Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.1. Философские подходы к поведению человека через «активность» и «деятельность»

Исследование природы поведения вообще и поведения человека в частности логично и целесообразно начать с анализа исходных понятий и их соотношений. К таким понятиям следует отнести в первую очередь «активность» и «деятельность».

Категория «активность личности» долгое время не освещалась ни в общенаучных, ни в философских, ни в специальных энциклопедиях и словарях. Книга Н.А. Бернштейна «Очерки по физиологии активности» (1966 г.) не смогла особо продвинуть эту работу, только через двадцать лет появились первые публикации в «Кратком психологическом словаре» (1985 г.).

Однако следует признать, что в семидесятые и восьмидесятые годы прошлого столетия явный интерес исследователей был проявлен к категории активности и обусловлен, помимо научного интереса, внутриполитической линией партии и советского государства[1]. В эти годы начал формироваться особый взгляд на человека, как преодолевающего барьеры своей природной или социальной ограниченности существа, способного к созиданию новой формации. Данный подход изучает человека как обладающего сознанием, действующего сознательно, ставящего и реализующего свои цели. Основным атрибутом такого субъекта жизни является активность. Активность человека проявляется как «тенденция индивида к эффективному освоению внешней действительности, к самовыражению относительно внешнего мира»[2], как творческое отношение к своей жизни. При этом понимается учет ведущей роли активности человека как субъекта в оптимальном определении успешной самореализации в различных жизненных обстоятельствах.

Надо отметить, что по-прежнему в современной философии недостаточно разработан принцип активности, поскольку он не формулируется как таковой и, по-видимому, на то существует развитая теория отражения, теория деятельности, и теория активности остается не столь востребованной. Справедливо подчеркнуть, синергетика, которая сегодня осуществляет действия по интегрированию в область наук о человеке и обществе, формируется как социальная синергетика, рассматривающая социальные субъекты как нелинейные и открытые сложные системы, находящихся в постоянном взаимном обмене и обмене со средой, строит свои изыскания на признании всякой активности, провозглашая о активности человека: «индивидуальная активность вовсе не обречена на бессмысленность»[3].

Нельзя оставить без внимания научный интерес Р.Г. Баранцева, И.М. Фейгенберга к проблеме активности[4] и интенцию Х. Йоаса о том, что «люди постоянно находятся в активной взаимосвязи с миром»[5].

В качестве философской категории активность, мы убедимся в этом чуть позже, следует понимать как всеобщее свойство, атрибут материи, выражающееся, во-первых, в ее способности к самодвижению; во-вторых, способности изменять другие объекты; в-третьих, способности развивать определенные внутренние состояния, актуализирующие природу объекта под влиянием внешних воздействий.

Обращаясь к понятию «активность», авторы высказывают различные, нередко противоречащие друг другу суждения.

Одна группа исследователей (Ануфриев Е.А.[6], Станкевич Л.П.[7]) полагает, что активность является мерой деятельности. Другие авторы (Беленький В.Х.[8], Комаров Е.Г[9]., Кряжев П.Е.[10]) предлагают связать активность с понятием «самодеятельность». Активность, по их мнению, – это свободная деятельность, не навязанная извне, а внутренне необходимая для человека, группы, коллектива, выражаемая в их самодеятельности.

То, общее, что содержится в этих высказываниях и что их объединяет, состоит в утверждении активности как определенной характеристики некоторых видов человеческой деятельности. Активность здесь противопоставляется иной – неактивной, пассивной – деятельности. То есть активность рассматривается как понятие, отражающее свойства деятельности. Между тем существуют другие суждения о том, что понятие активности в категориальном плане употребляется в ином смысле. Так, А.В. Маргулис[11] считает, что активность распространяется на процессы и явления органического мира. По его мнению, активность есть система операций, которые осуществляет определенная материальная биологическая или общественная система для собственного производства.

Нельзя не упомянуть исследователей, которые возражают против такого утверждения, они по этому поводу пишут, что понятие активности распространяется равно как на биологический и социальный уровень, так и на неорганическую сферу. Они указывают на данные естествознания, которые свидетельствуют о специфическом проявлении активности в неживой природе. Так, в физике есть не только единица измерения активности, но и определена специальная формула этого измерения. Поэтому они считают, что активность является существенным свойством всей материи. Кроме того, основанием такого утверждения служат не только сама природа активности, но и ее источники – движение, взаимодействие, отражение.

