Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.2. Особенности становления сети дошкольных учреждений как важной составляющей государственной образовательной системы в Мордовском крае (1917 – начало 30-х гг.)

Рразвитие дошкольной сети на протяжении второго этапа (1917 – нач. 30-х гг.) осуществлялось в сложных социально-экономических условиях. Для этого времени характерны: политические катаклизмы, непродуманное проведение политики «военного коммунизма»; засуха 1921 г. и как ее следствие голод среди значительной части населения Мордовского края; переход к новой экономической политике по всей стране и т.д. Однако, несмотря на эти неблагоприятные факторы, детские учреждения переводились на весьма ограниченный местный бюджет. Наряду с этими трудностями в исследуемый период имели место проблемы и субъективного характера, которые сдерживали развитие дошкольной сети. В первое послеоктябрьское десятилетие создание дошкольной сети во многом зависело от отношения населения к детским учреждениям и возрастания социальной активности женщин. При организации первых детских садов, яслей или площадок часто приходилось сталкиваться с недоверчивым отношением жителей Мордовского края к новым для них видам учреждений.

Сдерживающим фактором для широкого развития дошкольной сети, на наш взгляд, следует считать относительно позднее и длительное оформление Мордовской государственности и дисперсный характер расселения мордовского этноса. В результате этого отмечалась несогласованность в открытии немногочисленных дошкольных учреждений на территории отдельных волостей, губерний и уездов. К примеру, в Ардатовском уезде Симбирской губернии в январе 1921 г. было открыто 5 детских садов. В другом источнике на октябрь 1921 г. приводились сведения о 4 детских садах, работавших в Ардатовском уезде[155]. В 1922 г. по четырем уездам (Саранский, Рузаевский, Инсарский и Краснослободский) действовало 13 детских садов, 4 очага и 5 садов-интернатов. В октябре этого же года в Пензенской губернии насчитывалось 13 детских садов, в Нижегородской – 9 дошкольных учреждений. В статистических материалах на 1 января 1925 г. указывалось, что в Пензенской губернии действовало 11 дошкольных учреждений, в Нижегородкой губернии – 8 учреждений, в Самарской – 6 учреждений, в Ульяновской – 5 учреждений. Первого декабря этого же года в Пензенской губернии функционировало 16 детских садов и очагов, в Нижегородской – 7, в Ульяновской – 6, в Самарской – 20 и т.д.[156] В 1927 г. в городе Саранске действовал только один детский сад. В целом, по Мордовской автономии в 1927 г. насчитывалось 6 постоянных дошкольных учреждений[157].

В годы форсированной организации многочисленной дошкольной сети возникла острая необходимость создания социально-педагогической и управленческой структур, которые бы содействовали популяризации общественного дошкольного воспитания среди населения и более скоординированному решению вопросов об оптимальном размещении учреждений. Формирование этих системообразующих компонентов в крае значительно отставало от темпов расширения инфраструктуры дошкольных учреждений.

Не менее важным для развития дошкольного образования в Мордовской автономии являлось открытие учреждений для дошкольников нерусской национальности. В 1925 г. в Саранском уезде Пензенской губернии в мордовских селах насчитывалось 7 детских площадок, в татарских – 4 площадки, в русских – 3 детских сада и 30 детских площадок. В Рузаевском уезде в 1926 г. начали действовать мордовская детская площадка и детские ясли для татарских детей. В 1927 г. в этом же уезде насчитывалось 4 детских яслей для детей нерусской национальности (3 – для мордвы и одни для татар) и 7 детских площадок (5 – для мордовских и 4 для татарских детей). В Пензенской губернии в 1926–27 гг. имелось два детских сада и 15 площадок для мордовских детей, а также два детских сада и 6 площадок для татарских детей. В ноябре 1926 г. в Саратовской губернии насчитывалось 6 мордовских дошкольных учреждений, в Самарской губернии – 2 мордовских и 4 татарских детплощадки[158]. Это во многом стало возможным в условиях начавшейся консолидации значительной части мордовского населения вокруг единого социокультурного центра, повышения национального самосознания и интенсивного развития национальной школы.

