере, чем другим социальным группам и категориям населения;

– в-третьих, в прогностическом плане молодежные проблемы в значительно большей степени влияют на перспективы развития общества (его прогресс или регресс), чем противоречия, характерные для других возрастных групп (например, интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних в большей мере повлияет на нравственные нормы общества в перспективе, чем преступность вреди группы населения в возрасте 55–75 лет);

– в-четвертых, изначально подрастающее поколение обладает неопределенным, невысоким социальным статусом (правовым, экономическим, политическим и др.), что обуславливает многовариантность (вариативность) жизнедеятельности различных категорий молодого поколения (составляющих их индивидов), а также порождает дополнительные проблемные ситуации при адаптации представителей молодого поколения к реалиям окружающей жизни;

– в-пятых, в психологическом и социально-психологическом плане молодые люди в большей степени чувствуют, сопереживают свои неудачи, нерешенные вопросы, чем люди старшего возраста. Это происходит из-за недостатка жизненного опыта и повышенной эмоциональности, характерной для юного возраста, что значительно снижает их способность цивилизованно разрешать конфликтные ситуации, встречающиеся в жизни, успешнее адаптироваться к реалиям мира;

– в-шестых, молодежные проблемы в большей степени детерминированы общими социальными проблемами, противоречиями общества; о культуре, цивилизованности общества можно судить именно по отношению к данной группе населения, выступающей субъектом воспроизводства общественных отношений [187].

Следует отметить, что предназначение молодежи в современном мире заключается в том, что она является не столько объектом воспитания, образования, социализации, сколько активным субъектом социального воспроизводства, основным инновационным потенциалом общества и существенным гарантом его развития. Именно молодое поколение выступает и как важное условие дальнейших социально-экономических перемен, и как инновационная сила общественного развития. При другом взгляде на молодое поколение общество обречено на деградацию и социальную патологию.

Необходимо отметить, что на современном этапе при решении проблем молодежи упускается главное: целостный (комплексный) подход к восприятию подрастающего поколения как объекта и субъекта общественного воспроизводства, как объекта и субъекта социальной безопасности. Именно такой подход видится перспективным и практически востребованным в решении многочисленных проблем молодого поколения в современных российских условиях.

Кроме того, в период трансформации российского общества мы можем наблюдать социальный феномен, заключающийся в том, что российская молодежь вынуждена участвовать в создании нового опыта из-за невозможности эффективно использовать позитивный опыт прежних поколений. Востребованность же негативного опыта старшего поколения в данном случае крайне ограничена следующими рамками: овладение им позволяет избежать прежних ошибок, утопических заблуждений, дабы не репродуцировать их на новом этапе общественного развития. Поэтому он не является генератором новых знаний и опыта, но и служит именно тем катализатором, без которого немыслим процесс создания новых социальных отношений, моделей общественного развития [203, с. 88].

По мнению отечественных исследователей (В.И. Чупров, Ю.А. Зубок), молодежь – продукт конкретного общества в определенное социальное время, поэтому при высоких темпах изменения общества именно динамика эпохи формирует резкие различия внутри поколения молодых. Социализация молодежи в кризисном обществе или в обществе риска определенно отличается от ее становления в рамках традиционного общества [240].

На сегодняшний день в отечественной науке отсутствует обоснованная парадигма, общепринятая система социальной безопасности, методология прогнозирования и анализа обеспечения социальной безопасности молодежи. В соответствии с этим, в ближайшее время не приходится рассчитывать на эффективное решение проблемы повышения уровня социальной защищенности молодежи и обеспечения ее социальной безопасности.

В рамках концепции жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности, разрабатываемой алтайскими учеными (С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова и др.), оформляется органичное единство, являющееся фундаментом формирования всей системы общественных отношений, опосредуемых производственно-экономическими, политическими, духовно-культурными, социально-бытовыми факторами, а также историческими условиями бытия молодого человека [43].

Именно молодежь, являясь энергичным участником построения исторически конкретной системы общественных отношений, имея особенности социально-демографического положения, является особенно интересной социальной группой в плане изучения специфики взаимодействия ее жизненных сил и жизненного пространства.

Социология жизненных сил человека представляет социальное развитие, функционирование общества, систему его социальных отношений как взаимодействие жизненных сил человека и его жизненного пространства, взаимозависимость субъектов общественной жизни и среды их обитания, средств обеспечения жизни. При этом жизненные силы молодежи представляются как потребность воспроизводить и совершенствовать социальную жизнь, удовлетворять и развивать свои потребности поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования [43, 45].

Социологическая концепция жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности позволяет более полно и многогранно изучить социальную жизнь молодежи, затрагивая не только особенности, обусловленные ее принадлежностью к данной социально-демографической группе, но и индивидуально-личностные характеристики молодых людей.

Данная концепция дает возможность исследовать субъектность молодежи, как одну из ее сущностных характеристик, проявляющихся в социальной активности этой социально-демографической группы, выступающей серьезной движущей силой процессов, протекающих в обществе. Кроме того, появляется возможность рассмотрения молодежи как относительно целостной, отдельной социально-демографической группы в качестве потенциального носителя субъектности. Выделение индивидуальной и социальной субъектности молодежи позволяет дать наиболее полную характеристику ее способности воспроизводить и совершенствовать свою жизнь индивидуально-личностными и социально-организационными средствами, причем в различных сферах жизнедеятельности.