Положение о том, что активность принадлежит всей материи, можно найти в позиции этих авторов[12] с точки зрения, которых активность является свойством всей материи, представляется обоснованной.

Активность характеризует энергетическую сторону тех или иных взаимодействий, их интенсивность, она выступает мерой движения, скорости изменения процессов. В данном случае говорят об активизации атмосферной и вулканической деятельности, солнечной активности и т.п. Также может идти речь об активности как мере не только явного, но и потенциального изменения, развития, движения. Активность можно определить как действие (совокупность действий) того или иного предмета (явления), обусловленное причинами, носящими внутренний характер. Следовательно, это не просто движение (изменение, действие), а самодвижение. Активность как фундаментальное явление действительности может быть правильно понята в сопоставлении с другим явлением действительности – пассивностью, существенным признаком которого есть внешняя детерминация. Состояния активности и пассивности сосуществуют и находятся между собой в отношении взаимозависимости и взаимодополняемости. Ф. Энгельс в «Диалектике природы» пишет: «Все процессы природы двусторонни: они основываются на отношении между, по меньшей мере, двумя действующими частями, на действии и противодействии. Только одна часть – активная, действенная, другая же – пассивная»[13].

Обладая потенцией всеобщности, активность присутствует и проявляется везде, во всех сферах.

Итак, активность лежит в самом фундаменте материи, выражая ее способность к количественным и качественным изменениям. В этом просматривается роль активности не только в образовании упорядоченных и устойчивых систем, но и систем самоуправляемых и саморегулирующихся.

Явления самодвижения, самоизменения, которые наблюдаются на уровне элементарных частиц, заключаются в тенденции к выходу из состояния полной уравновешенности со средой за счет внутренних отклонений, причиной которых является, в конечном счете, некоторая неоднородность материи, отсутствие полной качественной тождественности. По этой причине явления активности описываются в терминах автономности, спонтанности, самопроизвольности, инициативности и т.п., тем самым подчеркивается некая самость объекта. Спонтанность – одна из ключевых особенностей процесса самоорганизации системы. «Самоорганизация – это способность систем различной природы, биологических и социальных, прежде всего, к самопроизвольной, внутренне детерминированной активности в направлении роста их организованности в складывающейся негативной среде существования… Как правило, процесс этот является переходом системы в из одного стабильного состояния (порядок) к другому стабильному состоянию (порядок), через состояние нестабильности, повышенной чувствительности к внешним и внутренним воздействиям и флуктациям, через состояние хаоса, высшая точка которого бифуркация»[14]. Однако «система вне среды не может быть активной. Высокая активность не может быть следствием высокой изолированности системы. Любая активность обусловлена как внутренне, так и внешне»[15]. Отсюда просматриваются два значения активности:

1) сторона, характеризующая любой процесс взаимодействия или действия, детерминируемая внутренней природой объекта;

2) процесс, характер которого определяется, прежде всего, внутренней детерминацией объекта, его самообусловленностью; в этом случае внутренняя детерминация как бы доминирует над внешней.

В своем втором значении активность приписывается лишь живым системам[16]. Можем добавить, активность живых организмов – это важнейший общебиологический фактор.

Теперь необходимо перейти от общего понимания активности к описанию форм ее развития. Первой качественной ступенью в развитии активности является переход от активности как всеобщего свойства материи к активности, присущей живым существам и проявляющейся во всех процессах жизнедеятельности. Одной из главных отличительных черт живого, отражающих его качественно новый уровень активности, является способность к осуществлению негэнтропических процессов. «Живая система стремится увеличить негэнтропию во всех проявлениях активного поведения»[17]. Эта борьба связана не только с приобретением энергии, но и с расходом ее, однако баланс этих процессов на сколько-нибудь длительном отрезке времени должен быть положительным, иначе система погибнет и потеряет свою качественную специфику.