В известной мере расширение дошкольной сети, в том числе и в мононациональных районах, было связано с консолидированием усилий и средств различных ведомств и организаций. К примеру, в документах Пензенской губернии сообщалось, что построение «работы на тесной связи с общественными, партийными и профсоюзными организациями имело большое значение…в отношении изыскания средств для развертывания сети площадок...»[159]. В этом же документе указывалась важность создания специальной комиссии по привлечению общественности к открытию детских площадок. Более того, в инструкции по организации детских площадок в сельской местности предписывалось обращать особое внимание на деревни, которые по хозяйственным условиям более всего нуждаются в общественной помощи. Волисполкомы, Райпотребсоюз, Жилкооперация, Облколхозсоюз, Облстрахкасса – это далеко не полный перечень организаций и ведомств, привлекаемых к развертыванию сети дошкольных учреждений на территории Мордовского края.

Благодаря предпринимаемым усилиям к 1927-1928 гг. дошкольная сеть на территории Мордовского округа была представлена уже 119 действующими учреждениями: 10 детскими садами, 57 детплощадками и 52 яслями. В 1931 г. на территории Мордовской автономной области насчитывалось уже 1119 различных видов дошкольных учреждений, из них 527 детских яслей, около 500 площадок и 92 детских сада[160]. В рассматриваемый период создание дошкольной инфраструктуры достигалось за счет форсированного увеличения количества учреждений. С 1928 г., в ходе такого расширения дошкольной сети, увеличивался и контингент воспитанников. Так, если в 1928 г. дошкольными учреждениями было охвачено 1999 детей в возрасте от 3 до 7 лет, или 0,9 %, то в 1929 г. – по разным данным от 2130 (или 1,1 %) до 2957 человек (или 1,2 %). В 1930 г. детскими садами и площадками было охвачено от 2,8 до 3,4 % детей от общего количества дошкольников, проживающих на территории Мордовской автономной области, а в 392 учреждениях насчитывалось 6850 человек. В этот год дошкольными учреждениями было охвачено более 25 тысяч детей[161]. Статистические материалы убеждают: на общем фоне расширения дошкольной сети значительное увеличение учреждений для детей нерусской национальности в Мордовии отмечалось в конце 20-х – начале 30-х гг. ХХ в. Показательным являлся не только количественный рост дошкольных учреждений, но и возрастание процента охвата детей общественным дошкольным воспитанием. В период образования Мордовского округа (1928 г.) общественным дошкольным воспитанием было охвачено 0,3 % от общего числа детей мордовской национальности в возрасте от 3 до 7 лет, в то время как воспитанники всех дошкольных учреждений составляли уже 0,9 % от общего числа детей, проживавших в Мордовском крае. При этом учреждения стационарного вида посещало 123 ребенка мордовской национальности (в процентном выражении это составляло 0,07 %). В архивных документах упоминалось о том, что «татарских дошкольных учреждений стационарного типа на территории Мордовского округа нет, но летом 1928 г. работало 12 площадок, которыми было охвачено 292 человека»[162]. В 1929 г. детскими садами и площадками было уже охвачено 0,9 % детей мордовской национальности, в то время как по округу дошкольные учреждения посещало всего около 1,2 % дошкольников мордовской, русской и татарской национальностей. Относительно масштабов охвата детскими яслями детей раннего возраста известно лишь только то, что в этот период действовало 25 мордовских и 6 татарских
учреждений[163].

В 20-30-х гг. ХХ столетия на территории Мордовской автономии, как и в 1913-1917 гг., сохранялись три основных вида дошкольных учрежде-
ний – детские ясли, площадки и сады. По продолжительности работы в течение календарного года все учреждения, действовавшие в Мордовской автономии можно подразделить на сезонные (летние) и постоянные. К числу постоянных (или стационарных) учреждений относились детские ясли и детские сады, функционировавшие в течение всего календарного года в соответствии с установленной для них продолжительностью рабочего дня и длительностью рабочей недели. К сезонным относились учреждения, открываемые в сельской местности, для работы на непродолжительный период, преимущественно в летний сезон.