Жизненные силы молодежи – категория социологического витализма, характеризующая способность молодых людей воспроизводить и совершенствовать свою жизнь в исторически конкретном жизненном пространстве и в рамках взаимозависимости людей по поводу их жизненного пространства – первичных, базовых социальных отношений владения, пользования, распоряжения и распределения, присвоения, потребления, развертывающихся во всех основных сферах жизни общества: в экономике – по поводу собственности, в политике – по поводу власти, в социально-бытовой сфере – по поводу условий жизни в семье, микрогруппе, в социально-экологической сфере – по поводу воспроизводства экологических ресурсов региона проживания, в сфере духовно-культурной деятельности – по поводу производства и потребления ценностей духовной культуры. На этой основе формируются системы функций, ролей, которые выполняет молодой человек с той или иной активностью, индивидуальной и социальной субъектностью. В данной связи можно говорить об экономических, политических, социально-бытовых, духовных и социально-экологических силах молодого человека.

Термин «жизненное пространство молодежи» не имеет в научной литературе однозначного толкования. В частности, используются такие понятие, как «жизненная среда», «природная среда», «окружающая среда», «среда людей», «окружение человека», «среда обитания человека» и т.д. В широком смысле понятие «жизненное пространство» охватывает общественно-экономическую среду в целом – производство, систему общественных отношений, социальные институты и формы социализации, культуру, нормы и ценности данного общества. В узком смысле – жизненное пространство, являясь частью окружающей среды в целом, включает непосредственное социальное окружение человека – семью, друзей, производственный, учебный и другие коллективы и группы. Все чаще рассматривают жизненное пространство как совокупность физических условий (природных компонентов) и социальных образований (социальных компонентов), в которых живет человек [43].

В виталистской социологии понятие «жизненное пространство молодежи» активно используется как одно из понятий, характеризующее единство экологического, территориально-географического, социокультурного, экономического, политического и социально-бытового пространств, реализующихся через среду обитания, обеспечивающую молодому человеку необходимые средства, условия воспроизводства и совершенствования жизненных сил, а также его участия в решении социально значимых жизненных проблем в исторически конкретный период времени. Характерные, типичные формы, структура и качество организации жизненного пространства молодежи, ее образ жизни формируют определенное пространство-время, когда на исторически конкретной территории доминируют типичные социальные отношения и формы организации общественной жизни молодых людей.

В соответствии с этим, социальная безопасность молодежи понимается нами как совокупность механизмов взаимодействия молодого человека и государства по предотвращению ситуаций, связанных с угрозой жизненным силам молодежи, ее индивидуальной и социальной субъектности, жизненному пространству молодежи.

Социологический витализм фиксирует наличие исторически конкретного жизненного и социального пространства-времени у каждого из субъектов социальной жизни, начиная с личности, малых общественных групп. Однако хронологическое время их существования ограничивается историей, продолжительностью бытия данных социальных субъектов. Например, свою историю жизни имеет каждое объединение молодежи (спортивная команда, учебная группа и др.). И все они особым образом организуют свою жизнь в рамках определенного территориально-географического, экологического, экономического, политического, социально-бытового и социокультурного пространств, обладающих средствами воспроизводства и совершенствования жизни молодого человека.

Для воспроизводства и совершенствования жизни, жизненного пространства, окружающего молодых людей как субъектов жизненных сил, им необходимо взаимодействовать по поводу использования этого жизненного пространства. Это взаимодействие окрашено характером взаимовлияния, воздействия жизненных сил и жизненного пространства бытия молодежи друг на друга своим количеством, качеством и мерой. В процессе такого воздействия жизненных сил на жизненное пространство, средства осуществления жизни возникают первичные социальные отношения владения, пользования, распоряжения. Обратное воздействие средств жизнеосуществления на жизненные силы человека приводит к появлению отношений распределения, присвоения, потребления.

Это означает, что от того, насколько развиты жизненные силы молодого человека, непосредственно зависит характер осуществления им владения, пользования и распоряжения своим пространством, масштабы этого пространства. Характеристики количества, качества, меры жизненных сил молодежи помогают определить, насколько эффективно и объемно используют молодые люди свое жизненное пространство в целях воспроизводства и совершенствования жизни. Одновременно происходит обратное влияние: количество, качество, мера средств жизнеосуществления, жизненного пространства молодежи определяют отношения распределения, присвоения, потребления.

Социологический анализ развитости жизненного пространства молодого человека, характера его взаимодействия с жизненными силами дает возможность соотнести развитость жизненных сил молодежи с наличием условий для реализации своего потенциала в различных сферах жизнедеятельности. Это позволяет определить механизмы обеспечения социальной безопасности молодежи со стороны государства посредством улучшения качества жизненного пространства молодежи.