Вторая ступень развития активности связана с приобретением нового качества, которое состоит в том, что активность может инициативно исходить от самих живых организмов, может быть спонтанной, основанной на внутренних процессах. Следует отметить, что на этом этапе развития существует значительный промежуток во времени и пространстве между актом расхода энергии и актом получения энергии. Второй этап изменения активности связан с переходом от растительной формы жизни к животному, т.е. соответственно от ответной активности к поисковой.

Третья ступень в развитии активности связана с человеческой деятельностью. На смену приспособлению животных к природе приходит активность человека, направленная на преобразование и изменение окружающего мира в соответствии с собственными целями. Организм «не только и не просто взаимодействует с окружающим миром, нои активно воздействует на него, изменяя его в нужном отношении»[18].

Исследователь П.Я. Гальперин выделяет уровни развития активности, используя термин «действие». Согласно его позиции, первый уровень – уровень физического действия в неживой природе, когда результат действия не оказывает никакого влияния на действие породившего его механизма. Второй уровень – уровень физиологического действия, на котором результаты действия не только регулируют его исполнение, а в случае положительного результата еще и подкрепляют механизм, производящий эти действия. Третий уровень – уровень действия субъекта или уровень собственно активного действия. Этот уровень характерен для животных, обладающих психикой. На данном уровне происходит экстраполяция действия в плане образа. Четвертый уровень – уровень действия личности. Активность регулируется на основе осознания социального значения ситуации и средств, образцов и способов действия. Субъект не ограничивается индивидуальным опытом и переходит к рефлексии собственного и социального опыта[19].

С.Д. Смирнов выделяет три основных направления в развитии активности как функции всевозрастающей сложности организации ее материальных носителей.

1. «Продвижение вверх по оси, которую можно было бы назвать мерой инициативности. Нижняя граница ее может быть обозначена как полная пассивность, определяемость существования объекта только внешними воздействиями, а верхняя граница – как абсолютно спонтанная активность, определяемость поведения объекта только внутренними состояниями»[20]. Среднюю позицию занимает реактивность на этой оси, иначе ответная активность, которая по своим характеристикам и результатам выходит за пределы непосредственных энергетических и структурных изменений, вызываемых в объекте воздействующим стимулом.

Следует отметить, что абсолютная пассивность недостижима, так как объект всегда изменяется соответственно собственной природе, привносит нечто от себя в результат любого воздействия, хотя это может быть крайне минимально и в пределе стремиться к нулю. Также верно, что абсолютно спонтанной активности не существует: ибо субъект активности всегда должен учитывать характер объекта, его определенные внутренние качества, без этого не может быть нужного для субъекта результата взаимодействия с ним; далее – любое внутренне обусловленное состояние субъекта активности само является «следствием пусть и очень далеко отставленных во времени и пространстве прошлых взаимодействий субъекта со своим окружением»[21].

2. Параметром, по которому идет усложнение форм активности, является «рост пространственно-временных промежутков между началом акта (спонтанного или ответного), связанного с тратой энергии и его позитивным результатом, приводящим к накоплению энергии»[22].

3. Важнейшим направлением изменения активности признается «переход от процессов адаптивного, приспособительного плана к процессам преобразования и активного конструирования внешних условий существования системы, стремящейся сохранить и развить свою внутреннюю определенность»[23].

Один из возможных путей исследования заключается в том, чтобы адекватно осмыслить своеобразие такого типа причинности, который скрывается за феноменом активности человека. Речь идет об актуальной причинности, т.е. активность системы есть детерминированность тенденций ее изменения теми инновациями, которые возникают в ней актуально («здесь и теперь») – это детерминизм со стороны настоящего, а не прошлого или будущего.

Активность человека характеризуется выше по сравнению с активностью животных или тем более неживых систем. В то же время организм человека, сравнительно, проявляет себя как физическое тело, как растение (вегетативные процессы), как животное (безусловные, условные рефлексы) и как субъект деятельности.

Поэтому активность вполне можно трактовать как более широкое понятие, чем деятельность.

Активность представляется как одна из конституирующих характеристик человеческой деятельности, более того, высшей формой активности, в которой наиболее ярко проявляется ее сущность, является деятельность человека. Отсюда подчеркнем еще раз, что высшим видом активности является деятельность.