Поскольку в рассматриваемый период в Мордовской автономии доминировал аграрный сектор, преобладающими являлись учреждения, функционировавшие в летние месяцы. Так, период работы яслей в 1925 г., действовавших в Ромоданове, Кочкурове, Лямбире и Новотроицке, составлял лишь 74 дня[164]. Доминирование сезонных учреждений над постоянными подтверждают многие статистические данные: в 1927/28 гг. в Мордовском округе насчитывалось 50 сезонных и только 2 постоянных учреждения,
в 1931 г. – 484 сезонных и 43 постоянных, в 1930 г. – 30 стационарных детских садов и 156 сезонных детплощадок[165].

В дошкольных учреждениях отмечалось разнообразие подходов к организации деятельности с дошкольниками, включение в образовательное пространство мононациональных учреждений традиций и средств народной педагогики и т.п. Дошкольные учреждения зачастую действовали как достаточно автономные социально-педагогические системы. Исследование показало, что в некоторых дошкольных учреждениях ограничивались лишь присмотром за воспитанниками. К примеру, так было на детских площадках сел Семилей и Сабаево[166]. Вместе с тем на территории Мордовской автономии действовали дошкольные учреждения, ориентированные на реализацию педагогических задач и целей. В таких дошкольных учреждениях пристальное внимание уделялось рациональной организации распорядка дня воспитанников. Более того, в этих учреждениях практиковалось проведение с дошкольниками различных видов деятельности: прогулок на реку, в лес или на луг; экскурсий в ржаное поле, избу-читальню, на водяную мельницу, в спаповский совхоз; пение песен; чтение сказок, рассказов и стихов; рисование, лепка из глины, игр; бесед о домашних животных и птицах; наблюдений за трудом взрослых и природными объектами и т.п. С целью формирования у детей культурно-гигиенических навыков в детских учреждениях использовались беседы, наблюдения за соблюдением чистоты и прочие методы. Нравственно-трудовая социализация дошкольников осуществлялась посредством их приобщения к дежурствам в группе, в процессе наблюдений за трудом взрослых и т.д. Как правило, в исследуемый период такой подход был присущ сравнительно небольшому количеству детских учреждений Мордовской автономии.

Особый интерес представляла деятельность дошкольных учреждений, ориентированных на приближение работы к культурно-бытовой и средовой специфике региона. Их можно обозначить как национальные дошкольные учреждения. С целью распространения общественного дошкольного воспитания среди детей нерусской национальности и развития национальных дошкольных учреждений в 20-30-е гг. ХХ в. работа реализовывалась в двух основных направлениях: организационно-практическом и методическом.

Организационно-практическая работа включала мероприятия по созданию дошкольной сети для детей нерусской национальности в мононациональных районах республики и подготовке специалистов к работе в них.

В рамках методического направления предусматривались мероприятия по снабжению дошкольных учреждений литературой, осмыслению практического опыта работы.

На развитие сети национальных детских учреждений стимулирующее влияние оказывали решения правительства (Постановление СНК «О просветительской работе среди национальных меньшинств в РСФСР», Циркуляр «Об усилении работы среди национальных меньшинств»), развитие национальной школы и активизация деятельности национальной интеллигенции. К примеру, в Саранском уезде Пензенской губернии в 1925 г. в мордовских селах насчитывалось 7 детских площадок, в татарских – 4 учреждения. В период образования Мордовского округа дошкольными учреждениями было охвачено 0,3 % детей мордовской национальности в возрасте от 3 до 7 лет. В это же время работали 12 площадок, которые посещало 292 дошкольника татарской национальности. К 1931 г. по Мордовской автономной области в учреждениях насчитывалось 23 520 детей, среди которых 11 726 человек было мордовской (8,6 %) и 1144 татарской (9 %) национальностей[167]. Эти учреждения, на наш взгляд, можно причислить к национальным по двум причинам. Во-первых, они были с нерусским или смешанным по составу контингентом воспитанников. Во-вторых, взаимодействие с воспитанниками в таких учреждениях стремились организовывать на родном для них языке, а в качестве речевого, познавательного, развлекательного и ценностно-ориентирующего материала использовалось этнокультурное наследие. При этом важно подчеркнуть, что самобытность данных учреждений в крае в 20 – нач. 30-х гг. ХХ в. заключалась именно в приближении работы к культурной специфике окружающего социума.