Сущностная характеристика понятия «жизненные силы молодежи» чаще всего сводится к способности людей воспроизводить и совершенствовать свою жизнь индивидуально-личностными и организационно-коллективными средствами. Последнее позволяет использовать понятия «индивидуальная субъектность» и «социальная субъектность» молодежи как составляющие содержания категории «жизненные силы молодежи», которая отражает воспроизводство и совершенствование жизни человека в сфере государственного регулирования общественной жизни, бизнеса и «третьего сектора», в которых дифференцируется поведение молодых людей, занятых на государственной службе, в бизнесе и «третьем секторе», появляется все больше оснований для характеристики соответствующих форм и содержания субъектности молодежи в условиях современного российского общества. Развитость жизненных сил молодежи связывается и с мерой ее включенности как субъекта жизнеосуществления в существующие социальные отношения, с мерой его субъектности в социокультурном развитии определенного типа на основе социального образования [43].

С одной стороны, в зависимости от степени наличной развитости жизненных сил молодежи зависит характер осуществления его владения, пользования и распоряжения своим жизненным пространством. Характеризуясь известным количеством, качеством и мерой, жизненные силы молодежи определяют масштаб воздействия, использования молодыми людьми своего жизненного пространства для воспроизводства и совершенствования жизни в условиях конкретно-исторического социального пространства определенного социума.

С другой стороны, одновременно жизненные силы молодежи испытывают воздействие средств жизнеосуществления, жизненного пространства, количество, качество и мера которого порождают отношения распределения, присвоения, потребления. Таким образом, возникает органичное единство, основа формирования всей системы общественных отношений, опосредуемых производственно-экономическими, политическими, духовно-культурными и социально-бытовыми факторами и условиями конкретно-исторического бытия молодежи.

Такое видение жизненных сил молодежи определяет подход к решению проблем обеспечения ей социальной безопасности на всех уровнях социальной организации, во всех формах реализации, видах осуществления. Наиболее сильно различаются в этой связи психосоциальная работа, ориентированная на оказание помощи разным группам молодежи с учетом их особенностей, проблем, и структурная социальная работа, предполагающая решение проблем социальной безопасности молодежи на социально-групповом и общественно-институциональном уровнях.

Проблема изучения жизненных сил, субъектности молодежи позволяет представить данную социально-демографическую группу не только как объект обеспечения социальной безопасности, но и как субъект деятельности. Современные исследователи понятие «субъектность» рассматривают как отличительное качество активности молодежи. Разнообразным аспектам этой проблемы посвящены работы Б.Г. Ананьева, Н.А. Дорожкина, И.М. Ильинского, И.С. Кона, А.Н. Леонтьева, В.Ф. Левичевой, В.П. Мощняг, М.Н. Руткевича, А.И. Шендрика. В работах этих авторов социальная субъектность, активность молодежи исследовалась в ракурсе присущей этой группе социальной деятельности и чаще определялась как вся совокупность социальных, психологических, биологических свойств человека (группы, общности), которые так или иначе проявляются в его (их) деятельности, являясь движущей силой процессов, протекающих в обществе [44, 46].

В рамках концепции жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности, оформляется органичное единство, являющееся фундаментом формирования всей системы общественных отношений, опосредуемых производственно-экономическими, политическими, духовно-культурными, социально-бытовыми факторами, а также историческими условиями бытия молодого человека.

Таким образом, сегодня существует объективная необходимость становления научно обоснованной концепции социальной безопасности молодежи, политики и стратегии ее обеспечения. Кроме того, осуществление социальной безопасности требует специфических мер, средств и способов, нежели другие виды безопасности.

Социологическая концепция жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности, позволяет более полно и многогранно изучить социальную жизнь молодежи, при этом затрагивать не только особенности, обусловленные ее принадлежностью к данной социально-демографической группе, но и индивидуально-личностные характеристики молодых людей. Такой подход позволяет выявить основные механизмы воспроизведения и совершенствования жизни молодежи индивидуально-личностными и социально-организационными средствами, причем в различных сферах жизнедеятельности молодежи.

В соответствии с этим можно говорить не только о помощи молодежи в формировании ее субъектных качеств, но и о поддержании достаточного уровня уже сформированных.

Как было выявлено, на методологической основе социологической концепции жизненных сил человека возможно определить характер и степень сопряженности развития жизненных сил молодежи и содержания жизненного пространства молодежи, а также тех мер, которые позволяют реализоваться жизненному потенциалу молодежи, что и составляет основу социальной безопасности молодежи как особой социально-демографической группы.

В соответствии с этим в контексте неовитализма обеспечение социальной безопасности молодежи предполагает, во-первых, экспертизу уровня развитости жизненных сил молодых людей, которым обеспечена социальная безопасность, генезис становления их жизненных сил. Во-вторых, экспертизу состояния жизненного пространства молодежи. При этом должна оцениваться не только совокупность элементов микросреды, материально-вещественная среда обитания молодежи, где он проживает, но и развитость социальной сферы, инфраструктуры населения, микрорайона, а также коммуникативные связи молодого человека, круг его общения. В-третьих, обоснование моделей реабилитации жизненных сил молодых людей, нуждающихся в социальной безопасности, а также механизмов коррекции их жизненного пространства.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074