Активность выступает по отношению к деятельности еще как родовое понятие, поэтому вполне логично, что деятельность определяется через активность. Есть исследователи, которые придерживаются мнения, что деятельность представляет собой сугубо человеческое явление. Они полагают, что поведение животных целиком определяется непосредственным окружением, а активность человека с самого рождения регулируется опытом всего человечества. Этот тип поведения настолько специфичен, что для его обозначения уместен особый термин – «деятельность». Тот же А.В. Маргулис[24] уверен, что термин «деятельность» может использоваться для характеристики человеческой активности, как определенного способа существования социальной действительности – диалектика деятельности и потребностей общества. В.В. Петровский говорит: «Собственно активность, в отличие от процессов осуществления деятельности, образуют прогрессивные движения самой деятельности – ее становления, развития и самодвижения»[25]

О деятельности как целесообразной активности пишут многие исследователи. Деятельность есть целенаправленная активность[26]. Деятельность – это информационно направленная активность живых систем, возникающая на основе их отношения к среде с целью самоподдержания[27]. Под человеческой деятельностью имеется в виду не что иное, как активность субъекта, направленная на изменение мира, на производство продуктов материальной и духовной культуры, то есть на достижение цели[28].

Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн – создатели психологической концепции деятельности нередко выходили на философский уровень обсуждения проблемы. До семидесятых годов прошлого века анализ деятельности в общеметодологическом плане почти отсутствовал. Однако гносеологический статус различных предметных подходов к одному и тому же объекту различен. Следует отметить, что каждая научная дисциплина строила собственную концептуальную схему деятельности.

Попытаемся решить проблему о пределах принадлежности деятельности, то есть, является ли она характеристикой только человеческого общества или она присуща всему органическому миру. В сопоставлении с активностью специфика деятельности заключается в целесообразности, то со всей очевидностью становится ясным, что деятельность присуща всему органическому миру, поскольку в нем наличествует целесообразность, когда «цель» задана в виде некоей последовательности актов, упорядоченности действий, направленных на существование и продолжение своего рода. Уже Аристотель показал, что целесообразность имеется у самих истоков жизни, где течение неорганических процессов начинает подчиняться законам живого[29]. Деятельность – это такое проявление живых существ, которое характеризуется целесообразной активностью.

Напомним, что активность есть совокупность действий, зависящих главным образом от внутренних противоречий, которые опосредствуют влияния извне. Вследствие этого активность характеризуется преобладанием внутренней детерминации. Она присуща всем предметам, явлениям действительности, но не абсолютна и не проявляется всегда и во всем. Об активности можно говорить лишь как о проявляющейся в определенный отрезок времени и только в определенном отношении.

Человеческая активность является формой, способом существования человека и представляет собой сложный комплекс, включающий в себя как поведенческие, так и деятельностные аспекты. На том, что необходимо выделить эти формы активности настаивает В.В. Чешев, так как «деятельность представляет собой уникальное явление, лежащее в основании человеческой жизни и человеческого сознания. Но оно не универсально в том смысле, что не исчерпывает всех форм активности социального субъекта. Нельзя любое проявление активности отождествлять с деятельностью»[30].

Наряду с деятельностью социальный субъект характеризуется поведенческой активностью, причем, последняя не сводится ни к биологической активности, хотя отчасти является итогом биологической эволюции, ни тем более к деятельностной активности. Основное отличие поведенческих действий от деятельностных заключается в характере их отношений к условиям существования, первые характеризуются адаптацией, приспособлением субъекта к внешним условиям существования, будь то – социальные нормы, идеалы культуры, функционирующие в обществе; вторые носят преобразовательный характер и достижение их целей опосредовано предметами. «Особенностью поведения является то, что оно строится как реагирование на ситуацию даже в тех случаях, когда оно осознано и целенаправленно. Внешние обстоятельства выступают здесь как внешние условия, которые субъект может использовать, но не может изменить»[31].