В качестве примера, наглядно иллюстрирующего практическую деятельность национальных дошкольных учреждений, можно привести фрагмент из отчета детской площадки села Ачадово. В этом учреждении работа с детьми мордовской национальности проводилась «в беседах на родном языке, в свободных играх, применяемых в их местности, пении песен, экскурсий на луга, реку, в народный дом»[168]. В других учреждениях, расположенных в колхозе «Од эрямо» в 30-х гг. детям рассказывались «поповские сказки о «святых» и о старых религиозных праздниках»[169].

Характеризуя деятельность национальных учреждений, нельзя недооценивать тот факт, что на качество работы влияло отсутствие опыта и программ обучения и воспитания дошкольников с учетом их национальности. Это во многом объясняет недостаточно высокий уровень педагогической деятельности отдельных учреждений, кадровые и организационно-практические проблемы, о которых неоднократно в своих работах писал Г. К. Ульянов[170].

Для быстрого решения кадровых проблем применялось целевое распределение учащихся педагогических училищ на летний период в национальные сезонные дошкольные учреждения. Практиковалось «бронирование» мест для «женщин-нацменок» в педагогических училищах и на курсах подготовки дошкольных работников.

Интересным представляется тот факт, что работниками дошкольного воспитания осознавалась необходимость «приспособления» программ к этнокультурным условиям региона. Этот вопрос в 1932 г. достаточно подробно обсуждался на I Областной конференции. В процессе выступлений и прений участники высказались за необходимость разработки и внедрения программ для лучшей организации работы в дошкольных учреждениях. В частности на конференции прозвучала мысль, что «в связи с введением всеобщего дошкольного воспитания в социалистическом секторе программы будут иметь чрезвычайно большое значение в отношении повышения качества работы дошкольных учреждений… Программы окончательно упрочат содержание детсада и дадут возможность дифференцировать работу каждой возрастной группы»[171]. В то же время участниками высказывались опасения о нежелательном использовании программно-методических документов без их приближения к специфике региона.

В 30-х гг. ХХ в. наряду с использованием программно-методических документов в Мордовской автономии предпринимались меры по методическому обеспечению национальных учреждений. Например. при активном участии композитора А. П. Кирюкова и писателя Г. Я. Григошина в республике проводилась работа над созданием двух сборников детских песен на мордовском языке, один из которых предназначался для дошкольников и должен был включать 15 песен[172].

Нами были обнаружены материалы об организации педологической экспедиции, основной целью которой являлось изучение умственного и физического развития мордовских детей. Основную исследовательскую работу должны были проводить сотрудники НИИ под общим руководством Г. А. Ласа. В планы педологической экспедиции входило проведение исследовательской работы в двух типичных мордовских районах – Дубенском (мордва-эрзя) и Ст. Шай-говском (мордва-мокша). В этих районах республики предполагалось обследовать 1000 человек обоего пола с целью определения особенностей умственного и физического развития мордовских детей, изучения социальной среды их пребывания. На основе полученных данных предусматривалась разработка стандартов умственного и физического развития детей мордовской национальности[173].

Однако большинство вышеуказанных предложений и начинаний оказались до конца нереализованными, тогда как при вдумчивом изучении смогли бы послужить основой для совершенствования педагогической работы и программно-методического обеспечения национальных дошкольных учреждений. Тем не менее этот опыт значим и поучителен.

Итак, второй этап обусловлен активной образовательной и национальной политикой Советской России и приобретением дошкольными учреждениями государственного статуса и возможностью реализации потребностей этнокультурного и образовательного развития нерусских этносов, в том числе и мордвы. В этот период на территории Мордовского округа и Мордовской автономии, как и на предыдущем этапе, сохранялись три основных вида дошкольных учреждений – детские ясли, площадки и сады. По продолжительности работы в течение календарного года все учреждения, действовавшие в Мордовской автономии можно подразделить на сезонные (летние) и постоянные. В эти годы отмечалось непропорциональное развитие стационарной и сезонной дошкольной сети, которое сопровождалось преобладанием летних яслей и детских площадок и разнообразием подходов к организации их деятельности (в одних учреждениях осуществлялся присмотр за воспитанниками, в других, наряду с присмотром, решались задачи познавательного и речевого развития дошкольников, в третьих работа строилась на основе учета национальной принадлежности детей, открытости этносоциуму, опоры на родной язык).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074