Поведенческая активность тоже представляет собой сложный комплекс, в котором можно выделить такие уровни: биосоциальный, социобиологический и социальный. «Биосоциальный уровень представляет собой наиболее элементарные действия человека, которые, как правило, неосознанны и жестко заданы. Социобиологический уровень включает в себя поведенческие действия, которые хотя и осознаны, но подвержены значительному детерминирующему влиянию биологических качеств человека как телесного существа – инстинкта продолжения рода, доминирования и территориальности. Социальный уровень человеческого поведения отличается от предшествующих тем, что осознанность здесь соотношения деятельности и поведения в человеческой принимает форму целеполагания»[32].

Соотношение активности и деятельности – предмет оживленной дискуссии в философской литературе.

«Нет деятельности вне активности и активности вне деятельности» – таково заявление В.А. Петровского[33]. Он рассматривает три рода соотношений активности и деятельности:

1) активность как динамическая образующая деятельности, при этом активность раскрывается как представленная в движении возможность деятельности (она обеспечивает опредмечивание потребностей, целеобразование, формирование установок, становление образа и т.д.);

2) активность как динамическая сторона деятельности выступает в двояком плане: как то, в чем обнаруживает себя течение деятельности и как то, что было обозначено как внутрисистемные переходы в деятельности (сдвиг мотива на цель, превращение исходной деятельности в действие, реализующее отношения более развитой формы деятельности и т.п.);

3) активность как расширенное воспроизводство деятельности понимается как процесс обогащения мотивов, целей и средств исходной деятельности, выражающегося в углублении, возвышении, улучшении, совершенствовании последних.

На высшем уровне активность определяется автором как переход предшествующей формы деятельности в высшей точке ее развития к новой форме деятельности.

Э.Г. Юдин отмечает, что понятие деятельность принадлежит к разряду универсальных, предельных абстракций, которые «воплощают в себе некий сквозной смысл: они дают содержательное выражение одновременно и самым элементарным актам бытия и его глубочайшим основаниям, проникновение в которые делает умопостигаемой подлинную целостность мира. Такие абстракции соединяют в себе эмпирическую достоверность с теоретической глубиной и методологической достоверностью»[34].

Деятельность как одно из фундаментальных понятий классической философской мысли фиксирует в своем содержании акт столкновения целеполагающей свободной воли субъекта, с одной стороны, и объективных закономерностей бытия – с другой [35].

В деятельности находит свое выражение родовая сущность человека. Развитие понятия деятельность получило в работах философов Г.С. Батищева, Л.П. Буевой, Э.В. Ильенкова, М.С. Кагана, В.А. Лекторского, Э.С. Маркаряна, Г.П. Щедровицкого, Э.Г. Юдина[36] и других.

Деятельность не только определяет сущность человека, но, выступая в роли подлинной субстанции культуры и всего человеческого мира, создает и самого человека[37].

Рассмотрим еще некоторые определения и характеристики деятельности как философской категории.

По М.С. Кагану, деятельность есть «форма активности живого существа, которая призвана воспроизвести сверхприродные условия его бытия – социальные отношения, культуру, наконец, его самого»[38].

Под деятельностью А.З. Панкратов понимает человечески-родовое жизнеосуществление, реализацию человеческой активности, то есть специфику социальной формы движения материи[39].

Рассматривая деятельность как определенный тип отношения к действительности, прежде всего, следует подчеркнуть, что деятельность в человеческом обществе в отличие от поведения в животном мире определяется не биологическими заданными, а исторически выработанными социокультурными программами. Наличие этих программ и позволяет говорить о переходе от поведения как системы действий, направленных на поддержание биологического существования, к деятельности как специфически человеческой форме «активного отношения к окружающему миру», содержание которой составляет «целесообразное изменение и преобразование этого мира на основе освоения и развития наличных форм культуры»[40].

В коллективном сборнике «Деятельность: теории, методология, проблемы» представлены материалы Круглого стола, на котором обсуждались философские позиции по отношению к проблеме деятельности. Прежде всего, деятельность носит целенаправленный характер, то есть это такая активность, которая направлена на достижение сознательно поставленной цели. Бесцельная активность не является деятельностью. Деятельность приводится в движение целью, пока нет цели – нет и деятельности, появляется цель – может начаться деятельность.

Другой важной чертой деятельности является ее предварительная продуманность. После того, как поставлена цель, человек анализирует ситуацию, в которой ему предстоит действовать, и выбирает способы и средства достижения цели, намечает последовательность своих будущих действий. Так складывается схема деятельности: она определяется целью, ситуацией, условиями, средствами, порядком действия и возможными последствиями.

Деятельность осуществляется при участии сознания. В данном случае имеется в виду не просто осознанность, планирование и предвидение возможного результата, наличие логической схемы[41].

Всякая деятельность характеризуется определенной структурой, то есть специфическим набором действий и последовательностью их осуществления[42]. Набор отдельных действий становится деятельностью только в том случае, если эти действия подчинены единой цели, которая только и придает им смысл в глазах деятеля.

Важной чертой деятельности является ее безличный характер. Деятельность безлична в том смысле, что она не зависит от того, кто именно ее совершает. Последовательность операций и используемые средства детерминируются целью и объективными условиями деятельности, а не особенностями субъекта.

Завершается деятельность результатом. Цель и результат лежат в разных плоскостях, поэтому они не тождественны[43].

Деятельность представляет собой единство двух сторон – внутренней и внешней. Цель, анализ условий, схема действий, выбор средств – все это принадлежит идеальной стороне деятельности. Физическая активность субъекта, взаимодействие средств с объектом или предметом деятельности, входящие в деятельность объективные процессы, результат – все это образует внешнюю сторону деятельности.

Говоря о поведении, философы имеют в виду широкое его понимание. Поведение для них – чаще всего то, что присуще животным и что когда-то послужило основой формирования деятельности. С появлением сознания и целеполагания поведение превращается в деятельность. Инстинкты вытесняются сознанием, и вся активность человека становится деятельностью, за исключением, пожалуй, безусловно-рефлекторных движений. Каковы же тогда характерные особенности поведения человека, позволяющие говорить о нем как об особой активности, отличной от деятельности?

«Прежде всего, бросается в глаза то обстоятельство, что в отличие от деятельности поведение не целенаправленно, не подчинено предварительно поставленной цели. Поэтому здесь нет ... предвидения – словом, всей той рассудочной работы, которая предшествует деятельности и сопровождает ее»[44].

А.Л. Никифоров считает, что поведение человека ситуативно, оно представляет собой реакцию на ситуацию и в этом отношении напоминает поведение животных. За деятельностью он признает определенную зависимость от ситуации, однако, считает, что она способна подчинить себе ситуацию, перестраивать ее, ибо она направляется целью и организуется в соответствии с ней. Заявляя, что у поведения нет цели, поэтому в движение его приводит ситуация, ссылается при этом на криминалистов, которые подчеркивают, что ситуация является необходимой предпосылкой, подразумевая при этом преступное поведение[45].

На наш взгляд, автор неверно трактует понятие поведения человека, здесь речь идет только об одной стороне поведения, а именно о импульсивности, спонтанности человеческого (преступного) действия.

Быть может, важнейшей особенностью поведения по сравнению с деятельностью является то, что оно носит личностный характер, то есть оно специфично для каждого индивида. Ситуация стимулирует поведение, но, каким оно будет, зависит от индивида. У человека место инстинктов занимает социально-психологическая структура личности. «Именно в поведении проявляется личность человека, и, наблюдая поведение, мы можем понять, с кем мы имеем дело»[46]. Далее автор делает вывод о том, что деятельность может быть разнообразной, то «поведение одного и того же человека всегда остается одним и тем же. Коли внутреннее ядро личности остается неизменным, то и поведение личности сохраняет единство»[47].

Однако в любом акте человеческой активности деятельность и поведение так тесно переплетены, что их чрезвычайно трудно отделить друг от друга, более того, можно показать, что они неразрывно связаны.

Поведение людей можно рассматривать так, что по отношению к нему все виды деятельности будут иметь частное значение. В этом случае деятельность понимается как определенная форма социально обусловленного взаимодействия людей с окружающим миром, с природой, социальной средой, как совокупность актов их поведения, то есть конкретных поступков, направленных на достижение определенной цели. Такое соотношение указанных понятий позволяет делать вывод о том, что поведение признается более широкой категорией, чем деятельность. Это позволяет учитывать весь спектр видов и форм поведения, включая аффективные и импульсивные действия, сознательные волевые поступки и элементы бессознательных реакций, внешние и внутренние формы человеческой активности, но и классифицировать уровни поведения, среди которых человеческая деятельность будет наивысшим.

Деятельность – это фундаментальное философское понятие, сопоставимое по своей общности с категориями общественного бытия и сознания, оно является родовым по отношению к конкретным видам деятельности. Это ключевое понятие для понимания специфики «мира человека». Специфика деятельности проявляется в свободном творческом целеполагании, в выборе.

В советской, затем российской психологии, принят и разработан методологический принцип единства сознания и деятельности (деятельностный подход).

Основная формулировка указанного принципа такова: «Субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них создается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формировать его самого»[48]. Деятельностный подход имеет свои возможности и ограничения. Да, мы согласны с тем, что деятельность пронизывает все человеческое бытие, и все же она не является ни его единственным основанием, ни его самым глубинным уровнем.

А.В. Брушлинский отстаивает точку зрения на проблему деятельности с позиции взаимодействия человека с миром, при этом деятельность не является единственным уровнем, хотя и основным, такого взаимодействия. Деятельность может быть понятой лишь внутри этого взаимодействия и в соотношении с другими уровнями или парными категориями, или оппозициями в разных системах связей и отношений. «Это, например, психическое как процесс или психическая деятельность. Это, далее, общение, а также поведение – не в бихевиористском смысле, а как система поступков, в которых главным является моральное содержание»[49]. Автор относит и созерцание в качестве эстетического и познавательного отношения человека к миру. Только в этом случае, – уверяет он, – деятельность выступает в своей подлинной сущности[50].

По мнению В.В. Давыдова, наиболее существенной особенностью деятельности является ее преобразующий и целеполагающий характер, позволяющий ее субъекту выйти за рамки любой ситуации и встать над задаваемой ею детерминацией, вписав ее в более широкий контекст бытия, и тем самым найти средство, выходящее за пределы возможностей данной детерминации. Он ссылается на утверждение Гегеля: «быть – значит действовать»[51].

И.Т. Касавин считает, что в деятельности поразительным образом объединяется заданность, ограниченность человеческого бытия социальными и личностными контекстами и способность человека выходить за их пределы, перестраивать и изменять саму степень собственной ограниченности[52].

Деятельность – это особый, присущий лишь людям способ существования в среде, который создает социальную реальность как подсистему окружающего и охватывающего нас мира, определяет ее фундаментальные свойства и внутреннюю структурность. Субстанциальная специфика деятельности состоит в том, что она сочетает абстрактно-логическое мышление как высший тип информационной ориентации с трудом как особым типом орудийной адаптации, создающим артефактные условия жизни («вторая природа»).

Способность к деятельности определяет родовую природу человека как совокупность несоматических признаков, присущих любому и каждому представителю вида «homosapiens». Возникая на основе мышления и труда, родовая природа человека включает в себя:

1) особый набор социетальных и экзистенциальных потребностей, присущих только людям;

2) особый набор орудийных, информационных, коммуникативных и организационных интересов, отсутствующих у животных;

3) свойственную лишь человеку свободу воли, иначе говоря, способность не только сообразовываться с целями, но и полагать их, т.е. осуществлять мотивационный выбор поведенческих реакций.

Деятельность изначально представляет собой взаимодействие субъектов, так как люди становятся людьми только в среде себе подобных, усваивая в процессе социализации фундаментальные поведенческие свойства человека. Организационной формой коллективной деятельности людей является общество, понимаемое не как социальность вообще, а как самодостаточная форма существования социальности, в рамках которой создаются и воссоздаются все необходимые условия человеческой жизни[53].

Философы, таким образом, признают, что деятельность человека сформировалась на основе биологического поведения, однако с появлением сознания и целеполагания поведение превращается в деятельность. В разных системах связей и отношений взаимодействие человека с миром выступает соответственно в разных качествах – как деятельность, как общение, как поведение и т.д. Важным свойством личности как самодетерминирующейся био-, социо-, психоэнергетической системы является ее активность – деятельная сторона, одна из граней бытия личности.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074